Продюсер нового «Ральфа» — о предрассудках и миллионе персонажей

Обсудить0

Кларк Спенсер, продюсер «Зверополиса», «Вольта» и «Ральф против интернета» — о том, каково было рендерить целый интернет и откуда в последних мультфильмах Disney столько гиперссылок.

В прокат выходит сиквел мультфильма «Ральф», в котором рыжий громила из игрового автомата попадает в повсеместно протянутую сеть интернета и еще больше запутывает ее. По этому случаю КиноПоиск поговорил с продюсером Disney Кларком Спенсером теперь об очень серьезных вещах типа темной стороны интернета или вечно стереотипного изображения России в мультфильмах.

— Студия Disney — один из главных рассказчиков современной поп-культуры. Но сегодня поп-культура становится политизированной. Когда вы в 2002 году делали «Лило и Стича», дела обстояли иначе. Как вам эти изменения? Чувствуете ли вы давление?

— Я не чувствую давления. Мне нравится, что истории становятся более глубокими, более сложными. Теперь это не просто семейное кино — это фильмы для людей разного возраста. Истории становятся глубже, это круто. И это происходит сейчас и в Disney, и в Pixar, и в анимации вообще. Вот возьмем «Зверополис», в котором говорится об очень важной теме — о предвзятости. О чем мы думали в самом начале работы: подходит ли эта история для мультфильма, не слишком ли это сложно? Мы решили, что подходит.

«Зверополис»«Зверополис»

— Вы только что сказали, что Disney и Pixar пытаются апеллировать к разным аудиториям. Но вот в «Зверополисе» вы изображаете Россию через медведей и русскую мафию — это распространенный стереотип. Это довольно смешно, но обычно люди не хотят быть изображенными стереотипно, это может показаться обидным и отсечь часть публики. С другой стороны, если не использовать стереотипы, то сюжеты и отсылки оказываются менее узнаваемыми. Как поступить правильно?

— Я напомню, что «Зверополис» — это критика предрассудков. Мы хотели сыграть на стереотипах, но в итоге их перевернуть. А как это можно сделать, не показав собственно стереотипы? Если вы посмотрите на персонажей вроде мистера Бига (крошечная арктическая бурозубка, босс мафии Тундратауна — Прим. КиноПоиска), поначалу он кажется довольно жестким. Но оказывается, что у него теплое сердце, что на самом деле он собирается помочь нашим персонажам. Конечно, нужно быть аккуратным, чтобы не оставить стереотипы просто стереотипами. Очень важно иметь эту дуальность, когда одна вещь — стереотип — в итоге оказывается чем-то иным.

«Зверополис»«Зверополис»

— Вы обсуждаете все это с коллегами во время производства?

— Конечно. В современном мире без этого никак. Сегодня мы пытаемся сказать, что все мы человечество. И что неправильно делать выводы о ком-то, пока ты не узнаешь его. В истории киноиндустрии были периоды, когда стереотипы использовались неосознанно, но можно и нужно, используя стереотипы, разоблачать их. Во время работы над «Зверополисом» у нас в команде был специальный человек, «эксперт по предрассудкам». Его главная идея была такой: «Ты не можешь быть предубежденным по отношению к людям, которых хорошо знаешь, предубеждение возникает только из неведения».

— В 1990-х и 2000-х полнометражные, снятые для кинотеатрального проката мультфильмы были и остаются крайне важной частью поп-культуры. Как думаете, изменится ли что-то в 2020-е, особенно если брать в расчет расцвет новых медиа?

— Да, в 1990-е анимация была очень важным опытом для семей. Полнометражных мультфильмов было немного, и, когда они выходили, все семьи с детьми шли их смотреть. Сейчас индустрия расширяется, анимацией занимается много разных компаний. Дополнительное давление появляется из-за того, что теперь люди могут потреблять контент с помощью своего телефона, смотреть фильмы и играть в компьютерные игры не выходя из дома. Для нас это повод задуматься: как заставить их сесть на автобус или машину и поехать в кинотеатр, чтобы увидеть наше кино? Это давление заставляет нас все время совершенствоваться.

«Ральф против интернета»«Ральф против интернета»

— Раньше большая часть мультфильмов были оригинальными историями, а сейчас Disney и Pixar чаще занимаются сиквелами. И «Ральф против интернета» — это также сиквел.

— Для сиквела нужна весомая причина — вы ведь об этом хотите сказать? Не нужно снимать сиквел только потому, что первый фильм был успешным. Когда мы заканчивали «Ральфа», у нас не было мысли о том, чтобы сделать еще один. Мы занялись совершенно другими проектами, но потом как-то в разговоре всплыла идея интернета. Мы начали говорить об интернете в целом и тут вдруг подумали: а что если бы мистер Литвак, владелец зала игровых автоматов, подключил ко всей системе модем? Что если бы эти два персонажа (Ральф и Ванилопа — Прим. ред.) попали бы в интернет? Это стало отправной точкой. Мы представили себе большой новый мир и историю, которую можно о нем рассказать. Мы же всегда стремимся работать над чем-то новым, но иногда ты делаешь проект, который очень нравится зрителям, и вдруг появляется еще одна история об этом мире. Так почему бы ее не рассказать?

«Ральф»«Ральф»

— «Зверополис» и «Ральф против интернета» немного похожи. «Зверополис» очень включен в современную поп-культуру, имеет множество скрытых сюжетов и отсылок. То же можно сказать о новом «Ральфе». Такая сложность — личный выбор режиссеров или это некий тренд?

— Оба режиссера «Ральфа» — Фил Джонстон и Рич Мур — работали также и над «Зверополисом». Им очень нравится поп-культура, они очень хорошо ее знают, и это дает им возможность создавать многослойные сюжеты. Есть один уровень — то, что говорят и делают персонажи, а есть дополнительный — то, что происходит на заднем плане. Что я люблю в «Зверополисе», там на фоне каждой сцены развивается множество разных дополнительных историй. Так же работают и все цитаты, отсылки к мемам, все эти пасхалки в «Ральфе» — они оживляют фон, максимально усложняют и углубляют историю — так, чтобы родителям было тоже интересно. Если мы все сделали верно, то в фильме появляется два слоя: один для детей — это собственно сюжет и персонажи, а другой — это шутки для более взрослой аудитории, родителей и подростков.

— С самого зарождения CGI-анимации каждый полнометражный фильм нес с собой какие-то технологические прорывы. Фактура воды в «Поисках Немо», меха в «Корпорации монстров», имитация солнечного света в «Городе героев»... А были какие-нибудь технологические прорывы в «Ральфе»?

— Для нас главным вызовом был размер и масштаб. Интернет — это очень большое место. Поэтому, если говорить о технических сложностях, нам нужно было заставить сцены выглядеть максимально масштабными, насколько это вообще возможно. Там есть кадры, в которых одновременно присутствует миллион или даже больше персонажей. Интернет — это еще и очень насыщенное место, где должно происходить много всего, а нам нужно было придумать, как это вообще можно сгенерировать. Нужно было упростить каждый элемент, каждый геометрический фрагмент. У нас масса персонажей, масса зданий. Все должно было быть продумано так, чтобы аудитории казалось, что этот мир существовал всегда. Нельзя показать интернет вот таким (показывает руками), он должен выглядеть необъятным (разводит руки широко в стороны), и это было самым сложным.

«Ральф против интернета»«Ральф против интернета»

— Противоречивая природа интернета как-нибудь отражена в фильме?

— Конечно. В самом его начале интернет в фильме кажется прекрасным. Это штука, которая позволяет людям связываться с кем угодно по всему свету. Но есть и другая сторона: буллинг, злые комментарии, анонимность, которая дает людям ощущение, что они могут сказать что угодно и кому угодно. Мы чувствовали, что должны показать обе. Это даст повод родителям поговорить с детьми о том, как комментарии в интернете влияют на человека.

— Есть ли какие-то анимационные фильмы, о которых вы думаете: эх, было бы здорово, если бы я мог это спродюсировать?

— «История игрушек». «Бэмби», но он вышел слишком давно, чтобы его можно было спродюсировать. Еще режиссер «Лило и Стича» потом снял «Как приручить дракона» — классную эмоциональную историю, большую и насыщенную, создающую свой мир. Она мне очень нравится. В общем, таких проектов очень много.

Кларк Спенсер / Фото: Getty ImagesКларк Спенсер / Фото: Getty Images

— Кто, по-вашему, выиграет битву за внимание детей — видеоигры или анимация?

— Я бы сказал, что будет ничья. Я думаю, что все в нашей жизни должно быть сбалансировано. У видеоигр есть свои преимущества, и очень интересно то, что сейчас происходит в Minecraft и в Fortnite. Это дает детям возможность исследовать новые пространства, устанавливать связи с другими детьми по всему свету. Но нельзя зацикливаться только на играх. Мультфильмы хороши тем, что ты идешь в кинотеатр, и в течение полутора или двух часов ты вместе с другими зрителями проживаешь историю, а потом ты выходишь из кинозала и можешь заняться чем-нибудь другим.

Смотрите также

Золушки без принцев: Как анимация реагирует на дух времени

17 июля 2018

Тест: Как хорошо вы знаете фантастических тварей

20 ноября 2018

Уже не маленькая: Как приключения ведьмы Сабрины стали ужасающими

29 октября 2018

Ромкомнадзор: Почему романтические комедии отстали от жизни

29 октября 2018

Главное сегодня

«Однажды в Голливуде»: Первый трейлер

Сегодня

За что мы любим «Вечное сияние чистого разума»

Сегодня

«Мы больше не дети»: Трейлер 3-го сезона «Очень странных дел»

Сегодня

Все против «Гурвинека»: Почему кинотеатры бунтовали против российского кино

Сегодня

Хороший мальчик: Кто такой Лукас Хеджес

Сегодня

Роберт Паттинсон сыграет у Кристофера Нолана

Сегодня

Ким Ки Дук возглавит жюри Московского кинофестиваля

Сегодня
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт