всё о любом фильме:

Дракула

Dracula
год
страна
слоган«Любовь бессмертна»
режиссерФренсис Форд Коппола
сценарийДжеймс В. Харт, Брэм Стокер
продюсерФренсис Форд Коппола, Фред Фукс, Чарльз Малвехилл, ...
операторМихаэль Балльхаус
композиторВойцех Киляр
художникТомас Е. Сандерс, Эндрю Прехт, Эйко Исиока, ...
монтажЭнн Гурсо, Глен Скэнтлебери, Николас С. Смит
жанр ужасы, фэнтези, мелодрама, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
зрители
США  19.9 млн,    Франция  3.17 млн,    Испания  2.76 млн, ...
премьера (мир)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время128 мин. / 02:08
Номинации (1):
Конец XIX века, Лондон. Молодой юрист Джонатан Харкер и красавица девушка Мина любят друг друга. Джонатан на время вынужден оставить невесту одну и отправиться по делам в Трансильванию к графу Дракуле, желающему приобрести недвижимость в столице Англии. Но Джонатан не знает, кто такой Дракула на самом деле…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
79%
37 + 10 = 47
6.5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам романа Брэма Стокера «Дракула» (Dracula, 1897).
    • Финальную песню фильма, «Love Song for a Vampire» написала и исполнила Анни Леннокс.
    • Идея сделать очередную экранизацию «Дракулы» пришла в голову актрисе Вайноне Райдер, которая и предложила этот проект Френсису Форду Копполе. И именно её пожелания оказали большое влияние на выбор основного актёрского состава фильма.
    • В качестве крови использовалось смородиновое желе.
    • Когда актеры, играющие главные роли, впервые встретились на репетиции, Коппола заставил их читать вслух роман Стокера целиком. Если верить Хопкинсу, это заняло два дня.
    • Первоначально предполагалось, что фильм поставит Дэвид Лин. Однако он был занят разработкой проекта новой экранизации романа Джозефа Конрада «Ностромо», который так и остался неосуществленным после смерти режиссера в 1991 году.
    • Большая часть актерского состава была собрана, исходя из пожеланий Вайноны Райдер — включая Энтони Хопкинса, Гари Олдмана, Киану Ривза и Ричарда Э. Гранта.
    • Среди тех, кто пробовался на роль Дракулы, были такие звезды, как Энди Гарсия (у которого, кстати, во время проб возникли проблемы с сексуальными эпизодами), Гэбриел Бирн, Арманд Ассанте и даже Антонио Бандерас, а также тогда еще малоизвестный актер Вигго Мортенсен.
    • Полный же список возможных исполнителей роли Дракулы, составленный Фрэнсисом Фордом Копполой, включал в себя имена таких актеров, как Дэниел Дэй-Льюис, Алек Болдуин, Джейсон Патрик, Эйдан Куинн, Кристиан Слейтер, Николас Кейдж, Майкл Нури, Дермот Малруни, Костас Мэндилор, Ник Кассаветес, Эдриан Пасдар, Хью Грант, Руперт Эверетт, Рэй Лиотта, Стинг, Кайл МакЛоклен, Алан Рикман, Колин Фёрт и Харт Бокнер.
    • Фрэнсиc Форд Коппола открыто критиковал свой собственный выбор Киану Ривза на роль Джонатана Харкера. Коппола признавал, что выбрал Ривза, потому что на эту роль нужен был молодой, но уже звездный актер, а главное — чтобы он был сексуальный и хорошо сочетался в кадре с красавицами-моделями Моникой Беллуччи, Михаэлой Берку и Флориной Кендрик.
    • Первоначально роль Р.-М. Ренфилда должен был играть Стив Бушеми, но в итоге ему предпочли легендарного актера и музыканта, «последнего битника Америки» Тома Уэйтса.
    • Кроме того, в качестве кандидата на роль Ренфилда также рассматривался британский актер и рок-певец Иэн Дьюри.
    • Первым выбором на роль Люси Вестенра была известная актриса Джульетт Льюис.
    • Каштановые волосы Сэди Фрост были выкрашены в ярко-рыжий цвет, чтобы Люси в фильме внешне сильнее отличалась от Мины.
    • Во время предпроизводства фильма Фрэнсис Форд Коппола придумал концепцию того, что в присутствии такого потустороннего существа, как вампир, законы физики перестают работать корректно. Вот почему тени в фильме порой действуют независимо от того, кто или что их отбрасывает, крысы бегут вверх ногами, а жидкость капает вверх.
    • Для съемок фильма линия волос Гари Олдмана была отодвинута назад. Это было сделано для удобства наложения пластического грима, а также для придания большего сходства с изображениями валашского князя Влада Цепеша — реального прототипа Дракулы.
    • После этого режиссер решил обратиться к своему 29-летнему сыну Роману Копполе, который и стал супервайзером спецэффектов. Ему удалось воплотить на экране все необходимые эффекты, используя только различные кинематографические трюки и комбинированные съемки.
    • Когда Джонатан Харкер едет в поезде в Трансильванию, мы видим крупный план открытого дневника Харкера, прямо над которым проезжает поезд — при этом тень от поезда и дыма из трубы ложится на страницы. Этот эффект был достигнут при помощи приема искаженной перспективы: на самом деле были использованы огромный макет дневника и миниатюрная модель поезда.
    • Далее в поезде Джонатан Харкер смотрит на карту Трансильвании — и мы видим ее «отражение» на его лице. Этот эффект был достигнут путем простого проецирования изображения карты при помощи эпидиаскопа на лицо Киану Ривза прямо во время съемок.
    • В том же эпизоде чуть позже Джонатан Харкер читает письмо графа Дракулы — и мы видим, как глаза Дракулы таинственно появляются в небе за окном поезда и следят за Джонатоном. Этот эффект был достигнут путем простого оптического комбинирования трех различных кадров. Сначала был отснят кадр с изображением глаз Гари Олдмана, причем актер был загримирован так, чтобы при проецировании этого кадра на задник с изображением карпатского неба были видны только глаза. Затем был отснят кадр, в котором изображение глаз Олдмана проецировалось на задник декорации Карпатских гор. И наконец, был заснят Киану Ривз, сидящий в поезде, за окном которого был расположен экран, на который проецировались отснятые ранее кадры с глазами Дракулы на фоне неба над Карпатами.
    • В Трансильвании Джонатана Харкера встречает экипаж Дракулы, и таинственный кучер в черном (по сюжету, это сам граф Дракула, и играл его Гари Олдман) протягивает руку так, что она как будто удлиняется и мистическим образом помещает Харкера в карету. Этот эффект был достигнут вживую с помощью двух обычных технических приспособлений: крана камеры, на котором сидел Гари Олдман, и небольшой подъемной платформы, на которой стоял Киану Ривз. Когда Олдман протянул руку, кран плавно сдвинулся вправо, приблизив его к Киану Ривзу, при этом снимающая камера синхронно также сдвинулась вправо, оставляя в кадре только руку Гэри. Когда рука Олдмана достигла плеча Ривза, подъемная платформа приподнялась и передвинула Киану к карете параллельно с обратным движением крана и камеры.
    • Когда экипаж приближается к замку Дракулы, есть кадр, в левой нижней части которого мы видим мчащийся по узкой горной дороге экипаж, а правой верхней — возвышающийся на скале на заднем плане замок Дракулы. Этот эффект был достигнут путем обычной перспективной дорисовки: замок был нарисован на куске стекла, который был помещен перед камерой во время съемки экипажа, катящегося по декорациям в павильоне.
