всё о любом фильме:

Носферату, симфония ужаса

Nosferatu, eine Symphonie des Grauens
год
страна
слоган«A thrilling mystery masterpiece - a chilling psycho-drama of blood-lust»
режиссерФридрих Вильгельм Мурнау
сценарийХенрик Галеен, Брэм Стокер
продюсерЭнрико Дикманн, Альбен Грау
операторФриц Арно Вагнер, Гюнтер Крампф
композиторДжеймс Бернард, Ганс Эрдманн, Карлос Ю. Гарза, ...
художникАльбен Грау
жанр ужасы, фэнтези, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время94 мин. / 01:34
Молодой клерк Хуттер из Бремена первой трети XIX века отправляется за тридевять земель, в карпатские леса, к инфернальному графу Орлоку, владельцу замка, решившему перебраться в крупный город. Гость выясняет, что Орлок, известный и как Носферату, — вампир, и от его заражающего укуса Хуттера спасает лишь супруга Элен, сверхъестественно сильно влюблённая в скромного и безвольного служащего конторы по продаже недвижимого имущества. Именно она понимает, какое зло несёт в себе мрачный граф.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
97%
60 + 2 = 62
9.0
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам романа Брэма Стокера «Дракула» (Dracula, 1897).
    • В Швеции фильм был запрещен вплоть до 1972 года.
    • Все пленки и негативы с фильмом были уничтожены по результатам судебного процесса, затеянного вдовой Брэма Стокера. Однако впоследствии нашлись копии в других странах, и фильм был спасен.
    • Мурнау использовал для создания мистической атмосферы интересный и прежде не применявшийся в кино приём: в сцене, где адский экипаж везёт Хуттера в замок, в одном из кадров ночной лес виден в негативе (белые деревья), но экипаж и лошади по-прежнему тёмные. На самом деле вся сцена снята в негативе, но экипаж и лошади при этом были задрапированы в белые полотнища.
    • Чтобы усилить «мертвость» своего персонажа, Макс Шрек ни разу не моргал в кадре.
    • Многие ночные сцены снимались днем, и это было видно даже на черно-белой пленке. Позднее недоработку исправили, наложив на ночные кадры синий светофильтр.
    • Из 94 минут экранного времени собственно Носферату уделено лишь 9.
    • еще 4 факта
    Трейлер 01:13

    файл добавилRusfan93

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 10 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Смотреть сейчас фильм, снятый почти век назад, конечно, забавно. Все время приходится напоминать себе, что актеры не переигрывают, а сознательно перебарщивают с экспрессией и жестикуляцией по причине своей «немоты». Поэтому остается восхититься гримом, декорациями и спецэффектами. Черт возьми, должно быть, тогда люди в обморок падали на показе и не спали потом ночами!

    Чего стоит гиена в роли оборотня? Самая обыкновенная гиена, видимо, одолженная в ближайшем зоопарке, но ведь додумались же до такого! У бедной зверушки секунд двадцать экранного времени, и она явно сама не понимает, как ее занесло в кадр.

    Вообще, гиена прекрасна. Но главный герой, который не граф, а который замещающий Джонатана Харкера и нареченный немцами Хуттером, — он раздражает. Переделка оригинала привела к тому, что Хуттер-Харкер выглядит Иванушкой-дурачком (нос картошкой и кудри идут в комплекте). Нарочитая беспечность и простодушие вкупе с мимикой и иванушкодурачковыми жестами производят удручающее впечатление. Потому что нельзя быть на свете тупеньким таким.

    Впрочем, Хуттер становится незаметен на фоне графа Орлока, самого носферату. Сложно переоценить влияние созданного образа. Увидев его единожды — уже не забудешь. Это не человеческий образ нечисти, популярный уже много десятилетий, а Тот Самый Монстр, приходящий в душных кошмарах. Те, кто не читал Брэма Стокера, вероятно, имеют о Дракуле весьма романтическое представление. Но в оригинале он — чудовище, лишенное всего человеческого. В романе Стокера нет любовной линии и нет никаких оправданий для вампира; он не вызывает ни малейшего сочувствия. И носферату 1922 года — тот самый. Жуткие застывшие глаза, следящие за тобой. Взгляд, от которого хочется закрыться руками.

    И… граф — единственное стопроцентное попадание в этой «несанкционированной» экранизации «Дракулы». В остальном персонажи и сюжет слишком сильно изменены.

    9 из 10

    P.S. Размышляя над судьбой фильма, натыкаешься на сложный этический вопрос. Вдова Брэма Стокера не давала согласия немецкому режиссеру, возжелавшему экранизировать «Дракулу». Но тот не успокоился и все равно снял фильм, просто поменяв имена и место действия, немного перекроив сюжет, и вот — вуаля! — появился граф Орлок. После выхода фильма в прокат вдова через суд добилась уничтожения всех копий фильма… но, так как копии уже расползлись по миру, несколько уцелело. И вот с одной стороны, с точки зрения истории кинематографа, конечно — счастье, что копии уцелели. Но с другой стороны — разве можно спорить с правообладателем, против воли которого была создана экранизация?..

    30 ноября 2016 | 10:35

    Первыми словами, характеризующими этот фильм, конечно же, должны быть «классика киноиндустрии». Действительно, сегодняшнему, искушенному зрителю фильм покажется скучным из-за своей доисторичности. Оно и понятно — смотреть черно-белое, немое кино сейчас станет смотреть далеко не каждый человек. Если этот человек не киноман.

    Во время просмотра фильмов, стараюсь их оценивать максимально объективно: если это кино «для девочек», представляю себя девочкой, а если это кино, выпущенное в 1922 году, то забываю все фильмы, просмотренные мной ранее. Даже несмотря на это, понравились только две вещи: великолепная оргАнная озвучка и ужасный, вселяющий страх одним своим видом вампир.

    7 из 10

    11 августа 2012 | 17:11

    «Носферату» Фридриха Вильгельма Мурнау — одна из самых знаменитых картин в истории кино, одно из лучших творений немецкого экспрессионизма, картина-легенда, которая уже давно прошла испытание временем и которая до сих пор удивляет и восхищает своего зрителя.

    Удивителен тот факт, что этот шедевр в своё время мог так и не выйти на экраны и не сохраниться до наших дней.

    Дело в том, что «Носферату» — это неточная экранизация самого знаменитого творения Брэма Стокера «Дракула». Неточная в силу того, что вдова писателя никак не хотела продавать права на экранизацию продюсерам «Prana Film». Но будущие создатели картины были уже настолько увлечены идеей этого фильма, что пошли на хитрость, переименовав всех персонажей и значительно изменив сюжетную линию. Но и после всего этого вдова не успокоилась: после выхода фильма на экраны, она через суд добилась уничтожения всех копий фильма. Но уничтожить все копии, которые к тому времени уже распространились по всему миру, к счастью, так и не удалось.

    «Носферату» был первым фильмом в истории кино про вампиров (не считая несохранившиеся короткометражные картины). Создание фильма пришлось на ту эпоху, когда кино только становилось на ноги: многое в фильмах тех лет придумывалось с нуля, параллельно создавался так называемый «киноязык», к которому современные зрителю относятся, как к чему-то само собой разумеющемуся. И действительно, в «Носферату» благодаря гению Мурнау было найдено много потрясающих находок, которые в дальнейшем изменили как конкретный жанр фильма ужасов, так и весь кинематограф в целом. Именно в нём были впервые использованы эксперименты с негативом плёнки и причудливая игра с тенями (например, в одном из эпизодов тень вампира появляется задолго до самого её хозяина, рождая тем самым чувство напряжения и беспокойства у зрителя). Поскольку воображение человека может нарисовать более страшные образы чем то, что показано на экране, камера не обязательно должна постоянно показывать злодея, достаточно лишь чувство того, что сейчас произойдёт что-то ужасное. Где только этот приём не был использован позже?!

    Ну и, конечно же, фильм не был бы тем, чем он есть, если бы не Макс Шрек. Его образ вампира с выпученными, не моргающими глазами, с лысым черепом, с белой, как мел, кожей, с острыми клыками и длинными когтями на руках — самый яркий и жуткий из всех, когда либо созданных в кино на эту тему. Образ был настолько потрясающий что, что позже распространилась легенда, будто бы Макс Шрек и в действительности был вампиром.

    Конечно же, по прошествии более чем девяноста лет, «Симфония ужаса» смотрится не так, как в годы его выхода. Могу предположить, что тогда люди буквально падали в обморок от происходящего на экране. Фильмы за этот долгий промежуток времени поменялись так же, как и их зрители, и сейчас вряд ли кто-то упадёт в обморок. Но по-прежнему в фильме осталась та неповторимая атмосфера мистики и таинственности, которая притягивает взгляд зрителя к экрану и вряд ли даст оторваться на протяжении всех полутора часов экранного времени.

    10 из 10

    18 марта 2016 | 16:21

    Ночь не торопится на смену дню. Над немецким Висборгом еще светит солнце, а на улицах можно увидеть улыбчивые лица. Никто не ведает о смертельной болезни, никто не знает, какое обличие она способна принять, и с каким коварством нападает. В тихой провинции суеверия не в ходу, но за грядой Карпатских гор все иначе. Там люди не хотят, но вынуждены верить. Верить во зло, абсолютное зло. Они боятся его и неистово крестятся. Пустая мера, но более надежной — нет. Как могут — оберегают чужака, предостерегают, но все напрасно: глаза нечестивого графа уже пожирают гостя, а капли дьявольски прекрасной крови алеют на руках. Князь всех вампиров, владыка поглощающей ночи и всадник царствующего сумрака — его облик далек от полагающейся величественности. Неестественно длинные пальцы, растопыренные уши, блестящая в лунном свете лысина, соболиные брови и оскаленные заостренные зубы не оставляют сомнений: этот упырь уникален, равных ему нет и не будет. Он не просто кровопийца с титулом, а источник губительной заразы, поражающей, но не обращающей.

    Бессмертие немого «Носферату» намертво спаяно с бессмертием легенды о главном вампире. Одно немыслимо без другого, и симфония ужаса звучит в честь обоих. Лента Фридриха Вильгельма Мурнау рождалась так, словно первоисточник Брэма Стокера легко мог быть заменен любым другим готическим романом. Образ графа Орлока — одно из наиболее впечатляющих и самодостаточных олицетворений немецкого киноэкспрессионизма, и, спустя почти столетие, поневоле осознаешь, насколько же он особенный среди всех последующих воплощений Дракулы. Собственно, упоминание титула здесь не более чем дань книге, самого Носферату логичнее отождествлять с болезнью, вызываемой его укусами. Сутулая, иссушенная фигура Макса Шрека диковато смотрится в сравнении с аристократичным Белой Лугоши, и это действительно два разных персонажа. Уже после Мурнау трансильванского графа стали показывать упивающимся собственной властью, способным порождать новых детей ночи. Орлок предстает скорее жертвой недуга, с которым он не в силах бороться и потому лишь смиренно следует черным гранулам в своей крови. Нападение сродни наложению могущественного проклятия, карающего и самого вампира, и жертву. Жажда так сильна, что превращает обладателя в некое подобие шагающей куклы жуткой наружности.

    Среди прочих полотен о нечистой силе начала прошлого века эта картина выглядит воистину сакральной. Ее так и хочется обернуть в темный платок и укрыть от круто изменившихся времен. Но кто родился уже бессмертным, тот и живет вечно. Раскрашенная в разные цвета кинопленка отражает чувства, когда неведомая опасность таится где-то на задворках. Желтый, голубой и зеленый сходятся в какой-то безумной пляске, иронично гармонируя с матушкой-историей. Потертый манускрипт о вампирах предстает главным артефактом, без которого люди заранее обречены в поединке с графом. Злодеяниям Орлока сопутствуют белесые тона строгой черно-белой гаммы, и в этом ощущается медленное наступление смерти на род человеческий. При всем при этом «Носферату» остается лентой, где полутона страшат сильнее. Показательно то, как Мурнау ловко обращается с тенью, отправляя ее в самостоятельное путешествие и подтверждая смутный вывод, что ужасает не только сам вампир, но и его силуэт. Инструменты воздействия на подсознание различны: от гипнотического взора до хищно растопыренных пальцев. Угроза несомненна, и хоть знания открыты, а спасения нет. Чуть ли не каждый кадр содержит новую деталь, заставляющую задуматься о природе вампиризма. Почему в своем посмертии прислужник адской полночи уподобляется несчастному уродцу? Среди широчайшего спектра отвратительных чувств сиротливо ютится жалость к неестественно долго живущему старику. Что, если безжалостная чума хуже всех обходится с самим разносчиком?

    Астральный мир, который открыл и оставил в веках Мурнау, полон мифологии, эзотерики и мистики. Они определяют структуру «Носферату» не как только лишь переосмысление «Дракулы» Стокера, а как новую жизнь для легенды в иной плоскости. Жестокость вампира уравновешивается его вечным одиночеством. Если последующие воплощения графа желали воссоединения с возлюбленной, были способны на чувства и предпринимали попытки хоть какого-то внедрения в людское сообщество, то Орлок — существо не из этого мира, сгусток отрицательной энергии, лишь только контурно схожий с человеком. Чума когда-то появилась словно ниоткуда, и впоследствии также в никуда и отправилась — так и у Мурнау наблюдается некое подобие слияния разных форм злодейства как явления. Развитие главной идеи происходит циклично, в соответствии с авторской разбивкой по актам. Очаг инфекции разгорается вроде бы незаметно, но уже в следующую минуту обходчик рисует кресты на дверях, фиксируя новых умерших.

    Каким бы многообразием символов ни отличалась «Симфония ужаса», но в первую голову она остается классикой макабрического превосходства. Мурнау доводит свою историю до логического конца, но почему-то уверенности в раскрытии всех тайн вампиризма нет и близко. Лента с самого момента своего появления и до наших дней удерживает почетный уникальный статус. Нигде и никогда прародитель кровопийц не был так искусно избавлен от какого-либо лоска в пользу невыразимо глубокого эффекта. И он ведь не базируется на одном только внешнем виде. Через личность Орлока удается проникнуть в лоно самого зла, как гностической сущности, неотделимой от добра. Классическое понимание вечного противостояния одного с другим формирует основу для исследования смертельной опасной науки. Сколь долго живет граф-вампир, столь же долго окружен он аурой загадки. И все те ключи, что оставил Фридрих Вильгельм Мурнау последователям, не открывают главного замка. Того, за которым хранится тайна бессмертия первого вампира. И заперт он будет до тех пор, пока «Носферату» не перестанет иметь высочайшее историческое значение. А этого, хочется верить, не случится никогда.

    23 октября 2016 | 15:44

    В начале 20-х годов прошлого века от слияния немецкого экспрессионизма и только зарождающегося жанра хоррора выиграли абсолютно все стороны: экспрессионизм ещё глубже вошел в историю кино как одно из наиболее интересных временно-пространственных ответвлении этой самой киноистории, хоррор получил один из вариантов развития, а нам, зрителям, остались такие шедевры, как «Носферату, симфония ужаса».

    В действительности, именно «Носферату» является, скорее всего, пиком развития этого направления. Настоящий концентрат экспрессионизма, которым пропитан каждый кадр этого фильма: в крысином облике графа Орлока, странных тенях и мрачном сюжете. И наследие этого фильма на жанр ужаса оказалось колоссальным. Ведь по сути любой фильм ужасов, который держит зрителя в пугающей, гнетущей атмосфере, обходясь при этом без явных сцен насилия и убийств отсылает нас к «Носферату», не говоря уже о том факте, что именно в этом фильме вампир впервые сгорел на солнечном свету. Мурнау был одним из первых, кто с такой щепетильностью к деталям, в своем собственном, оригинальном подходе снял картину, которая с каждой своей секундой все глубже обволакивает зрителя туманом упадка, безысходности и чумы.

    «Симфония ужаса» — фильм-легенда и все, что его окружает, окутано многими темными слухами и историями. Незаконная экранизация «Дракулы» оказалась, пожалуй, и самой значимой. Но выход этой картины сопровождался авторскими тяжбами. В законной постановке Мурнау и Флоренс Стокер не смогли найти общего решения, но режиссер был уже слишком увлечен этим фильмом, поэтому лишь поменял основные имена и место действия. В 21 веке такая наглость уже не прошла бы, и фильм так и не вышел на экраны. Такой ход аукнулся многими многочисленными судебными исками от весьма боевитой вдовы Брэма Стокера, которая потратила почти 10 лет, чтобы уничтожить этот фильм. Но копии фильма, как крысы, уже расползлись по всему миру и благополучно сохранили его и до наших дней.

    Фридрих Мурнау и Макс Шрек стали творцами успеха и краеугольными камнями этого фильма. Первый принес весомое количество новаторских приемов при работе с технической стороной фильма, такой как режиссура, операторская работа и монтаж, а так же собственное видение этой мрачной истории. А Макс Шрек создал одного из самых пугающих вампиров в истории кино, по сравнению с которым Бела Лугоши в «Дракуле» 31-го года выглядит просто как эстет с некоторыми странностями. А Энтони Хопкинс должен был бы вообще оставить своего Оскара за «Молчание ягнят» возле могилы Шрека, ведь скорее всего именно у него он позаимствовал ход с не морганием в кадре. Первое появление графа Орлока в кадре представляет собой очень запоминающуюся сцену, прочно вгрызающуюся в память, и глядя на скользящую по экрану высокую фигуру уже и не думаешь со стопроцентной уверенностью, что такой эффект создан лишь правильным ракурсом, курткой с подкладками и специальным гримом, имитирующим зубные протезы. Такой образ на долгие годы заложил облик бесчисленного множества упырей и вампиров. Так может быть действительно Мурнау пригласил настоящего румынского вампира для этой роли? Не зря ведь эта теорема прошла через годы и была выражена в «Тени вампира» с не последними людьми в кинематографе: Дефо и Малковичем.

    Первый показ в Берлине был подготовлен с особой кропотливостью. Специально к премьере композитор Ганс Эрдман написал оригинальный саундтрек, исполненную оркестром, а пленка с фильмом была раскрашена в оттенки коричневого, желтого, синего и разового цветов. И перед финальной сценой экран ненадолго заливало кроваво-красными цветами. А зрители в Европе, наблюдая за расползавшимся по экрану ужасом все сильнее начинали чувствовать эту междувоенную тревогу, охватывающую старый свет. Ещё недавно по всей Европе гремели взрывы, мелькали пули и разрывались тела, но уже в трупном запахе маячил ещё более страшный призрак. И удачно подхватив эту волну, «Носферату, симфония ужаса» получил положительную критику и у зрителей, и у специалистов, став одним из знаков надвигающихся темных времен.

    10 февраля 2013 | 15:18

    Первая экранизация одного из самых известных романов в истории, как по моему, является самой пугающей и жуткой. Этот фильм, пусть даже немой, в памяти оседает надолго, причем воспоминания о нем чаще пугающие, нежели какие-то другие.

    «Носферату, Симфония Ужаса» — фильм, прошедший через множество трудностей. Изначально у него «не сложилось» — сначала вдова Брэма Стокера (автора романа) отказалась продавать права на экранизацию, вследствие чего графа Дракулу заменил граф Орлок, а также были изменены и другие имена; а после выхода фильма все его копии должны были быть уничтожены, чему помешало только распространение фильма. Говорят, что самая полная версия фильма есть только у коллекционера фильмов с Максом Шреком (исполнившим роль графа Орлока), а в некоторых версиях кадры были раскрашены иначе для придания более жуткой атмосферы. В общем, у «Носферату» получилась своя, внушительная история.

    Если сравнивать «Носферату» с «Дракулой», то различия здесь на лицо. Во-первых, это имена. Во-вторых, место действия (в романе это Англия 1890-ых, а фильме это Германия 1838-го). В-третьих, это некоторые сюжетные моменты, из которых выделю только то, что Орлок не превращает свои жертвы в вампиров, а просто убивает их, заставляя горожан думать, что на них напала чума. Однако в отличие от экранизаций более поздних этот фильм пропитан именно той атмосферой безвыходности и страха, которой были пропитаны страницы романа. Так что «Носферату» одновременно и очень вольная, так и очень близкая по духу экранизация.

    Также хочется сказать об образе непосредственно «Дракулы». Макс Шрек подарил мир если не самую лучшую роль вампира, то, по крайней мере, одну из самых лучших. Граф Орлок — лично мой ночной кошмар детства. Это было самым жутким зрелищем, что я видел в детстве. Когда этот длинный, тонкий, пучеглазый, с длинными когтями и своими острыми зубами монстр появляется из темноты, сердце замирает и уходит в пятки. Это, без преувеличений, самый лучший образ вампира в истории. Орлок — это сущий кошмар, настоящий монстр, который вызывает страх. Орлока по праву сделали иконой вампирского жанра, а у многих его образ также является иконой хоррора в целом. Ни Лугоши, ни Олдаману, ни кому либо еще так и не удалось создать более жуткий образ, или хотя бы что-то похожее на образ, созданный Максом Шреком. Орлок станет ночным кошмаром, запросто выбив ветвь первенства у таких классических монстров, как Крюгер, Джейсон, Майерс и тд.

    С технической стороны фильм реализован в лучших стандартах того времени. Периодически на экране появляются вставки с текстом (в некоторых из них Орлока все-же переименовали в Дракулу); гамма то и дело меняется (однако во многих сценах это нагоняет атмосферу). Операторская работа очень даже хороша, а некоторые сцены стали известными на весь мир (все хотя бы раз в жизни видели графа Орлока, стоящего в дверном проеме и глядящего прямо в камеру).

    «Носферату» во многом стал самостоятельной историй про вампиров, граф Орлок (которого любят ошибочно называть «Носферату») стал самостоятельным персонажем; этот фильм одновременно и не относится к «Дракуле», и одновременно является лучшей экранизацией романа за всю историю. «Носферату» — это воистину симфония ужаса, от которой невозможно оторваться от начала и до самого конца. А после просмотра вы уже никогда не забудете облик длинного, тощего, лысого, когтистого графа с широко раскрытыми глазами, которые смотрят прямо на Вас, и взор этот будет с вами до самого конца.

    10 из 10

    4 ноября 2014 | 11:43

    «Вампира» Брэма Стокера впервые я прочитала лет в десять. Это был ужас. Очень атмосферная книга, рекомендую. Поэтому я ждала того же эффекта от первой ее экранизации — «Носферату — симфония ужаса».

    Я нашла её, выключила свет и приготовилась погрузиться в этот фильм. Но мне было весело: странная, устаревшая игра актеров, в частности Густава фон Вангенхайма; жеманный мужчина, как мне казалось, в роли невесты Нины, сегодня узнала, что это Грета Шрёдер и она женщина; сокращенная и упрощенная история; безумное музыкальное сопровождение, не совпадающее с происходящим.

    Будьте готовы именно к этому. Фильм переворачивает понимание фильма ужасов, он банален, глуп и примитивен. Но! Это первый подобный фильм и все, что сегодня мы называем банальностью, в 1922 году было оригинальной задумкой режиссера. 80% картинки современного фильма ужасов — заслуга Фридриха Вильгельма Мурнау.

    Именно поэтому это абсолютная классика и именно поэтому всем ценителям смотреть обязательно.

    5 из 10

    12 мая 2011 | 08:04

    Фильм действительно воздействует нехило. А чем? Конечно, многими ухищрениями по отдельности, и ими всеми в совокупности. Но для меня наиболее близка одна из граней этого воздействия. А именно то, как тебя будто затягивают в кадр, ловя на сладкие приманки, будто бы предлагают там пожить.

    Сначала мы наблюдаем светлые и лёгкие сценки, сладостные, но всё же не переслащённые, и это вполне даже импонирует. Идиллические моменты из жизни молодой семьи, нежная забота друг о друге, переживания, грядущая разлука, изъяснения преданности, длительное прощание, щемящая грусть при воспоминании о дорогом человеке… Благородные, достойные уважения чувства, и хочется вмесие с героями ощущать их и в своей груди снова и снова. Ну а ещё есть детали, так изящно создающие атмосферу заманчивого уюта. Прельстительно украшенные интерьеры, вышивание, даже юркая кошка — всё это обеспечивает расслабляющую, непринуждённую обстановку. В таком мире хотелось бы жить — но, попав туда хотя бы мысленно, одновременно делаешь и себя уязвимей для того ужаса, тень которого уже нависла над честным бытом приличных граждан…

    Постановка довольно аскетическая; тем более примечательно, какими скудными техническими возможностями достигается нужный эффект. Тут так и хочется дискутировать на тему того, как вообще ограниченность средств способствует расцвету воображения! В немом кино тоже у разных режиссёров были свои хитрости, припомнишь, как, допустим, Хичкок добивался требуемой силы воздействия в своём «Жильце». Что-то общее, конечно, характерно для всего немого кино — это мощь, отточенность, даже некая преувеличенность поз, жестов, выражений лиц, что просто необходимо, если ещё нельзя пленять публику ни голосом, ни красками.

    Большая часть как героев, так и сюжетных линий из книги остаётся за кадром — но это, пожалуй, позволяет особенно сфокусировать внимание на тех моментах, которые остались. К примеру, поездка молодого человека в замок и пребывание там в итоге создают нужный градус напряжённости и жути. Да и потом, во всех экранизациях «Дракулы» сюжет, мягко говоря, хоть в чём-то да и отличается от оригинального. Я навсегда сохраню привязанность к книге, но отнюдь не стану и сожалеть о том, что удалось послушать симфонию такого ужаса. Того ужаса, у которого есть своё лицо, взор, и даже свой собственный неповторимый нос!

    18 марта 2013 | 00:09

    Днем он спит мертвым сном в своем гробу в темноте грузового отсека, а корабль целенаправленно идет к его новому дому. Берегитесь люди, чума уже на всех парусах плывет в ваш спокойный город Висборг…

    Загоревшись желанием экранизировать роман Брэма Стокера «Дракула», немецкий режиссер Фридрих Вильгельм Мурнау был готов осуществить это, несмотря на то, что киностудия так и не получила права на экранизацию. И он немного изменил эту историю, создав кинокартину о другом вампире, который впоследствии стал одним из самых известных и легендарных персонажей фильмов ужасов.

    Первое время, пока рассказывается о счастливой жизни Хуттера и Эллен, с нетерпением ждешь появления одного единственного персонажа, в честь которого и назван фильм. Граф Орлок, чей неподвижный взгляд способен пронзить насквозь, как и его длинные когти и острые зубы, сразу производит неизгладимое впечатление. В тот момент, когда Макс Шрек появляется на экране в этом образе, просто перехватывает дыхание. Он ужасен, но от него невозможно отвести глаз. Будто гипнотические способности его героя распространяются не только на персонажей истории, но и на зрителя. Даже когда он отсутствует на экране, чувствуется, что он где-то неподалеку, что он вот-вот появится и погрузит город в свой кошмар. Макс Шрек создал настолько запоминающийся образ, что даже его тень, отражающаяся на стене под конец фильма, стала очень знаменитой и не менее пугающей, чем ее обладатель. Это одна из тех ролей, которая не только является одной такой на всю карьеру актера, но и единственной такой на весь жанр.

    «- У Вашей жены прекрасная шея…»

    Грустно смотреть, как на счастье молодых супругов Хуттера и Эллен постепенно падает тень смерти. Но им не занимать храбрости в том, что они не позволяют страху захватить их и продолжают бороться против того, кто несет с собой саму смерть. Актеры Густав фон Вангенхайм и Грета Шрёдер за свою жизнь снялись чуть меньше, чем в двух десятках фильмов, в основном играя второплановые или эпизодические роли. Им очень повезло, что режиссер выбрал именно их, и они его не подвели, сыграв очень эмоционально и чувственно своих героев. Запоминается и Александр Гранах в роли Кнока. Он появляется на экране раньше графа Орлока, когда история еще не предвещает ничего плохого, и от его персонажа с безумно-хитрыми глазами и жуткой улыбкой сразу становится не по себе.

    Режиссер Фридрих Вильгельм Мурнау и пугает, и вдохновляет этим фильмом. Он хотел снять свой готический фильм ужасов и он это сделал. И этот фильм выжил, спустя столько лет, хотя все его копии когда-то пытались уничтожить наследники Брэма Стокера. Мурнау прекрасно умел использовать каждый кадр; каждая сцена, каждый общий и крупный план были точно рассчитаны. Вместе с музыкой это создает неповторимую атмосферу, атмосферу напряжения, ужаса, предвкушения, что произойдет что-то неотвратимое и страшное. И его придумка, что солнечный свет является смертельным для вампира, оказалась гениальной, и спустя долгое время стала в большинстве случаев неотъемлемой частью мифа об этих кровожадных существах. Это один из самых великих немых фильмов ужасов, в значительной мере повлиявший на последующие истории о вампирах.

    Каким бы жутким ни был вампир, как бы легко не подчинял своей воле людей, какими бы силами не обладал, всегда есть что-то, чего он боится, как, например, пропустить первый крик петуха.

    1 ноября 2013 | 20:43

    … и слава Богу! Людям привыкшим к гламурным вампирам, наверное, не стоит тратить время на «Носферату» — это фильм из другого класса. После просмотра остается впечатление, что прикоснулся к вечному и это так и есть.

    При уровне развития кинематографа в 20-е годы в фильме присутствует юмор, недосказанность, экспрессия… Я знаком со всеми экранизациями романа Стокера, но эта, однозначно, лучшая, возможно, потому, что сам Брэм участвовал в написании сценария. Среди всех фильмов о вампирах «Носферату» — первоисточник. Режиссерская работа тоже приятно удивила — ничего лишнего (после «Носферату» я уже пересмотрел все работы Мурнау, которые смог найти).

    Особенно хотелось бы отметить следующие моменты:

    1. Игра Макса Шрека — нечто потрясающее, чего стоит хотя бы выражение его лица, когда он смотрит на Эллен из окна — голодное, жалкое, просящее. Чудовище со взглядом спаниэля.

    2. Отличные субтитры: всё по существу, но в хорошем стиле и с юмором. Очень важная часть фильма, на мой взгляд.

    3. Несколько сцен, которые остаются перед глазами еще долгое время после просмотра, например, момент, когда Эллен смотрит, как по улице черные люди несут черные гробы производит сильнейшее впечатление.

    Сложно поставить оценку… Люди, для которых кино — искусство, рано или поздно посмотрят «Носферату», т. к. этот фильм — одно из первых произведений киноискусства.

    29 декабря 2011 | 18:03

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>