Филипп Янковский: «Я — великолепный вампир»

Обсудить0

В этом году Филипп Янковский совершил впечатляющий камбэк: вампир, чиновник, священник, зэк; призы в Локарно и на «Золотом орле». Сейчас в онлайн-кинотеатре Start выходит второй сезон «Контейнера», впереди — роли в сериалах «Монастырь» и «Приход» и в фильме «Мы» по Евгению Замятину. Кинопоиск встретился с актером, поговорил о его новом творческом взлете и открытиях на съемках, о любимых вампирах и фамильной конкуренции.

Филипп Янковский (1968) — актер театра и кино, режиссер. Сын народного артиста СССР Олега Янковского, отец Ивана и Лизы Янковских, муж Оксаны Фандеры. В 6 лет дебютировал в «Зеркале» Тарковского, где снимался с отцом. Окончил Школу-студию МХАТ (курс Олега Табакова), позже — режиссерский факультет ВГИКа (мастерская Владимира Наумова). В 1990-х снимал видеоклипы: «Леха» Алены Апиной, «Чао, бамбино» «Блестящих» и «Слезы» Децла (им Янковский гордится больше всего).

Его режиссерский дебют — фильм «В движении» (2002) — отмечен спецпризом жюри на фестивале «Окно в Европу». После как режиссер снял супергеройский боевик «Меченосец», спортивную драму «Каменная башка» с Николаем Валуевым и экранизацию Бориса Акунина «Статский советник». Снялся в «Бременских музыкантах & Co», затем были роли Феликса Юсупова в «Распутине» Жозе Дайана, Людовика XIII в новых «Трех мушкетерах» и экстрасенса Арбенина в сериале «Чудотворец». За последний год сыграл в сериалах «Контейнер» и «Карамора», а за роль в фильме «Иван Денисович» Глеба Панфилова получил приз критиков фестиваля в Локарно и премию «Золотой орел».

О карьерном ренессансе

У всех есть свой период востребованности. У кого-то он наступает рано, у кого-то — поздно, а у кого-то его нет вообще, к сожалению. Один из моих любимых артистов, Энтони Хопкинс снимается всю жизнь, а получил значимые роли и стал востребованным чуть ли не к 45 — 50 годам. Кино, телевидение — это срез общества, и, чтобы много сниматься, нужно попасть и занять определенную нишу. Мой типаж в молодости, наверное, не особенно требовался, а сейчас наоборот. Очень много интересных предложений, есть из чего выбирать.

Мне, вообще, нравится играть. Меня интересует жизнь человеческого духа, исследование разных персонажей и жизни в других образах. Я обожаю процесс перевоплощения в других людей. Я в этом плане как Билли Миллиган, у которого было 23 личности. Сыграл бы его с удовольствием, но это уже великолепно сделал Джеймс МакЭвой в «Сплите». Надо было «Оскар» ему дать!

Я потомственный артист, я подготовлен для этой работы. Я Маугли, а это джунгли, и в них я чувствую себя очень комфортно. Я из тех артистов, которые на проект приходят пустыми, то есть открытыми для всех предложений. Я очень избирателен в ролях и поэтому знаю: я прихожу работать к талантливым людям, и вот я пуст для их идей. И сразу же наполняюсь задачей, которую мне ставят, и тоже от этого кайфую.

Мне сейчас пятьдесят, но пока еще роли предлагают в амплитуде от сорока. Но я понимаю, что возраст не остановить, и тут главное — красиво постареть и сохранить актерскую способность быть разным. Вот есть Шон Коннери, который нормально работал до 75, тот же Энтони Хопкинс. Но, безусловно, в кино есть какой-то предел. Хотелось бы, конечно, быть всегда в топе, но… Мы, артисты, к этому относимся с пониманием, с какой-то внутренней иронией.

О том, кто такой Филипп Янковский

Вы знаете, как такового Филиппа Янковского в быту я вообще не знаю. Я себя не анализирую, но мне кажется, что меня не существует как просто человека. Я снимаюсь, и я другой персонаж, и мне это ужасно нравится. А в жизни я, по-моему, очень скучный человек, я просто сижу и смотрю в окно, наверное. (Смеется.) Надо спросить у Оксаны или у моих детей, но сам я не думаю, что в повседневной жизни я какой-то интересный. Мне кажется, что на экране, на сцене это, конечно же, абсолютно не я. А сам я не понимаю, какой я. Благодаря вашему вопросу подумаю об этом и через какое-то время появлюсь на обложке журнала «Психология и жизнь», где расскажу о себе на восемь разворотов. (Смеется.)

О режиссуре

Мне некогда заниматься режиссурой, потому что я очень много снимаюсь. Я развиваю себя как артист, в этом у меня больше творческого выхлопа. Более того, мне неинтересно снимать фильм, если я сам в нем не играю. Совмещать такое тяжело, вот я и не совмещаю.

Может быть, я еще сниму какой-то фильм, но, понимаете, я не Андрей Звягинцев или Вуди Аллен, у меня нет каких-то собственных идей, которые я годами вынашиваю. Я могу только экранизировать чью-то историю. Нет, конечно, у меня есть авторский почерк, какой-то режиссерский стиль чередования общего, среднего и крупного планов, но мне для самовыражения, как Весам и Обезьяне, больше подходит актерская профессия.

Нет, у меня удачные фильмы. «В движении», я считаю, очень хороший, я за него получил приз в Выборге за лучший дебют. «Статский советник» — недавно смотрел его по телевизору, великолепный просто. «Меченосец» мне тоже очень нравится. И «Каменная башка» — это был опыт такого камерного фильма, и он тоже удался, получил даже призы какие-то. Но, вообще, считаю, что я лучше как актер, чем режиссер.

Режиссерский опыт, конечно, помогает в актерстве. Вот, говорят, Даниле Валерьевичу Козловскому я нравлюсь как артист, потому что я знаю, как нужно себя вести, чтобы режиссеру понравилось, как я себя веду. Я сам был на его месте и с большим удовольствием делаю то, что режиссеру нужно.

О втором сезоне «Контейнера»

Мне как-то позвонил Леня Ярмольник со словами: «Мы вчера с Оксаной (это его жена) вечером, в 11, включили „Контейнер“, думали одну серию посмотреть. В итоге не спали всю ночь, до конца посмотрели все восемь серий, выходили только перекурить и чаю попить. Это потрясающе! Великолепно! Единственное, что я могу тебе сказать: жалко, что таких чиновников, как ты, не бывает». (Смеется.)

Ну а я что? Артист должен быть адвокатом своей роли, должен привлекать. И, может быть, если бы Вадима Юрьевича сыграл другой артист, такого успеха не было бы. Я не хочу все на себя перетянуть, потому что кино — это коллективное творчество, и у меня замечательные партнеры, и шоураннер и режиссер Алексей Ляпичев так талантливо все закрутил, что ответы на все вопросы во втором сезоне зритель тоже не получит.

У меня такой первый опыт в жизни — играть во втором сезоне. Актерски разницы никакой, главное, чтобы было что играть, чтобы персонаж развивался. А здесь перипетии сюжета такие, что не скучаешь, надевая опять чиновничий костюм Вадима Юрьевича. Не буду спойлерить, но во втором сезоне с ним начинают происходить такие события, а предлагаемые обстоятельства его существования настолько изменились, что мне стало играть его еще интереснее.

О суррогатном материнстве

У меня не было таких прецедентов в близком круге, но, готовясь к роли, я читал разные форумы. Узнал, что многим суррогатное материнство помогло, многие семьи стали счастливыми. Наверное, и дети стали счастливыми. Безусловно, у этого явления есть и отрицательная сторона, которую мы показываем в сериале. Но и положительную отрицать глупо! И задача «Контейнера» — задать вопросы на злобу дня, чтобы зрители сами приняли решение. То есть мы этим сериалом говорим об актуальных обществу вещах. Просто у нас это еще и социальная драма, и детектив, чтобы интереснее было.

О том, как играть вампира, и об открытиях на съемках «Караморы»

Мы с Данилой Валерьевичем Козловским знакомы давно, вместе играли еще в «Распутине» французском. Я от работы с ним получил огромное удовольствие, он просто прекрасный режиссер со своим авторским языком. Я легко в себе открыл все это вампирство: как он в шею впивается, разрывает жертву. Это вы так думаете, что надо от чего-то или кого-то оттолкнуться, чтобы ощутить себя вампиром. На самом деле, есть драматургия, в сценарии все написано, и надо просто это через себя пропустить. Руневский может вырвать позвоночник и при этом быть ужасно милым. Как говорил Шекспир: «Страшен злодей, что с виду незлобив». Мне это удалось передать, и Даниле Валерьевичу нравилось все, что я предлагал, за что ему большое спасибо.

Руневского я бы сыграл в любом количестве сезонов. Я обожаю эту роль, он многогранен: и добр, и зол, и романтичен, и жесток, и при этом порядочен — у него много разнообразных качеств! Я, вообще, мечтаю о какой-нибудь новогодней серии с возвращением Руневского, что-то вроде «Юсупов приглашает гостей». (Смеется.)

А еще на «Караморе» я открыл в себе, что потрясающе дерусь. Слава богу, что мой персонаж обладает неземной силой, поэтому там драки такие немножко фантастические. Но все равно это определенный балет, там надо было на мечах драться, а я в последний раз этим занимался на сценбое в Школе-студии МХАТ. У меня были великолепные педагоги и по бою, и по танцу, и мне это все пригодилось, потому что в «Караморе» есть еще и танец на балу! Я ужасно волновался, потому что ни вальс, ни мазурку уже сто лет не танцевал. Ладно, вальс хоть относительно просто. Мазурка была сложная, с синхроном, и мы с моей партнершей Дашей Балабановой переживали и очень долго все репетировали. Но, слава богу, и балетмейстеры у нас были прекрасные, очень помогли. И Даниле спасибо. Хорошо все смонтировал. (Смеется.)

О парности ролей

Слушайте, а ведь и правда, у меня сейчас пошло как бы всего по два. Судя по всему, есть какая-то параллельная вселенная для меня. (Смеется.) Вот я сыграл зэка в «Иване Денисовиче», и сейчас мой Вадим Юрьевич из «Контейнера» в СИЗО. Или вот у меня есть роль какой-то цифры в «Мы» по Замятину — С-4711. И в «Иване Денисовиче» мой Шухов на зоне носил цифру — Щ-854. Или вампир Руневский в «Караморе»: еще до выхода сериала мне пришло предложение от потрясающего режиссера Алексея Попогребского сыграть в его новом фильме «Самая большая луна». Сценарий мне не прислали, назначили встречу в кафе. Встречаюсь там с Попогребским, и он начинает как-то так рассказывать про роль, будто готовит меня к чему-то: «Вы знаете, вы играете эмера… Это как бы вот… М-м-м… такой как бы энергетический вампир». Ну, думаю, понятно все! Эти эмеры, в общем, питаются не кровью, а эмоциями других людей, собирают всю палитру. А мой герой — главный эмер, у которого есть вся эта палитра. Я уже потом Попогребскому признался, что сыграл вампира в «Караморе». «Но там, — говорю, — я как бы в прямом смысле пью кровь, а тут что надо делать?» Мне пообещали компьютерную графику из слоев, так что я буду эти эмоции как бы из ауры рукой вынимать. (Смеется.)

Еще у меня есть два разных батюшки. Один — в сериале «Монастырь» Александра Молочникова. Я играю простого человека, который столкнулся в жизни с определенными обстоятельствами, пришел к вере и стал в провинциальном монастыре сначала трудником, потом послушником и потом уже батюшкой. Церковно-приходскую школу он не оканчивал, семинарию — тоже, то есть у нас тут судьба обычного человека, пришедшего к служению, изнутри тянущегося к вере. Роль очень интересная: нужно было на протяжении всех съемок держать этот внутренний свет, не так-то это и просто.

А вот в сериале «Приход» Резо Гигинеишвили батюшка немножко в стиле «Иствикских ведьм», полная противоположность. Мой персонаж — тот, чье имя нельзя называть. (Смеется.) Пока что существует лишь пилотный эпизод, который победил на фестивале «Пилот», а я там получил приз за лучшую мужскую роль.

О пунктуальности

Я на площадку прихожу вовремя или даже немного заранее, минут на пять. Я и в театр люблю прийти заранее. Вот уже десятый сезон играю Дмитрия Карамазова в МХТ имени Чехова. С корабля на бал — мне тяжело. Я должен привыкнуть, настроиться, текстом заняться, что-то еще сделать. На «Караморе» было попросту удобно прийти пораньше: там и размяться надо было, потому что и беготни, и экшена было много. У меня эта дисциплина настолько выработана внутри моего организма актерского, что так само получается.


К тому же я терпеть не могу опаздывать, я опаздываю на минуту, и меня начинает трясти, я начинаю звонить, извиняться. Не люблю, когда меня ждут, и сам ненавижу ждать. Говорю об этом сразу, и если человек еще раз опаздывает, то приходится вычеркивать его из жизни. Да, так жестко, а что делать? Руневский не повторяет дважды.

О семье и о том, кто теперь самый главный Янковский

Я горжусь тем, что у нас получается династия. Как это может не радовать? Плохо, когда не получается, а люди настаивают, не понимают, что это не их место, и продолжают играть. Но нашей семье Бог дал, и это не мое мнение, а публики, кинематографического сообщества.

У нас семья потомственных артистов. Главное, чтобы фамилию запомнили, а дальше разберутся. Ваня с Лизой не конкуренты друг другу, потому что они мальчик и девочка. А я с ними не конкурент, потому что старше на 25 лет. Конкуренция бывает в одном возрасте, когда ты на одни роли претендуешь, а мы находимся в разных возрастных категориях.

Ваня — прекрасный артист, я смотрел все его фильмы. Мы с Оксаной очень гордимся его ролями и в «Чемпионе мира», и в «Топях». И он развивается, что здорово. Я ему еще после «Дамы пик» заявил: «Слушай, это великолепно, даже нечего сказать».

А Лиза сейчас блестяще выступила в фильме «Ника» — очень тонкая работа. Мы с Оксаной когда посмотрели, поняли: она нас всех уделала. Знаете, надо всегда хвалить за хорошее. Лиза — девочка, наша младшая, и поэтому ее особенно нужно поддерживать. Главное, действительно есть за что. В «Нике» она меня просто поразила. Я и так очень люблю ее, но в этой роли она растопила мое сердце окончательно.

Мы почему счастливы с Оксаной? Мы очень много в детей вкладывали, в становление их карьеры. И то, что они добились таких высочайших успехов, огромная для нас радость. Успех детей даже в большей степени радует, чем собственный.


Что Филипп Янковский смотрит и вам советует

Я мало что видел: перестал быть зрителем, мне нравится играть самому. Больше интересуюсь актерскими работами. Погодите, я знаю, как ответить! Только вы пометьте, что это все же шутка, чтобы читатели не подумали, будто я совсем того. (Смеется.) Просто я очень хочу, чтобы зрители это посмотрели.

Потому что это просто классный сериал, шикарный, потрясающий, я не видел ничего подобного. Там есть мой самый любимый вампир — это я. (Смеется.) Я считаю, что я великолепный вампир просто. Это самая моя тяжелая физически роль. Вы видели, как я там в карету на ходу запрыгнул?! И по потолку еще ходил. Это реально тяжело — верх ногами ходить, пусть и на тросах. Тросы у меня в таком объеме впервые в жизни были.

Мне очень нравится сериал, первый и второй сезоны. Отличный материал. Прекрасные режиссеры Максим Свешников и Алексей Ляпичев, замечательный оператор Илья Авербах. У них очень интересный киноязык! И партнеры потрясающие: Оксана Акиньшина, Маруся Фомина. Одно удовольствие было играть. Мы все очень сдружились на съемках.

Очень хороший фильм. И там мне очень нравится актер, который исполняет главную роль. (Смеется.) Я читал его интервью, он вообще потрясающий парень — так вжился в эту роль, что не умывался, отрастил ногти, грязный ходил, нары себе на даче соорудил… В общем, хорошо, что ему дали «Золотого орла» — совершенно справедливо, я считаю.

Еще один великолепный фильм.


Автор: Ольга Белик

Фото: Дарья Малышева для Кинопоиска

Редакция выражает благодарность культурному центру «Поле» за предоставленную возможность для съемки.

Князю тьмы нужно любой ценой наладить отношения с сыном. Дерзкая комедия о том, как стать хорошим отцом
В главных ролях:Юрий Колокольников, Семён Трескунов, Ксения Раппопорт
Режиссер:Александр Незлобин
Смотрите по подписке
Смотреть

Смотрите также

Как победить Сатану и запой: 10 лучших сериалов фестиваля «Пилот»
Фестивали

Как победить Сатану и запой: 10 лучших сериалов фестиваля «Пилот»

19 июля3
Как вампиры в «Караморе» делают интересной российскую историю. Гость — Данила Козловский
В предыдущих сериях

ПодкастКак вампиры в «Караморе» делают интересной российскую историю. Гость — Данила Козловский

6 апреля0
Лиза Янковская: «Если ты счастлив и полностью доволен жизнью, тебе будет нечего сказать в искусстве»
Интервью

Лиза Янковская: «Если ты счастлив и полностью доволен жизнью, тебе будет нечего сказать в искусстве»

19 мая0
Откуда в «Топях» леопардовая шуба? Рассказывают художница по костюмам Елена Дронова и Иван Янковский
Смотрите на Кинопоиске

Откуда в «Топях» леопардовая шуба? Рассказывают художница по костюмам Елена Дронова и Иван Янковский

22 февраля 202111

Главное сегодня

Главный герой

«Нас каждый день учат, как формулировать мысли»: Ирина Старшенбаум — о культуре отмены, домашнем насилии и работе с Майклом Уинтерботтомом

Вчера14
«Нас каждый день учат, как формулировать мысли»: Ирина Старшенбаум — о культуре отмены, домашнем насилии и работе с Майклом Уинтерботтомом
Рассел Кроу мог сыграть Арагорна и Росомаху, но стал Гладиатором! Вспоминаем творческую карьеру актера
Портрет героя

Рассел Кроу мог сыграть Арагорна и Росомаху, но стал Гладиатором! Вспоминаем творческую карьеру актера

Сегодня2
Как Эрик Серра создавал воображаемое пространство фильмов Люка Бессона
Шум и яркость

ПодкастКак Эрик Серра создавал воображаемое пространство фильмов Люка Бессона

Сегодня3
Сериал «Уэнсдэй»: Тим Бёртон наступает на пятки «Сумеркам» и «Ривердэйлу»
Сериалы

Сериал «Уэнсдэй»: Тим Бёртон наступает на пятки «Сумеркам» и «Ривердэйлу»

Вчера7
«Достать ножи: Стеклянная луковица»: лучший в мире детектив! Первый восторг от нового хита Райана Джонсона
В фокусе

«Достать ножи: Стеклянная луковица»: лучший в мире детектив! Первый восторг от нового хита Райана Джонсона

Вчера2
«В матче с Коста-Рикой и я мог встать в ворота Испании»: Василий Уткин — о первых сюрпризах ЧМ-2022
Спорт

«В матче с Коста-Рикой и я мог встать в ворота Испании»: Василий Уткин — о первых сюрпризах ЧМ-2022

Вчера2
Праздничный спецвыпуск «Стражей Галактики»: Джеймс Ганн устраивает перерыв на Рождество
В фокусе

Праздничный спецвыпуск «Стражей Галактики»: Джеймс Ганн устраивает перерыв на Рождество

Вчера0
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт. Возможность голосовать за комментарии станет доступна через 8 дней после регистрации