Колин Фаррелл: «Прежде всего мне интересна хорошая история»

Обсудить0

В последние шесть или семь лет я был занят в фильмах со значительно меньшими бюджетами. Ты работаешь в таких картинах без особого давления, просто с удовольствием. Но когда ты оказываешься в центре проекта с бюджетом в 150 миллионов, то тут чувствуешь себя несколько иначе…

В ирландском актере Колине Фаррелле как-то удивительно сочетаются мальчишеская бесшабашность, склонность к хулиганству и харизма обворожительного ловеласа с томным и чуть беззащитным взглядом. Одному богу ведомо, как ему удается соединять в себе это. Из таких, как Колин, в древние времена получались либо пламенные пассионарии, либо короли, либо герцоги с бунтарскими наклонностями.

Все эти качества КиноПоиск приметил в наши предыдущие встречи с актером. Кроме уже перечисленных свойств, которые видны и без личных встреч, мы обнаружили, что Колин Фаррелл умен и любит выражаться весьма витиевато, развивая мысль, дополняя ее идеями, цитатами, шутками и закругляя в некий вывод, иногда довольно неожиданный.

О фильме «Вспомнить все» мы начали разговор с актером еще в Торонто, а закончили на пресс-джанкете в Лос-Анджелесе.

Расскажи, каким ты видел своего героя?

Дуг Куэйд во многом схож со своим предшественником из оригинального фильма. Он простой пролетарий, работает на фабрике и живет внешне ясной и понятной жизнью. Он каждый день ездит на свой завод в другую часть мира, у него есть красавица жена, есть даже друг, но что-то в его жизни нарушено, хотя он поначалу даже не пытается понять это. Какое бы существование ты ни вел, успешное или с трудностями, все-таки ты отдаешь себе отчет в том, что ты живешь своей жизнью. Это классное чувство. Я не могу сказать, что у меня подобное осознание бывает часто, но время от времени, словно легкий укол, я чувствую, что живу своей жизнью, и я вполне этим доволен. Так вот Куэйд не чувствует, что живет той жизнью, что ему предназначена, что-то в ней не складывается. На поверхности все вроде бы и нормально, но внутри у него какое-то смутное ощущение неправильности и неудовлетворенности. Он не может даже определить эту неудовлетворенность. Все это приводит Куэйда в компанию, предлагающую встряхнуть жизнь героя каким-нибудь приключением, которое и переживать-то не надо, достаточно лишь ввести его в память. А там — бум! — все переворачивается вверх тормашками. Оказывается, он является частью игры, которая куда серьезней, чем он мог себе представить.

И тут начинаются экшн и погони?

Ну, не совсем, хотя, конечно, все это начинается именно с этого момента. (Смеется.) Видишь ли, какую бы роль я ни играл — неважно то, насколько простая она или сложная, маленькая или большая, — я к каждому образу отношусь серьезно и с уважением. В моем представлении я участвую в истории, где человек проходит путь от бессознательного состояния до сознательного. Это история человека, потерявшегося в трясине собственного бессмысленного существования и находящегося в движении к чему-то осмысленному, наполненному содержанием. Практически каждый из нас может почувствовать связь с этим, мы все в тот или иной момент жизни задаем себе вопрос о смысле своего существования, значении своей жизни… Я сам себя усыпить могу моими рассуждениями! Меня обязательно надо тормозить. Какой у тебя следующий вопрос? Я постараюсь не увлекаться.

Да нет, ты уж увлекайся! Это интересно. Как я понимаю, ты был очень заинтересован в этом фильме, если отказался от участия в проекте Дэвида Кроненберга «Космополис», который тоже снимался в Торонто?

Да, рядом с нами. Опыт последних шести-восьми лет, я полагаю, позволил мне сделать этот выбор. Понимаешь, у меня случалось так, что я ждал запуска каких-то проектов и отказывался от тех, к которым творчески был расположен, ради тех, которых ждал, но интерес к которым был больше. В итоге ожидаемые проекты не случились, а я пропустил то, что в принципе тоже было интересно и близко моему сердцу. С проектом Кроненберга не было абсолютной ясности по времени, а «Вспомнить все» уже получил зеленый свет, поэтому я особо и не колебался в этот раз и взял то, что было реальней в определенный момент. В моем распоряжении оказалось окно впервые за последние годы, когда я мог взяться за действительно большой студийный проект. Ясное дело, я был здорово напуган своей смелостью.

За последние шесть или семь лет я был занят в фильмах со значительно меньшими бюджетами. Ты работаешь в таких картинах без особого давления, просто с удовольствием. Но когда ты оказываешься в центре проекта с бюджетом в 150 миллионов, то тут чувствуешь себя несколько иначе, уже без того комфортного творческого состояния, как при работе в небольшом европейском фильме, который, может быть, выйдет только на DVD. И, знаешь, я был очень счастлив, работая на лентах вроде «Залечь на дно в Брюгге» с Мартином МакДоной или в «Ундине» с Нилом Джорданом. Но я, хоть и боюсь до смерти большого студийного фильма с огромным бюджетом, все же рискую. После встречи с Леном Уайзманом у меня больше не было сомнений. Лен показал мне потрясающие концептуальные разработки дизайна фильма, и его понимание идеи истории Филипа К. Дика было мне интересно. Я пытался ухватить и понять эту идею. Что делает нас такими, какие мы есть? Что формирует индивидуальность? В принципе простые вопросы, верно? Что это — природа или воспитание? Действительно ли общество формирует нас сначала в семье, потом в ближайшем окружении места, где ты живешь, а потом в школе и уже дальше в профессии, в стране, где ты живешь? Или все, что есть в тебе, — это генетика, хромосомы, а ты человек мира? Или все это взаимосвязано и переплетено в каждом из нас? Куэйд не знает, кто он и откуда. Ему только что сказали, что он Хаузер, а ему невдомек, кто этот Хаузер есть. Весь его мир рушится вокруг него, причем весьма жестоко, стремительно и агрессивно… В итоге после встречи с Леном я подумал: «F***! Я действительно очень хотел бы попасть в этот проект! Пусть это получится»!

С проектом Кроненберга не было абсолютной ясности по времени

Ты читал сценарий до встречи с Леном?

Да, и он мне в принципе показался интересным, но только после встречи с Леном я был полностью убежден, что хочу эту роль.

А что ты подумал, когда впервые услышал о возможности ремейка оригинального фильма?

(Делает большие глаза.) Я пришел в ужас. Со мной это уже было! Я помню, что обалдел, когда мне предложили «Ночь страха». Я тогда думал: «Это так стремно! Зачем они это делают опять? Я очень люблю старый фильм и не представляю себя в ремейке!» Но мне показали сценарий, и он оказался с совершенно иной концепцией старой истории, которая мне понравилась, и я согласился. И опять ремейк! О Господи! Это уже стремно в квадрате! Но я прочитал сценарий, поговорил с режиссером и опять согласился. Хотя в глубине души я слегка опасался того, что опять будут говорить, мол, долбаный Голливуд с его полным отсутствием оригинальности. По-моему, все-таки наш фильм получился вполне оригинальным, несмотря на одинаковое название, те же имена и основной сюжет истории. По крайней мере я надеюсь, что зрители это увидят.

Что тебя привлекает в творчестве Филипа К. Дика? Ты как-то упоминал, что читал все, что им написано.

Это человек огромного таланта. Блестящий интеллект и могучее воображение выделяют его в мире литературы, а теперь и в мире кино. Его работы выглядят очень кинематографично даже на бумаге. Концепции, что он исследовал, создавал и придумывал, тоже исключительно кинематографичны. Идея внедрить в память опыт, не отличающийся от вполне реальных воспоминаний, просто великолепна. А его идеи о влиянии технологий? Это мы контролируем новые технологии, или технологии начинают контролировать нас? Это же блеск! Это очень современно. Я надеюсь, что Дика и дальше будут адаптировать для кино.

Филип К. Дик — это человек огромного таланта

Когда мы говорили с тобой в Торонто, ты упоминал, что физически эта роль была для тебя самой трудной. Ты использовал в работе весь накопленный опыт? Или нужно было овладеть какими-то новыми навыками?

Я знаю, как управляться с разным оружием, хотя это звучит странно, у меня совсем нет желания на игры с оружием в моей жизни. Я не люблю его вообще, но я могу разобрать и собрать разные виды огнестрельного оружия, так что мне не надо было опять ходить на полигон. Думаю, что никогда в жизни больше не пойду на полигон. (Произносит это с американским акцентом, придавая фразе брезгливое выражение лица.) Я достаточно настрелялся! Четыре месяца перед съемками я ходил в тренажерный зал. Шесть дней в неделю. Пробегал три мили на беговой дорожке, час тягал разные тяжести, полчаса боксировал, потом возвращался домой, немного отдыхал и отправлялся на пешую прогулку в горы. Я поддерживал здоровую диету и привел себя в хорошую форму, так как знал, что съемки будут длинные.

Знаю, что иногда случается так: ты ужасно возбужден предстоящей работой, взволнован и готовишь себя как внутренне, так и внешне, приводишь свое тело в нужную форму. Но в процессе работы все меняется, твое внимание меняется, вся твоя энергия уходит в работу над образом, ты погружаешься внутрь себя и часто перестаешь замечать, что происходит вне. Мне никогда не удавалось поддерживать хорошую физическую форму в течение съемок. Я помню, что начинал работать в «Полиции Майами» в отличной форме, а потом, оглядываясь назад, заметил, что мои усы становились длинней по мере того, как я толстел. (Смеется.) Ты работаешь по пятнадцать часов в сутки, очень много времени приходится просто проводить в ожидании, пока поменяют установки на площадке. Независимо от того, работаешь ты или ничего не делаешь, в конце такого длинного дня хочется просто вернуться в свой номер в отеле, поесть, посмотреть какой-нибудь фильм и завалиться спать. Но в этот раз я сделал иначе. После съемок я отправлялся в тренажерный зал. Я знаю, что это звучит нелепо, но я заставлял себя, и в итоге все это окупилось. Я был всегда полон энергии и укрепил здоровье.

(Смеется.)

А между фильмами ты продолжаешь жить на строгой диете или позволяешь себе вольности?

Ты знаешь, мне нравится чувствовать себя хорошо. Я ощутил это только несколько лет назад, и мне понравилось просто чувствовать себя чистым в моем собственном теле. Многое зависит, конечно, от того, какая тебе предстоит работа, как ты должен выглядеть. Например, в «Сортировке» мне не нужно было выглядеть накачанным бойцом, я похудел до 60 килограммов. Между фильмами я могу пуститься во все тяжкие, есть пиццу, гамбургеры, чизбургеры, шоколадные торты — ты назови что-нибудь, и я наверняка скажу, что это тоже люблю. Я недавно был в Дублине и с удовольствием объедался рыбой и чипсами, но я генетически худой мужик и вряд ли смогу сильно растолстеть.

Ты сделал много отличных европейских фильмов. Тот материал притягивает тебя больше, чем голливудские сценарии?

Я не могу ответить категорично. Я снялся в фильме «Сортировка», в который верил всей душой и где все мы работали как проклятые, а он вышел только на DVD, большинство зрителей о нем просто не знают. Или другой пример. Фильм, который я сделал в Ирландии. «Ундина». Он почему-то никому не понравился, хотя в него было вложено столько души и любви, и, по-моему, он наполнен любовью до краев. Он стоил 12 миллионов, а собрал во всем мире только 600 тысяч. Этот фильм дал мне второго сына и прекрасный роман с его мамой, очаровательной молодой женщиной, умной, упрямой, романтичной. Он оставил совершенно особенный след в моей душе.

Я выбираю фильмы не по признаку их значимости для кинематографа

Понимаешь, я выбираю фильмы не по признаку их значимости для кинематографа, а для себя самого, для моего собственного опыта. Я хочу сыграть самых разных персонажей в самых разных странах, пусть это будут европейские страны, Азия или Африка. Если ты предложишь мне хорошую историю, которая захватит мою душу и воображение, я приду к тебе на площадку, даже если ты не сможешь мне заплатить столько, сколько платит Голливуд за студийный фильм. Мне важна возможность работать с самым разным материалом, будь то Голливуд, Болливуд или Дания. Я не рассуждаю так: «Вот я сделаю фильм для Голливуда. Какая это услуга с моей стороны! А вот теперь я сделаю фильм для старушки Европы! Ах, какой я добрый!» (Смеется.) Все совсем не так. Я вижу хорошую историю и за нее берусь, потому что она прежде всего интересна мне, я верю в ее успех.

Что, по-твоему, зрители могут ожидать от «Вспомнить все»?

Зритель увидит то, что он хочет увидеть. Кто-то получит удовольствие от непрерывного двухчасового экшна. Другие почувствуют, что им ближе эмоциональная дилемма, которая стоит перед главным героем. Кто-то увидит другой слой — экологические и социальные проблемы, которые подготавливает наше время — и задумается над этим. Невозможно предугадать, что тот или иной зритель увидит и вынесет из картины. Для меня главное в любом фильме, даже самом фантастическом или переполненном экшном, — это то, что он в той или иной степени представляет реальность. Он всегда в какой-то степени представляет людей с их страхами, проступками, смелостью, сомнениями, любовью и ненавистью, возможностями и так далее. «Вспомнить все» — это по большей части экшн, несомненно, но, если вы захотите увидеть в нем нечто большее, это ваше дело.

(Подмигивает.)

Смотрите также

Съемки «Бэтмена» вновь заморожены. Роберт Паттинсон заразился коронавирусом

Съемки «Бэтмена» вновь заморожены. Роберт Паттинсон заразился коронавирусом

3 сентября16
Джеффри Райт не узнал Колина Фаррелла в гриме Пингвина на съемках «Бэтмена»

Джеффри Райт не узнал Колина Фаррелла в гриме Пингвина на съемках «Бэтмена»

31 августа11
Новый «Бэтмен», «Лига справедливости» и видеоигры: Что показали на фестивале DC FanDome

Новый «Бэтмен», «Лига справедливости» и видеоигры: Что показали на фестивале DC FanDome

23 августа26
Роль Пингвина в новом «Бэтмене» будет небольшой, признался Колин Фаррелл

Роль Пингвина в новом «Бэтмене» будет небольшой, признался Колин Фаррелл

18 мая9

Главное сегодня

Интервью

Чулпан Хаматова: «Помощь другим делает тебя счастливым человеком, это как наркотик»

Вчера3
Чулпан Хаматова: «Помощь другим делает тебя счастливым человеком, это как наркотик»
Что смотреть в кино: «Доктор Лиза», «Глубже!» и «Король Стейтен-Айленда»
Выбор редакции

Что смотреть в кино: «Доктор Лиза», «Глубже!» и «Король Стейтен-Айленда»

Вчера2
Тим Бёртон может разработать и поставить игровой сериал «Семейка Аддамс»

Тим Бёртон может разработать и поставить игровой сериал «Семейка Аддамс»

Вчера8
«Чудотворцев» продлили на третий сезон. Действие продолжения развернется на Диком Западе

«Чудотворцев» продлили на третий сезон. Действие продолжения развернется на Диком Западе

Вчера1
Фото со съемок экранизации «Uncharted»: Два Нэйтана Дрейка на площадке и Том Холланд в образе

Фото со съемок экранизации «Uncharted»: Два Нэйтана Дрейка на площадке и Том Холланд в образе

Вчера7
Саша Барон Коэн подставил адвоката Дональда Трампа на съемках «Бората 2»

Саша Барон Коэн подставил адвоката Дональда Трампа на съемках «Бората 2»

Вчера9
Видео дня: Фанатская короткометражка о Росомахе в парикмахерской
Бюро находок

Видео дня: Фанатская короткометражка о Росомахе в парикмахерской

Вчера1
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт