Краткая история кино: 1990-е. Смотрим блокбастер Кэмерона, гонконгские боевики, VHS-жуть и русскую хтонь

Обсудить0

«Краткая история кино» — серия материалов, в которых кинокритик и старший редактор КиноПоиска Василий Корецкий рассказывает об определенной эпохе через десять знаковых фильмов. В новом выпуске — 1990-е с азиатской волной, постперестроечной российской вольницей и Леонардо ДиКаприо.


1

«Титаник» (1997)

1990-е — едва ли не лучшее десятилетие для американского кино: всю нашу десятку можно было бы заполнить только американскими картинами. Бум независимой сцены, идеальное время для крупных мейнстримных авторов — от Оливера Стоуна и Майкла Манна до Скорсезе и Брайана де Пальмы, реформа хорроров («Крик»), волна рискованных секс-драм для взрослых (от «Последнего соблазнения» до «Ночей в стиле буги»… Это еще и десятилетие Тарантино, наконец. Но если нужно назвать один главный фильм эпохи вообще, то это, конечно, будет «Титаник» — всемирный блокбастер, сделавший ДиКаприо секс-символом и мегазвездой (увы, Кейт Уинслет осталась в тени его славы) и закрепивший за Джеймсом Кэмероном репутацию чудотворца. Фильм 15 лет оставался мировым рекордсменом бокс-офиса, пока его не потеснил «Аватар» того же Кэмерона. Удивительно, но при всей своей запредельной сентиментальности и манипулятивности это еще и отлично снятое кино. Почему? Смотрите в нашем видеоэссе.


2

«Ведьма из Блэр» (1999)

Еще одно чудо бокс-офиса десятилетки — снятый буквально на коленке (на дешевое видео), без звезд и спецэффектов, хоррор про группу туристов, угодивших в сердце тьмы. Как известно, при бюджете в пару десятков тысяч «Ведьма» собрала почти 250 миллионов, в первую очередь благодаря новаторской промокампании, использовавшей возможности нового медиума — интернета и вирусного контента. В следующие десятилетия закон хоррора, заново открытый Дэвидом Мириком и Эдуардо Санчесом (зрителя сильнее пугает не монстр, а его собственное воображение), найдет продолжение во франшизе «Паранормальное явление», новых слоубёрнерах и даже в видеоавангарде. Например, в работах Скотта Барли.


3

«Урга: Территория любви» (1991)

Для отечественного кино 1990-е были временем выживания, вечного поиска денег и экономных схем производства. Безусловным гением инди-продакшена в это время был Анатолий Эйрамджан, штамповавший низкобюджетное кино о сексуальных проблемах мужчин среднего возраста.

Однако это еще и эпоха великих: три титана российской кинорежиссуры — Сокуров, Герман и Михалков — снимают в это время свои лучшие фильмы. Сокуров осваивает новый формат — видео — в японском цикле элегий и в циклопических полотнах из военной жизни («Духовные голоса» и «Повинность»), а также снимает на европейские деньги туманную трагикомедию о проблемных отношениях Гитлера и Евы Браун («Молох», «Каннская ветвь» за сценарий Юрия Арабова). Герман, многократно превысив первоначальную смету, заканчивает своего страшного «Хрусталева», но фильм встречает непонимание в Каннах. Михалков же выпускает несколько хитов — уморительную клюкву «Сибирский цирюльник» (сегодня фильм смотрится как чистое хулиганство в духе Кена Рассела) и всенародный блокбастер «Утомленные солнцем», получивший «Оскар». Но настоящий шедевр Михалкова 1990-х сегодня почти забыт: победившая в Венеции «Урга» слишком непохожа на русское кино. Лирическая история о том, как пастух из Внутренней Монголии отправился на попутке Владимира Гостюхина в город за презервативами, а вернулся с телевизором и презрением к китайскому закону об ограничении рождаемости, выглядит как китайское кино «6-го поколения», только вот снято на лет на пять-семь раньше.


4

«Анна Карамазофф» (1991)

Это скрытое сокровище русского кино, которое до сих пор томится в сейфе французского продюсера. Его автор Рустам Хамдамов, самый загадочный и неудачливый советский режиссер, смог снять при старом режиме только один фильм — «В горах мое сердце». Его следующий проект — «Нечаянные радости» (байопик звезды немого кино Веры Холодной) — был закрыт, пленки частично смыты, а сценарий был реализован Михалковым («Раба любви»).

Новое время, казалось, должно было открыть Хамдамову новые возможности копродукции. Продюсер Серж Зильберман дал денег на страннейший сюрреалистический фильм по мотивам российской истории: тут соседствуют похороны пионера, поиски волшебного ковра, отравленные яблоки из магазина «Елисеевский» и Жанна Моро, вернувшаяся из ГУЛАГа. Французскую звезду навязал Хамдамову Зильберман и был страшно недоволен тем, как режиссер ее показал на экране. В итоге после каннских показов и одной единственной трансляции по российскому ТВ фильм лег на полку. Да, 1990-е в России были не только эпохой бескрайних возможностей, но и временем жесточайших разочарований.


5

«Окраина» (1998)

Голосом разочарованных стал великий фильм Петра Луцика и Алексея Саморядова, атаковавших новую русскую олигархию эстетикой старого советского кино. Страшная сказка о крестьянах, слезших с печи, взявших берданки, ломоть сала и краюху хлеба да и поехавших в город правды искать, удивительно тонко стилизована под черно-белые фильмы рубежа 1920—30-х — от ритма и слога до кастинга. То есть Луцик и Саморядов нашли в 1990-х актеров с лицами того времени. Ближе всего их «Окраине» жуткие революционные хорроры Эрмлера. В финале четверо смелых сжигают Кремль, низвергают богача-кровососа, удивительно похожего на Ельцина (Владимир Степанов), и возвращаются домой с трофейной красавицей-секретаршей. Фильм, воспевающий беспощадность русского бунта, привел российских критиков в такую же ярость, как за год до этого «Брат».


6

«С Востока» (1993)

Накануне распада СССР Шанталь Акерман, автор суровых и аскетичных артхаусных драм и доков (статичная камера, минимум экшена, фиксация на рутине быта), едет с 16-миллиметровой камерой в Москву — собирать материалы для фильма об Анне Ахматовой. Едет медленно, с пересадками, останавливаясь в Польше, Украине, Беларуси. Обратно на Запад она привезла и выпустила в 1993-м совсем другое кино — монументальную хронику летаргического сна, в который погружается советская империя. По мере движения Акерман к Востоку наступает зима, а жизнь, еще звенящая в западных республиках Союза, замирает. Заснеженная столица в ее объективе оказывается огромным залом ожидания: бесконечные очереди, ряды нищих уличных торговок, транзитные зоны вокзалов, забитые спящими людьми. Огромная страна словно замерла в ожидании неясного будущего. Жизнь теплится только в тесных бедных квартирках, где слушают Окуджаву и питаются одной лишь колбасой. Точнейший портрет эпохи и один из лучших документальных фильмов десятилетия.


7

«Бунтари неонового бога» (1992)

А что же на настоящем Востоке? Там все отлично: в 1990-е — бум интереса фестивалей к кинематографу этого региона, в первую очередь китайскому — и материковому, и островному (гонконгскому и тайваньскому). Самый известный режиссер тайваньской волны 1990-х — Цай Минлян. А самый драйвовый, лирический и показательный его фильм того времени — вот эта гиперреалистическая зарисовка из жизни тайбэйской молодежи, которая гоняет под синти-поп по брутальному городу на мопедах, занимается мелкими кражами, плохо учится и мечтает только об одном — о любви.


8

«Самая долгая ночь» (1998)

В Гонконге новая волна начинается с жанрового кино: бизнесмены, близкие к триадам, активно финансируют романтизирующие бандитскую жизнь фильмы. Такое кино неплохо продается и на Западе — например, «Пуля в голове» и прочие фильмы Джона Ву. В тени Ву долгое время оставался куда более экспрессивный Джонни То — комедиограф, который в 1990-е переключился на кровавый экшен; Запад откроет его только в нулевые. Снятая То «Самая долгая ночь» — один из самых круто сваренных гонконгских боевиков, при этом его действие происходит в Макао, бывшей португальской колонии, которая во время съемок переживала хаос.

С одной стороны, экономика города была разрушена кризисом 1997-го, с другой — бизнесмены и гангстеры с тревогой ждали новой власти. В декабре 1999 года Макао должен был стать автономной территорией в составе Китая. Фильм тоже снимался в хаосе: первые несколько сцен были поставлены другим режиссером, Патриком Яу, смещенным из-за творческих разногласий с продюсерами, и его сюжет тоже похож на кровавое месиво. Главный герой, продажный полицейский Сэм (Тони Люн Чу Вай), ждет слияния двух крупных банд, одной из которых служит, и по мере сил пытается не допустить провокаций, которые могут сорвать переговоры. По городу ходит слух, что перемирие — лишь уловка в смертельной битве двух кланов, а за Сэмом по пятам ходит загадочный бритоголовый громила в эффектной рубашке (Шон Лау), и Сэм пробует подставить незнакомца, обвинив его в убийстве. Финальная пистолетная дуэль антагонистов на ночной стройплощадке — одна из самых лаконичных и в то же время драматичных экшен-сцен в гонконгском кино 1990-х.


9

«Счастливы вместе» (1997)

Гонконг передали Китаю на два года раньше, в 1997-м, и в том же году квир-мелодрама Вонг Кар-Вая получила приз за режиссуру в Каннах. В этом кино об обреченности чувств, снятом на краю света — в Аргентине, в частности в Патагонии, появляются многие кадры и мотивы самого лучшего и знаменитого фильма Кар-Вая, «Любовного настроения». Но, главное, фильм отлично иллюстрирует режиссерский метод автора, разбивающего нарратив, смешивающего разные временные пласты и стили изображения (цветное и черно-белое), вводящего в сюжет неодушевленные предметы на правах второстепенных героев (тут это диктофон, которому один из героев доверяет свои горести) и превращающего обыденность в магическую поэзию.


10

«Угрюмый» (1998)

Если для кино Америки и условного Востока 1990-е — время подъема, экзальтации и страстей, то Европа 1990-х погружается во мрак и уныние. Лучше всего это парадоксальное сочетание внутренней тревоги и внешнего благополучия показано в «Седьмом континенте» Михаэля Ханеке. А острее всего ощущение тотального упадка и декаданса выражает разнородное «кино трансгрессии» — хорроры и драмы, в которых серая буржуазная обыденность вдруг взрывается непредставимым ужасом. К этой неформальной категории можно смело причислить и яростный и нервный эксперимент Филиппа Гранрийе «Угрюмый» — историю артиста кукольного театра (по совместительству серийного убийцы), неожиданно влюбившегося в простую французскую девушку. В фильме, как в спутанном сознании маньяка (Марк Барбе), сочетаются моменты прояснения (относительно привычные сцены с диалогами и психологической игрой) и калейдоскоп нервного грубого видео-арта и экспрессивных пейзажей, снятых ручной камерой.

Смешные истории из жизни очень богатых москвичей. Продолжение комедии по мотивам рассказов Александра Цыпкина
В главных ролях:Павел Деревянко, Максим Виторган, Ингеборга Дапкунайте, Николай Фоменко, Кристина Бабушкина, Аглая Тарасова и др.
Режиссер:Роман Прыгунов
Смотрите по подписке
Смотреть

Смотрите также

Краткая история кино: 1980-е. Изучаем фильмы перестройки, молодого Тома Круза и картину, где все бегают голыми и орут

Краткая история кино: 1980-е. Изучаем фильмы перестройки, молодого Тома Круза и картину, где все бегают голыми и орут

30 августа10
Краткая история кино: 1970-е. Смотрим «полочное кино», японский авангард о террористах и блокбастер Фассбиндера

Краткая история кино: 1970-е. Смотрим «полочное кино», японский авангард о террористах и блокбастер Фассбиндера

27 июля9
Краткая история кино: 1960-е. Смотрим японскую жуть, украинскую психоделику и, конечно, Годара

Краткая история кино: 1960-е. Смотрим японскую жуть, украинскую психоделику и, конечно, Годара

23 июня19
Краткая история кино: 1950-е. Смотрим треш-фантастику и фильм, после которого Вуди Аллен стал одержим Бергманом

Краткая история кино: 1950-е. Смотрим треш-фантастику и фильм, после которого Вуди Аллен стал одержим Бергманом

28 мая69

Главное сегодня

Главный герой

«Это моя история и мои корни, за которые я несу ответственность»: Ольга Бодрова — о призе на «Кинотавре», любви во мраке Балабанова и об отце

Сегодня0
«Это моя история и мои корни, за которые я несу ответственность»: Ольга Бодрова — о призе на «Кинотавре», любви во мраке Балабанова и об отце
«Парад удовольствий»: что критики пишут о «Вестсайдской истории» Стивена Спилберга

«Парад удовольствий»: что критики пишут о «Вестсайдской истории» Стивена Спилберга

час назад3
«Власть пса»: что делает новый фильм Джейн Кэмпион одним из главных фаворитов «Оскара»

«Власть пса»: что делает новый фильм Джейн Кэмпион одним из главных фаворитов «Оскара»

Вчера14
«Последняя дуэль» и «Дом Gucci»: почему Ридли Скотт все еще великий режиссер
Крупным планом

Подкаст«Последняя дуэль» и «Дом Gucci»: почему Ридли Скотт все еще великий режиссер

Вчера2
Сериал «Наследники» — лидер по количеству номинаций на премию Critics' Choice Television Awards

Сериал «Наследники» — лидер по количеству номинаций на премию Critics' Choice Television Awards

Вчера1
Почему «Ковбой Бибоп» — культовое аниме
Культовые сериалы

ВидеоПочему «Ковбой Бибоп» — культовое аниме

4 декабря9
Главные фильмы эпохи застоя

Главные фильмы эпохи застоя

4 декабря29
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт