всё о любом фильме:

Носферату, симфония ужаса

Nosferatu, eine Symphonie des Grauens
год
страна
слоган-
режиссерФридрих Вильгельм Мурнау
сценарийХенрик Галеен, Брэм Стокер
продюсерЭнрико Дикманн, Альбен Грау
операторФриц Арно Вагнер, Гюнтер Крампф
композиторДжеймс Бернард, Ганс Эрдманн, Карлос Ю. Гарза, ...
художникАльбен Грау
жанр ужасы, фэнтези, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время94 мин. / 01:34
Молодой клерк Хуттер из Бремена первой трети XIX века отправляется за тридевять земель, в карпатские леса, к инфернальному графу Орлоку, владельцу замка, решившему перебраться в крупный город. Гость выясняет, что Орлок, известный и как Носферату, — вампир, и от его заражающего укуса Хуттера спасает лишь супруга Элен, сверхъестественно сильно влюблённая в скромного и безвольного служащего конторы по продаже недвижимого имущества. Именно она понимает, какое зло несёт в себе мрачный граф.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
97%
60 + 2 = 62
9.0
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам романа Брэма Стокера «Дракула» (Dracula, 1897).
    • В Швеции фильм был запрещен вплоть до 1972 года.
    • Все пленки и негативы с фильмом были уничтожены по результатам судебного процесса, затеянного вдовой Брэма Стокера. Однако впоследствии нашлись копии в других странах, и фильм был спасен.
    • Мурнау использовал для создания мистической атмосферы интересный и прежде не применявшийся в кино приём: в сцене, где адский экипаж везёт Хуттера в замок, в одном из кадров ночной лес виден в негативе (белые деревья), но экипаж и лошади по-прежнему тёмные. На самом деле вся сцена снята в негативе, но экипаж и лошади при этом были задрапированы в белые полотнища.
    • Чтобы усилить «мертвость» своего персонажа, Макс Шрек ни разу не моргал в кадре.
    • Многие ночные сцены снимались днем, и это было видно даже на черно-белой пленке. Позднее недоработку исправили, наложив на ночные кадры синий светофильтр.
    • Из 94 минут экранного времени собственно Носферату уделено лишь 9.
    • еще 4 факта
    Трейлер 01:13

    файл добавилRusfan93

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 10 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Носферату, симфоняи ужаса. 1922 год

    Перед вами уникальный в своем роде шедевр кинематографа. Фильм «Носферату, симфония ужаса» является подлинной классикой немецкого киноэкспрессионизма двадцатых годов. Данный фильм, по мнению многих авторитетных критиков считается одной из самых страшных и удачных экранизаций романа Брэма Стокера «Дракула». Я смотрел это кино с немецкими субтитрами (то есть родными), никакого закадрового переводчика не было и в помине. Мне оставалось лишь понять, что там написано. Немецкий язык в школе не изучал, так что не понял ни одного слова, кроме Вампир. Позже я пересмотрел кино на компьютере, оказывается были доступны субтитры.

    Как вы уже наверное поняли, фильм был снят по роману Брэма Стокера «Дракула». Сюжет очень напоминает первоисточник, но со своими новшествами. До экранизации более популярной среди широких масс голливудской экранизации «Дракула» оставалось еще долгих 9 лет. Так что эти фильмы очень схожи, и оба замечательны, каждый по своему.

    Поначалу писатель хотел назвал свой роман «Граф-вампир».

    Позднее, для пущей достоверности, переименовал и перенес место действия, найдя упоминание о графе Дракуле среди легенд Трансильвании. Киностудия Prana Film негодовала. из за того что не смогла приобрести права на фильм.

    Все из за того, что вдова писателя пожелала уничтожить все копии данного фильма из за нарушения авторских прав. Режиссеру Фридриху Вильгельму Мурнау пришлось внести некоторые изменения, в частности сюжета и имен героев. Так главного злодея назвали не Дракулой, а Орлоком.

    Несмотря на это, сей фильм был быстро изъят из проката с последующей промывкой плёнки. И несмотря на все эти конфликты, кино стало признанной классикой мирового кинематографа, фильмов ужасов в частности. Раньше ужастики так сильно не пугали. И тут на экранах появляется загримированный Макс Шрек, который делает своим ужасным видом меняет штурвал вперед в развитие развлекательного кино. Также рекомендуется к просмотру интеллектуальная драма Мурнау «Последний человек».

    В некоторых моментах съемку ускоряли при монтаже. Это добавляет некой жутковатости происходящему.

    И вот, мы подошли к гвоздю программы. Запоминающийся и леденящий душу образ страшного вурдалака Носферату был создан актером Максом Шреком. Эта роль стала одной из самых известных для актера. Помимо этого, актера можно было увидеть в таких картинах, как фантасмагорическая мелодрама 1923 года Улица и комедия 1924 года Финансы великого герцога. Что характерно, Шрек на немецком переводится как «страх».

    В отличии от других фильмов немого кино (Кабинет доктора Калигари).

    Этот фильм был снят на натуре, в помещении старого замка в Чехословакии.

    В те далекие годы такого люди и представить себе не могли, что кино можно снимать в реально существующих местах, а не на специально подготовленных киностудиях. Именно это дало повод слагать о кино различные легенды, что на пленку был запечатлен не актер, а самый настоящий кровосос.

    В кино имеется великолепная игра света и тени, что разрывает барьер между съемками классического театрального и кино и живых натурных съемок.

    Весьма интересная находка реставраторов — вместо черно-белого изображения, цвет фона менялся, с подходящей для этого обстановкой и сменой времени суток.

    Как и во множестве других подобных фильмах эпохи немого кино, актерам красили веки и пудрили лицо. Это прибавляло выразительности. Так что мимика и пластичность гримасы главного героя это отдельная тема. Немного жутковато и забавно одновременно. Его физиономия мне чем-то напоминает молодого Эдуарда Хилля.

    Главный герой фильма весел и оптимистичен. Все эти разные эмоции, будь то радость, испуг не оставят зрителей равнодушными. Он совершенно не может без эмоций, они его переполняют, Хуттер постоянно все делает с натянутой, глуповатой улыбкой. Будь то он ест, просыпается, или пишет письмо своей жене. Неплохая игра актера, сыгравшего главного героя, не уступает по своему обаянию злодею фильма. Злодей в этом фильме тоже забавен…по своему. И это не мешает ему выглядеть крайне пугающе. Весьма колоритный антагонист получился. Скалит зубы, то пучит глаза и весьма нехорошо улыбается. Кино -родоначальник вампирской эстетики, именно в этом фильме впервые был приведен прием уничтожения вампиров при помощи солнечного света. Его первое появление вызывает дрожь и легкий холодок у зрителей. Не спорю, у него один из самых страшных образов вампиров в кино. Но, когда камера снимает актера вблизи, то просто невозможно не удержать хохот, когда вампир начинает пучить глаза с этими темными бровями и накладными клыками.

    Грим главного злодея является настоящим произведением искусств и образцом для подражания, к общей картине добавляем игру Макса Шрека и вы сможете получить идеальный результат того, как надо правильно пугать зрителей.

    Гримеры создали весьма пугающий вид: лысая черепушка, заостренные уши,

    тонкий нос, клыки, темные круги под злобными глазками, тоненькие ноги и руки, широкие плечи в темном одеянии и выпирающим горбом, здоровенные ручища с тоненькими длинными пальцами и ногтями. А в остальном, внешний вид графа Орлока и Томаса крайне мультяшны и забавны, возьмем к примеру капитана корабля, который похож на льва со своей косматой прической, пышными бровями, бакенбардами и бородой.

    Или, например, начальник Кнок, который выглядит маленьким злым, безумнейшим толстым человеком с всклокоченными волосами.

    Симфоническая музыка в фильме идеально вписывается в атмосферу, то медленно и нагнетающее, то нежно и ласкающая слух.

    Замок в фильме немаленький, довольно таки старинный, зловещий и одновременно красивый. А вокруг ни души, только бесконечные просторы скал.

    Спецэффекты для 22 года «поражали» воображение.

    Пример: Герой видит из окна странную картину- вампир, обладая нечеловеческой силой берет гробы и загружает их один за одним на лошадиную повозку, и ложится в один из гробов. Крышка же закрывается при помощи покадровой анимации.(приблизительно 7 кадров). О 35 мм можно было только мечтать. Так как во многих кадрах видны темные полосы, или затемнение по окружности. Не ждите увидеть впечатляющие, масштабные виды на замок, в кадре умещается только её часть.

    Вывод:

    Зловещая сказка для детей и взрослых, не знаю, какими были тогда ограничения при просмотре фильмов, но я бы в детстве такое кино посмотрел…ночью.

    9 из 10

    25 сентября 2011 | 22:13

    Германия. 1838 год. Начало чумы. Окрестности Бремена, город-фантом Висборг, пребывающий в дымной, удушающей пелене полусна. Во тьме ночной, во тьме густой, во тьме зловещей притаилось само Зло. Неизбежное и древнее, спустившееся с вершин карпатских гор, что в далекой и жуткой Трансильвании — стране из мира грез и ночных видений. Зло, не ведающее жалости, но жаждущее порочной любви, и имя ему Орлок, граф румынский, перерождение валахского правителя. Когтистые холодные пальцы, словно щупальца, обвивают тонкую девичью шею, уродливый острый нос улавливает все полутона ароматов живой плоти и теплого тела, облаченного в прозрачный шелк. Истинный неизбывный акт хищничества. Кровь густым багровым потоком сочится из истерзанного горла, пачкая лицо несчастного монстра, не умеющего противостоять собственному голоду, а в ушах жертвы предсмертным набатом звучит утробный голос, перемешанный со зловонным, отдающим смрадом гнилых трупов дыханием: «Тымоя!Тымоя!Тымоя!ТыНАВЕКИМОЯ!». Из тьмы явившись Орлок во тьме и исчезнет, выпив до дна жизнь и забрав душу, оставив пустую оболочку, лишенную дальнейшего права на спасение. И вечный его спутник, гроб, восседающий на горбу, будет полон тысячелетних грехов собственного владельца, эталонного вампира.

    В незапамятные времена девственности десятой музы, когда молодые Эйзенштейн, Протазанов, Шестрем, Гриффит, Ланг, Дрейер и Мурнау только осваивались с этим новоизобретенным видом искусства, ужас и его природа были совершенно иными. Первобытной, но не дуболомно-атавистической; жестокой, но не бессмысленно-беспощадной. Настоящей в своей макабрической бессловесности. Великому Немому в принципе и не нужны были слова для вербализации страхов; ужас тогда, почти век назад, строился на утонченной и устрашающей визуализации, сдержанной и сбалансированной атмосфере и философии, восходящей своими корнями как к религии, так и к эзотерике с метафизикой. Основывался на методах изысканного экспрессионизма, одним из грандов которого и был Великий и Ужасный Фридрих Вильгельм Мурнау, в 1922 году выпустивший картину «Носферату, симфония ужаса», которую в контексте предыдущих работ мастера, «Головы Януса» и «Замка Фогерлед», воспринимать следует как magnum opus, вставший на равных с «Кабинетом доктора Калигари» в рамках всего немецкого киноэкспрессионизма, заложив к тому же фундамент для развития и эволюции всего жанра мистики и ужасов, в то время считавшемся низким и недостойным звания настоящего искусства. Инфернальные же силы вампиристического макабра кошмарны в своей немоте и мертвенной бледности в свете изголодавшейся луны.

    Будучи официально первой и, вероятно, до сей поры самой лучшей экранизацией романа британского беллетриста Брэма Стокера, лента Мурнау тем не менее имеет к книге скорее опосредованное отношение хотя бы постфактум того, что первоначальная фабула литературного первоисточника была режиссером переосмыслена, не кардинально, но вполне достаточно, чтобы слегка сместить акценты, моральные, в первую очередь, и придать кинокартине в ее окончательном виде более рельефные и резкие черты не хоррора, но почти философской притчи с огромной провидческой сущностью, заложенной в нее. Причина сего переосмысления была довольно банальна, между тем; Мурнау всего лишь опасался притязаний на наследие вдовой писателя, но на выходе подобный шаг позволил истории трансильванского вампира заиграть новыми красками, ибо, что удивительно Орлок является героем сугубо периферийным, воплощением затаившегося зла, являющегося на краткие, но жуткие мгновения, по сути своей он побочен в драматургии киноленты, тогда как на первый план выдвинута история любви, которой предстоит быть прокрученной через колесо жестокости и насилия на фоне грядущих исторических пертурбаций.

    Взрощенная из зерен экспрессионизма на тщательно взрыхленной почве готического искусства, в 20-х годах начинавшего уже медленно уходить из культурного пространства(наступающий век урбанизации и освоения новых технологий вкупе с революционными переменами требовали новых направлений в искусстве взамен архаичных), лента Мурнау как канонична в своей принадлежности к ужасам, культурологическая ценность которого чрезвычайно высока и до сей поры, когда даже в эрзац-образцах современных вампиристических гламурных подонков и метросексуальной школоты угадываются черты древнего Орлока, так и при этом стоит над жанром хоррора как таковым, являя собой по сути фильм-предостережение и фильм-предупреждение, обращенный ко всей Веймарской республике, переживающей тяжелый послевоенный период. Даже на уровне названия Орлок не является классическим кровососом; греческое слово νοσοφóρος или созвучное ему старославянское «носуфур-ату» трактуется как «переносящий болезнь», «зараженный». Мурнау лишает центрального антагониста ленты в исполнении инфернального Макса Шрека ореола сверхьественной природы, лишает вампира его мифической сущности, превращая этого демона кровавых ночей в символ надвигающей на Германию коричневой чумы реваншизма, абберантной гордыни, собственного величия, символ уничтожения старорежимных порядков.

    Орлок — это последняя ступень обратной эволюции, тотальной деградации и дегуманизации; Мурнау окончательно обесчеловечивает в плотском понимании и расчеловечивает в христианском смысле эту экстраполяцию давних славянских легенд, из которых видны отчетливые очертания валахского князя Цепеша, вошедшего в историю своим беззастенчивым садизмом доморощенного тирана, хотя для родных ему румын и до сей поры остающемся не тираном, а собирателем земель румынских и главным борцом с янычарами. Этот вирус, словно вампир, будет очень скоро пожирать всех и вся на своем пути, пожирать с неистовой жадностью и остервенением останки Веймара, лелея идеи новой империи, но, к сожалению, с рассветом его невозможно будет убить. И гибель Орлока в час предрассветный не кажется финалом всей истории, а лишь ее многоточием без эпилога и эпитафии, ибо истинное Зло невозможно по-настоящему уничтожить, оно многолико. И много позже этот эталонный худосочный вампир возродится под красно-черными знаменами, и жертв у него уже будет не десятки, а сотни тысяч и миллионы.

    26 июня 2015 | 07:21

    Как известно, шедевры не стареют. А вот этот взял и постарел. И непросто постарел, а постарел капитально. Мох, гниль и вонь.
    Кое-кто со мной, конечно же, не согласится, и будет по-своему прав. Естественно, у каждого свой взгляд на этот вопрос. Кто-то визжит от негодования («Что за чушь? Что за ерунда?»), кто-то мерно убаюкивается под чёрно-белые, немые кадры и, чтобы быть «в моде», слепо твердит: «Шедевр! Конечно же шедевр! Просто гениально!», на самом деле ничего не смысля в гениальности и шедевральности. Просто слепая дань «не оказаться белой вороной». Кто-то твёрдо и убеждённо стоит за признание творения Фридриха Вильгельма Мурнау «Носферату, симфония ужаса» настоящим шедевром, стоящим вне времени и вне пространства.

    Вот такие мы, люди-человеки, все разные и от этого интересные. Что же касается меня, то я лишь высказываю своё мнение по поводу «Носферату…». Как я уже говорил выше, фильм «Носферату, симфония ужаса»- обычный мистический ужасник о вампире и вурдалаке из глухих окраин Карпатских гор. Конечно, тогда, в1922 году, да и в последующие годы, когда кинематограф только зарождался и был в новинку, фильм Мурнау сотворил своеобразный шок среди зрителей. Ужас и паника окутывали зрителей «Носферату…». Такого, насколько мне известно, на экране ещё никто не видел. Только в сказках, в книжках, в преданиях. А здесь, пожалуйста, всё наяву (то, что раньше надо было додумывать и дофантазировать, здесь предлагалось просто посмотреть). Зрители того времени были шокированы от увиденного на экране, но всё же продолжали упорно валить в кинозалы на «Носферату».

    Я, дитя технического прогресса конца ХХ века, вдоволь «накушавшись» кровавых «кинобутербродов» от Фульчи, Кронненберга, Крейвена, Карпентера, Данте (когда спецэффекты стали Спецэффектами, грим- Гримом), спокойно посмотрел творение господина Мурнау и … Одним словом, обычный, чёрно-белый, немой.

    Действительно, атмосфера в фильме наводит некоторое душевное уныние и маленькую душевную неприятность. Грим главного героя убедителен и совсем неплох, да и сам актёр Макс Шрек играет роль вампира Орлока, по меркам того кинематографа, вполне прилично.

    Вроде всё хорошо и достоверно, но фильм, явно, стареет. Нет того эмоционального зрительского захвата внимания, который присущ современным ужасникам. Ещё пару десятков лет, и «Носферату» мало кто вспомнит, не говоря о том, что кто-то будет его смотреть (разве только будущие киноведы и кинокритики, и то, только ради приличия, «чтобы не оказаться белой вороной») … Хотя я могу и ошибаться…

    4 из 10

    5 июля 2008 | 23:04

    А вот еще одно выдающееся классическое произведение, поставленное по роману Брэма Стокера, автора «Дракулы». Это известнейший немецкий немой фильм 1922 года, стал первой его экранизацией, и для меня это самый первый фильм про вампиров. Не обращайте внимания на год создания, такие фильмы останутся шедеврами даже сейчас, поскольку немого кино сейчас практически нет, а создать такой визуальный ряд под одну, пусть даже и превосходную музыку, мало кто сможет.

    Вот в 2005 году я посмотрел «Зов Ктулху», снятый в духе того времени, и удивился — есть же все таки люди, которые понимают, что дело не в технологии и озвучивании персонажей, а в создании особенной атмосферы. Не могу сказать, что этот фильм лучше или хуже, чем «Дракула», я вообще избегаю сравнений одной работы с другой. Но поскольку сценарии очень похожи, вам будет интересно, что все же лучше смотрится.

    На мой взгляд, Дракула получился сильнее и как фильм, и как персонаж. Все таки он более зловещий и сильный вампир на экране, чем граф Орлок. Поэтому мне было вдвойне интересно посмотреть этот вариант сценария, чтоб сравнить этих экранных персонажей для себя. Здесь я не буду говорить, что объективно лучше.

    Вот честно, я сам не могу понять, чем же он так поражает. Наверное, это удивление, когда немой персонаж умудряется напугать вас даже не своим внешним видом и, тем более, визгом или рыком, а скорее его манерой движения. Лично я начал убеждаться, что когда нечто, напоминающее человека, двигается на экране согласно другой, непостижимой нам манере, это может оказать какое — то гнетущее воздействие на зрителей. И при этом, в некоторых сценах, граф — вампир выглядит даже забавно, для меня — даже в какой то мультяшной манере. Да, кстати, по списку это первый полуторачасовой фильм, так что можете быть уверены, за это время будет немало моментов, стоящих вашего внимания.

    Зрелищность — 4
    Постановка — 4
    Актеры — 5
    Сценарий — 5
    Ожидаемость — неожиданно страшно

    Мое слово — очень атмосферно, все 92 минуты!

    12 мая 2009 | 18:35

    Кинематограф уже давно отошел от первоначального образа вампира, бытовавшего в народных поверьях, с увлечением создав свой собственный уникальный тип. Если первоначально упырь являлся отвратным созданием мрака и ночи, выползавшим из могилы или пещеры, чтобы насытить свою мертвую плоть кровью живых, то теперь его черты существенно изменились. Вампир стал неким изгоем из общества, вызывающим более жалость и сочувствие, нежели животный страх и брезгливость; несчастным страдальцем, коротающим одинокие ночи в поисках жертвы, а дни — в каком-нибудь укромном особняке. Или превратился в эстета, ищущего новых впечатлений, и оттачивающего свое смертоносное искусство на ничего не подозревающих людях. Вампир приобрел свои характерные черты в массовой культуре, по которым он нам сейчас более знаком: страдающий от собственной кровожадности человек. Или почти человек.

    Но антигерой не становится героем, что не мешает, впрочем, ему быть символом эпохи. Эпохи, которая ищет своих героев там, где их никогда и не было. Еще начиная с Брэма Стокера, Дракула при всем аристократизме обладал какой-то внутренней потусторонней силой, не способной укрыться за внешним изяществом и пугающей главных героев одноименной книги. Однако, со временем создатели фильмов ужасов перестали обращать на это свое внимание.

    «Носферату» несколько выбивается из этих рамок. Фридрих Мурнау создал образ графа Орлока, даже не столько опираясь на произведение Б. Стокера, сколько на легенды и суеверия, бытующие у различных народов мира. Вряд ли вампир, созданный воображением режиссера, может вызвать у кого-нибудь чувство сострадания: острые уши летучей мыши, тонкие паучьи пальцы с длинными когтями, немигающий взгляд и телодвижения, менее всего говорящие, что перед нами находится живой человек. И все это в окружении мрачноватых, готических декораций.

    Конечно же, Ф. Мурнау не пытался задаться целью с точностью воспроизвести все то, что можно услышать о вампирах и вурдалаках или прочитать о них в средневековых бестиариях, и, собрав все вместе, воплотить в кинокартине. Стоит только приглядеться и увидишь совершенно своеобразный мир, в котором эмоциональность Хуттера, взвинченность и повышенная чувствительность Эллен смешиваются с картинами природы, как в ее диком состоянии (в Трансильвании и на берегу Балтийского моря), так и в искусственном (в лаборатории профессора Бульвера). А на заднем фоне, то появляется, то вновь исчезает сам вампир — оживший мертвец, роковым образом вторгающийся в жизни главных героев, принося с собою в вымышленный городок Висбург лишь чуму и смерть.

    Немецкий экспрессионизм и выразительность характеров персонажей достигают здесь одной из своих вершин в только еще осваиваемом жанре хоррор. А граф Орлок остается навсегда одним из самых запоминающихся монстров в кинематографе, болезненно притягивая своим обликом зрителей, несмотря на уже устаревшие приемы актерской игры. И самым реалистичным из созданных образов вампира, если конечно верить древним преданиям.

    27 августа 2010 | 15:26

    В начале 20-х годов прошлого века от слияния немецкого экспрессионизма и только зарождающегося жанра хоррора выиграли абсолютно все стороны: экспрессионизм ещё глубже вошел в историю кино как одно из наиболее интересных временно-пространственных ответвлении этой самой киноистории, хоррор получил один из вариантов развития, а нам, зрителям, остались такие шедевры, как «Носферату, симфония ужаса».

    В действительности, именно «Носферату» является, скорее всего, пиком развития этого направления. Настоящий концентрат экспрессионизма, которым пропитан каждый кадр этого фильма: в крысином облике графа Орлока, странных тенях и мрачном сюжете. И наследие этого фильма на жанр ужаса оказалось колоссальным. Ведь по сути любой фильм ужасов, который держит зрителя в пугающей, гнетущей атмосфере, обходясь при этом без явных сцен насилия и убийств отсылает нас к «Носферату», не говоря уже о том факте, что именно в этом фильме вампир впервые сгорел на солнечном свету. Мурнау был одним из первых, кто с такой щепетильностью к деталям, в своем собственном, оригинальном подходе снял картину, которая с каждой своей секундой все глубже обволакивает зрителя туманом упадка, безысходности и чумы.

    «Симфония ужаса» — фильм-легенда и все, что его окружает, окутано многими темными слухами и историями. Незаконная экранизация «Дракулы» оказалась, пожалуй, и самой значимой. Но выход этой картины сопровождался авторскими тяжбами. В законной постановке Мурнау и Флоренс Стокер не смогли найти общего решения, но режиссер был уже слишком увлечен этим фильмом, поэтому лишь поменял основные имена и место действия. В 21 веке такая наглость уже не прошла бы, и фильм так и не вышел на экраны. Такой ход аукнулся многими многочисленными судебными исками от весьма боевитой вдовы Брэма Стокера, которая потратила почти 10 лет, чтобы уничтожить этот фильм. Но копии фильма, как крысы, уже расползлись по всему миру и благополучно сохранили его и до наших дней.

    Фридрих Мурнау и Макс Шрек стали творцами успеха и краеугольными камнями этого фильма. Первый принес весомое количество новаторских приемов при работе с технической стороной фильма, такой как режиссура, операторская работа и монтаж, а так же собственное видение этой мрачной истории. А Макс Шрек создал одного из самых пугающих вампиров в истории кино, по сравнению с которым Бела Лугоши в «Дракуле» 31-го года выглядит просто как эстет с некоторыми странностями. А Энтони Хопкинс должен был бы вообще оставить своего Оскара за «Молчание ягнят» возле могилы Шрека, ведь скорее всего именно у него он позаимствовал ход с не морганием в кадре. Первое появление графа Орлока в кадре представляет собой очень запоминающуюся сцену, прочно вгрызающуюся в память, и глядя на скользящую по экрану высокую фигуру уже и не думаешь со стопроцентной уверенностью, что такой эффект создан лишь правильным ракурсом, курткой с подкладками и специальным гримом, имитирующим зубные протезы. Такой образ на долгие годы заложил облик бесчисленного множества упырей и вампиров. Так может быть действительно Мурнау пригласил настоящего румынского вампира для этой роли? Не зря ведь эта теорема прошла через годы и была выражена в «Тени вампира» с не последними людьми в кинематографе: Дефо и Малковичем.

    Первый показ в Берлине был подготовлен с особой кропотливостью. Специально к премьере композитор Ганс Эрдман написал оригинальный саундтрек, исполненную оркестром, а пленка с фильмом была раскрашена в оттенки коричневого, желтого, синего и разового цветов. И перед финальной сценой экран ненадолго заливало кроваво-красными цветами. А зрители в Европе, наблюдая за расползавшимся по экрану ужасом все сильнее начинали чувствовать эту междувоенную тревогу, охватывающую старый свет. Ещё недавно по всей Европе гремели взрывы, мелькали пули и разрывались тела, но уже в трупном запахе маячил ещё более страшный призрак. И удачно подхватив эту волну, «Носферату, симфония ужаса» получил положительную критику и у зрителей, и у специалистов, став одним из знаков надвигающихся темных времен.

    10 февраля 2013 | 15:18

    «Носферату, симфония ужаса» на сегодняшний день, пожалуй, самая известная и наиболее знаковая в творчестве культового немецкого режиссёра картина, как и его «Последний человек», является эталоном немого кино, одним из тех редких случаев, когда время оказывается бессильно перед искусством, а герой ленты попадает в рейтинги самых узнаваемых и эксцентричных персонажей мирового кинематографа. Работа над вольной экранизацией «Дракулы» пришлась на момент, когда немецкое кино находилось под влиянием экспрессионизма, после «Кабинета доктора Калигари» отчасти определившего особенности средств художественной выразительности и тематику отечественных фильмов, но даже тогда Вильгельм Мурнау позволил себе выйти за установленные модным течением рамки, как самобытный творец, изменить его эстетическим принципам.

    Отказав искусственности экспрессионистской стилизации, рисованным и деформированным декорациям, Мурнау воссоздаёт мистическую атмосферу романа не избегая реальных пейзажей природы, объектов подлинной жизни, но один из важнейших канонов экспрессионизма — создавать действительность, изображая вещи как форму сложных психических процессов в голове человека — режиссёр всё же соблюдал беспрекословно, поэтому страх посетившего злосчастный замок клерка, тревога и беспокойство его молодой жены за жизнь супруга передаются посредством нетипичных для своего времени технических приёмов, искусной композиции кадра и оригинальных световых решений, что в совокупности пробуждало в зрителе чувство гнетущей таинственности, сейчас же не позволяет фильму скатиться в производимую аффектированной игрой актёров буффонаду.

    Неизменный спутник каждого уважающего себя вампира — ночь — очевидно в связи с довольно низкой светочувствительностью плёнки, была полностью исключена из повествования, стала условностью, и лишь спустя некоторый отрезок времени вернулась тонированными в синий цвет сценами, что впрочем не спасает картину от недостатка зловещих сумерек, без которых граф Орлок теряет немалую толику обаяние, способность наводить жуть. Переосмысленный Мурнау и воплощённый Шреком образ жаждущего крови упыря зачастую смешон, после прибытия в Бремен уже не представляется опасным монстром, а его незабываемая пробежка в обнимку с гробом выполнена по сегодняшним меркам едва ли не в жанре клоунады, но именно внешняя характерность персонажа приходит ему на выручку, не даёт перевоплотиться из антагониста в шута.

    Что действительно впечатляет, так это работа художника, позаимствовавшего при построении декораций замка мотивы готической архитектуры, обустроившего интерьер его помещений согласно композиционным особенностям стиля, что вызывает у зрителя ощущение ирреальности происходящего, позволяет сопоставить прибывание Хуттера в гостях у графа с волнующим ночным кошмаром, увы, кончающимся вместе с отъездом Орлока в уютный городок Висбург, абсолютно неподходящий для осуществления его кровавых планов, составляющий контраст потусторонней внешности новоприбывшего обывателя. Симфония Вильгельм Мурнау всё ещё звучит на его некогда чёрно-белом полотне, но прежнего ужаса уже давно не вселяет, скорее служит памятником становления экспрессионизма, что, безусловно, куда ценнее.

    17 января 2013 | 15:05

    С первых минут не привычно смотреть такое кино, хочется выключить, но присмотревшись начинаешь понемногу втягиваться.

    Первое что бросается в глаза это игра актеров. В те времена они должны были передавать свои эмоции выражением лица, жестами. Это выглядит очень необычно и шедеврально. А какая атмосфера! В то время, с «устаревшими спецэффектами», сделали такой атмосферный фильм, который даже через 90 лет выглядит очень здорово!

    Образ вампира просто потрясающий. Это не прилизанный подросток, а старик, страшный старик пугающий своим видом, жестами, манерами.

    Несмотря на то что тут нету резни, фильм очень страшный. Этому способствует не только игра актеров, но и сопровождающая музыка, она нереально нагнетает атмосферу ужаса и страха.

    Фильм смотрится на одном дыхании, вообще никуда не хочется отойти «на рекламу», хочется досмотреть до конца.

    Я смотрел и другие экранизации «дракулы», но все они даже близко не были такими страшными и интересными.

    10 из 10

    13 июля 2012 | 16:11

    Оценивать сейчас немое кино довольно сложно. В нем совершенно другие законы, приоритеты и общая составляющая. Многие вообще крикнут, что это отстой, потому что нету компьютерной графики, взрывов и синих созданий из «Аватара». Поэтому сразу хочется сделать акцент на том, что данное кино сможет оценить и понять только тот, кто уже знаком с немыми картинами.

    Перед нами все тот же фильм про Дракулу, который превратился в нечто большее чем просто кино по книге.

    Молодой клерк Хуттер отправляется в замок к графу Орлоку, чтобы подписать с ним контракт на приобретение дома. Как не сложно догадаться — замок находиться в Трансильвании, а его главный обитатель никто иной как вампир. Дальше все идет по цепочке.

    Все ключевые моменты взяты из книги Брэма Стокера, но в некоторых местах есть серьезные отличия. Главной причиной послужил тот факт, что вдова Стокера запретила экранизацию произведения своего мужа. В итоге, пришлось поменять все имена героев и некоторые ключевые моменты.

    Как для тех лет, в фильме есть довольно неплохая игра освещения и потрясающая игра актеров. Макс Шрек выглядит великолепно в роли графа Орлока и его образ можно увидеть на многих даже современных книгах про вампиров. Получилось действительно загадочно и жутко. Остальные актеры тоже не вызывают нареканий, но на фоне Макса, отходят на второй план.

    Картина рекомендуется всем поклонникам немого кино и фильмов про вампиров.

    Перед нами своеобразный шедевр, который сейчас оценят далеко не все.

    10 из 10

    19 марта 2011 | 11:28

    Первая экранизация одного из самых известных романов в истории, как по моему, является самой пугающей и жуткой. Этот фильм, пусть даже немой, в памяти оседает надолго, причем воспоминания о нем чаще пугающие, нежели какие-то другие.

    «Носферату, Симфония Ужаса» — фильм, прошедший через множество трудностей. Изначально у него «не сложилось» — сначала вдова Брэма Стокера (автора романа) отказалась продавать права на экранизацию, вследствие чего графа Дракулу заменил граф Орлок, а также были изменены и другие имена; а после выхода фильма все его копии должны были быть уничтожены, чему помешало только распространение фильма. Говорят, что самая полная версия фильма есть только у коллекционера фильмов с Максом Шреком (исполнившим роль графа Орлока), а в некоторых версиях кадры были раскрашены иначе для придания более жуткой атмосферы. В общем, у «Носферату» получилась своя, внушительная история.

    Если сравнивать «Носферату» с «Дракулой», то различия здесь на лицо. Во-первых, это имена. Во-вторых, место действия (в романе это Англия 1890-ых, а фильме это Германия 1838-го). В-третьих, это некоторые сюжетные моменты, из которых выделю только то, что Орлок не превращает свои жертвы в вампиров, а просто убивает их, заставляя горожан думать, что на них напала чума. Однако в отличие от экранизаций более поздних этот фильм пропитан именно той атмосферой безвыходности и страха, которой были пропитаны страницы романа. Так что «Носферату» одновременно и очень вольная, так и очень близкая по духу экранизация.

    Также хочется сказать об образе непосредственно «Дракулы». Макс Шрек подарил мир если не самую лучшую роль вампира, то, по крайней мере, одну из самых лучших. Граф Орлок — лично мой ночной кошмар детства. Это было самым жутким зрелищем, что я видел в детстве. Когда этот длинный, тонкий, пучеглазый, с длинными когтями и своими острыми зубами монстр появляется из темноты, сердце замирает и уходит в пятки. Это, без преувеличений, самый лучший образ вампира в истории. Орлок — это сущий кошмар, настоящий монстр, который вызывает страх. Орлока по праву сделали иконой вампирского жанра, а у многих его образ также является иконой хоррора в целом. Ни Лугоши, ни Олдаману, ни кому либо еще так и не удалось создать более жуткий образ, или хотя бы что-то похожее на образ, созданный Максом Шреком. Орлок станет ночным кошмаром, запросто выбив ветвь первенства у таких классических монстров, как Крюгер, Джейсон, Майерс и тд.

    С технической стороны фильм реализован в лучших стандартах того времени. Периодически на экране появляются вставки с текстом (в некоторых из них Орлока все-же переименовали в Дракулу); гамма то и дело меняется (однако во многих сценах это нагоняет атмосферу). Операторская работа очень даже хороша, а некоторые сцены стали известными на весь мир (все хотя бы раз в жизни видели графа Орлока, стоящего в дверном проеме и глядящего прямо в камеру).

    «Носферату» во многом стал самостоятельной историй про вампиров, граф Орлок (которого любят ошибочно называть «Носферату») стал самостоятельным персонажем; этот фильм одновременно и не относится к «Дракуле», и одновременно является лучшей экранизацией романа за всю историю. «Носферату» — это воистину симфония ужаса, от которой невозможно оторваться от начала и до самого конца. А после просмотра вы уже никогда не забудете облик длинного, тощего, лысого, когтистого графа с широко раскрытыми глазами, которые смотрят прямо на Вас, и взор этот будет с вами до самого конца.

    10 из 10

    4 ноября 2014 | 11:43

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>