    • Чтобы добиться более зловещего ощущения от эпизода, когда Джонатан Харкер входит в замок Дракулы, был применен классический прием «обратного реверса», то есть этот эпизод был снят «наоборот»: Киану Ривз выходил из замка, пятясь, а для фильма отснятые кадры «развернули».
    • В фильме есть эпизод, в котором Джонатан Харкер бреется, глядя в зеркало, а сзади к его плечу тянется рука Дракулы — и при этом ни рука, ни сам Дракула не отражаются в зеркале. Этот эффект был достигнут при помощи классического трюка, столь же старого, как само кино. Джонатан, которого мы видим со спины — это на самом деле не Киану Ривз, а дублер. А зеркало — на самом деле отверстие в стене, за которым стоит уже сам Ривз, все движения которого точно совпадают с движениями дублера. Таким образом, когда к плечу дублера тянется рука, никакого отражения за спиной Ривза нет — просто потому, что нет никакого зеркала. Аналогичный трюк был использован, например, Романом Полански в фильме «Бал вампиров» (1967).
    • Когда Джонатан Харкер исследует замок Дракулы, есть кадр, в котором Харкер спускается по лестнице на заднем плане, а на переднем плане в это же время три крысы пробегают по какой-то металлической балке вверх ногами. Этот эффект был достигнут при помощи классического приема двойной экспозиции — то есть кадр был отснят дважды. Сначала были засняты бегущие по балке крысы — при этом камера была перевернута, и вся верхняя часть кадра была закрыта черной маской. Затем пленку отмотали на начало эпизода, камеру вернули в правильное положение, а черной маской закрыли теперь другую часть кадра (ту, куда уже были засняты крысы) — и досняли спускающегося по лестнице Киану Ривза на оставшуюся часть кадра. Такой прием раньше применялся, например, во всех случаях, когда требовалось раздвоить актера или актрису на экране.
    • Первые кадры появления Дракулы на улицах Лондона выглядят как кадры из очень старого фильма, хотя они и цветные. Это также не было достигнуто при помощи какой-либо компьютерной или иной обработки изображения. Эти кадры действительно были сняты настоящей старой ручной кинокамерой фирмы «Пате», что придало им характерную для очень старых фильмов убыстренность, на старую пленку из запасников фирмы «Кодак», что придало им характерную зернистость.
    • Далее есть момент, когда Мина Мюррей, выйдя из аптеки, сталкивается с Дракулой и роняет флакон. Камера опускается вниз, мы видим руку Дракулы, которая ловит флакон невысоко от земли. Затем камера поднимается вверх, и мы тут же видим флакон в руке Дракулы, который даже не наклонялся. Этот эффект был достигнут при помощи дублера и двух одинаковых флаконов: во время съемок этого эпизода Гари Олдман просто стоял, заранее держа в правой руке второй флакон, а рука, ловящая первый флакон, была рукой дублера.
    • В эпизодах, показывающих глазами бегущего Дракулы-оборотня то, что он видит, Фрэнсис Форд Коппола хотел добиться чего-то необычного. В итоге было решено прибегнуть к так называемому эффекту стаккато. Эти кадры были созданы с использованием раритетного и крайне редко используемого ныне в кино прибора — интервалометра. При съемке 24-х кадров в секунду интервалометр в случайном порядке препятствует экспонированию некоторых кадров, а у некоторых кадров обрезает концы. В результате создается тот эффект «нервного» изображения, который мы видим в фильме. И снова: всё это было достигнуто непосредственно при съемке камерой — без какой-либо последующей компьютерной или иной обработки.
    • У Фрэнсиса Форда Копполы была идея назвать фильм просто одной буквой — «Д» с тем, чтобы название отличалось от предыдущих киноадаптаций романа «Дракула».
    • Первоначально Фрэнсис Форд Коппола предполагал снимать натурные эпизоды фильма в местах действия романа — в Трансильвании и Лондоне. Однако боссы студии «Коламбия» из соображений экономии бюджета настояли на том, чтобы натура была найдена в Лос-Анджелесе.
    • Первоначально Фрэнсис Форд Коппола хотел снять фильм в импрессионистских декорациях, используя в основном только свет и тени при минимуме собственно декораций. Сэкономив таким образом бюджет, режиссер хотел потратить больше средств на создание костюмов. Однако продюсеры студии «Коламбия» воспротивились этому и приказали создать полноценные декорации.
    • В американской версии фильма отсутствует кадр, в котором одна из невест Дракулы облизывает, а затем кусает сосок Джонатана Харкера.
    • Всего до выхода фильма в прокат было сделано 38 различных сокращений.
    • Фрэнсис Форд Коппола и Гари Олдман впоследствии признавались, что, создавая для фильма образ графа Дракулы, они вдохновлялись образом Ивана Грозного, созданного Николаем Черкасовым в классических фильмах великого Сергея Эйзенштейна «Иван Грозный» (1944) и «Иван Грозный. Сказ второй: Боярский заговор» (1945, выпуск 1958).
    • Сцена в экипаже перед прибытием Джонатана Харкера в замок Дракулы (включая замедленно снятое появление кареты Дракулы) целиком взята из знаменитого черно-белого хоррора Марио Бавы «Маска дьявола» (Италия, 1960), снятого по мотивам повести Н. В. Гоголя «Вий».
    • Голубое пламя, которое пересекает экипаж с Харкером по пути в замок Дракулы, упоминается в оригинальном романе Брэма Стокера. В романе объясняется, что каждый год в одну особенную ночь голубое пламя указывает места, где зарыты сокровища.
    • Портрет графа Дракулы, висящий на стене в обеденной зале замка, — не что иное, как известный «Автопортрет в меховом пальто» знаменитого немецкого художника Альбрехта Дюрера (1471 — 1528), снабженный лицом Гари Олдмана.
    • Когда Мина вспоминает свою прошлую жизнь, в которой она была Элизабетой, она говорит, что помнит «страну, лежащую за великими лесами». «Страна (или земля), лежащая за великими лесами» — точный перевод названия Трансильвании.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • В сцене изнасилования в саду, во время того, как Мина уводит Люси, на её белой рубашке можно хорошо разглядеть тень от кинокамеры.
    • В сцене наказания мистера Ренфилда можно заметить, что он болтается на верёвках.
    • Сцену с обезглавливанием Дракулы Копполе предложил его друг Джордж Лукас.
    • Для того чтобы записать нечеловеческий крик князя Влада в прологе, после того как он вонзает меч в крест и впервые испивает крови, был приглашен Люкс Интерьор — лидер-вокалист панк-группы «Крэмпс». Именно его голос (а не Гари Олдмана) мы слышим в фильме в этот момент.
    • еще 39 фактов
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • Когда сумасшедший мистер Ренфилд в лечебнице бросается на доктора Сьюарда, он кусает его за шею справа, а хватается доктор за шею с левой стороны.
    • В постельной сцене Мины и Дракулы сквозь ночную рубашку Мины просвечивают современные трусики.

