Марадона, маньяки и ягодицы: Вторая неделя Каннского фестиваля

Обсудить0

В Каннах завершились все показы. Сегодня станут известны лауреаты 72-го фестиваля. Расскажем пока о конкурсных и внеконкурсных фильмах, которые нам удалось посмотреть.

«Диего Марадона», режиссер Азиф Кападиа

Вне конкурса

Двухчасовой документальный фильм, рассказывающий о жизни аргентинского футболиста. В картине нет никаких горячих сенсаций; по сути, это последовательный рассказ о том, как Марадона пришел к вершине славы и как печально закончилась его карьера. Безусловно, познавательный для тех, кто просто знает имя Марадоны и слышал выражение «рука бога». Но даже тем, кто хорошо знаком с биографией спортсмена, будет интересно посмотреть фильм из-за невероятного (даже для документальной картины) количества архивных записей — от главных футбольных матчей до уникальных кадров из семейных архивов (на которых Марадона впервые берет на руки его новорожденную дочь или проходит болезненный курс лечения). Весь фильм построен на монтаже из этих пленок. Здесь нет говорящих голов, и все современные комментарии героев (включая самого Марадону) звучат поверх хроники.

Главная же художественная идея фильма заключается в том, что в футболисте всегда боролись два начала — скромный парень Диего из аргентинских трущоб, на плечи которого с 15 лет легло обеспечение всей семьи, и Марадона-футболист, слишком рано познавший славу и не сумевший с ней совладать. Как итог — головокружительная карьера, звание одного из величайших футболистов всех времен, сравнение с богом и столь же головокружительное падение с арестами, рехабами и ненавистью бывших фанатов. О неприглядных сторонах биографии Марадоны — внебрачном сыне, которого он долго не признавал, связях с неаполитанской мафией, загулах и кокаиновой зависимости — здесь говорится достаточно откровенно, но без таблоидной интонации.

«Семейный отдых», режиссер Айра Сакс

Основной конкурс

Фрэнки, сокращенно от Франсуазы — так зовут французскую актрису в исполнении богоподобной Изабель Юппер. Фрэнки узнает, что жить ей осталось несколько месяцев, и собирает в португальской Синтре всех близких в последний раз. С ней приехали настоящий муж Джимми (Брендан Глисон) и бывший муж Мишель (Паскаль Греггори), капризный красавчик-сын Поль (Жереми Ренье) и дочь Джимми от первого брака Сильвия (Винетт Робинсон), а также подруга-стилист Илейн (Мариса Томей) с бойфрендом-оператором Гари (Грег Киннер), который мечтает снять собственный фильм. Всем им надо смириться с судьбой Фрэнки и найти какие-то свои пути в жизни, после того как ее не станет.

Красочное, милое и совершенно бессмысленное кино, которое, кажется, длится вечно, несмотря на хронометраж в полтора часа. Что оно делает в конкурсе — непонятно: это абсолютно проходная безделица для своих с киношными шутками про съемки «Звездных войн» и Джорджа Лукаса. Ходят слухи, что в основной конкурс фестиваля должна была попасть «Дылда» Кантемира Балагова, но в итоге слоты заняли фильмы либо французские, либо с французами, либо на модные темы. Айра Сакс, получивший в Берлине «Золотого медведя» за гей-драму «Не выключай свет», удачно запрыгнул в этот последний вагон. Ничем другим объяснить присутствие «Семейного отдыха» в конкурсной программе невозможно. Здесь нет выдающихся актерских работ. Юппер и Глисон прекрасны везде, но не делают ничего такого, что мы не видели раньше, и никак не спасают слабый сценарий (хоть и смотреть на них — сплошное удовольствие). Чехарда персонажей, радостно и бессмысленно бродящих по закоулкам Синтры, утомляет. Развязка, которой так хочется зрителю, отсутствует: герои просто выходят из кадра один за другим, медленно и печально. Мы, видимо, должны зарыдать на этом моменте, прощаясь с Фрэнки, но что-то не выходит. Безупречна лишь Португалия как полноценный персонаж картины. Яркие домишки, узкие улочки, великолепные пейзажи — здесь и правда можно провести остаток дней.

«Для Самы», режиссер Ваад аль-Катиб

Вне конкурса

Сильный и пронзительный документальный фильм о гражданской войне в Сирии, снятый прямо в эпицентре событий, в Алеппо, на ручную камеру. Режиссер фильма и одновременно его главная героиня — 26-летняя девушка по имени Ваад. Ваад жила и училась в Алеппо на маркетолога, но, когда ее соотечественники вышли на улицы против режима Башара Асада, она взяла в руки камеру, завела блог на YouTube и стала рассказывать миру о том, что происходит в Сирии. Из своих записей, сделанных за шесть лет войны, Ваад позже смонтировала полуторачасовой фильм — как она сама признается, чтобы объяснить свой дочери Саме, за что боролась она и ее единомышленники и почему она решила остаться в Алеппо и растить там ребенка, когда многие жители города бежали. Впрочем, «Для Самы» был закончен уже в эмиграции в Великобритании. Под конец осады Алеппо Ваад вместе с семьей все же пришлось уехать.

Это очень личная история про войну и жизнь во время войны глазами мирных людей. Мы видим, как Ваад выходит замуж, как они вместе с мужем открывают больницу, чтобы лечить раненых жителей Алеппо, как в этой же больнице она рожает дочку и чуть было ее там не теряет. Ваад откровенно рассказывает обо всех своих переживаниях, включая, например, страх во время второй беременности. Здесь она впервые открыто говорит, что жалеет о своем решении завести детей в тяжелое военное время. Не менее откровенна и камера режиссера: не стесняясь и не переживая за комфорт зрителя, аль-Катиб показывает самые страшные ранения, кровавые следы на полу больницы, мертвых детей, их рыдающих матерей. Или, например, спасение беременной женщины и ее еще неродившегося ребенка. Крупным планом нам показывают реанимацию младенца в условиях отсутствия какого-либо оборудования. Сложно передать те ощущения, которые испытывает зритель, услышав наконец его первый вздох и первый крик. Эта страшная, но все же дарящая надежду сцена лучше всего суммирует антивоенный посыл фильма, посмотреть который стоило бы всем людям, говорящим о войне «Можем повторить». Неслучайно «Для Самы» получил на фестивале South by Southwest и приз жюри, и приз зрителей.

«Томас», режиссер Абель Феррара

Вне конкурса

Абель Феррара бессовестно паразитирует на Уиллеме Дефо и видах Рима. Дефо гуляет по городу, пьет кофе, делает покупки, занимается йогой, занимается любовью, занимается творчеством. Он американский актер и режиссер, шесть лет назад завязавший с выпивкой и наркотой и начавший в Италии новую жизнь. Он живет с русской эмигранткой Никки (Кристина Чириак), у них трехлетняя дочка — белокурый ангелочек (Анна Феррара, дочка самого Абеля). Томас пишет сценарий, преподает актерское мастерство и ходит на групповую терапию, откуда мы, собственно, и узнаем все подробности его жизни.

Дефо, конечно, прекрасный актер, для того чтобы передавать одновременно самые полярные эмоции и состояния в процессе творческого поиска — умиротворение и психопатию, улыбку и оскал, влечение и отвращение. Режиссер показывает все это с помощью любимых цветных фильтров — сегодня можно назвать их инстаграмовскими. Crema, Calderon, Ludwig, Valencia — в картине щедро отражена вся палитра, и поначалу «Томас» действительно похож на милый режиссерский инстаграмчик: живописные виды, прогулка с дочкой в парке, красавица жена и восхищенные студенты. Но затем и в Томасе, и в зрителях просыпается агрессия: бывший алкоголик-наркоман ревнует жену и требует бесконечного внимания под рассуждения о партнерских отношениях, а мы в бешенстве из-за того, что нас заставляют на все это смотреть. Внезапно в повествование врываются библейские аллюзии: Томас вместе со студентами устраивает перформанс с Голгофой на вокзале, а в одном из видений его приводят в полицию, где происходит знаменитый диалог с Пилатом («Истина в том, что у тебя болит голова»). Памятуя, что Дефо сыграл Христа у Скорсезе, это выглядит наглой усмешкой, как, собственно, и вся картина, отражающая в который раз старческие переживания самого Феррары, и не больше. У Альмодовара получилось изящнее.

«Создавая волны: Искусство звука в кино», режиссер Мидж Костин

Вне конкурса

Увлекательный рассказ о появлении и развитии звука в кино. Документалка стала дебютной режиссерской работой звукорежиссера Мидж Костин («Армагеддон»), которая хотела показать зрителям, как много звук значит для нашего восприятия фильмов. Акцент в фильме сделан на вкладе трех голливудских звукорежиссеров, изменивших подход к созданию аудиоряда в кино — Уолтера Мёрча («Апокалипсис сегодня», «Крестный отец 2»), Бена Бёрта (франшизы «Звездные войны», «Индиана Джонс») и Гари Ридстрома («Парк Юрского периода», «Спасти рядового Райана»), — и нескольких режиссеров, чье внимание к звуку в фильмах особенно сильно повлияло на Голливуд (в их числе Джордж Лукас, Стивен Спилберг, Альфред Хичкок и Дэвид Линч).

«Создавая волны» прослеживает всю историю звука в кино — от первого звукового фильма и впечатления, который он произвел на зрителей, до создания первых компьютерных звуков в мультфильмах Pixar. Эта документалка интересна будет не только специалистам. Здесь есть много увлекательных историй о том, как создавались знаменитые сцены в популярных голливудских картинах (например, эпизод с летящими вертолетами в «Апокалипсисе сегодня» или высадка солдат в «Спасти рядового Райана»); наглядная демонстрация того, как работает объемный звук (surround sound) и подробное объяснение всех деталей, из которых складывается аудиоряд в современном фильме (с веселыми байками про шумовиков и какую-нибудь связку ключей, которую использовали для записи звона доспехов). Фильм оставляет зрителя со стойким желанием пересмотреть, а точнее, даже переслушать большое количество голливудской классики.

«Боже мой!», режиссер Арно Деплешен

Основной конкурс

Арно Деплешен шесть раз номинировался на «Пальмовую ветвь», но все мимо. В этом году, скорее всего, будет то же самое. Деплешен снял традиционное для себя унылое социальное кино — на этот раз о проблемах бедноты самого нищего региона Франции, Рубе. Комиссар местной полиции (Рошди Зем) и его сотрудники ежедневно сталкиваются с разными преступлениями: кто-то поджег машину, кто-то насилует школьниц в метро, кто-то убивает старушек. Комиссар, который здесь вырос и даже держит лошадь для скачек, воспринимает городок как свою вотчину, в котором он тихим голосом наводит порядок как может.

На полтора часа Деплешен погружает зрителя в полицейскую рутину в духе сериалов НТВ. Ключевым событием становится убийство старушки. Раскрытие этого преступления Деплешен и покажет нам едва ли не в реальном времени. Мудрый комиссар сразу же понимает, кто убийцы. Это местные девушки (отбросы, как и почти все в Рубе) в исполнении Леа Сейду и Сары Форестье. Режиссер методично фиксирует процесс дознания: то, как отпираются подозреваемые, как их колят полицейские в традиционной манере «хороший коп и плохой», как одна из девушек ломается и сознается, как вторая продолжает упираться, как ломается и она, как все потом едут на место преступления проводить следственный эксперимент. Все это снято дрожащей камерой в псевдодокументальной манере, как бы без прикрас. Мы должны впечатлиться и убогой обстановкой провинциального полицейского участка (дактилоскопия по старинке, древний чайник на не менее стареньком холодильнике — вот это все), и убогостью жителей городка, готовых убить за банки с пивом. Спасибо, но мы уже видели «Улицу разбитых фонарей» и «Ментов».

«Бандит, полицейский, дьявол», режиссер Ли Вон-тхэ

Вне конкурса

2005 год. Полиция маленького городка Чхонан сталкивается со странными убийствами: преступник таранит чью-то машину, а затем зверски убивает ножом его владельца. Детектив Чон Тхэ-сок (Ким Му-ёль) подозревает, что перед ним серия, но ему никто не верит. Однажды нападению подвергается босс местной мафии Чан Дон-су (Ма Дон-сок, чье голливудское имя — Дон Ли). В отличие от остальных жертв, он умеет за себя постоять и потому оказывается единственным выжившим и видевшим лицо убийцы. Репутация Чан подмочена, а ему нужно во что бы то ни стало найти нападавшего и отомстить. А Тхэ-соку нужны повышение и справедливость, поэтому скрепя сердце он решает объединить с гангстером усилия и вместе поймать маньяка.

Корейское кино сегодня однозначно рулит в мире. Второй после «Паразитов» фильм в Каннах — и снова успех. В отличие от картины Пон Джун-хо, это детективный триллер, основанный на реальных событиях. За полтора часа Ли Вон-тхэ взбалтывает чумовой коктейль из погонь, схваток, перепалок между бандитом и копом, резни и психологического давления. В том, что убийца (Ким Сон-гю со зловещим лицом Юрия Чурсина) — мерзкая тварь, режиссер убеждает нас одним махом: злодей пошел резать собак. Мы ненавидим его сразу же и желаем смерти. Вон-тхэ работает не только с ритмом, но и с цветом (синий, желтый, красный и ядовито-зеленый снова отсылают нас к неонуару), и ракурсом, и с временем через детали вроде упавшего окровавленного ножа, который остается неподвижным, пока вокруг меняется освещение (начинает темнеть и затем рассветать). Ему удается создать невероятное напряжение и передать буквально физические ощущения от игры в кошки-мышки между маньяком и его преследователями.

Сильвестр Сталлоне уже купил права на англоязычный ремейк, в котором Дон Ли повторит свою колоритную роль. 

«Мектуб, моя любовь 2», режиссер Абделатиф Кешиш

Основной конкурс

Получив в Каннах «Золотую пальмовую ветвь» за провокационную «Жизнь Адель», Кешиш снял трехчасовую картину-медитацию о клубке взаимоотношений молодых людей на юге Франции. Весь хронометраж молодые разгоряченные тела купались, загорали, занимались любовью и выясняли, кто кого и с кем. Фильм показали в Венеции, часть критиков невероятно возбудилась и восхвалила Кешиша за смелую попытку зафиксировать на экране уходящую молодость. Вдохновленный режиссер снял сиквел — и получилась пыточная почти на четыре часа.

Действие происходит в 1994 году, пару дней спустя после событий первой части. «Происходит» — сильно сказано: первые полчаса мы видим всего одну сцену на пляже. Герои знакомятся с парижанкой Мари, которая читает философские объяснения мифов вроде пещеры Платона. Мари зовут к себе, и полчаса все едят, пьют пиво и ведут пустую болтовню. Камера медленно ползает по ягодицам, грудям и промежностям девушек. Следующая сцена — провинциальная дискотека на полтора часа, где все снова пьют и снова трясут задницами. Эти задницы повсюду на экране. Загипнотизированный ими Кешиш заставляет героинь трястись в бесконечном тверке, а Мари засовывает целоваться между двух разгоряченных парней. Она этакая блондинка старческой мечты: на пляже читает Платона, но тут же готова пойти в клуб ради петтинга с первыми встречными.

Процитируем также и мнение коллег. «В этой раздутой мелкой провокации нет реальной жизни и тем более радости, несмотря на дискотеку — сплошной тверк и никакой игры» (Variety). «Это не просто тяжело вынести, а практически невозможно, и непонятно, как это может быть в каннском конкурсе» (THR). «Показывая сцену орального секса, в которой красивая женщина размещает свою вагину на мужском лице в туалете ночного клуба, и так 15 непрерывных минут, Кешиш может рассчитывать на дистрибьюцию только прямиком на Pornhub» (IndieWire). Наверное, достаточно. Хотя оригинальное название Intermezzo намекает, что нет, будет и третья часть.

«Должно быть, это рай», режиссер Элиа Сулейман

Основной конкурс

Режиссер Элиа Сулейман живет в Палестине и каждый день наблюдает за тем, как сосед ворует его лимоны с дерева. За посетителями в баре, за полицейскими возле бара, за женщиной в оливковой роще. Однажды Сулейману потребовалось поехать со сценарием в Париж, затем в Нью-Йорк, и в каждом из городов он видел, насколько между людьми много общего, а родная Палестина со своими странностями ничуть не хуже странностей мира.

Сулейман, получивший в Каннах два приза за «Божественное вмешательство», снял милое ламповое кино о том, что для нас дом. За весь фильм он произносит четыре слова. Его альтер эго — молчаливый наблюдатель за реальностью, которая иногда «совсем ненастоящая» и ужасно смешная. Картина открывается феерической сценой в  церкви: священник на службе ведет за собой пасхальную процессию в один из подземных залов, дверь в которую отказывается открывать пьяный служитель, и батюшка, грозно засверкав глазами и сняв митру, с молитвой вышибает дверь и делает ослушнику внушение тумаками. Возле бара Сулейман наблюдает сценку, в которой двое полицейских следят за чем-то в бинокли, но игнорируют местного пьяницу, разбившего бутылку о стену. В Париже видит пустынные улицы (даже возле Лувра никого нет!), по которым ездят танки в честь взятия Бастилии, полицейских, которые гонятся на сегвеях за парнем с букетом, борьбу местных жителей за стулья у фонтана и наглого воробушка, который мешает ему работать (дико трогательно). В Нью-Йорке все жители ходят с оружием, полиция ловит девушку-ангела в парке, а в продюсерском офисе Гаэль Гарсиа Берналь ведет уморительный диалог по телефону о том, что его заставляют снимать фильм про испанских конкистадоров на английском. Сулейман использует туристические стереотипы и доводит их до гротеска, показывая, как нелепо на самом деле могут выглядеть наши представления о чужаках. Жаль, его герой не посетил Москву и не увидел медведей и балалайки.

Смотрите также

Кантемир Балагов получил в Каннах приз за режиссуру фильма «Дылда»

24 мая

«Предатель» Марко Беллоккьо: Сага о падении «Коза ностра»

24 мая

«Маяк» Эггерса: Роберт Паттинсон и Уиллем Дефо сходят с ума

20 мая

Трансвеститы, джинны и цветы-убийцы: Первая неделя Каннского фестиваля

21 мая

Главное сегодня

Из Нью-Йорка в Японию: 10 любимых фильмов Уэса Андерсона

Сегодня

Полная версия «Рокетмена» могла не получить прокатное удостоверение

час назад

Дэнни Бойл планирует сделать продолжение «28 дней спустя»

3 часа назад

Подкаст«Благие знамения»: Чем расстроила и порадовала долгожданная экранизация?

Вчера

Ангел Чарли: Как безумный гуру Мэнсон стал суперзвездой

Вчера

Стивен Сигал мог сыграть главную роль в «Бэтмене» Тима Бёртона

Сегодня, 09:51

Тайка Вайтити поставит мультфильм по комиксам «Флэш Гордон»

Сегодня, 09:15
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт