Сортировка

Triage
год
страна
слоган-
режиссер Данис Танович
сценарий Данис Танович, Скотт Андерсон
продюсер Марк Башет, Алан Молони, Тим Бэйш, ...
оператор Шеймас Дизи
композитор Лусио Годой
художник Дерек Уоллес, Майкл Хиггинс, Лорна Мари Муган
монтаж Франческа Кальвелли, Гарет Янг
жанр драма, детектив, военный, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
11 марта 2010, «Союз-Видео»
релиз на Blu-ray
5 апреля 2012, «Союз-Видео»
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время99 мин. / 01:39
Два закадычных друга, работающих фотокорреспондентами в горячих точках, готовы рисковать своими жизнями ради сенсационных материалов. Главное, не переступать ту грань, за которой уже нет возврата назад…

Отправившись на очередное задание в охваченный войной Курдистан, они попадают в полевой госпиталь, где становятся свидетелями жестокой и циничной «сортировки» раненых — тяжелых «лечат» выстрелами в голову, а остальных пытаются поставить на ноги.

Ошеломленные происходящим, друзья решают отложить свое возвращение домой и продолжить работу. Они еще не знают, какое тяжкое испытание им предстоит и какую страшную цену придется заплатить за свой последний репортаж…
Рейтинг фильма
IMDb: 6.50 (9526)
ожидание: 86% (141)

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 02:11

    файл добавилPossible Door

    Знаете ли вы, что...
    • Готовясь к роли, Колин Фаррелл сбросил 20 кг веса, превратившись в ходячий скелет. Для этого он, как утверждается, сидёл на одном чёрном кофе, диет-коле и блюдах из тунца.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей

    ещё случайные

    Марк Уолш(Колин Фаррелл), военный фотограф с 12-летним стажем, потерявший лучшего друга и создающий ложь о его состоянии. Он не сказал его жене, своей… кому-либо. Не знал как… это глубочайшее потрясение разрушающее фундамент. Как сказать, что ты не смог его вернуть домой, просто не смог от того, что не мог дышать и бросил его, беспомощного тонуть? Как принять это… принять потерю?

    «Боль всегда лучше, чем отсутствие боли»©.

    Хорошо запомнились воспоминания Уолша, когда он разговаривал с психиатром: молодой парень получивший пулю в спину прямо перед объективом Марка, женщина потерявшая семью и просившая фотографа найти среди кучи черепов, её родных. Это вид обнажённой слабости, надежды под суровым взглядом разрушительной войны.

    «Не просто быть тем, кто выжил»©.

    Врач-психиатр, дед жены Уолша — Хоакин Моралес(Кристофер Ли). Безусловно мастер своего дела, совершенно спокойный, знающий и видящий. Он помог Марку рассказать правду, умело подводил его к этому.

    Следует так же отметить ещё одного доктора — Тарзани(Бранко Джурич). Врач в полевом госпитале, осуществляющий сортировку: обречённым доставалась синяя полоска, имеющим шанс выжить — жёлтая. Синия обещала облегчение, контрольный выстрел. Тарзани убивал из сострадания. Он вытаскивал «способных» и облегчал участь обречённых на долгую и мучительную смерть.

    Фильм очень сильный. И жаль, что подобные ленты так и остаются где-то за пределами массового внимания.

    Он заслуживает внимания, это история о новом этапе жизни, который неуклонно наступает после гибели близких и тут ты либо остаёшься там (в данном случае на войне), либо возвращаешься к жизни, как бы тяжело это ни было.

    »-Скажи, а камера играет для тебя роль фильтра, чтобы оградиться от окружающего?

    - Да. Наверное, именно поэтому фотографов так часто убивают. Глядя через объектив легко забыть, что происходящее рядом действительно реально.

    - Но иногда это не помогает. Иногда реальный мир всё же захлёстывает тебя, не остаётся никого, кто бы помог тебе. Ты оказываешься в одиночестве»©.

    21 февраля 2011 | 19:03

    Кто в праве судить: кому жить, а кому умирать? Наверное, только Бог. А если вокруг война, и Богу просто некогда?

    Фильм «Сортировка» о двух военных фотокорреспондентах. Кто-то может посчитать данную тему пустой и неинтересной: мол лезут сами куда не следует, а потом плачутся как им тяжело. Но я вам скажу их профессия, а тем более сейчас, крайне важна и необходима, понимание чего придает фильму дополнительной остроты и напряжения. Тем более, что в центре сюжета не просто работа или выполнение профессионального долга, а жизни людей, их взаимоотношения и смерть… Что делать, когда твой друг ранен и помочь ему невозможно — на сотни километров вокруг лишь война и смерть. Что делать? Надеяться на Бога? Но ОН не слышит… И тогда герою Колина Фаррелла приходится стать самому Богом, чтобы только лишить страданий друга, которому все равно суждено умереть, а еще, чтобы выжить самому. Только как с этим жить потом, в мирное время, где нет войны, где не приходится выбирать между жизнью и смертью, как смотреть в глаза любимой и друзьям?.. И он решает все забыть.

    Игра актеров просто изумительная. Отдельных похвал заслуживает исполнитель главной роли Колин Фаррелл, который в полной мере смог передать переживания и страдания своего героя. Ну и конечно же блестящая работа Кристофера Ли.

    «Сортировка» получилась в лучших традициях умного европейского кино, неперенасышенного спецэффектами и долларами, что конечно же пошло на пользу качеству данного кинематографического продукта. Поэтому всем, кому не чужды человеческие чувства и переживания, приятного просмотра.

    10 из 10

    26 июля 2013 | 12:52

    Фильм независимого боснийского режиссера Дениса Тановича «Сортировка» напомнил мне свежесрубленный срез дерева: извилисто-закольцованная фактура сценария, шероховатость режиссерской шлифовки сцен, впивающиеся занозами в память фрагменты фильма…

    Фотография — это скриншот чьей-то жизни. Главный герой картины Марк Уолш, в исполнении Колина Фарелла — военный фотокорреспондент. С каждым новым кадром его манера съемки постепенно начинает напоминать цепкость папарацци, стремящегося найти сенсационный, бьющий в десятку актуальности, наиболее яркий ракурс войны.

    Растревоженная флешбеками память героя Колина Фарелла — фотосессия смерти:

    - груда черепов и женщина, умоляющая найти среди них останки ее погибшей семьи;

    - бегущий подросток, погибающий от пуль конвоя под прицелом работающей в режиме «быстрой съемки» фотокамеры;

    - выдернутые шнурки из ботинок, обутых на оторванные конечности коллеги-журналиста;

    - врач военного госпиталя, целящийся из пистолета в неизлечимых пациентов…



    Где та невидимая грань, за которой объективная документальность взгляда переходит в пугающую отстраненность? В какой момент начинает теряться ощущение причастности и со-чувствия к объекту твоего репортажа?

    Возможно тогда, когда во время командировок в «горячие точки» начинает автоматически срабатывать внутренний рычаг включения-выключения инстинкта самосохранения. Или тогда, когда твоя нейтральность к окружающему аду войны становится вынужденным способом сохранить психику в состоянии, пригодном для мирной жизни. А возможно в тот момент, когда сделанная тобой фотография людской боли впечатывается за гонорар в глянцевость журнального разворота первой полосы ведущих печатных изданий…

    Колин Фаррелл (Марк Уолш). Ирландский актер был тем самым нервом, который своей игрой заставил биться в полную силу сердце этого фильма. Осунувшийся, изможденный, сутуло прячущийся за прядью поседевших волос, обжигающий чернотой взгляда загнанного зверя… Колин Фарелл не раз представал на экране в образе человека, испытывающего муки совести, но, пожалуй, только здесь этот образ достиг апогея его актерского мастерства и человеческой самоотдачи. Безусловно — одна из лучших ролей в фильмографии актера.

    Кристофер Ли (Хоакин Моралес). Его персонаж — психиатр, имеющий за плечами опыт работы с военными и политическими преступниками. Использующий нейтральность оценки поступков своих клиентов как оружие в борьбе с их проблемами. Человек, похоронивший своих близких, но сохранивший способность удивляться и радоваться жизни. Его попытки достучаться до главного героя картины выглядят поначалу набором неких штампов. Даже внешний вид его персонажа — это ремарка по-фрейдистски умудренного опытом знатока человеческих душ. Но тот искренний, живой и сопереживающий характер, который английский актер подарил своему герою, с лихвой компенсировал сценарную минималистичность его персонажа.

    Джэми Сивз (Дэвид). Шотландский актер исполнил роль друга и коллеги Марка Уолша. Его герой — фоторепортер, старающийся поймать в объектив редкие мгновения радости и человеческой теплоты даже в жестоких условиях военной обстановки. Джеми Сивз с ощутимой симпатией сыграл человека, уставшего от своей работы и желающего только одного — вернуться поскорее домой, к жене и будущему ребенку.

    Паз Вега (Елена) и Келли Райлли (Диана). Испанская и английская актрисы воплотили на экране роли жен двух друзей. Забота, любовь, понимание и тревога в их персонажах располагались тонкими слоями чередующих друг друга эмоций. Актрисы сделали все возможное, чтобы придать своим героиням достаточную для ролей второго плана индивидуальность.

    Сортировка — упорядочивание элементов в массиве. Война, как опытный сортировщик, отделяет тех, кто в дальнейшем рано или поздно получит клеймо «вьетнамского (афганского, боснийского, иракского, чеченского и т. д.) синдрома» от тех, кто уже мертв. Третьего не дано, нейтралитет невозможен по определению, а компромисс недостижим из-за жесточайшего алгоритма основания сортировки. Потери здесь всегда личные, ощущаемые опаленной взрывом кожей и взбудораженной совестью. Играя с фотоувеличением на войне, однажды — как на мину — можно наткнуться на тестовую ситуацию проявки собственной души. Когда фотофиксаж чужой смерти и боли становится повседневной работой — лишь собственное погружение с головой в засасывающий омут войны приносит мгновенное и мучительное отрезвление. Ставя тебя в один ряд с другими жертвами войны. Делая одним из героев твоего фоторепортажа.

    «Только мертвые видели конец войны…» (с)

    13 января 2011 | 18:01

    Фильм снят по одноименному роману американского писателя, журналиста и военного корреспондента Скотта Андерсона. Режиссер Данис Танович, известный по картине «Ничья земля», получившей в 2002 году «Оскар» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке».

    1988 год, фотокорреспонденты Марк Уолш (Колин Фаррелл) и Дэвид (Джейми Сивес) отправляются в Курдистан, где в самом разгаре военная компания иракской армии под названием «Анфаль», по сути массовый геноцид курдов. Друзья хотят сделать интересный репортаж и поначалу рассматривают происходящее только как подходящий материал. Кровь, страдания и смерть, с которыми им пришлось столкнуться лицом к лицу, навсегда меняют их жизнь.

    «Сортировка» — образец настоящего европейского кино. Здесь нет ни показного героизма, ни излишнего патриотизма, только то, что видит своими глазами Марк Уолш. И картина ему открывается действительно страшная. Врач полевого госпиталя вынужден убивать тяжело раненных, чтобы спасти остальных. Подросток, взятый в плен и пытающийся убежать в сторону снимающего его Марка, расстрелян в спину в двух шагах от него.

    Колин Фаррелл раскрывает все стороны своего таланта. Изменения происходят с его героем не в одночасье, ему удалось передать их в динамике, постепенно, шаг за шагом от авантюризма до полного отчаяния. Великолепная работа, одна из лучших ролей Фаррелла.

    Тяжелой ношей стала война для подруги Марка Елены (Паз Вега) и беременной жены Дэвида Дианы (Келли Райлли). Обе актрисы справились блестяще. При просмотре фильма время от времени наворачиваются слезы, до такой степени он реалистичен.

    Кристофер Ли исполняет роль психоаналитика Хоакина Моралеса, дедушки Елены, с которым она разорвала отношения из-за его помощи в очистке от угрызений совести офицерам во время гражданской войны в Испании. Обратиться к нему ей приходится, когда другой альтернативы не остается.

    Фильм дает понять, насколько бесценна жизнь, какой бы тяжелой она ни казалась. Какие страдания могут выпасть, как мелочны порой переживания без повода, и как меняются люди, испытав настоящее горе.

    8 из 10

    23 декабря 2011 | 00:00

    Отрадно, что Колин Фаррелл, выходец из Ирландии, пробившись в Голливуд, став супер известным актером, не забывает про Европейское кино, и как может помогает ему развиваться, его помощь заключается в съемках в картинах, которые вряд ли смогли достичь такого резонанса, не будь в них известной личности. Да и для самого актера, это хороший опыт для самосовершенствования. Его работа в данной ленте, безусловно стала очень любопытной, он мне открылся с другой стороны, его образ получился очень глубоким и не последнюю роль в этом сыграл и сам Фаррелл.

    Начнем по порядку, фильм повествует о фотожурналистах, которые работают в горячих точках, каждодневно рискуя своими жизнями, они добывают материал для общества. Лента начинается в Курдистане, в импровизированном госпитале, где раненых `сортируют`, тяжелых `лечат` выстрелами в голову, остальных пытаются выходить. Так вот герой Фаррелла и делает снимки на эту тему, будучи не один, а со своим другом коллегой. Не буду раскрывать все перипетии сюжета, скажу лишь что, нас в большинстве своем ожидает копание в душе и в голове главного героя, который будет осмысливать свои поступки будучи раненым и проходящим лечение в больнице. С его слов и воспоминаний мы узнаем историю его утраты и прочие интересный факты.

    Режиссером картины выступил Данис Танович, босниец по национальности, он попытался снять глубокое кино, но его неопытность чувствуется во многом. Лишние диалоги, сумбурно выстроенный видео ряд, но одной из главных ошибок стало зацикливание на одном Фаррелле, который вложился в эту роль, который старался вжиться со своим героем, чувствуется большая пропасть между ним и остальными актерами, режиссеру не удалось добиться одинаково хорошей игр от всех участников действа.

    В целом хочется сказать, что попытка рассказать довольно сложную историю получилась хорошей, хоть где-то и чувствуется некая затянутость, все смотрится вполне цело и живо. Отдельную благодарность хочется выразить Колину Фарреллу, который не отказался от работы в данной картине, а сумел преподнести нам отлично выписанный образ. Его муки и терзания совести смотрятся очень натурально. Естественно этот фильм не для каждого, кто-то может заскучать, если начал смотреть его ради экшн сцен и Фаррелла, кто-то может заинтересоваться, лента, безусловно, найдет своего зрителя. Вышло вполне на уровне.

    2 декабря 2009 | 13:27

    Убиенных щадят, отпевают и балуют раем, -
    Не скажу про живых, а покойников мы бережем.


    Всякое мирное время может считаться мирным с большой долей условности и только в отдельных точках планеты. По данным НАТО, после окончания Второй Мировой на Земле было всего 26 мирных дней, а НАТО в этом вопросе определенно может считаться экспертом. То, что формально-сухим языком международной дипломатии называется «вооруженным конфликтом» сильно смещает фокус восприятия: где-то идет самая настоящая война с сотнями убитых и «жертвами среди мирного населения», а где-то в это же время мир и процветание, и люди слыхом не слыхивали ни о каких военных действиях. Трудно пережить войну, но подчас еще труднее прийти с войны, которой как будто и не было, которая в твоем родном городе только мельком и изредка упоминалась в новостях. «Сортировка» Даниса Тановича рассказывает, как тяжело вернуться из боя, даже если единственным оружием, которое ты держал в руках, был фотоаппарат.

    Военные журналисты нейтральных стран занимают в «вооруженных конфликтах» особенное, как будто вдвойне ложное положение: вроде бы сугубо гражданские, они всегда находятся на передовой — ведь только так есть шанс попасть на передовицу. Побывав во многих сражениях, ирландский фотограф-милитарист Марк Уолш наибольшее потрясение испытал в полевом госпитале Курдистана: интеллигентного вида врач, проводя осмотр пациентов, клал кому-то на грудь синий, а кому-то желтый жетон. «Желтобилетников» — тех, кому невозможно помочь в условиях антисанитарной пещеры, — этот же врач чуть позже выносил из импровизированной палаты и избавлял от страданий хирургическим выстрелом в голову. Опубликованные кадры «сортировки» сделают Уолшу имя, но вовсе не профессиональное признание будет занимать его по возвращении домой. Раненный в ходе наступления, в которое искатель сенсаций не мог не ввязаться, он будет вынужден бороться за жизнь, но не с физическими увечьями, а с призраками всех войн, которые запечатлел объектив его камеры. И призраки эти, надо сказать, пугающе красивы. В воздухе африканских пустынь все линии кажутся неестественно четкими — и на этом почти геометрическом фоне вдова ищет в горке костей останки погибшего мужа. Романтичной дымкой подернуты ближневосточные холмы, видевшие, наверное, самое большое количество войн — и разорванные взрывом куски плоти разлетаются в этой дымке едва ли не подобно лепесткам роз.

    Взяв за основу своего фильма роман американского военкора Скотта Андерсона, оскароносный боснийский режиссер явно смещает акцент в сторону локальных конфликтов, кровоточащих и мучительных для непосредственно вовлеченных сторон и абстрактно-пугающих для остального мира. Недаром Танович перенес действие «мирной» части повествования из Нью-Йорка в Дублин: в одной из сцен после возвращения героя слишком уж заметна надпись «IRA», выведенная маркером на стене дома. А там, где Андерсон предлагал своему герою идиллическое спокойствие Испании для лечения душевных ран, Танович рисует картину вечного боя — и за живописными холмами вроде бы постороннего Курдистана зримо возникают и разгромленные города бывшей Югославии, и залитые смешанной католико-протестантской кровью улицы Ольстера.

    Сколько бы ни было сказано слов об ужасах войны, иногда это единственный способ отстоять свою правду, и есть непокорные и гордые народы, готовые заплатить за нее жизнью. Ирландско-балканское производство дает удивительный эффект: там, где многие почти неизбежно впали бы в сентиментальность, босниец снял фильм сочувственный и эмоциональный, во многом поэтичный, но неожиданно сдержанный и вовсе не такой пацифистичный, как можно было бы заключить из описания. Уподобляя войну гигантской сортировке, в которой жетоны выдает не цинично-милосердный врач, а слепой случай, Танович призывает не столько сложить оружие, сколько беречь тех, кто сумел вытащить счастливый синий билет и вернуться домой. Не забывать о мертвых, но заботиться о живых. Потому что апофеоз войны — это даже не сложенные аккуратной пирамидой черепа, а выжившие, обреченные до конца своих дней помнить.

    7 октября 2015 | 18:22

    Половину фильма было бесконечно нудно… Это бич нашего времени, к сожалению, мы привыкли к тому, что считается крутым, динамичным, захватывающим. А это фильм другого сорта. Перед просмотром подумайте, а оно Вам действительно нужно? Я смотрела потому, что смотрю все фильмы с Колином Фарреллом.

    Сюжет о двух друзьях — военных фотографах, профессия не для слабонервных… Смысл названия понятен практически сразу, как наши герои прибывают в Курдистан — страну, где им предстоит снимать новый сюжет о войне.

    Фильм трагичный, и в конце как раз происходит кульминация этой трагедии, а точнее ее раскрытие. Если Вы любите тяжелые фильмы, моральные, то Вам сюда. Если не хотите напрягаться, то лучше не стоит тратить свое время.

    Для своей категории фильм достойный.

    23 июля 2017 | 09:19

    Этот фильм — боль, трагедия и еще раз боль. Рекомендован всем, кто думает, что война может принести что-то иное, кроме ужаса и психического расстройства. Но, обо всё по порядку.

    Режиссёр

    Данис Танович. С его творчеством я познакомился на фильме «Ничья земля» — это был его полнометражный дебют. Тоже война (толь Югославская), тоже невероятно сложный и эмоциональный сценарий, тоже потрясающая работа самого режиссёра. «Сортировка» — именно то, что требовалось Тановичу, чтобы показать себя во всей красе. И он это сделал.

    Актёры

    Начиная от «Александра Македонского» и заканчивая «Залечь на дно в Брюгге», Колин Фарелл всегда радовал нас разносторонней и шикарной игрой. Не постесняюсь сказать — я его люблю! В этом фильме он отыграл на все 100% — кто не согласен, пусть первый кинет в меня камень. Описывать всю гамму чувств, которую передал Фарелл — бессмысленно, это надо видеть. И я уверен — вы тоже ему поверите!

    Сценарий

    Достаточно будет сказать, что к сценарию приложил руку сам режиссер — мистер Танович. Этого вполне достаточно, чтобы поставить знак качества. Сюжет развивается не спеша, пугающе и реалистично — а что еще нужно, для военной драмы?

    Результаты

    Я недолгое время работал фотографом. И долгое время работал журналистом. И у меня была мечта — закрепиться за изданием и работать в «горячих точках». После этого фильма я серьезно задумался над «серьезностью» такой затеи.

    9 из 10

    23 августа 2013 | 10:34

    Очень сложно писать про такие фильмы, потому что… да просто сложно.

    Война? Войны, как таковой и нет…

    Два английских фотографа откомандированы в Курдистан. Для них это не первая командировка на место военных действий. Для них это не первая совместная командировка — они лучшие друзья. Оба женаты, у одного из них скоро родится ребенок. Они провели несколько бесплодных недель на Иракской жаре, в полной антисанитарии, снимая будни страны, давно привыкшей к войне. Вот только они к ней привыкнуть не могут…

    Происходит то, что затмевает все виденное ранее, что надолго остается в памяти главных героев: стихийный военный лагерь. Раненые. Врач, раздающий желтые — будем лечить — и синие — лечению не подлежит — картонки. Сортировка. Эвтаназия по-военному. Отнести подальше от госпиталя и — пуля в лоб. Что б не мучился…

    Гуманно? Страшно? Спорно? Да.

    Здесь война, все живет по ее законам.

    И это только начало, только завязка.

    Дальше — больше. Намного больше.

    И намного страшнее.

    Жизнь же тоже сортирует. Только вот без предупреждения. Без цветных картонок.

    Несмотря на все, что я только что сказала — фильм не депрессивный. Нет, он жизнеутверждающий, как ни парадоксально.

    Ты чувствуешь боль, отчаяние, смятение, страх героя. Да, но вместе с ним хочешь жить и надеяться, ведь «только мёртвые видели конец войны». Платон

    Итог: вам тяжело живется? Вам плохо? Посмотрите фильм — им хуже.

    31 октября 2010 | 16:37

    Данис Танович своей картиной «Ничья земля» поднял планку моего восприятия военных фильмов на новую высоту, поэтому я с некоторым опасением покупала этот диск с его новым фильмом. Однако «Сортировка», снятая в ином жанре и о другой стороне войны, оказалась ни на йоту не слабее предыдущего шедевра…

    Общее между этими режиссерскими работами — и идеальная точность названий картин, и реалистичность в показе войны и психологии персонажей, позволяющие во время просмотра выключить в себе критика и полностью погрузиться в происходящее, в атмосферу истории, пусть даже бесконечно далекой от твоей реальности. Вот поэтому я не стану раскладывать по полочкам многочисленные достоинства этой картины, раскрывающей перед нами глубины трагедии под названием «война» со всеми неповторимыми нюансами изломов психики побывавших на ней людей и их отражений на близких и любимых людях, которым никогда до конца не понять, что с ними произошло…

    Как, наверное, не понять и не оценить до конца фильмы Даниса Тановича множеству зрителей, выросших на блокбастерах и комиксах…

    10 из 10

    5 мая 2010 | 11:05

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: