Итоги 2019 года: Эпические финалы, успехи, провалы, тренды и скандалы

Обсудить0

Все самые примечательные события уходящего года — в 24 номинациях, шуточных и не очень.

Финал года: «Игра престолов» и «Мстители»

Две главные эпопеи десятилетия завершились практически синхронно: премьера последнего сезона «Игры престолов» состоялась за 5 дней до финала «Мстителей» (к слову, и стартовали они с разницей в год). Оба проекта являются примером того, что в 2010-е кино стало больше чем зрелищем — важнейшей частью реальности! Съемки «Игры престолов» спасали экономики целых стран, толпы фанатов почти что разрушали города (Дубровник даже планировал ограничить поток туристов), министр иностранных дел Нидерландов использовал девиз дома Старков в своей речи, NASA и «Роскосмос» давали советы, как спасти Тони Старка, дрейфующего на орбите. Каждая из этих историй часто приводится как пример торжества соответствующего медиа («Игра» способствовала популярности сериалов вообще и стриминга в частности, «Мстители» спасали кинотеатральный прокат и утверждали победу киноаттракционов). Парадокс в том, что сходств между ними куда больше, чем отличий: сериальная структура, спецэффекты, эскапизм, огромные бюджеты, драматургия клиффхэнгеров.

Спор года: Скорсезе vs Marvel

Не успели фанаты похоронить Тони Старка, как началась новая «война бесконечности». Мартин Скорсезе запустил по сути вечный спор: что такое кино, а что — уже нет. По мнению Скорсезе, кино — это все, что похоже на фильмы его молодости, а многосерийные фильмы по комиксам — уже нет. Подробную хронику дальнейшего обмена ударами можно прочесть тут.

Мужская роль года: Хоакин Феникс в «Джокере»

Но есть кинокомиксы, которые уж точно надо считать кино. Вот, например, «Джокер» (списанный с фильмов Скорсезе — совпадение?). Пока старик Скорсезе играл с новомодными нейросетями в своем «Ирландце», звезда «Джокера» Хоакин Феникс по старинке ставил жесткие эксперименты над собой (худел и погружался в безумие). И не в первый раз. Американских критиков даже немного раздражает, что на актерский «Оскар» Феникса выдвигают, как им кажется, по очкам: актер-хамелеон уже показывал чудеса системы Станиславского в «Мастере», «Тебя никогда здесь не было» или «Не волнуйся, он далеко не уйдет» (там Феникс вообще изображал полупарализованного инвалида, играя не только лицом, но и коляской и довольствовался фантомной близостью). Джокер кажется многим собирательным образом всех ранее сыгранных Фениксом несчастных одиноких безумцев, его персонаж — лишь маской без содержания (а разве не таким Джокер задуман с самого начала?). Как бы то ни было, но в этом году все очень много говорили только о нем. И о Брэде Питте (о нем мы поговорим еще чуть ниже).

Женская роль года: Анна Михалкова везде

Бывает, впрочем, что артисту не требуется изнурять себя подготовкой к роли. Взять хотя бы Анну Михалкову. В этом году большие и малые экраны показывали ее в «Давай разведемся!», «Шторме» и «Эпидемии», и везде это была все та же Анна Никитична, которую мы помним, скажем, по «Сумасшедшей помощи». Это другой полюс актерской работы — транслировать смыслы не через радикальное перевоплощение, а за счет определенной стабильности амплуа. Михалкова за эти годы стала для российского зрителя «обычной женщиной»™, которую также успела сыграть в одноименном сериале Бориса Хлебникова. Этот капитал ловко использовала Анна Пармас в своем полнометражном дебюте «Давай разведемся!», где Михалкова убедительно и без модных заимствованных словечек демонстрирует женскую силу по-русски.

Дебют года: Хантер Шафер в «Эйфории»

Сериал про тинейджеров «Эйфория» понравился даже Леонардо ДиКаприо. Еще бы, во времена его юности такого не снимали. Окей, в «Дневнике баскетболиста» тоже были наркотики и алкоголь, но там не было Джулз. Трансгендер Хантер Шафер врывается в «Эйфорию» с розовыми волосами и неоновыми тенями, сразу же хватается за нож, чтобы отогнать школьного булли, и кричит, что неуязвима. К выходу сериала имя Шафер уже было на слуху, хотя «Эйфория» — ее дебют на экране. Шафер приобрела локальную известность еще в школе, когда протестовала против закона о раздельных уборных. Затем побыла моделью для целого ряда модных домов, а в 2017-м поговорила с Хиллари Клинтон для подросткового Vogue.

Сам сериал пошел наперекор тренду повсеместного отказа от сексплотейшена. В «Эйфории» подростки (разумеется, артисты отобраны 18+) полностью обнажались, занимались прилюдным сексом, учились снимать дикпики — это вам не стыдливые сцены с Дейенерис! Пока зрители думали, как реагировать, Джулз стала одним из самых любимых второстепенных персонажей. Еще бы, ведь в сериале она оказалась не «по квоте», а по любви — создатели наделили ее своим личным опытом. Собственно, тот же эпизод с ножом когда-то реально произошел с автором «Эйфории» Сэмом Левинсоном.

Космонавт года: Брэд Питт

В этом году модно было обсуждать, что «Питт-то оказался хорошим артистом», и поводом служит не только фильм Тарантино, но и космический опус Джеймса Грэя о том, что связь между сыном и отцом может быть попрочнее материнской пуповины (на эту тему смотрите также мультфильм «Он не может жить без космоса» Константина Бронзита). Астронавт Рой МакБрайд ежедневно функционирует в режиме survival, переживая страшные падения и нападения, находя верное решение в любой заварушке. Сломать его способна лишь встреча с родителем (конфликт отцов и детей — вечный тренд), великим космонавтом, сгинувшим десятилетия назад в невыполнимой миссии. Грэй вдоволь оттоптался на мужских комплексах (в первую очередь страхе неспособности превзойти отца), а Питт каким-то неведомым образом сумел сыграть это даже сквозь непроницаемость гермошлема.

Тенденция года: стриминг-апокалипсис

К концу года многие из нас подошли с новыми подписками. 2019-й дал много поводов хвататься за бумажник: свои сервисы запустили Disney (для молодых душой), Apple (для эргономичных) и Criterion (для шибко умных), раскачались и российские START и ТНТ PREMIER (оба — для отчаянных). Ландшафт стриминг-сервисов продолжает формироваться, но контуры общей картины становятся все более тревожными. Раньше мы радовались, что можем напрямую платить компаниям за кино и шоу, которые хотим видеть. Теперь видна обратная сторона всех этих originals: невозможно держать столько подписок.

Если, подобно Disney, студии решат изымать из обращения свои фильмы, стриминги могут стать тюрьмами для любимого кино. Так, после покупки Fox диснеевские боссы решили не лицензировать кинопоказы фильмов из фоксовского каталога. Что мешает и другим поступать так же — держать кино в заложниках? Зачем Netflix показывать «Ирландца» на большом экране, если это не привлечет новых подписчиков? Кстати, сервис уже второй год воюет с Каннами, отзывая свои фильмы. Каннский регламент предполагает долгий французский прокат картин-участников, в котором Netflix не заинтересован.

Следующим может пасть «Оскар». «Ирландец» и «Брачная история» Netflix — среди главных претендентов на премию. Вот только нужна ли она онлайн-платформам? Позолоченная статуэтка волнует не так, как KPI и ROI. Ради хороших цифр стриминги придумывают все новые способы вовлечения аудитории, экспериментируют с хронометражем, темами и форматами. Ну, а нам остается учить наизусть цифры на пластиковых картах, чтобы не доставать их всякий раз, когда запускается новый сервис.

Дрянь года: Фиби Уоллер-Бридж

«Классно, что развратная, пошлая, злая и накосячившая женщина может добраться до „Эмми“!» — радовалась недавно Фиби Уоллер-Бридж на вручении премии. Придуманная и сыгранная ею «Дрянь» победила в трех номинациях: «Лучший комедийный сериал», «Лучшая женская роль в комедийном сериале», «Лучший сценарий». Оказалось, всем легко идентифицироваться с неудачницей, которую так и подмывает каждую неоднозначную ситуацию превратить в откровенный стыд. Своим коронным многозначительным взглядом, обращенным к камере, Уоллер-Бридж моментально делает зрителя соучастником своих выходок, над которыми так приятно иронизировать, перемещаясь из личной истории к зрителю за четвертую стену. Спустя два сезона переглядок Уоллер-Бридж стала одной из главных героинь на современном телевидении. Кроме «Дряни», она сделала первый сезон триллер-сериала «Убивая Еву», написала сценарий нового «Джеймса Бонда», появилась в качестве ведущей на Saturday Night Live, а теперь номинируется на «Золотой глобус». К тому же Фиби показала пример истинной независимости — просто не стала продлевать свой суперуспешный ситком на третий сезон, и все тут.

Империя года: Disney

В этом году треть проданных в США билетов пришлась на фильмы Disney. Если в 2018 году ее картины собрали менее 4 млрд долларов, то в этом сразу шесть фильмов преодолели миллиардный рубеж; технически седьмым может стать «Звездные войны: Скайуокер. Восход». К концу года корпорация выкатила собственный стриминг Disney+, и теперь вечерком можно посмотреть на Малыша Йоду. Добавим к этому ремейки анимационной классики («Дамбо», «Король Лев»), приобретение 20th Century Fox, появление своего придворного режиссера Джона Фавро и громадье планов во вселенной Marvel. В 2020-м Disney все же возьмет паузу: впервые за последние годы не выйдут ни «Мстители», ни фильмы по «Звездным войнам». Мы тоже чуток передохнем, понимая: сопротивление бесполезно.

Открытие года: секс в русском кино

2019-й стал русской весной секса в кино. От «Дау», где натуралистичный секс в каждом фильме, Минкульт худо-бедно отбивается, однако постельные сцены становятся главным аттракционом на больших экранах («Текст», «Верность») и стриминг-платформах (те же плюс «Содержанки»). Во всяком случае, для режиссеров; публику, насмотревшуюся всякого у Гаспара Ноэ и в «Игре престолов», томной постельной хореографией не проймешь, и Александр Паль не перестал быть народным любимцем, даже несмотря на экранную неверность героини Евгении Громовой.

Вообще, открытие в русском кино постельного континента кажется несколько запоздалым: в мировом кинематографе секс ради секса стал скорее раздражающим фактором (от него в итоге почти отказалась даже «Игра престолов») и используется преимущественно как шокер, намеренно доставляющий публике дискомфорт. По-современному задеть зрителя вышло только у Клима Шипенко. Гиперреалистическую имитацию (все дрожит и ничего не понятно) из «Текста», где Кристина Асмус якобы занимается сексом с Янковским, публика восприняла как реальную запись и завелась не на шутку.

Аттракцион года: «Дау» в Париже

Проект Ильи Хржановского стартовал больше 10 лет назад. За это время режиссер собрал базу всех актеров России, потом отказался использовать актеров вовсе, сменил оператора фон Триера на оператора Фассбиндера, построил в Харькове исполинскую декорацию института, населил ее учеными, буфетчицами, завхозами, кагэбэшниками и неонацистами, сделал съемочную площадку фильма (на самом деле около полутора десятков фильмов) маршрутом токсичного туризма, а затем позвал для дубляжа Жерара Депардье, Изабель Юппер и Уиллема Дефо. После съемок в Харькове команда «Дау» засела в лондонском офисе, гости которого вспоминали необыкновенные охранные меры и большую коллекцию настоек. В этих стенах бригада монтажеров создала из материала (непонятно, как его называть, игровым или документальным) кучу фильмов разных жанров и стилистик (от телемелодрамы до хоррора), которые сам режиссер окрестил продуктами. «Продуктовый» набор Хржановского решено было показать в Берлине, но город с гневом отказался от затеи русского автора возвести реплику Берлинской стены. В итоге согласились французы. Хржановский просто арендовал пару театров в центре Парижа, обставил их на манер советской коммуналки строгого режима (привет тотальным инсталляциям Ильи Кабакова) и разместил среди хлама просмотровые комнаты.

В январе сюда самолетами полетела русская интеллигенция. Зрительский хор вышел довольно стройным: Хржановский сделал великое, дворник Валера играет лучше дирижера Курентзиса (исполнитель заглавной роли Льва Ландау). Французы над «Дау» либо смялись, либо обличали его. Хржановский грозился подать в суд. Покончив с Парижем, великий и ужасный «Дау» направился к Москве. Однако Минкульт не дает части «продуктов» прокатные удостоверения, и теперь идут разговоры о Киеве в качестве города-дублера. В конце концов, Хржановский уже стал худруком мемориального центра в Бабьем Яру.

Фейл года: Kinodanz против BadComedian

В июне Евгений Баженов (он же BadComedian) рассказал в своем блоге о затянувшемся судебном разбирательстве с компанией Kinodanz по поводу своего обзора на фильм «За гранью реальности» — как обычно, разгромного. Компания требовала (сначала от службы поддержки YouTube, потом через суд) удаления ролика. Формально, конечно, не за издевательства BadComedian над фильмом, а за превышение видеоблогером допустимого объема цитирования контента. Также Kinodanz хотела получить компенсацию в один миллион рублей.

Страну захлестнула волна сочувствия самому едкому и безжалостному видеоблогеру. Дмитрий Гоблин Пучков в эфире Национальной службы новостей призывал собрать для Баженова миллион. Гарик Харламов, Сарик Андреасян (Баженов, кстати, не пощадил и его «Защитников») в Instagram призывали к свободе творчества, Юрий Дудь и Ксения Собчак — к свободе слова. Федору Бондарчуку, Сергею Сельянову и Александру Роднянскому было стыдно за нежных коллег: «Продюсер — профессия не для обидчивых». К хору защиты прибавились и шутники — Иван Ургант и Артемий Лебедев. События развивались стремительно, и к концу июня история уже полностью исчерпала себя: Kinodanz (теперь уже переименованная в KD Studios) сняла иск. А BadComedian стал еще популярнее и в октябре был назначен «амбассадором хороших фильмов» российского онлайн-кинотеатра ivi.

Процесс года: развод

Кажется, в этом году кино решило окончательно расправиться с нуклеарной семьей: значительная часть обсуждаемых у нас и за рубежом фильмов живописует ужасы отношений и болезненный процесс их разрушения. Главная драма года, «Брачная история» Ноа Баумбака, изображает ячейку общества как тюремную клетку, где (вот признак настоящего режиссерского таланта) по разным причинам, но одинаково сильно томятся двое хороших людей (зрители-мужчины, понятное дело, болеют за него, а женщины видят на экране в первую очередь историю эмансипации). Наши «Верность» и «Давай разведемся!» продолжают мировой тренд: русские жены тоже хотят быть замеченными и оцененными. Ну, или просто двое находятся в плену у собственных представлений об идеальном союзе.

Даже главный хоррор года «Солнцестояние» оказался историей о токсичных отношениях (причем тут хороши оба партнера). В сенегальской истории «Атлантика» героиня отказывается от брака ради призрака погибшего возлюбленного, чтобы в финале гордо заявить, что, только оставшись одна, она наконец обрела себя.

Невозвращенец года: «Терминатор»

Он плавился и погибал под гидравлическим прессом, но каждый раз обещал вернуться. В этом году Терминатора ждали особенно: Джеймс Кэмерон возвратил себе творческий контроль над франшизой и с ходу обесценил три прошлые ее части. В серию вернулась Линда Хэмилтон (ее голос, правда, звучал и в четвертом фильме). Не отвертелся и Арнольд Шварценеггер, человек глубоко пенсионного возраста даже по новым российским стандартам. А в режиссерское кресло сел Тим Миллер, своим «Дэдпулом» доказавший, что способен хорошенько встряхнуть то, что застоялось. Но то, что он тряс на этот раз, совсем не похоже на ядерный гриб великой второй части, разве что на чайный, растущий в банке у бабушки. «Терминатор: Темные судьбы» вышел кислым, вялым и непривлекательным (провал в прокате — тому подтверждение). Джону Коннору стоило бы возглавить Сопротивление новым частям этой машинерии сиквелов, которая кажется пострашнее Т-800.

Разочарование года: российские блокбастеры

Для российского эпика 2018 год стал мотивационным. Отечественный блокбастер научился брать отметку в миллиард — пока, разумеется, в рублях. Но «Движение вверх» зря убедило продюсеров, что они могут летать. В 2019-м ни одна отечественная картина даже не приблизилась к десятизначному психологическому барьеру. А пробовали многие. Самым жестоким оказалось падение «Тайны печати дракона». При бюджете в 3 млрд рублей, Джеки Чане, Арнольде Шварценеггере и покойном Рутгере Хауэре фэнтези о Китае собрало менее миллиарда. Подкузьмили китайцы, почему-то не возжелавшие смотреть китч про свою страну.

Другой знатный провал года — «Девятая», поставленная Николаем Хомерики (но это неточно) в декорациях «Дуэлянта» по мотивам текста, который по принципу буриме написали 10 сценаристов. Если «Дракон» глядел на Восток, «Девятая» должна была стать студийным спасением в духе Голливуда. Этого тоже не случилось. На этом фоне не так провально смотрится неудача «Героя», главный урок которой таков: даже Александра Петрова на экране может быть слишком много.

Я/МЫ года: Павел Устинов

Фото: Сергей Карпухин / ТАСС

Когда актера Павла Устинова задерживали бойцы Росгвардии, он стоял у метро и говорил по телефону. После короткого судебного процесса (3,5 года колонии) видео в поддержку Устинова записал Александр Паль, назвавший дело сфабрикованным. Паль вполне мог поставить себя на место Устинова: в июне 2017-го он просто вышел из дома и тоже был задержан как участник митинга (в августе 2019-го Паль выйдет на митинг уже намеренно и снова будет задержан).

Вскоре флешмоб поддержали другие актеры. Об Устинове говорили со сцены на поклонах и не меньше — в Instagram. Максим Галкин охарактеризовал дело как «репутационную потерю» для власти. Евгений Стычкин слал к чертовой матери тех, кто счел приговор суда справедливым. Никита Кукушкин предлагал бойкотировать пропагандистские кинопроекты. Александра Бортич призвала не молчать и о других фигурантах «московского дела» — и киносообщество не молчало и выходило на пикеты в поддержку всех арестованных. Александр Молочников обобщил причины акта цеховой солидарности: «Журналисты отстояли Ивана Голунова, рэперы отстояли Хаски. Каким словом можно назвать нас, если мы не впряжемся?» На самом деле в кампании в поддержку Голунова актеры тоже активно участвовали — Никита Кукушкин и Максим Виторган, Ирина Горбачева и Хабенский, Ингеброга Дапкунайте, Рената Литвинова и другие.

Через несколько дней приговор был пересмотрен, и реальный срок Устинову заменили условным. Инстаграмы актеров понемногу вернулись к обычному вещанию, но теперь их владельцы знают, на что способны соцсети.

Апокалипсис года: «Чернобыль» и российское ТВ

Весной без юбилейных поводов и предупреждений канал HBO выпустил мини-сериал «Чернобыль» о техногенной катастрофе, ставшей рифмой к распаду СССР. С подлинными персонажами, с отсылками к корпусу официальных документов и свидетельств, с цитированием «Чернобыльской молитвы» Светланы Алексиевич и удивительной кульминацией, которая представляла дотошное словесное объяснение причин и механики катастрофы. Важно отметить, что у руля проекта стояли сценарист серий «Очень страшное кино» и «Мальчишник в Вегасе» Крэйг Мэйзин и режиссер Йохан Ренк, более известный в ипостаси поп-певца Stakka Bo. На два месяца их «Чернобыль» стал таким же предметом обсуждения в российских СМИ, как Донбасс 4—5 лет назад. После каждой серии на телевидении, радио и в газетах появлялись опровержения, разборы и контрвыпады. Сантименты российского ТВ можно суммировать так: да, Чернобыль стал гвоздем в гроб СССР, но это наш гроб и наши гвозди! Пока либеральная публика восхищалась подлинным интересом HBO к теме, консервативная видела в сериале диверсию. Вывод простой: репрезентацию национальных проблем всегда больно отдавать на аутсорс. Лучшим ответом мог бы стать свой фильм. НТВ угрожал рассказать всю правду, но «Чернобыль» канала (о противостоянии агентов КГБ и ЦРУ) так и не выпустили в эфир. Ждем, когда слово возьмет Данила Козловский. Его блокбастер c рабочим названием «Когда падали аисты» должен выйти в следующем году. Но давайте не будем забывать, что чернобыльские птицы падали еще в пилоте HBO.

Слово года: «прешут»

Наш каннский призер года, камерная «Дылда» Кантемира Балагова снята искусными длинными кадрами. За пять-семь непрерывных минут герои проходят все стадии, от печали до радости, покидают тесноту коммуналки и выходят на улицы послевоенного Ленинграда, штурмуют трамваи и петляют в обветшалых больничных коридорах. Режиссер говорит, что ничего бы не получилось без прешута — так называемой предварительной съемки, когда в уже отобранных декорациях на простую камеру делается черновик фильма. С помощью прешута Балагов смог оценить, работает тот или иной эпизод, где бить действие монтажным переходом, а где склейка, наоборот, во вред. Похожий набросок фильма делал Сергей Дворцевой, прежде чем приступить к многолетним съемкам «Айки» (она тоже добралась до нас в этом году). Но Балагов пошел дальше и после Канн занялся просветительством. Смотрите его лекцию с рабочими материалами, в которых мальчика Пашку играет рулон туалетной бумаги.

Фокус года: дипфейк и гиперреалистическая анимация

Помните, как Гас Ван Сент покадрово переснимал «Психо» в цвете? Пф! Джон Фавро за 260 млн долларов сделал фотореалистичный дословный CGI-ремейк «Короля Льва». Фанаты сопоставляли кадры из оригинала с новоделом и нашли только одно отличие: куда-то пропала магия рукотворного оригинала. Но детям хай-тек-игрушка все равно понравилась (как и десятки других цифровых фокусов, особенно с применением технологии дипфейк, способной пересаживать лица одних актеров другим).

А взрослые ностальгически рассуждали о том, что компьютерные чудеса не всегда оказываются уместны. Вот, например, Энг Ли устроил в «Гемини» встречу Уилла Смита наших дней с его же омоложенной версией. Молодой Смит был ОК, фильм целиком — нет. Где-то на горизонте замаячил проект военной драмы о Вьетнаме с Джеймсом Дином, который вообще-то погиб 65 лет назад. Но главный фокус года все-таки провернул Мартин Скорсезе. В его «Ирландце» снова пошли в бой старики: Аль Пачино, Роберт Де Ниро, Джо Пеши. Но, кажется, омоложение нейросетями им нисколько не помогает. Приклеенное резиновое лицо Роберта Де Ниро обошлось дорого, а в памяти все равно звучит фраза из другого фильма-эксперимента: «Спасибо, что живой».

Стаканчик года: «Старбакс» в «Игре престолов»

К концу последнего сезона участники сериала совершенно ошалели от вседозволенности и перестали даже убирать за собой. Так в параллельном Средневековье начали появляться предметы-«попаданцы»: то пластиковые бутылки с водой заскочат в кадр, то Варис начнет плести заговор против Дейенерис и оставит на столе свой двойной эспрессо.

Бэби года: Малыш Йода

Пятидесятилетний младенец с грустными большими глазами и нежным пушком на огромных зеленых ушах свел мир с ума. Прослезился даже Вернер Херцог, увидевший Малыша Йоду на съемках «Мандалорца» (да, этот младенец настоящий, не бездушный CGI, а осязаемая олдскульная аниматроника). Звездные войны уже пару раз пытались разыграть карту детского обаяния: в «Скрытой угрозе» появился маленький Энакин Скайуокер, в анимационных  «Войнах клонов» — малыш Ротта, сын Джаббы Хатта. Но все это было не то. Пока наделенное Силой дитя ест лягушек, удивленно смотрит на мир и тянется ко всем незнакомым кнопкам в звездолете, производители игрушек штампуют его клоны к праздничному сезону, а фанаты бьются над тайной происхождения крошки. Очевидно, что это не сам Йода. Возможно, клон? Или потомок магистра джедаев (в «Скрытой угрозе» мельком появилась женщина той же расы — Ядль, о которой все тут же вспомнили в поисках разгадки).

Картина года: «Портрет девушки в огне»

О художниках снимать трудно. Оптика камеры никак не совпадает с материалом; «холст vs пленка» — спор покруче, чем «пленка vs цифра». Но у Селин Сьямма был запасной план: ее кино не об особенностях живописных техник XVII века, а об истории преград на пути женщин, спор против их исключения из официальной истории искусства и против низведения самобытных личностей до муз при мужчине-гении. Одни критики упрекают фильм во вторичных решениях сценария, получившего, вот ирония, каннский приз, другие приветствуют попытку изобрести новые, более реалистические подходы к изображению на экране чувств женщин. В любом случае это одна из самых обсуждаемых картин года.

Инди года: «Гив ми либерти»

Чертыхаясь Дима носится по коридору, пытаясь открыть закатанную банку с бабушкиными соленьями. В последнюю очередь ожидаешь увидеть такое в фильме, снятом в Висконсине. Впрочем, а сколько фильмов из Висконсина мы вообще знаем? «Гив ми либерти» — инди-триумф режиссера Кирилла Михановского, который юношей переехал с родителями в США и отучился в Нью-Йоркской киношколе, но по забавному стечению обстоятельств у русского преподавателя Бориса Фрумина (наставник Дебры Граник и Кэри Фукунаги). В почти что родном штате Милуоки, где никто ничего не снимает, Михановский поставил один из самых ярких независимых фильмов года, с которым побывал на «Сандэнсе» и в Каннах, а теперь попадает во все итоговые американские десятки кинокритиков. Пристальное внимание обусловлено и тем, что этот фильм не эрзац-инди, а настоящее независимое производство, где работали и за еду, и в долг, а исполнителя главной роли нашли буквально на улице.

Игра года: «Death Stranding»

Геймдизайнер Хидэо Кодзима срисовал героя «Metal Gear Solid» с карпентеровского Снейка Плискина, в других играх отсылал к Дэвиду Боуи, сочинял дичайшие диалоги уровня «Комнаты» Томми Вайсо, затевал коллаборацию с Гильермо дель Торо, и после 30 лет карьеры, в эпоху мемов и лоскутного мировосприятия, ему за это воздалось. Сегодня Кодзима сам объявлен гением поп-культуры. Уже в таком статусе он взялся за «Death Stranding». К сверхсекретному проекту приложили руку и одолжили внешность Норман Ридус, Мадс Миккельсен, Маргарет Куэлли, тот же дель Торо и Николас Виндинг Рефн. Получилось что-то не описываемое словами; как сказал один рецензент, «самый продвинутый симулятор ходьбы». Ходьба по-кодзимовски, разумеется, стала хитом. Ждем, когда и звезды артхауса сыграют в очередном арканоиде японского гения.

Песня года: «Ведьмаку заплатите чеканной монетой»

Фолк-баллада менестреля Лютика, сочиненная дуэтом Джиона Остинелли и Сони Белоусовой и спетая в русском дубляже Прохором Чеховским, предсказуемо стала не просто привязчивым хитом, но мемом. Мы тоже не можем остановиться! Чеканной монетой, о-у-у-у-у!

Это были редакционные итоги, а здесь вы найдете итоги года по версии пользователей. Если не согласны, можете выбрать своих фаворитов.

Смотрите также

Лучшие фильмы 2019 года: Выбор редакции КиноПоиска

Лучшие фильмы 2019 года: Выбор редакции КиноПоиска

20 декабря 2019171
Фильмы и сериалы 2019 года, которые вы пропустили зря

Фильмы и сериалы 2019 года, которые вы пропустили зря

28 декабря 201928
20 главных фильмов 2010-х

20 главных фильмов 2010-х

24 декабря 2019133
«Джокер», «Терминатор» и «Щегол»: 25 главных фильмов осени 2019 года

«Джокер», «Терминатор» и «Щегол»: 25 главных фильмов осени 2019 года

4 сентября 201955

Главное сегодня

Выбор Пон Джун-хо: 10 любимых фильмов режиссера «Паразитов»

Вчера13
Выбор Пон Джун-хо: 10 любимых фильмов режиссера «Паразитов»
Disney изменила названия кинокомпании и студии Fox

Disney изменила названия кинокомпании и студии Fox

Вчера29
Роберт Паттинсон о «Маяке»: «Все-таки это очень странное кино»

Роберт Паттинсон о «Маяке»: «Все-таки это очень странное кино»

18 января15
Что смотреть дома: «Чужак», «Авеню 5» и «Половое воспитание»

Что смотреть дома: «Чужак», «Авеню 5» и «Половое воспитание»

17 января4
Венсан Кассель: «Моя профессия — практически сексуальная фантазия»

Венсан Кассель: «Моя профессия — практически сексуальная фантазия»

17 января7
Гильдия продюсеров назвала «1917» лучшим фильмом

Гильдия продюсеров назвала «1917» лучшим фильмом

Вчера14
Хештег дня: Как испортить фильм с помощью одного слова

Хештег дня: Как испортить фильм с помощью одного слова

18 января33
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт