Трансвеститы, джинны и цветы-убийцы: Первая неделя Каннского фестиваля

Обсудить0

Канны перевалили за экватор. Джармуш, Малик, Альмодовар, Лелуш уже представили публике свои картины, о которых можно почитать в нашем фестивальном спецпроекте. Рассказываем о фильмах основного конкурса, которые мы также успели посмотреть.

«Козодои»

Режиссеры Клебер Мендоса Фильо и Жулиано Дорнель

Тереза (Барбара Колен) возвращается в родную деревушку Бакурау на похороны бабушки Кармелиты. Как это бывает у бразильцев, провожают бабушку всем миром, с песнями и взмахами белых платков. Наутро выясняется, что Бакурау исчезла с карт, а над дорогами летает НЛО. Жителей деревушки это смущает не так, как зрителей: они сразу понимают, что летающая тарелка — замаскированный дрон. Стычка с местным мэром дает понять, что власть тут продажна и несет ответственность за отсутствие воды и припасов. Потом по соседству появляются трупы. Потом группа американцев-психопатов во главе с Удо Киром (конечно, кто же еще мог сыграть главного злодея?), которые устраивают сафари на людей. Но жители деревни не лыком шиты: они закидываются психотропными таблетками, изготовленными местным знахарем, берут в руки оружие и дают американцам безжалостный отпор.

Зрелище это абсолютно дикое: на экране колоритные местные обычаи и персонажи (звезда бразильского кино Соня Брага восхитительна в роли докторши-алкоголички, а режиссер и визажист Сильверо Перейра выдает потрясающего гангстера-трансвестита Лунгу), намеки на сай-фай и затем побоище в духе фильмов с Чаком Норрисом или Жан-Клодом Ван Даммом, только без Норриса и Ван Дамма, просто со статистами. Если сразу же не проникнуться стилистикой «Бакурау», фильм покажется чудовищной ерундой. Вся эта сумасшедшая какофония маскирует простую мысль (каннский конкурс в этом году вообще грешит лобовыми месседжами): американская внешняя политика всех достала, психопатам с деньгами нужно давать жесткий бой, продажная власть должна быть разоблачена и наказана. Ведь именно мерзкий мэр привел в городок туристов, обуреваемых жаждой наживы. Но те, кто пытается стереть с лица земли маленьких людей, могут сильно просчитаться.

Ах да: «бакурау» на местном наречии означает небольшую, но гордую и хищную птичку козодоя. Знали бы злодеи.

«Атлантика»

Режиссер Мати Диоп

Француженка сенегальского происхождения Мати Диоп дебютировала в полном метре полусоциальной, полумистической историей, переделанной из своей одноименной короткометражки. В небольшом городке на побережье Атлантического океана рабочие возводят небоскреб для местного богатея. Денег им не заплатили, и в поисках лучшей жизни парни садятся в пирогу и плывут в Испанию. Увы, пирога терпит крушение, все погибают и возвращаются призраками в родные дома. Духи вселяются в местных девушек и детектива полиции, чтобы потребовать у богатея свои денежки.

Все это фон для истории любви 17-летней Ады (Маме Бинета Сейн) и Сулеймана (Ибрахима Траоре). Он беден, она отдана богатому жениху. Сулейман — один из погибших, и, помимо выбивания долга, его дух также навещает любимую. Всеми забитая Ада в итоге осознает, кто она и что ей нужно в этой жизни.

«Атлантика», возможно, важное высказывание для темнокожего сообщества во Франции, вот только фильм снят невероятно скучно, затянуто и беспомощно. Долгие планы океана, Ады и других героев, слабые диалоги (сценарий писала тоже Диоп), нелепые действия персонажей вне мистической повестки превращают картину в очень слабое, занудное зрелище. Зато остросоциальная тема и квота на женскую режиссуру закрыты.

«Малыш Джо»

Режиссер Джессика Хауснер

Элис (Эмили Бичем) работает в загадочной лаборатории по выведению нового цветка, пыльца которого делала бы людей счастливыми. Элис, кажется, близка к успеху: кроваво-красные цветы показывают во время тестов нужные результаты. Свое детище она называет «Малыш Джо» в честь сына (Кит Коннор), которого растит без отца (они с мужем в разводе). Один из цветков Элис принесла домой, и тут-то все и завертелось. Выясняется, что пыльца, конечно, делает людей счастливее, но еще и как-то влияет на их мозг, совершенно меняя личность. Пыльцу вдохнул сначала Крис (Бен Уишоу), влюбленный в Элис коллега, потом Джо, потом остальные. Оказывается, «Малыш Джо» стремится распылиться по всему миру, и его порабощенные големы сделают все, чтобы эту миссию выполнить и защитить цветок.

Джессика Хауснер в 1999 году получила приз в Каннах в конкурсе студенческих фильмов. Спустя 20 лет она вернулась уже с полноценной картиной, собственной версией одного из эпизодов «Черного зеркала». «Малыш Джо» изумительно проработан по цвету и сеттингу: алые плантации цветов покоятся в молочно-салатовых стенах лаборатории, дом Элис наполнен теплыми тонами, мебель стилизована под 1960-е. Увы, сюжет и диалоги (за это также отвечала Хауснер) невероятно примитивны, словно режиссер играется в неонуар и сай-фай-хоррор, а не всерьез рассказывает свою историю. Для постмодернистской шутки ей не хватает смелости и безумия (хотя нарочитая, нелепая и жуткая музыка почти справляется с этой задачей), для серьезного размышления о чем-либо (ответственности ученых за свои эксперименты, трудоголиках, одиноких матерях, зловещих растениях) — глубины. Посмотрели и забыли.

«Озеро диких гусей»

Режиссер Дяо Инань

Дяо Инань получил в Берлине «Золотого медведя» за криминальный триллер «Черный уголь, тонкий лед» и вот теперь пытает счастья в основном конкурсе Канн. Главный герой (телезвезда Ху Гэ, о чьей работе живо интересовались нашим мнением китайские журналисты) — угонщик мотоциклов, на которого открыли охоту несколько банд. Случайно он убивает полицейского, и теперь его дело национальной важности, за него назначена награда в 300 тыс. юаней. Парню помогает девушка (Квай Луньмэй), чья жизнь также принадлежит преступной шайке, и она пытается обрести свободу.

Эта детективная нуар-история разворачивается в китайских трущобах, где европейский зритель теряется, словно школьник. Озеро диких гусей — топоним. Герои пытаются там скрыться в туманах и волнах, но безуспешно. Все действие картины сосредоточено на бегстве и попытках спрятаться, мы путешествуем за героями сквозь лачуги, кварталы, закоулки. Интересно наблюдать за особенностями национальной охоты: как работает в фильме китайская полиция (чудовищно), как складываются отношения между криминальными группировками, как вообще выглядит неоткрыточный Китай. Инань окружает героев желто-зелеными тонами с кровавыми всполохами, устраивает театр теней, бросает в мистический туман — невероятной красоты операторская работа. Драки поставлены несколько картинно. Ху Гэ хоть и похож чем-то на Брюса Ли, но явно не стремится быть им на экране. Хотя сцена с зонтиком, которым врага сначала проткнут, а потом раскроют с фонтаном крови, достойна кинематографа Маленького Дракона.

«Портрет молодой женщины в огне»

Режиссер Селин Скьямма

Марианна (Ноэми Мерлан) — художница, которая приезжает к богатой даме (Валерия Голино) написать портрет ее дочери Элоизы (любимица режиссера Адель Энель). Та — невеста поневоле. Ее сестра погибла, а мать заключила сделку с важным миланцем о браке. Марианне надо нарисовать портрет без ведома девушки, тайно наблюдая за ней днем. То, что получается, не нравится обеим. Мать оставляет их на пять дней с условием: к этому сроку портрет должен быть закончен. Получив глоток свободы, девчонки используют его на всю катушку. Тусят с местными на пляже, целуются и занимаются любовью, пробуют наркотики — в общем, уходят в отрыв. Нюанс: действие происходит во Франции в 1770 году. И все показанное сразу же приобретает оттенок невероятной скандальности.

Марианна наследует дело отца-художника — уже неслыханная смелость. Она курит, путешествует одна и дерзко выставляется в галереях. Элоиза, вырванная из монастыря ради нежеланного брака, вынуждена проживать чужую жизнь, так и не узнав ничего о себе. И эти пять дней становятся для обеих девушек не просто веселым приключением, которое переживают их товарки в веке 21-м, а глубочайшим познанием себя и своих возможностей.

Селин Скьямма уже не в первый раз исследует человеческую сексуальность. Ее «Сорванец» о 10-летней девочке, притворившейся мальчиком перед новой подружкой, получил приз на Берлинале, а недавнее «Девичество» о взрослении 15-летней девушки из гетто было номинировано на «квир-пальму» Каннского фестиваля. В этом году Селин уже в основном конкурсе смотра с картиной на модную и фем- и квир-повестку. Ее «Портрет» — простая и чувственная история, снятая невероятно красиво и при этом довольно целомудренно, несмотря на откровенную тему и обнаженные женские тела. Используя XVIII век в качестве обертки, Скьямма размышляет не только о сексуальной свободе женщины, но и о свободе вообще.

Смотрите также

«Маяк» Эггерса: Роберт Паттинсон и Уиллем Дефо сходят с ума

20 мая

«Свистуны» Корнелиу Порумбойю: Как насвистеть 10 миллионов евро

20 мая

«Тайная жизнь» Терренса Малика: Бунт против войны за Гитлера

19 мая

«Слишком стар, чтобы умереть молодым»: Сериал-медитация Николаса Виндинга Рефна

18 мая

Главное сегодня

10 лучших мультфильмов Disney: Выбор редакции и читателей

Вчера

Клип на песню Бейонсе из «Короля Льва» и еще 10 новостей дня

Вчера

«Эх, Гага, Гага, что ж ты натворила»: Россияне устроили флешмоб в Instagram Леди Гага

Вчера

Алек Утгофф: «От „Чернобыля“ я отказался ради „Очень странных дел“»

16 июля

Слух дня: В новом «Человеке-пауке» могла появиться «Зловещая Шестерка»

Вчера

Еще не конец: 10 сериалов, которые нужно было закончить раньше

16 июля

Подкаст3-й сезон «Очень странных дел»: Подростки против страшных монстров и «злых русских»

15 июля
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт