Интервью

Николас Кейдж: «Я всегда думаю о человеке, которого изображаю»

В прокат выходит фильм «Крейсер», в котором Николас Кейдж сыграл капитана потопленного корабля. КиноПоиск поговорил с актером про актуальность нынешнего военного кино.
Николас Кейдж: «Я всегда думаю о человеке, которого изображаю»
Фото: Элен Нелидова, КиноПоиск

В прокат выходит фильм «Крейсер», в котором Николас Кейдж сыграл Чарльза МакВэя, капитана потопленного японцами американского военного корабля. Картина основана на реальных событиях, произошедших в конце Второй мировой войны. Если описать фильм коротко, то это военно-историческая драма с элементами хоррора про выживание в открытой воде. В какой-то момент, например, спутник героя Кейджа держит в руках собственную откушенную акулой ногу.

Накануне премьеры, на которую Кейдж прибыл в Москву, КиноПоиск поговорил с актером про актуальность военного кино, ответственность перед реальными людьми, пользу рассекреченных документов и новый фильм, снятый автором «Таксиста» и «Бешеного быка».

— Фильмов о войне сделано множество, но их продолжают снимать. Это вопрос зрелищности? Или нужна веская причина, чтобы захотеть рассказать еще одну историю про события тех лет?

— Для меня «Крейсер» — это в первую очередь кино не про войну, а про предательство. Предательство, которое совершили Военно-морские силы США по отношению к капитану МакВэю. Война уже практически закончилась. Его крейсер «Индианаполис» доставил на Филиппины уран для бомбы, которую сбросят на Хиросиму, а на обратном пути судно потопила японская подлодка. Это конец июля 1945-го. За войну Америка потеряла множество судов, но командующий «Индианаполисом» стал единственным капитаном, обвиненным в потере судна.

Потребовались долгие годы, чтобы официальные лица ВМС очистили имя МакВэя и извинились перед ним хотя бы посмертно. Он не был виновен в гибели своего корабля и почти всего экипажа. Он сделал все, что мог, но на него повесили эти смерти, и, думаю, именно этот груз в конечном счете привел его к самоубийству. То, через что прошел этот человек, позволяет показать иную сторону историй, рассказанных во множестве других военных фильмов.

— То есть это больше драма, чем кино про войну?

— Во всех отношениях. Сложным было не торчать в океане. Я люблю океан. Диалоги тоже не были проблемой — их в фильме не так много. Самым главным вызовом для меня было достоверное изображение на экране капитана МакВэя. Человека, который был, возможно, самым уважаемым капитаном своего времени и оставался бы таковым, если бы не злополучная миссия, на которую отправили его корабль, один из главных на флоте. В МакВэе сочетались командные качества и сочувственное отношение к подчиненным. Он предпочитал уважение страху, был образцовым отцом для своей команды — внимательным, но в то же время авторитарным.

— Я так понимаю, играя реального человека, вы исповедуете исследовательский подход?

— Да, Оливер Стоун, например, не раз говорил мне: не думай о реальном человеке; твой герой — это такой же персонаж, как любой вымышленный. Но я так не могу. Я всегда думаю об ответственности перед реальным человеком — уже умершим или еще живым, — которого изображаю. Так что я постарался изучить МакВэя. Прочитал все отчеты и доклады и узнал много такого, чего не было в сценарии и нет в фильме.

Например, важная часть трагической истории, которая не вошла в фильм, — это причины, по которым выживших моряков с крейсера «Индианаполис» нашли так поздно, только на четвертый день [после атаки японцев]. МакВэй понимал, что их должны были начать спасать раньше, но мучившие его всю жизнь вопросы о том, почему этого не произошло, командование оставило без ответов. Из документов я узнал, что сведения о полученных сигналах SOS были засекречены, будто бы их никто и не получал, а на самом деле сигнал дошел трижды, но один капитан был пьян, другой решил, что это японская ловушка, а третий приказал его не беспокоить.

Я часто узнаю что-то такое, что хотелось бы показать в фильме. Это не всегда возможно, но всегда интересно. Думаю, даже то, что вы не узнаете [как зритель], позволяет мне лучше понять своего героя, а значит, точнее его показать.

— Каковы вообще ваши критерии выбора героя, сценария?

— Всегда пытаюсь сделать так, чтобы мои следующие фильмы как можно сильнее отличались от предыдущих, особенно от недавних. Конечно, чем дальше, тем сложнее не повторяться, но я стараюсь экспериментировать, меняться. Например, в какой-то момент практиковал перед камерой пограничные состояния в духе японского театра кабуки, только в таком западном его изводе. Это избыточная игра и предельно концентрированные, но точно просчитанные эмоции. Такое современное кинобарокко. Может, конечно, этот период подзатянулся. Пришлось даже год отдыхать от кино.

Фото: Элен Нелидова, КиноПоиск

Фото: Элен Нелидова, КиноПоиск

— Это, видимо, перед образцово сдержанной ролью в «Джо»?

— Да, сценарий «Джо» оказался идеальным для возвращения такого Кейджа, о котором зрители могли и позабыть уже.

— В этом году у вас еще был в Каннах фильм «Человек человеку волк», который снял Пол Шредер, сценарист «Таксиста», «Бешеного быка» и еще одного фильма Мартина Скорсезе, «Воскрешая мертвецов». В этой картине вы играли парамедика на грани и за гранью безумия. Судя по названию и по тому, что ваш партнер по картине — это Уиллем Дефо, вряд ли стоит рассчитывать на тихого Кейджа?

— Это отличный фильм. Ровно такой, в каких я сейчас очень хочу играть. Забавно, слово «movie» (кино) означает буквально что-то, что движется, и, парень, этот фильм — это безостановочное, безудержное движение в диком темпе. Три освободившихся заключенных берутся за последнее дело. Никто из них не собирается обратно в тюрьму, так что подход самурайский: либо выгорит, либо смерть. В общем, в надежде на большой куш, который позволит им навсегда завязать с криминальной жизнью, они берутся за похищение младенца, и, разумеется, все идет не так. Вообще все. Иначе бы и кино не было, верно?

Читайте также
Статьи Тест: Какое настроение у Николаса Кейджа? Угадайте эмоцию актера по выражению лица.
Статьи Неистовый Кейдж: Как племянник Копполы стал мемом История Николаса Кейджа, самого эксцентричного и смелого артиста Голливуда.
Статьи Новые голые: Зачем нужна киноэротика в эпоху порно и MeToo Почему секс на экране снова стал смущать, и что актеры фильмов для взрослых делают теперь в большом кино.
Новости Николас Кейдж может озвучить альтернативную версию Человека-паука Согласно новой информации, студия Sony пригласила звезду «Мэнди» в свой супергеройский анимационный проект.
Комментарии (47)

Новый комментарий...

 
Добавить комментарий...