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 7.5/10
    Эта лента Фрэнсиса Форда Копполы — не просто очередная вариация одного из самых экранизируемых сюжетов о графе-вампире из Трансильвании. Имя английского писателя Брэма Стокера, который создал в 1897 году роман «Дракула» и прославился благодаря этому, вынесено в название картины для того, чтобы подчеркнуть следование почти столетней традиции трактовки образа Дракулы и подтвердить пристрастие постановщика к романтически-мистической трактовке событий, чаще всего становившихся лишь поводом для демонстрации внешних ужасов. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 6633 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Год 1992. Дракула Брэма Стокера.

    Я смотрел этот фильм многократно и в детстве, и в уже более зрелом возрасте. Но сейчас, зная что буду писать на него рецензию, я решил посмотреть его более вдумчиво, обращая внимание на детали. И как ни странно, но мое мнение не изменилось. Хотя я предполагал перевес весов в какую нибудь из сторон.

    В 1462 году Влад Дракула разгромил войско турков в кровопрололитной войне. Но турки успели отправить в замок Влада ложное сообщение о его смерти, и его жена от горя совершает самоубийство. В порыве ярости, обезумевший от горя Дракула отрекается от Бога и отдает свою душу Дьяволу, дабы тот помог отомстить ему за смерть любимой…

    Спустя четыреста лет, агент по продаже недвижимости Джонатан Харкер отправляется в Трансильванию, чтобы помочь загадочному графу приобрести некое недвижимое имущество в Лондоне. Харкер встревожен мистической атмосферой царящей вокруг, а также самим хозяином замка, который почему то проявляет интерес к фотографии его невесты — Мины…

    С самим романом я не знаком. Так что буду оценивать историю по фильму. Есть такие вещи, которые хороши только в одном из видов. Например игра. Играть в нее интересно самому, а вот смотреть на нее в виде экранизации не интересно. Также и с книгой. Как только некоторые элементы выходят за пределы страниц, то становятся неформатом. В книге такое количество персонажей кажется абсолютно нормальным, и раскрыты они там по максимуму. Дракула же, в виде фильма, кажется перегруженным персонажами и образами. Да и с раскрыть получилось только самого великого и ужасного. Остальные кажутся немного сыроватыми и иногда даже вообще не к месту.

    История десять раз запутана, потом десять раз распутана, для того чтобы запутаться еще сильней. Не вижу в этом ничего плохого, но иногда легко потерять нить повествования. Некоторые события не имеют смысла, да мотив их не раскрывается. Можно было леко выбросить где то четверь фильма, и основная сюжетная линия не пострадала бы. Даже наоборот, эта мешанина не путала бы зрителя. Хотя наверно это и есть задумка режиссера. Но все недочеты перекрывает визуал фильма. Все костюмы, декорации, грим, спецээфекты отправляют нас в конец 19-го века. Эта все сделано настолько качественно и реалистично, что погружение в эту атмосферу просто невероятно.

    К просмотру обязателен, но с пометкой «глубоко не вникать». Ибо можно откопать множество минусов и недочетов, которые испортят впечатление от хорошего фильма. А фильм действительно неплох.

    6 из 10

    27 сентября 2016 | 20:09

    Фрэнсис Форд Коппола экранизировал известный роман «Дракула» Брэма Стокера. Экранизировал так, что на него приняли равнение все последующие фильмы про вампиров, а манеру съёмок некоторых сцен переняли и в другие жанры фильмов.

    Грандиозный актёрский ансамбль ни на толику не дал усомниться в профессионализме и дали фильму ещё больше свежести, отчего даже сейчас картина смотрится, словно снятая только сейчас.

    Готическая атмосфера, откинутая напрочь чопорность англичан, много, но не до отвращения, сцен с кровью — это всё «Дракула». Каждый актёр вывел свой образ до ранга эталона. Особенно хорош Энтони Хопкинс в роли доктора ван Хельсинга, непримиримого борца с вампирами. Гари Олдман поражает своей чувственностью и в тоже время шокирует своей кровожадностью. Вайнона Райдер прекрасно передала образ молодой девушки 18-го века, утончённой и изящной, покорившейся чарам чудовища. Кеану Ривз не стал изображать из себя супергероя, ограничившись ролью несколько второго плана, но без которой того бы «Дракулы» не было.

    Шедевральность картины не оспаривается ещё и с точки зрения операторского мастерства. Михаель Буллхаус настолько точно передал всё то, что запланировал показать режиссёр, отчего надо аплодировать только стоя. Атмосфера картины и множество запоминающихся сцен — в этом немаловажная заслуга Буллхауса.

    Если сравнить «Дракулу» и «Интервью с вампиром», то эти картины стоят на одной высокой ступени кинематографа. Я не хочу их сравнивать — каждый из фильмов 0 шедевр, но так как сейчас рецензируется «Дракула» и моя полная уверенность в том, что это шедевр, то тогда оценка может быть одной единственной -

    10 из 10

    17 июля 2010 | 15:59

    Давным-давно, в глубоком детстве я увидела на экране, как от тени проходящего мимо графа Дракулы вянет букет цветов. Тогда мне стало ужасно страшно. Чуть позже, когда мой подростковый разум был впечатлен выдающимся фильмом «Ван Хельсинг», я начала смотреть все попадающиеся под руку фильмы про вампиров. Сначала всяческие экранизации Энн Райс, потом роман Брэма Стокера (от начала оторваться не могла, а под конец позевывала), ну а потом и до киноклассики добралась, ведь там же все-таки играл Ривз, который Нео, хотя его в фильме, к сожалению, маловато показывают.

    Пересматривать фильм я уселась на днях. И тут же поняла, что стоило подождать пять лет для того, чтобы понять, ЧТО именно я смотрела.

    Коппола взял за основу великое произведение и немного (капельку, совсем чуть-чуть) его поменял — так, чтобы получить другое, свое не менее великое. Он наглым образом срифмовал любовь и кровь. Всемирно известный вампир до этого, наверное, и не догадывался, что у него была такая восхитительно богатая и трогательная история любви. Но даже эта история сама по себе могла бы прогореть, если бы не исполнение.

    А по этой части в голову приходит одно слово — мастерство. Причем мастерство во всем. 1992 год, у Копполы и его команды было намного меньше средств визуальной графики, чем у современных работников камеры и хлопушки, были только чувства красоты, меры и стиля и определенный багаж опыта за спиной. И с помощью всего этого они получили такую красоту, какой может добиться далеко не всякие режиссеры, операторы и художники почти двадцать лет спустя. В фильме использованы простые и старые как кино трюки: наложение картинок одну на другую, использование дублеров, тени, живущие какой-то своей, отдельной от своих хозяев жизнью, чернила, заливающие фотографию. Вот это и есть настоящие эффекты — настоящие, живые и трогательные — кропотливая работа, работа с душой.

    Но основная движущая сила фильма — это, конечно, актерская игра. Простой Джонатан Харкер, разрываемая противоречивыми чувствами Мина, Дракула… О, этот Дракула! У Гари Олдмэна много, очень много хороших ролей, и то, что он творит здесь — просто неописуемо, для того, чтобы увидеть всю демоничность, все несчастье и всю глубину этого персонажа, можно один раз взглянуть в глаза актера, ведь их видно под любым гримом.

    Вы думаете, Олдмэн — это самое демоничное, что вам попадется в этом фильме? Даже и не рассчитывайте! Выступающий на стороне добра профессор Ван Хельсинг то выскочит невесть откуда, то Мину в танце закрутит, то невозмутимо поедает бифштекс прямо после обезглавливания Люси. В общем, Хопкинс отрывался как мог, а его мудрый голос первым делом встречает нас в этом фильме, хотя сам персонаж появляется только ближе к середине.

    А вообще-то расписывать все это без толку. Фильму почти двадцать лет, и он прочно вошел в историю. Так что если хотите большой и чистой любви, если хотите посмотреть на настоящую красоту и настоящее мастерство — вперед! Впервые за достаточно долгое время я с чистой совестью выставляю фильму

    10 из 10

    3 марта 2009 | 13:45

    Ну вот и добралась до классики. Я в лёгком трансе. Одновременно читаю роман и сразу понятно, что Коппола пошёл по-своему пути воспроизведения. Моему восприятию, однако, это не препятствует. На мой взгляд, это очень даже удачно, что фильм выполнен в столь страстно-демоничном свете, в отличие от книги. Безумная линия мистического влечения, память о прошлой любви. Прямо-таки все компоненты Кровавой Мэри. Это более эмоционально и зрелищно. Но так ведь это кино!

    Я в восторге от визуализации! Старые добрые приёмы съёмки — задают шарм всей картине, отчего голова слегка кружится (как при малокровии), но оторваться от созерцания невозможно. Это также завораживающе, насколько пугающе и любопытно. Каждая сцена пропитана очаровательным мистицизмом. И страшно подумать, что иногда Дракула представляется не таким уж монстром. Восхитительные, чуткие женские образы. Поистине аристократичный вид Влада Цепеша. Красота передачи поставлена на первый план, воистину!

    Также хочется отметить дубляж, он на высоком уровне. Вкрадчивый голос с лёгким акцентом в повествовании, нежный наивный женский, передают дух данной истории.

    И об актёрском составе, наверно, всё уже сказано. Но… Не хочу упустить возможность вознести собственноручно Гари Олдмана. Он чудовищно обаятельный злодей! Ох, от его Дракулы прям мурашки по коже.

    Кто-то скажет — йяяк, кто-то — йямми, ну а я скажу …это же классика. Смотрите сами!

    17 июля 2012 | 18:04

    Главный мой вопрос: Зачем? Зачем нужно было писать «Дракула Брема Стокера» ?!

    Весь фильм — это полная противоположность книге. Все глупо, пошло и мерзко.

    Несколько раз во время просмотра моя рука тянулась выключить эту ерунду.

    Люси — озабоченная дама, которая постоянно лезет к лицам мужского пола за поцелуями. Да что там за поцелуями, она вполне была готова отдаться любому. Не понимаю, как в нее влюбились аж три мужика. Постоянно бесило то, что она вся извивалась, извергала из своего рта бешеные стоны. Добило еще и то, что постоянно у нее вылезала голая грудь. Ну что за осквернение легендарного романа?

    Джонатан — мужчина с каменным выражением лица, которому все равно на свою жену. Не то чтобы я не люблю Киану Ривза, но видимо, он не был в восторге от своей роли, потому и сыграл на троечку.

    Мина — вообще сумасшедшая. В книге это благородная женщина, которой все восхищались. Она — само олицетворение доброты и непорочности. В фильме же это одержимая любовью к Дракуле женщина, причем с нотками сумасшествия, которой очень все равно на своего мужа. Простите, но что сделали с классикой? Зачем их тогда поженили, раз она так сходит с ума по графу?

    Кстати, стоны постоянно раздаются и из ее рта.

    Сьюард, Холмвуд и Квинси — вообще без комментариев. Особо даже не выделились.

    Остался и незамеченным такой герой, как Рейнфилд.

    Ван Хелсинг. Как мне показалось, данный герой, наверное, почти единственный, кто был вполне похож на книжного. Как, в принципе, и три вампирши. Как раз в них-то пошлость и должна была прослеживаться.

    Но вот сцена поцелуя Ван Хелсинга и Мины меня просто выбила из колеи. Тут я почти отключила фильм, а выражение моего лица искривилось до такой степени, что даже мой кот, наверное, спрятался бы от этой «красоты».

    Дракула. Люблю Гари Олдмана, но не здесь. Во-первых, сразу же оттолкнул его внешний вид, совсем непохожий на тот, что описан в книге. Да-да, я постоянно провожу аналогию с книгой. Молодой Дракула внешне даже притягивал, что как-то странно. Во-вторых, это просто не тот Дракула. Поведение, мимика — все не то. Я уже и не касаюсь сюжета.

    В общем, я считаю, что если делаете фильм «Дракула» по-своему, то не приписывайте, что это роман Стокера.

    Почитателей книги таким образом можно довести до инфаркта.

    3 из 10

    Читайте книги.

    21 июля 2015 | 20:46

    Дракула. Как много в этом слове для слуха нашего сплелось.

    Пара слов о романе Стокера и образе Дракулы. Многострадальный граф Дракула сегодня — один из величайших «антигероев» в массовой культуре, а в области вампирских легенд — кровопийца номер раз. Ирландский писатель Брэм Стокер когда-то давно, на рубеже веков, создал образ Дракулы, соединив сведения о настоящем румынском правителе, жившем на исходе Темных Веков (на который ему указал один знакомый ученый), и восточноевропейские легенды о вампирах. Книга наделала много шума и положила начало так называемой «вампирской легенде» (а также множеству подражаний) и навсегда вписала имя Брэма Стокера в историю мировой литературы. Его перу принадлежат и другие произведения, такие как «Логово Белого Червя», «Дама в саване», «Тайна моря» и т. д., однако именно история о графе-вампире стала наиболее популярной.

    «Дракула» — чрезвычайно сложное произведение, в первую очередь потому, что язык Стокера является ярким образцом литературного языка викторианской эпохи, со сложными конструкциями предложений, скрытыми смыслами и типичным для того времени эпистолярным стилем, то есть повествование ведется от лица разных героев, чьи письма и заметки в дневнике мы читаем. Во времена Стокера такой прием был очень популярен и только усиливал у читателя ощущение реальности происходящего. Что касается сюжета, то в здесь нет никакой четко выделенной романтики и любви, его основная цель — напугать читателя, а не вызвать у него романтические чувства и симпатии. Это чистейшая литература ужасов во всем своем великолепии, где герои объединяются в борьбе против сильного и неведомого сверхъестественного врага. Только отличие творения Стокера в том, что он показывает антагониста не безымянным трупом, взявшимся невесть откуда, а харизматичной исторической личностью, эксцентричным усато-бородатым графом из далекой Восточно-европейской державы, который только постепенно раскрывает перед Харкером свою истинную сущность. Есть еще целый ряд интересных особенностей образов романа, но говорить о них можно долго, поэтому скажу лишь, что произведение несет на себе отпечаток умонастроений и взглядов викторианской Англии, а по сему не всякий современный читатель найдет его пугающим и интересным. Слишком уж оно сильно связано со своим временем, как по языку, так и по содержанию. Однако значение «Дракулы» в развитии литературы о вампирах близко к абсолюту.

    Мне довелось побывать в Румыннии — стокеровский Дракула там — одна из главных завлекаловок для туристов. Однако есть еще кое-что. В Румынии стоят памятники Владу III, т. к. он является национальным героем, одним из величайших деятелей времен борьбы с турками. Он сражался за свободу родины и заслуженно вошел в историю Румынии в как великий полководец-освободитель. По поводу его жестокости должен сказать, что не стоит тут говорить о чем-то из ряда вон выходящем, потому что очень многие правители тех времен (и не только тех), да и наши русские властители (например Иван IV) тоже отнюдь не отличались большим человеколюбием.

    Сюжет. Джеймс В. Харт проделал большую работу, однако его сценарий «Дракулы», конечно, не полностью соответствует роману Стокера. В фильме есть романтика, что отличает его от литературного первоисточника. Любовь между Дракулой и Миной — то, чего нет в книге Стокера. Также, если сравнивать книгу и фильм, то будет понятно, что сюжет развивается поспешнее, чем у Стокера, а некоторые эпизоды опущены, однако фильм от этого совершенно не пострадал. Картина смотрится целостно, ощущения разрывов сюжета не возникает. Все последовательно и гладко, никаких нареканий.

    Актеры блистательно исполнили свои роли, а их голоса, читающие заметки в дневнике и письма, идеально передают настроение романа. Такими они и должны быть, персонажи Стокера. Очень удачный подбор актеров, очень органичная игра, негативные отзывы о которых лично меня привели в недоумение.

    Тревожная музыка, местами зловещая, нагнетает нужную атмосферу.

    Хотя, конечно, в целом, фильм не такой пугающий, как, например, Дракула с Белой Лугоши.

    Съемки чем-то напоминают «Крестного Отца». Здесь похожая постановка, похожие планы камеры, да и вообще Копполовский стиль угадывается сразу.

    Как целостное кино-произведение, в котором первенство отдано не пугающим козырям литературы ужасов (в отличие от «Носферату» 1922 года и «Дракулы» 1931), а тенденциям романтизма, фильм заслуживает 10 баллов.

    29 января 2010 | 19:21

    Упоминания о кровососущих духах, нападающих по ночам на детей и женщин, можно обнаружить еще в летописях древнего Вавилона. Хрестоматийный образ вампира подразумевает умершего человека, восставшего из могилы в виде неупокоенного существа. В мертвом создании не может быть бьющегося сердца, а потому оно не способно любить. Затевая величайшее из своих произведений, Брэм Стокер едва ли исходил из романтических побуждений. Вышедший из-под пера ирландского прозаика бессмертный граф-вампир существовал под вечным проклятием, но причина его не имела отношения к любви. Спустя почти век после публикации «Дракулы» Френсис Форд Коппола создал своего князя тьмы. Обреченный пить кровь научился чувствовать, переживать и страдать. Любовь оказалась способна до неузнаваемости изменить хорошо знакомого со времен Белы Лугоши персонажа.

    Он не отражается в зеркале, во взгляде вековая пустота, а тень гуляет сама по себе. Ему уже больше четырех веков, и он плохо сохранился. Хозяин мрачного, стоящего на склоне одинокой горы замка редко принимает гостей. В его дряблой груди замерло пустое сердце, хранящее память о единственной когда-то любимой женщине. Дракула не всегда был кровожадным монстром, «сажающим на кол». Подобно библейскому пророку, он проходил испытание крепости веры и не прошел его. Огромный мраморный крест в центре залы превратился в уродливый памятник человеческому коварству, обману и неспособности принять смерть близкого. Дракула, чьим жертвам нет числа. Дракула, кошмарные легенды о котором намного переживут его самого. Дракула, легко ломающий людские судьбы. Воплощение тысячелетнего зла — узник любви, прелестнейшего из чувств. Он ждал слишком долго. Очередная жертва, угодившая в замок графа, придала смысл четырехсотлетней жизни. Крохотное фото невесты скромного английского клерка замкнуло цепь кровавых дел Дракулы — ему снова есть кого любить. Безвременно ушедшая супруга обрела новое воплощение, но душа ее прежняя. Лишь она способна вернуть того Дракулу, чьими деяниями когда-то искренне восхищались современники.

    В 1992-м году они все еще были молоды, и карьера каждого только приближалась к пику. Гари Олдман еще не отыграл знаковых ролей у Люка Бессона. Киану Ривз едва «поймал волну» и был далек от статуса «Избранного». Вайнона Райдер только отправилась в самостоятельное плавание из рук Тима Бёртона и Джима Джармуша. Более опытный Энтони Хопкинс и сам Коппола переживали ренессанс. Необычное прочтение готического романа позволило очень разным людям создать эстетскую картину сильнейшей страсти, пронесенной сквозь время. Страшная буря надвигается на монархический Лондон, зло с карпатских гор грозится сделать несчастными многие сотни людей, но в действительности великий вампир просто устал от неестественно длинной жизни. В глазах Дракулы лютая ненависть соседствует с нежной любовью. Без обретенной взаимности зверь остается зверем, вторгшимся в викторианский сад. Катализатором создания шедевра являются взаимоотношения Мины с ее таинственным принцем. Страх Вайноны Райдер естественен — она до смерти боялась взбалмошного Олдмана. Без примеси ужаса экранная любовь не обрела бы силу, заставляющую биться мертвое сердце.

    Подобно классической ленте Тода Броунинга, «Дракула» Копполы не утопает в кровавом натурализме. Картин ужасов достаточно, но исполнены они эстетски, и впору говорить о целомудренном изображении вампирской охоты. Настоящим знаком этого фильма стал эротический фон, который густо обволакивает героев еще с Трансильвании. Джонатан Харкер только осознавший свою участь пленника, утопает в омуте дьявольского вожделения, куда его завлекают невесты графа. Жажда крови обрекла этих существ на вечные терзания, однако они вряд ли бы хотели себе иной участи. Сколько чувственной страсти в рыжей нимфоманке Люси! В отличие от скромницы Мины, ее подруга горит пламенем порока, который Дракула чувствует за многие мили. Коппола концентрирует внимание на добровольном желании жертв вампира обречь себя на скитания во тьме ради неземной страсти. Запретный плод искушает даже благонравную Мину. Сердце девушки с Джонатаном, но душа преодолевает границы времен и сходится с Дракулой. «Ты убил, Люси! Я люблю тебя! Господи, прости меня…» — надрыв Мины столь силен, что забывается кровавая сущность вампира, а остается лишь тяжкое бремя выбора. Годы любви девушки к Джонатану, их совместные планы — все разбивается о скалы вечности. Дракула прошел через адские мучения и подверг им всех, кто сильнее него верил в Бога. Настает момент и остается лишь одна истина: предать былое или присоединится к жертвам графа-вампира. Безумное отчаяние и последующее преображение Мины обрекло «Дракулу» на бессмертие без привязки к роману Стокера.

    Несмотря на расхождения фильма с первоисточником, чувствуется дань уважения Копполы к ирландскому писателю. Диалоги часто заменяются чтением дневников, позволяя достичь глубин мыслей героев, почувствовать их страхи и надежды. Дракула не произносит исповедь, но переживаемый им процесс трансформации из жуткого старика в холеного молодого аристократа дает представление о высокой цене, что платит он за возможность вновь стать любимым. У Копполы был риск превратить эпическое кино в мелодраму на вампирскую тематику, но этого не произошло во многом благодаря Энтони Хопкинсу. Только расставшийся с немигающим взглядом Ганнибала Лектера, англичанин создал не менее блистательный образ ученого-теоретика и бесстрашного охотника на нечисть. Ван Хельсинг зачастую выглядит чудаковатым старичком с архаичными манерами, но юношеский азарт при упоминании имени врага дарит действу утонченную динамику. Главное оружие ученого — ручное распятие, и в этом режиссерский намек на истинную силу веры, без которой против древнего зла не выстоять.

    «Дракулу» Копполы не стоит тщательно сравнивать с «Дракулой» Броунинга. Это совершенно разные картины, не слишком буквально следующие роману Стокера. Гари Олдман создал совсем иного графа-вампира, чем Бела Лугоши. Дракула хочет любить и быть любимым. Содеянное им не имеет оправдания, но окупается неподдельным раскаянием. Лента Френсиса Форда Копполы не просто совместила в себе готические ужасы со средневековым романтизмом. «Дракула» позволил взглянуть под совершенно иным углом на вампирскую тематику. Блистательная игра актеров, пронзительные музыкальные аккорды, изумительные костюмы — все меркнет на фоне любви, соединившей две грешные души. В Евангелии Бог простил раскаявшегося убийцу и принял его на небеса. Дракуле не нужно прощение Всевышнего. Он отрекся от веры, зато своей памятью к единственной им любимой женщине воздвиг незримый памятник глубоким чувствам. Об этот памятник разобьются все вековые грехи господаря Валахии. Вполне вероятно, найдется однажды режиссер, который экранизирует Стокера лучше Копполы, но той бессмертной любви, исходящей от Гари Олдмана не будет больше никогда, ибо она воистину уникальна.

    15 марта 2015 | 23:14

    Мне больно и обидно. Ни один фильм за всю мою жизнь так меня не оскорблял. Я преклоняюсь перед романом Стокера как перед непревзойдённым произведением. Уж простите за подобную нелепость, но так изувечить святое — настоящее кощунство. Быть может, я смогла бы вытерпеть его, не читай я оригинал.

    Где, скажите мне, храбрая, кроткая Мина, беззаветно любящая Джонотана? Куда дели милую, добрую Люси? Есть ли какой-то резон откровенно опошлять по-настоящему целомудренных девушек? Складывается впечатление, что откровенные сцены с их участием стали своеобразной фишечкой, что добавило остроты в фильм и заставило кого-то, возможно, начать смотреть внимательнее… Не велика ли цена?

    Единственный грамотно обрисованный сюжетный ход — это пребывание Джонотана в замке Дракулы, которое очень точно передаёт дух книги.

    Грустно, что в последние два десятилетия злодеев, которые злы по идеологии, стремятся очеловечить. Искать мораль в чистом зле — модно, потому Вильгельмина и… у меня не поворачивается язык назвать это «любовью».

    Переделки редко удаются на славу, и здесь — далеко не тот случай. Удивительно, как сильно бьют актёры — Моя любимая Вайнона Райдер, гениальный Энтони Хопкинс, талантливейшие Кеану Ривз и Гэри Олдман… Я с удовольствием бы посмотрела на них в близкой к тексту интерпретации.

    Фильм своего зрителя нашёл, и довольно. Это ведь так круто, когда есть вампир, а любит он человека. И разнузданные девки, корчащие фальшивую невинность — это изящно.

    Горько, что актёрская игра, операторская работа, картинка в целом и постановка настолько хороши. Но как ни прискорбно — это всего лишь обёртка.

    Быть может, если бы я не читала Стокера, мне пришлось бы по вкусу. Как вижу, отрицательные рецензии в основном и оставляются теми, кто знаком с оригиналом. как самобытный фильм — весьма и весьма. Но абстрагироваться от книги здесь невозможно.

    Ноль. Мой личный ноль.

    16 октября 2010 | 19:57

    Фильм Копполы — день не столько скучноватому роману в письмах Брэма Стокера, сколько мировой кинематографической традиции фильмов о Дракуле.

    Кстати, в отличие от многих режиссёров, Коппола наконец-то вспоминает об историческом прототипе — господаре Валахии Владе Цепеше, противостоявшем в XV веке турецкому нашествию на Европу. Одно это настроило меня положительно по отношению к фильму. Практически никаких невиданных компьютерных спецэффектов здесь нет — спецэффект на весь фильм всего один — огненные врата при въезде в замок Дракулы. Всё остальное было снято вживую, и секрет «спецэффектов» — виртуозная работа с камерой и со светом. Коппола хотел снять фильм так, как это делалось в первой половине XX века. И это ему удалось.

    Мир «Дракулы» — подчёркнуто фэнтезийный, готический, и вместе с тем не возникает ощущения голливудского гламура, герои фильма вызывают сопереживание.

    Визуально фильм очень насыщен, можно сказать, это фильм в стиле барокко.

    Фантастические костюмы японки Эйко Исиока (в последнее время её работы знакомы российским зрителям по постановкам «Цирка дю Солей»; шоу «Варекай» — это её костюмы), цитаты из фильмов Куросавы (батальная сцена в начале — явная дань уважения «Тени воина» и «Смуте»), а также европейской живописи начала XX века (замок Дракулы позаимствован с картины чешского художника Франтишека Купки «Чёрный идол»). Таких поклонов от Копполы мастерам прошлого в фильме много, и для любителя кино и живописи разгадать эти аллюзии — это истинное удовольствие. Интересны даже эпизодческие персонажи. Чего стоит появление Тома Уэйтса в роли Рэнфилда — безумного слуги Дракулы. И как ни странно, несмотря на сказочность сюжета и условность подачи материала, атмосферу эпохи конца XIX века Копполе передать всё-таки удаётся.

    Фильм и его образы запоминаются, и в созданный Копполой мир хочется вернуться — обязательно заметишь что-то новое.

    К сожалению, после «Дракулы» новые работы великого режиссёра становились всё слабее и слабее.

    P.S. Знаете ли вы, что одно из первых оригинальных произведений русской художественной прозы называлось «Сказание о Дракуле-воеводе», было создано в XV веке, и что именно оттуда Брэм Стокер и другие авторы почерпнули полезную им информацию о Владе Цепеше?

    12 октября 2013 | 00:17

    Удивительный, прекрасный и загадочный фильм, с совершенно уникальным стилем и атмосферой. Он скорее напоминает трагедию Шекспира, а не фильм ужасов. Он настолько эстетски хорош, богат и насыщен в эмоционально-визуально-техническом плане, что порой при просмотре возникает мысль, что ты просто недостоин это видеть. Здесь нет ни одного банального кадра, каждый имеет свою изюминку, и поражаешься, откуда у людей взялось столько творческой выдумки и любви к искусству, к своему делу. Смелые операторские и монтажные решения, режиссёрские находки, общая эстетика и атмосфера сделали этот фильм одним из самых влиятельных в истории кино. Его влияние можно заметить даже во «Властелине Колец» Питера Джексона.

    Этот фильм, как яд вампира, проникает в твою кровь и подчиняет себе, неумолимо притягивая, заставляя пересматривать вновь и вновь, каждый раз находя новые, неожиданные нюансы и оттенки, не только в плане чистой кинематографии, но и в игре актёров (да-да, и у Киану Ривза тоже). Вся эта история трагической любви вкупе с музыкальным сопровождением Войцеха Киляра и финальной песней Энни Леннокс сжимает сердце и оставляет горьковато-сладковатый привкус во рту, напоминающий вкус крови.

    Человек, утративший любовь, превращается в чудовище. Бог есть любовь. Утративший любовь теряет и Бога. А когда из сердца уходит Бог, на его место приходит Дьявол. И только любовь может снова пролить свет в заблудшую душу. Эта идея, рассматриваемая в фильме — может быть, главная идея, стоящая всех философских томов, когда-либо созданных. Но многие ли фильмы рассматривают её?

    Хотя это технически самый сложный фильм Копполы, он в то же время является и самым технически совершенным.

    Спецэффекты чуть ли не за гранью возможного для того времени, но они служат лишь обрамлением, а не несущей конструкцией сюжета. Динамизм и красота фильма — заслуга режиссёра, сценариста, оператора, декоратора, костюмера, гримёра. А сюжет «вытягивают» на себе актёры, а не визуальные эффекты.

    Дракула в исполнении Гэри Олдмэна бесподобен. Я что-то и не видел нигде больше такой игры. Он, кстати, единственный, кто уверенно и раскованно чувствовал себя на репетициях. Именно это и поражает в его игре в фильме — уверенное присутствие в каждой ситуации, в любом предлагаемом пространстве. Это лучшая его роль однозначно. Особенно советую знающим английский посмотреть в оригинале. Эти нечеловеческие интонации, модуляции голоса, все эти вздохи, всхлипы и всхрипы, а так же совершенно шедевральный смех… Думаю, Олдман сыграл даже больше и лучше чем того требовал режиссёр, хоть и измотал всех вконец своими заскоками. Мне даже кажется, выражение ужаса на лицах остальных актёров в присутствии Дракулы было не совсем наигранным. А их игра в финальной сцене, где они вонзают ножи в Дракулу, отдаёт неподдельной искренностью. Особенно обратите внимание на выражение лица Вайноны Райдер, когда она со всего размаху, можно сказать, от души, отрубает ему голову. Кстати, от её игры я тоже в восторге, у неё здесь порой такие глаза…

    Фильм подводит итог целой эпохе в кино и содержит огромное количество киноцитат.

    Это: «Носферату» Фридриха Мурнау (своеобразная пластика старого графа, «левитационное восстание из гроба» в сцене в подвале замка), «Носферату — призрак ночи» Вернера Херцога (любовное томление уродливого упыря, руки старого Дракулы), «Вампир» Карла Теодора Дрейера (тень живущая сама по себе, игра света и тени), «Иван Грозный» Сергея Эйзенштейна (человеческий образ Князя Влада, цветовая гамма фильма, особенно в историческом прологе — почти один в один), первый «Дракула»(1931)(аристократическая манерность Дракулы, низкий, мертвенный голос, хрестоматийные реплики типа «Я не пью… вина»), «Дракула» 1973 года(идея о том, что Мина — реинкарнация прижизненной невесты Дракулы), «Дракула» 1979 года (Дракула — герой-любовник), «Изгоняющий дьявола» Уильяма Фридкина (кадр, когда только что приехавший Ван Хельсинг стоит перед освещённым окном особняка в Хиллингэме, момент когда Люси выблёвывает струю крови в лицо Ван Хельсингу), «Сияние» Кубрика ("море крови» в сцене убийства Люси Дракулой), «Человек-слон» Дэвида Линча (сцена, когда ван Хельсинг выступает перед университетской аудиторией, вообще персонаж Хопкинса почти один в один напоминает доктора, которого сыграл он же в фильме Линча).

    Теперь — один из «больных» вопросов этого фильма. Насколько это всё крамольно?

    Сразу хочу сказать, что те кто считает эту экранизацию «еретической» и «перевёрнутой с ног на голову», просто не видели других экранизаций. Дело в том, что амурные шашни графа Дракулы с обеими дамами обыгрывались в каждом фильме, начиная с самой первой экранизации Тода Броунинга; причём, что интересно, Люси всегда уготавливалась роль потаскушки, с первого взгляда поддавшейся Дракуле, а Мина всегда почему-то оказывалась возлюбленной вампира, и тоже вполне себе добровольной, причём безо всяких объяснений и исторических экскурсов, а просто — «встретились два одиночества», при этом она ещё и оказывалась почему-то дочерью Джека Сьюарда, а Квинси Морриса и Лорда Годалминга вообще на горизонте не наблюдалось(Да-да, фильм Копполы — это вообще первое появление Квинси Морриса на экране, между прочим). Посмотрите фильм 1973 года с Джеком Палансом, там Мина является реинкарнацией невесты Дракулы. Коппола лишь следовал устоявшейся кинематографической традиции, только у него всё сделано гораздо более осмысленно и художественно, он вывел этот сюжет на совершенно новый уровень. Созданная им любовная история стала чуть ли не величайшей в истории кино.

    Так ли уж переворачивается в гробу Стокер? Ведь многие рассматривают этот роман как некую скрытую провокацию, фигу в кармане, показанную чопорному Викторианскому обществу. Смерть от сифилиса была в Викторианской Британии делом обыденным, несмотря на официальную строгую мораль(широко была распространена проституция). А Стокер, как и Коппола, изображает вампиризм как некую венерическую болезнь, являющуюся расплатой за тайные половые связи. Возможно, именно скрытая насмешка и читается в романе Стокера (об этом до сих пор идут споры), а Коппола является гораздо более внимательным читателем, чем те, кто бросает в него камни.

    Вопрос даже не в том, насколько фильм соответствует книге. Нам нужна была именно такая история, именно такой фильм, и так уж получилось, что лучше всего для подобной любовной истории подходит именно сюжет о Дракуле.

    Напоследок хочется поговорить об Оскарах. Да, фильм получил три «технические» статуэтки вполне заслуженно. В основных категориях фильм не был даже номинирован. И разум мой вопиет. На самом деле фильм «Дракула» должен был быть как минимум номинирован в следующих категориях: лучший фильм, лучшая режиссура, главная мужская роль, лучшая мужская роль второго плана, лучшая операторская работа, лучший саундтрек.

    Этот фильм чем чаще смотришь, тем больше любишь. Он, чёрт возьми, просто нарушает закон энтропии. И поэтому он, как и любовь, которую он изображает, бессмертен.

    20 из 10

    14 августа 2013 | 16:34

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>