• Афиша
  • Журнал
  • Фильмы
  • Рейтинги
Войти на сайтРегистрациязачем?
Статьи

Кинопрофессии: Оператор о глубоких тенях, 3D и любви к пленке

КиноПоиск продолжает рассказывать о тех профессионалах, кого не узнаешь на фотографиях с премьеры очередного фильма, о тех, без кого кино не состоялось бы, но кто чаще всего остается в тени. Оператор картины «Курьер из „Рая“» Сергей Козлов рассказал о неистребимой любви к пленке, тяге к глубоким теням и признался, что важнее всего на съемках — крепкая команда.
Кинопрофессии: Оператор о глубоких тенях, 3D и любви к пленке

КиноПоиск продолжает рассказывать о тех профессионалах, которых не встретишь на пресс-джанкетах и не узнаешь на фотографиях с премьеры очередного фильма, о тех, без кого кино не состоялось бы, но кто чаще всего остается в тени. Узнав о том, как работают в России локейшн-скауты, мы решили поговорить с оператором картины «Курьер из „Рая“» Сергеем Козловым.

Сергей Козлов, выпускник мастерской легендарного Вадима Юсова, работал как в России, так и за рубежом, сотрудничал с Андреем Кончаловским и Родионом Нахапетовым, а в объективе его камеры были такие звезды, как Хелена Бонем Картер, Малкольм МакДауэлл и Гленн Клоуз. С Михаилом Хлебородовым, режиссером «Курьера из „Рая“», Сергей работает не впервые. Вместе они снимали еще музыкальные клипы, и именно Козлов был оператором «Параграфа 78». КиноПоиску удалось поговорить с Сергеем Козловым непосредственно на съемках «Курьера из „Рая“» перед сложной ночной сменой.

— Мы вас застали сразу после производственного совещания перед съемками. Что это за обсуждение?

— Нужна маленькая предыстория. У нас сейчас идет период очень сложных ночных каскадерских съемок, автомобильных погонь с нашим гениальным режиссером Виктором Ивановым (постановщик трюков — Прим. КиноПоиска). Поэтому каждый день перед ночными съемками мы должны сесть и досконально и покадрово все обсудить. Потому как каждый неверный шаг стоит нам часа времени, а ночи летом очень короткие. Если мы теряем целый час, то это паника, что можем не успеть снять все задуманное. Слава Богу, что пока все сняли, причем очень даже неплохо. Таких погонь ночью я не снимал. Днем доводилось. Осветить ночью совершенно безлюдный город и сделать это интересно — интересный опыт.

— В чем для оператора заключаются особенности съемки погони?

— Особенности съемки погони для оператора в том, чтобы команда была очень крепкая. Потому что оператор сам по себе, со своими мыслями и воображением — это ноль. Если я не наберу правильных людей, которые вовремя и с полуслова будут понимать, бегать, крепить все оборудование на разные части машины, то ничего не получится. Главный секрет — набрать команду, добиться этих людей, договориться, убедить продюсеров, успокоиться и начать работать. Только потом будут какие-то вкусовые вещи, работа со светом, мое воображение могут стать реальностью.

— Команда — кто эти люди? Сколько их?

— Это достаточно большое количество людей. Это практически три оператора. Одного я привез из Будапешта. Это Балаж Ревес, мой старый друг, и это, наверное, уже пятое кино, которое мы снимаем вместе. Я познакомился с ним как раз в Будапеште на съемках фильма «Лев зимой» с Гленн Клоуз. Он прекрасный стэдикам-оператор*, гиперпрофессионал. Здесь у нас он главный камерамен, хотя, когда нужно, я беру камеру. Я также позвал работать Лену Иванову, она сама оператор-постановщик. Позвал прекрасную бывшую студентку, очень талантливую. Еще есть Роберт, мой ассистент из Америки, мы вместе работаем уже 10 лет. Он мотается со мной по всему миру. С ним мы познакомились в 2000 или 2001 году, снимая в Америке с Бодровым-старшим «Давай сделаем это по-быстрому». Тут не только профессионализм, но и очень личные отношения имеют место. Мы с ним подружились, с тех пор он меня не подводил.

«

Никто меня не выгнал, зато я получил номинацию на «Эмми»»

— Вы снимаете фильм «Курьер из „Рая“» на камеру Red Epic. Почему именно она?

— Я коротко объясню, хотя на самом деле это длиннющий разговор! Единственная сравнимая на данный момент c Red Epic камера (и даже, возможно, лучшая камера) — это Alexa. Но Red Epic легче, а мы знали, что будут сложные съемки, где это важно. К тому же меня подкупил Дэвид Финчер и его любовь к «рэдам» и «эпикам». Я люблю его кино и стиль, люблю работу его оператора Джеффа Кроненвета. После того как я посмотрел картину «Девушка с татуировкой дракона», увидел, как она снята, у меня появилась амбициозная цель попытаться добиться такой же сочности от этой камеры. И это получается. Хотя я в душе очень долго был и остаюсь пленочным человеком, всегда любил Kodak. Долго отстаивал, что нужно снимать на пленку, но это время, к сожалению, уходит.

— Какие еще операторские работы заставляют вас восхититься?

— Не буду вспоминать все имена и козырять знанием классиков, но что мне было интересно из последнего по стилю (как раз благодаря возвращению к классике), так это «Старикам тут не место», а также такие эксперименты, как в фильме «Нефть», которые здесь тоже стали популярны, но люди делают их впервые. Они пошли по старинному пути, нашли старую оптику в Германии, сняли реальный анаморфот* и даже сделали принт безо всяких цифровых эффектов. Зритель не понимает, как это сделано, но чувствует, что это то изображение, которое он помнит еще по старым фильмам. Зрителю не все надо объяснять, он подсознательно чувствует такие вещи.

— Последние ваши проекты были уже цифровыми?

— Последние три — да. Еще один мы готовили в Нью-Йорке, он готовился на 35 мм, чего очень хотел режиссер, но не состоялся по финансовым вопросам. Может, еще состоится, тогда, если все получится, будет возможность поснимать на мою любимую пленку. Понимаете, мы же все время добиваемся от всех видеогаджетов ощущения пленки. Мы любим Epic или Alexa за то, что они ближе к пленке. Все современные камеры мы постоянно сравниваем с той картинкой. Мы пытаемся размыть изображение, убрать четкость, ставим какие-то фильтры, добавляем зерно на постпродакшне. Идет та же игра. На этих девайсах мы пытаемся добиться пленочного изображения. Да и сами производители пытаются.

— Расскажите о своей любимой стилистике съемки.

— Стиль не бывает одинаковым, конечно. Все зависит от конкретного проекта. Приведу все тот же пример Джеффа Кроненвета и фильма «Девушка с татуировкой дракона». Мне нравится такой уровень теней, когда темнота в кадре на грани провала, но там все видно, и это очень красиво. Где это позволяет режиссер и продюсер, приятно работать в этом стиле. Когда мы снимали в конце 1990-х мини-сериал «Великий Мерлин» с большим по тем временам бюджетом в 30 миллионов, режиссер Стив Бэррон мне так и сказал: «Я тебя пригласил, чтобы ты снимал не по-американски. Мы ведь в Англии, в темных лесах, и все должно быть темно». Это был сериал с прекрасным кастом, с гениальными актерами: Хелена Бонем Картер, Сэм Нил, Рутгер Хауэр... Я снимал так, как меня просил режиссер, но с телеканала, который продюсировал проект, мне начали слать критические письма: у актеров темные лица. Я испугался, пришел к Стиву, говорю: меня сейчас выгонят, уже второе письмо прислали, что я темно свечу актеров. Но Стив мне сказал: «Старик, но мне-то нравится, я же тебя для этого и позвал». И заступился, сказал продюсерам, что все-таки это его кино. Никто меня не выгнал, а в результате у меня была номинация на «Эмми». Так что это палка о двух концах. Иногда нужно рисковать.

«

Мы все время добиваемся от видеогаджетов ощущения пленки»

— А в «Курьере из „Рая“» какие задачи были по картинке?

— Режиссера я знаю тысячу лет, мы с ним начинали клиповую индустрию здесь. С ним мне по стилю спорить не надо, а продюсеры верят, пока никаких упреков не слышал. То, что это комедия, не подразумевает радостного света и прыгающих зайчиков по кадру. Что получится, увидите сами. (Улыбается.)

— В фильме часть действия происходит в машине...

— Это сложно только потому, что тесно, но ничего необычного в этом нет. Сложнее всего снимать ночью, нужно на машинах крепить свет и делать это так, чтобы картинка не была пересвеченной. Необходимо добиться реальности, используя искусственный свет, как будто его нет. Это главная фишка. По вкусовым делам свет на мне. У меня здесь огромная команда. Гаффер*, кигрипc*, которые крепят камеры... Фантастические ребята, все в поту, бегают, крепят. Все они из России, я вожу с собой только ассистента и Балажа, потому с ним не надо обсуждать, как кадр должен встать, он это понимает без слов. Если мы снимаем в две камеры, кажется, будто один человек снимает.

Сейчас у нас четыре камеры, потому что мы снимаем гонки и трюки, и это нормально. Бывает и больше камер, все уже зависит от бюджета. Последние несколько картин я снимал на две камеры. Обычно я сам люблю быть на второй камере оператором, это ускоряет процесс просто невероятно. Всегда можно найти очень интересную позицию второй камеры, необязательно искать компромиссы.

— Сейчас все больше фильмов снимается в 3D. Как вы, будучи оператором, к ним относитесь?

— С 3D я только игрался, мне эту возможность дал Тимур Бекмамбетов в Лос-Анджелесе, где мы делали пробы с самим Винсом Пейсом, который участвовал в работе над «Аватаром». Меня звали в один 3D-проект, но то ли меня не взяли, то ли он не состоялся. Честно говоря, не то что бы я мечтаю ринуться в этот мир. Это интересно, я понял, как это работает. Мы долго обсуждали с Максом Осадчим, который снимает «Сталинград», эту технологию. Это как окунуться в огромную компьютерную игру с другой психологией, с другим светом, как ни странно. Нельзя себе позволить любимую стилистику, темноту, тени. Там этот фокус не пройдет.

3D — это отдельная тема на часовое интервью! Мы с Тимуром часами проговорили на эту тему. Он в итоге снял своего «Линкольна» в 2D, а в 3D перевел уже на постпродакшне и, наверное, был прав. Потому что с 3D есть свои проблемы во время съемок. Есть, например, точка схода, которая создает объем, и очень важно определиться, куда ее поместить. Можно ее вынести вообще на зрителя, в зал. Так многие ошибаются. Когда, знаете, что-то вылетает в зрительный зал. Но лучше оставлять эту точку там, за границей экрана. Когда есть передний план, там надо держать объем, и задний становится картонным. И вот с этим все борются, поэтому Тимур снимал на Alexa в 2D и уже потом 3D сделал, как это было с «Алисой в Стране чудес». Конвертировать теперь научились достаточно хорошо. Но это все спорно. Кто-то скажет, что я ничего на самом деле не понимаю! Тимур вот рассказывал, что можно даже совмещать снятые в 3D кадры с конвертированными... Но я сам не пробовал, точно сказать не могу.

*Глоссарий

Анаморфирование — технология съемки, предусматривающая получение изображения с разным масштабом по вертикали и горизонтали, для чего используется анаморфотный объектив. Визуально такое изображение на пленке выглядит вытянутым по вертикали. Кинопроектор с помощью специальной оптической системы трансформирует изображение, и на экране оно демонстрируется в нормальных пропорциях.

Стэдикам — система, которая позволяет стабилизировать камеру при съемках в движении (например, когда оператор бежит), чтобы получить изображение без тряски.

Гаффер — руководитель команды осветителей, которая состоит из нескольких человек. Отвечает за осветительное оборудование и электроснабжение.

Key Grip — старший рабочий-механик, человек, руководящий работой со всем оборудованием, связанным с киносъемочной аппаратурой на площадке.

«Курьер из „Рая“» выходит на российские экраны 28 ноября. Кадры из фильма и фотографии со съемок предоставлены студией «Дирекция кино».

Читайте также
Статьи Кинопрофессии: Фотограф на площадке — о поисках взаимопонимания КиноПоиск беседует с тем, чьими глазами зрители видят фильм еще до его появления на экранах, — с фотографом на площадке. Эта работа сначала может показаться настоящей сказкой: бесконечные путешествия, необычные места съемок, известные актеры и режиссеры в кадре. Но так ли все просто? Рассказывает Ирина Середа, фотограф «Курьера из „Рая“».
Новости Премьеры России — 28 ноября В российский прокат снова вторгается Сильвестр Сталлоне, только в этот раз демонстрирующий свои сценарные навыки в картине «Последний рубеж», где главные роли исполняют Джейсон Стэйтем и Джеймс Франко. Также стартует ремейк южнокорейского «Олдбоя», поставленный Спайком Ли. Из отечественных проектов в кинотеатрах появится «Курьер из „Рая“» Михаила Хлебородова.
Интервью Гоша Куценко: «Я до сих пор пью дезинфицирующие таблетки» 28 ноября на российские экраны выходит приключенческая комедия «Курьер из „Рая“». В преддверии премьеры картины КиноПоиск попросил режиссера Михаила Хлебородова и исполнителя одной из главных ролей Гошу Куценко побеседовать о фильме, вспомнить съемки и задать друг другу несколько вопросов.
Комментарии (29)

Новый комментарий...

  • 11

    audiovideofil 7 ноября 2013, 19:04 пожаловаться фото N7

    #

    Какой удобный у оператора ассистент, выполняющий ещё и функцию противовеса.)

    ответить

  • 8

    vladfreedman 7 ноября 2013, 21:03 пожаловаться

    #

    Больше, больше таких статей!)) интересно жуть! Спасибо)

    ответить

  • Ну наконец-то кто-то указал, что не так важно «настоящее 3D» или ненастоящее! И проблема большинства объёмных фильмов совсем не в том, что они конвертированы, а в том, что: а) в большей их части стереоизображение вообще не нужно, оно ничего не прибавляет фильму (кроме стоимости билета в некоторых кинотеатрах); б) огромное количество режиссёров НЕ УМЕЕТ с ним обращаться! 3D-картинка требует особых приёмов освещения, не похожих на те, что используются в обычном кино; особой фокусировки — привычная игра с фокусом здесь неприемлима; особого монтажа… В то время, как чуть-ли не большая часть режиссёров снимает кино как обычное, даже если знает, что релиз будет в трёх измерениях…

    ответить

  • 67889524 8 ноября 2013, 11:49 пожаловаться

    #

    Действительно, очень интересное, здравое интервью, хотя трейлер того же «Курьера из Рая», который крутят в кино, оставил впечатление какой-то ТВ-постановки.

    ответить

  • Читаю эти статьи, и диву даюсь — каких-же высококлассных профессионалов собрали на площадке этого фильма!!! Интересно уже даже, чем?!

    ответить

  • 1

    qmz5kns 19 ноября 2013, 01:15 пожаловаться

    #

    Статья просто великолепна

    Спасибо

    ответить

 
Добавить комментарий...