всё о любом фильме:

Больница Никербокер (сериал 2014 – ...)

The Knick
год
страна
слоган«Modern medicine had to start somewhere»
режиссерСтивен Содерберг
сценарийДжек Эмиел, Майкл Беглер, Стивен Кац
продюсерДжек Эмиел, Майкл Беглер, Дэвид Киршнер, ...
операторСтивен Содерберг
композиторКлифф Мартинес
художникХовард Каммингс, Генри Данн, Лора Боллинджер, ...
монтажСтивен Содерберг
жанр драма, ... слова
премьера (мир)
премьера (РФ)
время45 мин.
Номинации:
Доктор Джон Тэкери работает хирургом в нью-йоркской больнице. Здесь применяют передовые методы и стараются помочь всем пациентам — но до изобретения лазерного скальпеля и компьютерной томографии еще очень далеко, а в карету скорой помощи запрягают лошадей.
Рейтинг сериала
IMDb: 8.60 (28 060)
ожидание: 95% (754)
Рейтинг кинокритиков
в России
100%
9 + 0 = 9
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на сериал
    Знаете ли вы, что...
    • Д-р Стели Бернс, основатель и генеральный директор The Burns Archive (самой крупной частной коллекции медицинских фотографий, снятых в период с 1839 по 1950 гг.) оказал значительную помощь в качестве медицинского советника по приданию большей реалистичности и аутентичности больничных сцен и сцен хирургии.
    • Сцена свадьбы на самом деле снималась ночью.
    • Первый сезон был снят за 73 дня.
    • Прототипом персонажа Тэкери явился реально существовавший доктор Уильям Холстэд, живший в тот период времени, который так же испытывал зависимость от кокаина и морфина. В свое время он написал книгу «Гений на краю».
    • Внимание! Дальнейший список фактов о сериале содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • В сериале первоначально была прописана небольшая сцена, которую затем вырезали. Когда Элджернон оставляет Корнелию, он наталкивается на ее жениха, Филиппа, который спрашивает у него медицинский совет по поводу брачной ночи.
    • еще 2 факта
    Ошибки в сериале
    • Внимание! Список ошибок в сериале может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • В 5 серии 2 сезона Робертсон с сыном обсуждает прибытие в Нью-Йорк лайнера «Аквитания». В действительности, он был построен лишь 13 лет спустя — в 1913.
    • В 1850 г. Квакерская организация Общества друзей в Пенсильвании основала Женский медицинский колледж. Он стал первым учебным заведением, где женщины могли получить медицинское образование. Уже в 1851 году колледж выпустил 5 женщин-врачей. По событиям сериала в 1900-1902 гг. в США женщин врачей вообще не было, а медсестра Люси Элкинс (Ив Хьюсон) только мечтала о такой уникальной возможности.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 320 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Современная медицина тоже с чего-то начиналась. Хотелось бы сказать, что истоки её зародились в начале двадцатого века, но, к счастью, это не так. В 1900 году медицина уже была достаточно развита и, в какой-то степени, сравнима с тем, что мы имеем на данный момент. О бабкиных рецептах никто не вспоминает, а каждый стремится внести свою лепту в стремительный прогресс. «Больница Никербокер» — кино о тех, кому действительно это сделать удалось.

    Удачливых и даже гениальных медиков снимали много. Один «Хаус» чего стоит! Зачем же нужно зрителю еще любоваться сценами ампутации и родов, психических расстройств и извлечения глистов из организма? А, нет, все-таки нужно. Дело не сколько в получении лекции о какой-либо болезни (хотя определённый общий интерес в этом явно присутствует). Проблема в людях: хирургах и пациентах, где первым, порой, намного больнее, чем последним. В «Больнице Никербокер» интересен именно человеческий фактор, где каждый мучается своими тревогами, а то и держит скелет в шкафу. К определенному моменту приходишь к мнению, что Больница здесь точный центр порочного круга, а все герои — это сама окружность, точки равноудаленные от одной. Больница Ник притягивает к себя героев, а те крутятся по её орбите так и не понимая, почему не могут её покинуть.

    Другим достоинством сериала можно считать его историчность. Не зря события развиваются в 1900 году. Это сразу и другая речь, и другие костюмы, и другие нравы. Хотя с последним поспорить стоит, что «Больница Никербокер» и делает, безоговорочно убеждая в своей правоте. Можно было бы сказать, что главной отличительной чертой «Ника» от других медицинских сериалов является именно его «старина». На самом же деле, место действия — это особенность, но не основное достоинство. Смотреть на прогрессивную интеллигенцию того времени увлекательно, но без движущей силы -науки, атмосферность теряет себя. Таким образом, «Больница Никербокер» прекрасна совокупностью различных факторов, сопоставленных в одном месте при определённых обстоятельствах. Все эти стороны фильма вовсе не отличаются уникальностью, зато выполнены качественно, что во многом даже лучше.

    В сериале также поднимается тема расизма — жутко актуальной для того времени. «Ник», конечно, в представлении всех издевательств над темнокожим населением Стива МакКуина не переплюнул, но показал тоже немало. В какой-то степени, это есть воспитательный момент, и даже полезный, ибо мозги лишний раз промыть неплохо.

    Вообще «Больница Никербокер» жёсткий и откровенный сериал. Кокаиновая зависимость главного персонажа доказывает, что в «Нике» никто не будет жевать сопли, а зрелище частенько будет неприятным. Тем не менее, это зрителя оттолкнуть не может, ибо показываются одновременно обе стороны медали. «Больница Никербокер» — современный сериал, чьи события хоть и развиваются в 1900, но лишь потому, что на том временном периоде у сериала не будет других конкурентов.

    27 декабря 2014 | 21:28

    Стивен Содерберг все продолжает кривляться, рассказывая всему миру что полнометражное кино ему надоело и больше снимать его не намерен. Хотя сам от большого экрана все никак не может оторваться. Поэтому то тут, то там вырастают причудливые плоды его все никак не свершающегося бегства. Второй режиссер на съемочной площадке Голодных Игр, оператор сиквела к собственноручно снятому же Волшебному Майку, Behind the Candelabra, ну и конечно же сам The Knick, по сути являющийся не сериалом, а многочасовой полнометражкой, разорванной на 10 кусков.

    Содерберг здесь, как обычно, настоящий триединый дух — режиссер, оператор и монтажер (Peter Andrews и Mary Ann Bernard — это псевдонимы Стивена).

    Вооружившись собственным неугасающим чувством творческой нереализованности, Клиффом Мартинесом и его странно уместным электронным поскрипыванием, и, естественно, Клайвом Оуэном, Стивен-Питер-Энн вступил в ныне здравствующий «Золотой Век» сериалов. И вступил грациозно, и, безусловно, изысканно.

    Каждый кадр The Knick буквально дышит им и его эстетикой. Стэнли Кубрик как-то угробил целое состояние на то, чтобы снять сцены Барри Линдона в условиях единственного источника света на сложнейшие линзы космических технологий, а в нынешних условиях для этого достаточно одной-единственной цифровой камеры и Содерберг порой выжимает из нее кадры воистину ужасной красоты.

    В сюжете поднимаются вопросы и расовой дискриминации, и сексизма, и сметающего все на своем пути капитализма, и пары-тройки других грешков американского общества начала XX века, да и не только его начала, но все это смотрится вторично по сравнению с детально воссозданным миром зарождающейся современной медицины, и образов врачей, вынужденных в отсутствие антибактериальной терапии и достоверных методов визуализации тканей сражаться с тяжелейшими патологиями человеческого организма.

    Клайв Оуэн и его доктор Тэкэри конечно хорош, хоть и совсем не нов. Эксцентричных гениев, плотно подсевших на расширяющие границы дозволенного препараты, в последнее время на экранах было не так и мало. Сценаристы возможно возложили на него слишком много инноваций: тут он изобретатель и эпидуральной анестезии, и прямого массажа сердца, и оперативного родоразрешения при предлежании плаценты. Но Клайв словно был рожден для такой роли. Ну и его белые ботинки конечно. Куда же без них. Цвета чистейшего кокаина. Настоящее воплощение рок-н-ролла родом из 1900 года. Куда же без него.

    9 из 10

    20 октября 2014 | 23:52

    Действительно, данный сериал в качестве сюжетной основы имеет те же составляющие, что и Хаус: эксцентричный и гениальный врач-мизантроп с наркотической зависимостью в качестве главного героя, его команда помощников, которые всячески помогают ему и подкидывают идеи. Но есть множество отличий, обусловленных временем действия сериала — 1900 год. Медицина в то время только начинала свой путь в качестве научной дисциплины и потому главной задачей врачей являлось нахождение способа лечения, а не постановка диагноза, как это было в Хаусе.

    Сериал передает дух тех времен в весьма мрачных тонах, чему также способствуют темная картинка и соответствующее музыкальное сопровождение, а от просмотра того, что происходит в операционном театре, просто невозможно оторваться. Жить в ту эпоху вряд ли бы кто захотел, но наблюдать за ней — каждый.

    Каждая серия представляет собой отдельную историю, однако также, в свою очередь, продолжает общую сюжетную линию, которая содержит промежуточную развязку, прямо указывающую на продолжение. При этом продолжительность серий варьируется от 43 до 58 минут. Таким образом, серии не подгонялись под один общий хронометраж, в результате чего мы видим ровно столько, сколько до нас хотели донести.

    Отдельно стоит выделить Клайва Оуэна, который сыграл, пожалуй, свою лучшую роль. Он отлично вжился в образ своего персонажа, который способен вызвать симпатию у зрителя, несмотря на наркозависимость. Остальные актеры также отлично справляются со своей задачей.

    В итоге ученик превзошел учителя, а мы получили еще один отличный сериал на медицинскую тематику.

    9 из 10

    7 января 2015 | 08:30

    Ночь была красной, отчасти пьянящей, отчасти туманной от выпущенного расслабляющего пара. Помятое и усталое лицо придет в норму. Нет, не от бодрящей утренней прогулки (нужно спешить в больницу), больную головушку спасет игла… В экипаже целебный препарат уже растекается по венам в сердце и мозг. Врач только что покинул один из домов в ЧайнаТауне и теперь белые ботинки со шнуровкой шагают в аудиторию для показательной и важной операции.

    Спасение жителей Нью-Йорка дело не простое, гениев в век неизведанных болезней и мифов на одной руке пересчитать. Осмотры, назначение препаратов, процедуры, операции, консультации требуют концентрации внимания. После — самостоятельные исследования, опыты, изучение природы происхождения недугов. А что самое интересное, что самое увлекательное, сулящее славу, почет, внимание — открытия. Делать их в одиночку сложно, нужен друг. Или спаситель, муза, вдохновитель, стимул, на крайний случай вера. А что делать одинокому врачу, у которого эмоции исчерпаны, вдохновения все меньше, любимых давно уже рядом нет, а друзей и в помине? Бог? Только и разговоров что о Боге, глухой праведности, грехах. Господь ваш детей на страдания обрекает, а ему ведь, уставшему врачу, лечить их.

    Милая, милая Люси. Твои руки спасение для больных. Твоя улыбка — поддержка для отчаянных. Твое тело, нежное, оно хочет быть родным и полезным… Ты же любишь меня, правда? Есть еще кое-что, кроме твоих ласк и поцелуев… ты же можешь еще кое-что сделать для меня? Я научу тебя помогать, смотри как надо… Это не больно, это прекрасно.

    В 1900 году нравы жителей Нью-Йорка сохранялись на уровне последних двухста лет. За исключением большого, но не стремительного скачка в развитии транспортного насыщения и электричества. Лечились в большинстве своем старыми методами, основанными на чащевсегоихиспользовании в соответствующих случаях. Негры только-только начали осваиваться среди белых, хотя зоны разделения в силе и соблюдаются повсеместно.

    Процедуры и исход операции чаще всего летальные, для большинства зрителей лечение кажется примитивным и иногда глупым, будто из средневековья. Но в этом и суть: смотрите, как оно было и как все станет.

    Больница Никербокер — это сериал о времени, когда свобода только зарождалась в США. Именно свобода, какая сейчас доступна современному человеку в моде, нравах, манерах. Это окрепла она в 60-хх, а родилась именно тогда.

    Если первый сезон посмотреть за два дня серия за серией, то ощущение получится будто посетил семинар о современной медицине, только 100 лет назад. Так сказать, пролог о развитии. Эпизоды операций, проводимых докторами в аудитории и палатах будто настоящие: разрезание плоти, кровь, внутренности, штопанье швов. Крупным планом, без секретов. Зрителю понравится, только если он привыкнет и осознает что это все реальность, кровь у него есть, и пульсирующие органы под кожей тоже. По крайней мере, нам повезло — мы никогда не будем пациентами Теккери. А привыкание наступает после третьей серии, рекомендую не сдаваться, ведь сериал поучительный и есть пересечения с реальными историческими событиями. Да и сами понимаете: это все де-ко-ра-ци-и, только уж очень кошмарные и откровенные.

    История о таланте, ошибках и чистоте белых ботинок.

    6 января 2015 | 10:11

    Забросив идею заниматься мини-сериалом «The Sot-Weed Factor» по роману Джона Барта, во всех смыслах обманщик Стивен Содерберг, который неоднократно хотел покинуть голливудский помост, берется за продюссирование и режиссирование другого сериального проекта — «The Knick» канала Cinemax. Пилотный эпизод повествует о неком хирурге Джоне Такере, выполняющим свои обязанности в одной из нью-йорских больниц под названием Никербокер (Knickerboker), — откуда и выплывает название сериала. Эгоцентричный, наглый, циничный, странный, но ответственный и талантливый, он профессионал в своем кругу обязанностей, чем непроизвольно выстраивает ассоциацию с другим знаменитым сериальным дарованием — доктором Грегори Хаусом, чей диагностический дар спас сотни обыденных жизней. Такер же хирург, которому выпала судьба быть первопроходцем в медицине, так как действие происходит в начале 20 века, когда любой визит к врачу мог стать заключительным: гигиена еще не вошла в фундаментальное понятие здорового образа жизни, а на улицах Нью-Йорка царила полная антисанитария. Да и что говорить, когда операции, к примеру, по преждевременному извлечению ребенка из утробы не являлись гарантом успеха, а были лишь очередным экспериментом, который в итоге прошел плачевно для пациентов. Но вновь же вернемся к Хаусу. С известным процедуралом «The Knick» роднит еще и тот факт, что главный герой — наркоман, только современный сидел на викодине из-за постоянной боли в ноге, а вот хирурги начала 20 века предпочитали кокаин, который в последствии стал отличным анестетиком, — все, ради прогресса медицины. Не обошлось и без конфликта внутри больничных стен. Заняв место главного хирурга после смерти своего сотоварища, Такеру нужно выбрать претендента на место зама. Сие место занимает чернокожий доктор Алджернон Эдвардс, который, несмотря на достойный послужной список, не является лучшим вариантом по мнению Джона Такера, — главное недовольство вызвано, разумеется, цветом кожи, что может негативно сказаться на репутации больницы.

    На данный момент режиссером всех 10 эпизодов первого сезона выступил Стивен Содерберг. Главные роли были розданы Эрику Джонсону, Майклу Ангарано, Андре Холлэнду, Джульете Райленс и конечно же Клайву Оуэну, который до этого на съемочной площадке у Содерберга ни разу не светился. Если говорить в лоб, то Оуэн как влитой смотрится в образе доктора-наркомана в белых ботиночках со скальпелем наперевес, да в принципе так же, как и в роли честолюбивого бандюгана в «Blood Ties». Ему к лицу сильные мужские роли, где нужно показать полный спектр эмоциональных переживаний, но не скатиться в девчачью сентиментальность, вытирая платочком слезки. Хотя, если сравнивать все с тем же «House M.D.», то персонаж Хью Лори, если делать выводы из всех восьми сезонов, пока куда симпатичнее и более интересен для зрителя, от части своими внутренними демонами, нежели доктор Такер Клайва Оуэна, который еще удивит свои многогранным характером.

    За что еще следует начать смотреть сериал, если не за Содерберга и Оуэна? «The Knick» располагает довольно-таки точным воссозданием Нью-Йорка 1900 года. Трущобы и центральные территории воспроизведены с любовью к каждой детали, а начальное дефиле в карете с конным экипажем по улицам города под музыку Клиффа Мартинеса, под которую также проезжал в начальных титрах Райан Гослинг в «Drive», и под которую он же словами «You wanna fight» начинал мордобой с богоподобным лейтенантом Чангом в «Only God Forgives», содрогнет из-за рефлекса уже знакомого электронного мотива.

    «The Knick» может стать обузой для многих стилистических и тематических сериалов. Сразу можно догадаться, что «Peaky Blinders», «Boardwalk Empire» или же «Mad Man» обладают схожим стилистическим направлением в своих многосезонках. Трубить в горн о новом конкуренте уже давно пора, ибо все тот же «Mad Man» уже глаза мозолит постоянным появлением в номинациях на «Эмми». Дорогу новичкам, так сказать. Ну а с тематическими наклонностями «The Knick» все и без сопливых ясно. Просто будет приятно посмотреть с чего начинали те же «House M.D.», «ER», «Scrubs» и, чего уж там, «Dexter».

    14 августа 2014 | 22:04

    Неплохой сериал, откровенный и живой.

    По мнению многих хирургов и историков, сериал отражает действительное положение дел в медицинском сообществе начала XX века. Переливания крови не существовало, сифилис был приговором, а кокаиновую зависимость лечили героином.

    Сериал снимает лично Содерберг, все серии. Декорации, костюмы, грим — претензий никаких, исполнено мастерски. Сюжет местами показался обрывистым — такое чувство, что некоторые линии просто зарезали при монтаже. Думаю, в сценарий намеренно было введено столько сюжетных линий, чтобы заинтересовать большую аудиторию. К финалу некоторые из них оказались развернутыми не полностью, что вызвало чувство скомканности. В целом, я бы предпочел видеть сериал более дарковым: больше крупных планов, больше крови, философские диалоги — благо медицина к этому располагает. Тем не менее, картину as is приятно смотреть, она не лишена собственной, довольно мрачной атмосферы.

    Отдельный огромный плюс — это звуковое сопровождение, лично мне напомнившее то, что писали Резнос и Росс для Исчезнувшей и Девушки с Татуировкой Дракона. Музыка современная и гипнотизирующая, отлично врезается в сюжет, подчеркивая драму и вводя зрителя в тремор.

    Сериал очень советую. И сразу отмечу, что его невозможно смотреть за приемом пищи, поскольку практически в каждой серии анатомически достоверно показываются операции: кровь, кишки и прочие ужасы.

    23 января 2015 | 16:58

    Первое, что бросается в глаза подготовленному зрителю, — обилие мотивов и ходов, давно и успешно апробированных литературой и кинематографом: талантливый врач-наркоман (от Булгакова и дальше), становление современной медицины, расизм, борьба за равные права темнокожих, в частности врачей («Творение Господне»), подпольные миры борделей и громил («Подпольная империя»), циничный, помешанный на загадках и не чуждый конкуренции с Богом харизматичный персонаж («Доктор Хаус»). Наверняка, можно отыскать еще множество отсылок, придающих этой истории статус интертекстуальной. Впрочем, я всегда полагал, что даже вторичный по своей сути материал при неординарном подходе способен попадать в цель, оставляя яркий след.

    Первый самостоятельный сериал Стивена Содерберга при этом ничуть не лишен оригинальности. И здесь нужно рассказать про одно из ключевых положений, формирующих стилистику «Больницы Никербокер» и делающее эту работу чем-то вроде манифеста режиссера. Везде и во всем соблюдаются подчеркнутая натуральность и даже агрессия: от наркоманских ломок, до раскуроченных ран и проваленного носа сифилитички. Эта излишняя резкость выгодно выделяет The Knick на фоне массы ярких, но в чем-то довольно однотипных медицинских драм.

    В продолжение разговора о содерберговской оригинальности стоит отметить и тягу режиссера к некоторой оксюморонности персонажей. Если врач, который должен спасать людей, не умеющий спасти себя, это общее место, то монашка, слуга Бога, делающая аборты, — это очень сильный новаторский элемент, в какой-то момент оглушающий зрителя и заставляющий в очередной раз задуматься о парадоксальности мироустройства.

    Одной из характерных и ключевых стилеобразующих черточек «Никербокера» можно назвать и музыкальное сопровождение, созданное верным соратником Содерберга. На удивление хорошо электронная музыка Клиффа Мартинеса ложится на смесь из декораций времен начала XX века и яростной правдоподобности сюжета.

    На фоне остальных в плане актерской игры, конечно, выделяется Клайв Оуэн. Признаюсь, я с большим удивлением осознал, что он умеет играть и вот так — серьезно и интересно. И задача-то у него изначально была очень непростая — внести что-то новое в образ, уже ставший клише. Справился. Как и его, скажем так, свита. В этом смысле все персонажи на своих местах: и страдающий от ущемленности в правах и склонный к саморазрушению темнокожий доктор Эдвардс (Андре Холлэнд), и выбравшая участь управляющей больницы, а не домохозяйки дочь богатого отца Корнелия (Джульет Райлэнс), и прекрасная и ужасная в своем стремительном падении юная медсестра Люси (Ив Хьюсон), и мудрый и деятельный Берти (Майкл Ангарано), и противоречивая монашка-медсестра Харриет (Кэра Сеймур) все остальные.

    Словом, этот сериал, выполненный одновременно и в духе нынешнего времени, и того времени, к которому относится повествование, достоин зрительского внимания. Уровень безумства, который, как видимо, во втором сезоне будет лишь подниматься, способен приковать к экрану и заставить ждать продолжения.

    9 из 10

    5 марта 2015 | 18:16

    После «Банши», который хорош почти всем, кроме эротических сцен, будто добавленных из софт порно фильмов (неудивительно, учитывая историю канала), Синемакс начал показ драмы про больницу начала 20 века.

    «Ник» неотличим от продукции старшего брата «Синемакса», канала HBO. Колоритный антураж, жестокость, сьемки голливудского уровня, реальные исторические персонажи, вписанные в выдуманную историю, наконец большая кинозвезда в главной роли.

    Завязка истории тоже характерная.

    Начало 20 века, больница в некогда престижном районе Нью-Йорка, который постепенно превращается в печально известный Гарлем. Медицина готовится к большому скачку вперед, но в его ожидании (рентгеновский аппарат стоит как квартира на Манхэттэне, кокаин используют как анестезию, кареты скорой помощи — натуральные кареты с лошадьми и сиренами с ручным приводом) всем участникам процесса приходится нелегко. Ведущий хирург больницы Никербокер Джон Такер (Клайв Оуэн) ищет прогрессивные методы проведения операций, но сталкивается с недостатком финансирования, технологий, санитарии и собственной наркозависимостью.

    На счастье Такера руководители больницы заставляют его взять в ассистенты талантливого чернокожего хирурга с европейским дипломом Алджернона Эдвардса (Андре Холланд). Такер относится к «черномазому» без всякого уважения, но ради прогресса готов поступиться и собственным презрением к чернокожему врачу…

    После большей части первого сезона можно ответственно заявить — сериал удался. Он совсем не похож на Хауса (любители сравнить Ник с Доктором похоже очень мало смотрят современное телевидение), скорее это Подпольная Империя про врачей вместо гангстеров.

    4 октября 2014 | 10:54

    Всё больше и больше именитых режиссёров и сценаристов переключаются с художественного кино на телевизионные сериалы. Не отстал от них и Стивен Соденберг, снявший некогда трилогию «Оушена».

    Пилотный эпизод сериала «Больница Никербокер» с первых же минут окунает нас в мрачную атмосферу начала 20 века. В первую очередь это касается отсутствия современных технологий при проведении операций, что во многом сокращает у пациентов шансы на выживание. Всё показано очень точно и натуралистично. Но с этого всё начиналось. Когда-то ведь было хуже. Первая серия лишена какой-то сюжетной завязки. Она служит своего рода экскурсией по госпиталю и ознакомлением с нелёгкой работой хирурга. Но я уверен, что дальше будет куда интереснее, потому что Соденбергу есть где развернуться. Ведь впереди ещё целых 9 серий. О главных героях мы абсолютно ничего не знаем, но знакомимся с их образом жизни. Хотя главный герой здесь один — доктор Джон Зэкери, и Стивен Соденберг умело отодвинул десяток остальных персонажей сериала на второй план.

    Мрачно, атмосферно, но познавательно и интересно. Далеко не всем понравится этот сериал. Но я среди тех, кто будет ждать каждую новую серию и с интересном наблюдать за развитием событий в больнице Никербокер.

    9 из 10

    14 августа 2014 | 01:18

    Первый сезон «Больницы Никербокер» был настолько крутым, что сложно было представить, как создатели выкрутятся ко второму заходу. Однако, кажется, у Стивена Содерберга неиссякаемая кинематографическая сила. Новый сезон с ходу берёт зрителя за грудки и погружает в атмосферу Нью-Йорка начала прошлого века — времени открытий, предпринимательства, ханжества и спорных концепций. На фоне больницы Содерберг выстраивает полноценный портрет эпохи. И делает это с беспрецедентным для сериалов визуальным качеством. Впрочем, и со сценарным тоже — характеры, мотивации и сюжетные арки искусно переплетены друг с другом. Никто не теряется из виду, каждый важен и интересен.

    Второй сезон оставляет поклонников со смешанными чувствами — с одной стороны, история красиво закончена, с другой, третий сезон хочется посмотреть прямо сейчас. В любом случае, если вы не смотрите «Больницу Никербокер», то исправляйте это немедленно.

    10 из 10

    25 декабря 2015 | 22:54

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>