всё о любом фильме:

Больница Никербокер (сериал 2014 – ...)

The Knick
год
страна
слоган«Modern medicine had to start somewhere»
режиссерСтивен Содерберг
сценарийДжек Эмиел, Майкл Беглер, Стивен Кац
продюсерДжек Эмиел, Майкл Беглер, Дэвид Киршнер, ...
операторСтивен Содерберг
композиторКлифф Мартинес
художникХовард Каммингс, Генри Данн, Лора Боллинджер, ...
монтажСтивен Содерберг
жанр драма, ... слова
премьера (мир)
премьера (РФ)
время45 мин.
Номинации:
Доктор Джон Тэкери работает хирургом в нью-йоркской больнице. Здесь применяют передовые методы и стараются помочь всем пациентам — но до изобретения лазерного скальпеля и компьютерной томографии еще очень далеко, а в карету скорой помощи запрягают лошадей.
Рейтинг сериала
IMDb: 8.60 (30 241)
ожидание: 96% (754)
Рейтинг кинокритиков
в России
100%
9 + 0 = 9
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Д-р Стели Бернс, основатель и генеральный директор The Burns Archive (самой крупной частной коллекции медицинских фотографий, снятых в период с 1839 по 1950 гг.) оказал значительную помощь в качестве медицинского советника по приданию большей реалистичности и аутентичности больничных сцен и сцен хирургии.
    • Прототипом персонажа Тэкери явился реально существовавший доктор Уильям Холстэд, живший в тот период времени, который так же испытывал зависимость от кокаина и морфина. В свое время он написал книгу «Гений на краю».
    • Первый сезон был снят за 73 дня.
    • Сцена свадьбы на самом деле снималась ночью.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о сериале содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • В сериале первоначально была прописана небольшая сцена, которую затем вырезали. Когда Элджернон оставляет Корнелию, он наталкивается на ее жениха, Филиппа, который спрашивает у него медицинский совет по поводу брачной ночи.
    • еще 2 факта
    Ошибки в сериале
    • Внимание! Список ошибок в сериале может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • В 5 серии 2 сезона Робертсон с сыном обсуждает прибытие в Нью-Йорк лайнера «Аквитания». В действительности, он был построен лишь 13 лет спустя — в 1913.
    • В 1850 г. Квакерская организация Общества друзей в Пенсильвании основала Женский медицинский колледж. Он стал первым учебным заведением, где женщины могли получить медицинское образование. Уже в 1851 году колледж выпустил 5 женщин-врачей. По событиям сериала в 1900-1902 гг. в США женщин врачей вообще не было, а медсестра Люси Элкинс (Ив Хьюсон) только мечтала о такой уникальной возможности.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 321 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    « Современная медицина с чего-то начиналась» — это история о временах, когда электричество в больнице считалось достижением, кокаиновую зависимость лечили героином, при психических заболеваниях удаляли зубы, рентген считался безвредным, а о разных группах крови только догадывались.

    Врачи и ученые в искренних заблуждениях и жажде признания, принесли на алтарь своего тщеславия — множество жертв.

    «-Что это здесь — рентгеновский аппарат?
    - Да! У меня дети вчера весь день снимки делали!»


    ***

    »-Доктор, зачем вы удалили моей жене все зубы?
    - Современные исследования доказали, что безумие вызывают бактерии в зубах, я и своим детям все удалил»


    То что нам покажется черным юмором, у людей сто лет назад, даже не вызвало бы удивления.

    Это история достижений в области медицины, и чудовищных ошибок, которые им предшествовали.

    Шикарный начальный кадр: белые ботинки главного героя на фоне грязного наркопритона, задает тон всему фильму. Как бы ужасны не были методы тогдашних врачей, путь их светел.

    Напрашивается сравнение этого сериала и его главного героя Джона Тэкери с «Доктором Хаусом». Но они схожи ровно настолько, насколько различны условия их работы. Мрачный, жестокий мир Никербокера, отличается от кристально чистенькой истории современной медицины в лице доктора Хауса. Все серии последнего, начинаются с загадочной болезни, которую в конце блестяще побеждает, гениальны диагност.

    Доктор Тэкери, так же берется за сложные случаи. Но его пациенты безнадежны, потому что их болезни ещё не изучены, и только на них умирающих, он позволяет себе ставить эксперименты, так как терять им уже нечего. Сотни загубленных человеческих жизней, на медицинском столе, что бы вырвать хотя бы ещё одну тайну у природы, что бы чудо стало возможным и обыденным.

    Хотя герои и их конфликты, уже встречались на экране, но такие темы не теряют интереса, а лишь меняют декорации. Одаренный врач-наркоман, иногда борющийся, иногда не очень, со своей зависимостью; чернокожий хирург, противостоящий общественным предрассудкам; женщина-администратор, пытающаяся доказать, что бизнес — женское дело; монахиня, противопоставляющая человеческую мораль, церковной; юная медсестра, чья наивность и искренность столкнулись с цинизмом этого мира. Персонажи и битвы, которые они ведут с окружающими и самими собой, не новы, но на границе смены времен, ухода галантной эпохи и воцарение научной, когда приоритет чувств сменяет разум, их борьба выглядит особенно остро. Бросившие вызов условиям, в которых выросли, они всю жизнь вынуждены слышать упреки в свой адрес: «Почему ты не можешь быть нормальной женой? Почему ты не радуешься, что ты и так врач? Почему ты не можешь смириться?…». Потому что не конформисты двигают мир вперед.

    Джон Тэкери, не верит, что за завесой жизни есть что-то большее и принимает это суровое знание. В речи на похоронах друга-хирурга он озвучивает смысл своей жизни и главную тему фильма — это гимн борьбе человека и природы:

    » … прежде, чем неизбежно погибнуть, мы можем хотя бы дать бой. Я не перестану сражаться за светлое будущее… и с каждым новым годом жизни для пациента, я буду думать, что одержал незначительную, временную, но победу».

    Смерти в сериале так много и показана она так обыденно, что в конце перестает вызывать ужас. Наши тела — это все что мы есть, и хорошие воспоминания — это все что у нас есть. Финальной сценой как буд-то задается вопрос: «А что ты вспомнишь на смертном одре? Зачем ты жил?»

    Хоть снята история очень натуралистично — радует, что без надуманности. Режиссёр не хочет шокировать зрителя, просто приподнимает завесу времени, и честно показывает, как это возможно было.

    Сюжет четко выстроен, идеален от первого до последнего кадра, все точно подчинено главной идее фильма, а судьба персонажей логично складывается в соответствии с их поступками.

    Какой бы жанр вы не любили, этот фильм стоит посмотреть, потому что хорошее кино, как хорошее вино — не нравится, не может.

    4 декабря 2016 | 15:23

    Среднестатистический современный зритель знаком как минимум с двумя сериалами на медицинскую тему, поэтому словами «дефибриллятор», «энцефалопатия», «резекция» и «анастомоз» нас уже не напугаешь. Кровь, любовь на рабочем месте и талантливые врачи-нарколыги тоже трепета не вызовут. А вот история про то, как это все затевалось — очень даже интересна.

    Сюжет. Не буду врать, это только мое мнение, но сюжет не самый захватывающий. Все хорошо, все в порядке, но предсказуемо. С другой стороны, может пора нам всем прекратить трепать себе нервы истериками сценаристов и просто молча посмотреть, поразмышлять, без лишних шумов и душераздирающих поворотов? В конце концов это история целой больницы, а не конкретных персонажей. Таким образом мы следим не за человеком, а за целой эпохой, ее важным периодом и узнаем много нового о том, как это было когда электрический свет только-только вошел в обиход, а кокаин числился обычным обезболивающим препаратом.

    Актеры. Очень колоритный состав. Все манерны, все приятны, все как ты себе их и представлял. Ну и разумеется все чудно играют, хотя это сложнее чем кажется — изображать человека прошлого века.

    Обстановка. Это очень атмосферный фильм. Кажется, там весь смысл именно в атмосфере. Нам не показывают лишнее, каждый кадр осмыслен, подготовлен и показан с какой-то целью, а декорации… когда видишь все эти штуковины хочется поаплодировать. В итоге после просмотра у тебя остается не хилый такой осадок этой самой атмосферы и ты как наркоман, с дрожью в пальцах, ждешь следующей серии, потому что тебе хочется, нет, тебе необходимо снова почувствовать эту обстановку.

    Музыка. Музыка в сериале вообще за гранью добра и зла. Она не имеет ничего общего с музыкой и звучанием того времени и являет нам ambient с упором на industrial, чем заводит наше воображение еще больше. От себя скажу, это лучший сериальный original score, который я когда-либо слышала.

    Итог. «The Knick» — это что-то новое в теме, которая нам уже давно знакома. Именно этого кусочка не хватало для более-менее полного обывательского представления о том, что такое художественный мир медицины.

    12 сентября 2014 | 07:00

    Первый сезон «Больницы Никербокер» был настолько крутым, что сложно было представить, как создатели выкрутятся ко второму заходу. Однако, кажется, у Стивена Содерберга неиссякаемая кинематографическая сила. Новый сезон с ходу берёт зрителя за грудки и погружает в атмосферу Нью-Йорка начала прошлого века — времени открытий, предпринимательства, ханжества и спорных концепций. На фоне больницы Содерберг выстраивает полноценный портрет эпохи. И делает это с беспрецедентным для сериалов визуальным качеством. Впрочем, и со сценарным тоже — характеры, мотивации и сюжетные арки искусно переплетены друг с другом. Никто не теряется из виду, каждый важен и интересен.

    Второй сезон оставляет поклонников со смешанными чувствами — с одной стороны, история красиво закончена, с другой, третий сезон хочется посмотреть прямо сейчас. В любом случае, если вы не смотрите «Больницу Никербокер», то исправляйте это немедленно.

    10 из 10

    25 декабря 2015 | 22:54

    Все же понимают, что мы наблюдаем сериальный Ренессанс? Содерберг, как известный многостаночник, периодически теряющий хватку, но никогда не опускающий планку ниже определенной точки, заигрывает со зрителем. Стивен кичится и пускает по ветру слова, что заканчивает с кинематографом, но в последнее время он набрал крейсерскую скорость в выпуске своих поделок, и пусть не все замечательные, но кино ведь, как и все искусство очень субъективная безделица. В этот раз он взялся за сериал, да и как взялся. Сам срежиссировал, снял и смонтировал. Только потрясающего Клифа Мартинеса еще позвал.

    Для меня показатель смотрибельности кино или сериала — это степень его реальности и приближенности к жизни. Если по классику, то значит верю или не верю. Никербокеру я верю почти полностью. Ребята идеально воссоздали грязную и переломную атмосфера начала 20 века была. Из последних сериалов такие дотошные атмосферы делались в «Подпольной империи» и «Безумцах». А это ого-го какой уровень.

    Расизм, кумовство, коррупция, продажность, сексизм…Но основная тема ведь медицина, поэтому и здесь исторической достоверности хоть отбавляй. Тифозная Мэри, эпидуральная анестезия, предлежание плаценты, электрокоагуляция, вакуумный отсос, рентгендиагностика, группы крови. Но все 10 серий для меня — это о синдроме Бога и зависимости человека. Медицина ведь она богоборческая сфера. А когда ты еще и наделен правом влезать в тело человеческое, да еще и с ножом-скальпелем. Вот где веселье-то! Только ведь конец этому всех этих действий и борьбы известен. Тем более, когда ты сидишь на кокаине, и успокаиваешься в опиумном притоне.

    Кастинг здесь просто хай левела. Тонкоусый главврач-наркоман Клайв Оуэн, в белых кожаных штиблетах неимоверно органично дает мизантропа и самодура. Все же помнят пословицу про белую обувь и загробную жизнь. Клайв буквально горит на работе, и кислородом для его огня является кокаин. Больницу кличет он цирком, и считает, что без белого порошка нельзя делать открытия и «спасать людей». Ну, что же, это начало 20-го века: Зигмунд Фрейд с его кокаиновой панацеей. Это еще, что они героином лечится начнут от кокаиновой зависимости. Браво. Есть целеустремленный и упорный афроамериканец. На нем и его взаимоотношениях раскрывается расизм того времени. Есть красивый белоснежный ангел-медсестра, дочь Боно на секундочку, с которой Оуэн устроит междусобойчик в стиле «Морфия» Булгакова. Присутствует изящная аристократка эмансипе хозяйка больницы, тоже не без демона внутри. Из менее значимых, стоит присматриваться к здоровому бородатому сангвинику-ирландцу, отвечающему за доставку больных, хотя не выделить его невозможно, ибо он отвечает за львиную долю юмора. Много колорита и архетипов режиссер вставил. Эпоху отражает.

    Содерберг подписался на второй сезон. Сам все опять снимать будет. Чумовые сцены кулачного боя врача-афроамериканца и «крысодавка» это прямо визионерские пиршества. Верю и жду, Стивен.

    9 из 10

    23 октября 2014 | 08:36

    Первое, что бросается в глаза подготовленному зрителю, — обилие мотивов и ходов, давно и успешно апробированных литературой и кинематографом: талантливый врач-наркоман (от Булгакова и дальше), становление современной медицины, расизм, борьба за равные права темнокожих, в частности врачей («Творение Господне»), подпольные миры борделей и громил («Подпольная империя»), циничный, помешанный на загадках и не чуждый конкуренции с Богом харизматичный персонаж («Доктор Хаус»). Наверняка, можно отыскать еще множество отсылок, придающих этой истории статус интертекстуальной. Впрочем, я всегда полагал, что даже вторичный по своей сути материал при неординарном подходе способен попадать в цель, оставляя яркий след.

    Первый самостоятельный сериал Стивена Содерберга при этом ничуть не лишен оригинальности. И здесь нужно рассказать про одно из ключевых положений, формирующих стилистику «Больницы Никербокер» и делающее эту работу чем-то вроде манифеста режиссера. Везде и во всем соблюдаются подчеркнутая натуральность и даже агрессия: от наркоманских ломок, до раскуроченных ран и проваленного носа сифилитички. Эта излишняя резкость выгодно выделяет The Knick на фоне массы ярких, но в чем-то довольно однотипных медицинских драм.

    В продолжение разговора о содерберговской оригинальности стоит отметить и тягу режиссера к некоторой оксюморонности персонажей. Если врач, который должен спасать людей, не умеющий спасти себя, это общее место, то монашка, слуга Бога, делающая аборты, — это очень сильный новаторский элемент, в какой-то момент оглушающий зрителя и заставляющий в очередной раз задуматься о парадоксальности мироустройства.

    Одной из характерных и ключевых стилеобразующих черточек «Никербокера» можно назвать и музыкальное сопровождение, созданное верным соратником Содерберга. На удивление хорошо электронная музыка Клиффа Мартинеса ложится на смесь из декораций времен начала XX века и яростной правдоподобности сюжета.

    На фоне остальных в плане актерской игры, конечно, выделяется Клайв Оуэн. Признаюсь, я с большим удивлением осознал, что он умеет играть и вот так — серьезно и интересно. И задача-то у него изначально была очень непростая — внести что-то новое в образ, уже ставший клише. Справился. Как и его, скажем так, свита. В этом смысле все персонажи на своих местах: и страдающий от ущемленности в правах и склонный к саморазрушению темнокожий доктор Эдвардс (Андре Холлэнд), и выбравшая участь управляющей больницы, а не домохозяйки дочь богатого отца Корнелия (Джульет Райлэнс), и прекрасная и ужасная в своем стремительном падении юная медсестра Люси (Ив Хьюсон), и мудрый и деятельный Берти (Майкл Ангарано), и противоречивая монашка-медсестра Харриет (Кэра Сеймур) все остальные.

    Словом, этот сериал, выполненный одновременно и в духе нынешнего времени, и того времени, к которому относится повествование, достоин зрительского внимания. Уровень безумства, который, как видимо, во втором сезоне будет лишь подниматься, способен приковать к экрану и заставить ждать продолжения.

    9 из 10

    5 марта 2015 | 18:16

    В силу того что я сам медик, оказалась интересна тема об истории медицины, и как вообще сценаристы реализовали это.

    Идея удачная (кому бы в голову пришло оживить медицину XX века); сюжет интересный, хотя не слишком динамичный. Начало двадцатого века, грязные улицы Нью Йорка. Везде кипит антисанитария, на счет нищеты вообще не говорю. Очень хорошо показаны основные проблемы тех времен.

    Режиссер очень хорошо поработал над сериалом. Кастинг хороший (подумайте, звезда мирового уровня Клайв Оуэн в сериале. Хотя в последние времена это не редкость.).

    Из актерских игр особенно хотел бы отметить роль Клайва Оуэна и Андре Холланда. Хотя раздражает персонаж Джереми Бобба. Зритель посмотревший Хауса довольно легко может провести параллели между Хаусом и Такери (хотя многие эти принимают за плагиат, но на самом деле авторы сериала вдохновлялись биографией знаменитого американского хирурга Уильяма Стюарта Холстеда).

    На счет развития медицины хорошо потрудилась команда сценаристов и режиссер. Скорую помощь запрягают лошадьми, врачи не пользуются перчатками, медики еще не придумали ни эффективную анестезию, ни антибиотики, ни более-менее безопасную методику операций. Интересно смотреть за тем как лечат банальный менингит кровопусканием, хотя метод не оправдывает себя.

    Смело затронута тема расизма. Если даже у чернокожего больного куча денег его никогда не примут в больницу, и не примут в больницу бедного если даже это его последний шанс на выживание.

    На счет музыки, видимо, композиторы здесь просто отдыхали.

    Сериал стоит посмотреть хотя бы для того чтоб увидеть как развилась медицина. А врачам вообще обязательно нужно посмотреть. Хотя сюжет можно было бы сделать более динамичным. Минус два балла из-за музыки и нехватки динамичности сюжета. Но сама идея вполне достойна похвалы. Воздаю нужное и отдаю балл:

    8 из 10

    19 августа 2015 | 10:04

    Первое мое впечатление от сериала было не самое положительное — сказались и кровавые, до рвотных позывов, сцены операций и отголоски сюжетных линий «Доктора Хауса» — слишком много, чтобы их можно было считать совпадением.

    И тем не менее сериал затягивает! Сюжет получился все-таки новым, можно было бы назвать его свежим, но обилие мрачных кроваво-коричневых красок в фильме отвергает всякие мысли о свежести. И за это браво режиссеру! Иначе нельзя представить медицину начала XX века и тем более передать ее на экране: здесь нет одноразовых шприцев, медицинских масок и латексных перчаток, бахил в коридорах, нет узи, мрт и прочих диагностических помощников и примочек. Да что там говорить, антибиотиков — нет! Как и нет уверенности врачей в правильности их манипуляций, здесь лечат зачастую вслепую, доверяя только здравому смыслу и выстраданному печальному опыту. И лишь медсестры в белоснежных передниках и накрахмаленных шапочках выглядят как наивные светлые феечки в мрачном обществе нервных сомневающихся хирургов. Страшен человек со скальпелем без веры в положительный исход своих действий.

    Актерский состав замечательный, каждый персонаж продуман в мельчайших деталях и все актеры прекрасно справились со своими задачами. А уж Оуэн в роли Тэкери просто дьявольски хорош! Невероятно харизматичен. Роль сложная, но Оуэн сумел выгодно почеркнуть каждую грань характера своего героя.

    Работу операторов хотелось бы отметить отдельно. Камера скачет за актерами, создавая эффект присутствия, будто зритель где-то внутри фильма, двигается вместе с героями, смотрит их глазами, догоняет и подсматривает.

    Музыка. Это не те привычные саундтреки, что переходят из кадра в кадр, плавно меняясь и дополняя картинку настроением, когда ты их не замечаешь, но они всегда рядышком — предсказуемый и удобный музыкальный фончик. Здесь всё иначе: звуки выходят на первый план, нервно стучат и вибрируют, учащают пульс. Не заметить их невозможно. И эта лихорадочная электронная музыка неожиданно органично вписывается в винтажную атмосферу фильма.

    Сериал монохромен. Черно-белое в нем всё — начиная от постера и заканчивая лицами главных героев. Монохромные интерьеры и костюмы. Двойственность характеров персонажей. Контраст эмоций и переживаний героев. Блаженство и боль, любовь и жестокость, гениальность и безумие. Жизнь и Смерть.

    Сериал получился мрачным, откровенным, жутким. Но вместе с тем притягательным, умным и весьма современным. Смотрится на одном дыхании. Рекомендую и с нетерпением жду второго сезона.

    Минус один за плагиат некоторых сюжетных линий, поэтому

    9 из 10

    15 апреля 2015 | 15:05

    (речь про 1 сезон)

    Тотальное восхваление и никакой критики — вот что ожидает читающего этот текст. И еще никакого упоминания о белых ботинках, которые встречаются в каждой первой, мной прочитанной, рецензии. Белые ботинки конечно нереально круты, как и кокс, который в сериале вовсе не белый, но не хочется повторяться и тем более быть банальным. К тому же сравниться с «Никербокером» в небанальном взгляде на банальность мне к сожалению не удастся. Так что к черту заслуги Содерберга как оператора и препарируем его чарующую магию рассказчика, ощутим привкус опия, крови и конечно всех прелестей женского тела.

    Первое, чем привлекает «Больница Никербокер» — это уважением к зрителю. Само собой придется растолковывать, что под этим уважением я понимаю. Это не потакание каким бы то ни было вкусам — будь то желание увидеть грудь юной актрисы или получение оргазмов мозга от нахождения всех возможных отсылок к мировому кинематографу. Я не имею в виду отсутствие оскорбительных кадров, высказываний или смыслов, и само собой не подразумеваю наличие обязательной морали, выводов или, такого желанного, изменения героев к лучшему. И честно сказать, я даже не подумываю высказываться о понятном киноязыке. Все эти штампованные и так массово растиражированные понятия даже рядом не валялись с моим упомянутым «уважением». Да, кстати, под зрителем понимается вполне конкретный европейско-американский человек, активно потребляющий плоды массовой и не очень культуры, живущей в начале 21-го века. Ну а уважение к нему заключается в том, что его держат именно за зрителя.

    Когда смотришь на все эти проблемы наркотиков, шовинизма, медицины ты не должен испытывать стыд, катарсис или что там еще полагается. Ты просто знаешь больше, чем герои, но не потому, что ты умный или тебе режиссер что-то там рассказал, а по одной простой причине — не жил ты в начале 20 века. Содерберг оставляет за зрителем одну функцию (помимо «смотреть») — воспринимать в современном контексте и на том уровне, который есть по праву у рожденных в эпоху «Доктора Хауса» и «Интернов» на ТНТ. Это очень круто врубить сериал и не думать ни о чем помимо самого сериала, при этом ощущать себя не вовлеченной в историю марионеткой, а зрителем сидящим перед монитором.

    Вторая крутая штука — сугубо киношная. Не зря был упомянут выше и (как белые ботинки) встречающийся в каждой первой рецензии «Доктор Хаус». Кино, конечно, очень любит врачей — это постоянные движения, кровища, машинка, которая показывает как бьется сердце ну и пограничные состоянии между жизнью и смертью. Казалось бы за столько лет как только этих самых врачей ни снимали. А Содерберг взял и показал рождение современной киномедицины (скорее всего и реальной, но это не так интересно).

    Расположение в кадре больных и докторов, проведение операций, да в конце концов мытье рук. Все это надо как-то показывать. Есть стандартные подходы и не очень, штампы затертые до дыр даже в Гриффинах и арт-хаусные никем не виденные выпендривания. В «Никербокере» киномиф о медицине обретает завершенность и даже зацикливание.

    Камера (ну вот пришлось упомянуть) сама ищет ракурсы и подходящее освещение для героев и действа. Ведь многое происходит впервые. Местами кажется, что Содерберг где-то раздобыл машину времени, но это иллюзия. Мы никогда не узнаем как на самом деле выглядели те больницы и как хирурги кромсали скальпелями пациентов. У нас есть только насквозь выдуманное киноизображение. Содерберг взял и показал как оно родилось. Согласитесь — это очень круто увидеть рождение уже после того как видел юность, старость, дряхлость и даже смерть.

    Третья и по счету и по значению крутость сериала в том, как он обходится с классическими и так до конца нерешенными проблемами американского киноискусства. Здесь и набившая оскомину расовая нетерпимость, причем поданная в классическом полицейском ключе. Белый получает в напарники черного — по-моему над этим уже даже не смеются. Далее конечно следуют права женщин и замечательный феминизм. С ним сегодня худо-бедно разобрались и тем не менее сложно вспомнить успешные франшизы про женщин супер-героев. Это пока чисто мужское занятие. Но конечно топовым местом в хит-параде является американская мечта. Её пинают со времен Чаплина, но полностью уронить так и не удалось. Как бы не важны были эти проблемы — согласитесь «надоело!», поэтому так круто смотреть не на их разрешение или осмысление, а на их зарождение. Да еще и с позиций снисходительного либерала, ну или тайного и восхищающегося консерватора (кому что).

    В «Никербокере» ниггер — не забавное слово из постмодернистического «Джанго освобожденный», и не часть переосмысленного сленга из «Не грози Южному централу». Это повседневный уничижительный термин, произносимый без особого смакования в высшем или низшем обществах. Здесь женщина может заниматься любой деятельностью… до замужества. Ведь это только блажь, игра, любые её успехи — пустяк. Она по определению ниже мужчины, такие банальные вещи даже не обсуждаются. Американская мечта? Что это? Приехал — добывай пищу, а не умеешь — так закопают в двухэтажную могилу с каким-нибудь русским прохвостом или ирландской проституткой. Чуть менее явно и более гуманно сериал обходится с элитой американского общества. Если приглядеться — все эти полуаристократы не от успешной жизни переехали в новый свет, отсюда сверхследование традициям викторианской эпохи и огромная уверенность в своей избранности. Над этим Содерберег просто подтрунивает и здесь конечно крутого мало — всего лишь отчетливо видится задел на следующий сезон.

    Отдельно хочется отметить крутейших респектабельных промышленников рассуждающих о поставках кокаина, перегонку колы в тот же кокаин, и инъекции (все им же) непосредственно в член (жаль не показали).

    Так и не удалось мне вырулить к прелестям перекачиваемой вручную крови и к смеси опиумного дыма с миниатюрной обнаженной китайской проституткой, да и хрен с ним. Лучше еще раз пересмотреть сериал, ведь даже последний кадр в нем до безобразия крут.

    8 из 10

    25 декабря 2014 | 23:57

    Мощно. Сильно. Провокационно. Это именно те слова, которыми можно охарактеризовать первый сезон данного сериала. После того как я на ночь посмотрела первые две серии я не могла уснуть. Ночь длилась вечность, а я пребывала в тревожно-боязливом состоянии, но это только от первых серий, потом привыкаешь. Сцены, где показывают, как проходят операции восхитительны, без какого-либо намека на цезуру, неподготовленному зрителю давят на психику. Наблюдая за этим, кровь в жилах стынет. Я не особо люблю драмы, но это нечто. 1890 год Нью-Йорк. Главный врач больницы хирург Джон Тэкери, который страдает наркотической зависимостью. Сериал воплощает в себе интересную структуру.

    Первые серии показывают зрителю медицину тех лет, когда еще не было разнообразной медицинской техники и таблеток. Показывается как делались открытия и создавались новые аппараты.

    В середине сезона добавляется параллельная сюжетная линия, посвященная любви. Эта любовь интересна, весьма предсказуема, но оставляет после себя шлейф хороших воспоминаний.

    Так же добавляется линия про расизм в то время.

    К концу сезона эти линии перемешиваются, усиливаются и добавляют налет драматизма. Больше наркотиков. Больше сложных отношений. Больше новых открытий.

    Отдельно заострю внимание на диалоги, они великолепно составлены. Костюмы, игра актеров, музыкальное сопровождение всё на высоте.

    В общем, для зрителей с крепкими нервами.

    10 из 10

    27 апреля 2016 | 17:41

    Стивен Содерберг все продолжает кривляться, рассказывая всему миру что полнометражное кино ему надоело и больше снимать его не намерен. Хотя сам от большого экрана все никак не может оторваться. Поэтому то тут, то там вырастают причудливые плоды его все никак не свершающегося бегства. Второй режиссер на съемочной площадке Голодных Игр, оператор сиквела к собственноручно снятому же Волшебному Майку, Behind the Candelabra, ну и конечно же сам The Knick, по сути являющийся не сериалом, а многочасовой полнометражкой, разорванной на 10 кусков.

    Содерберг здесь, как обычно, настоящий триединый дух — режиссер, оператор и монтажер (Peter Andrews и Mary Ann Bernard — это псевдонимы Стивена).

    Вооружившись собственным неугасающим чувством творческой нереализованности, Клиффом Мартинесом и его странно уместным электронным поскрипыванием, и, естественно, Клайвом Оуэном, Стивен-Питер-Энн вступил в ныне здравствующий «Золотой Век» сериалов. И вступил грациозно, и, безусловно, изысканно.

    Каждый кадр The Knick буквально дышит им и его эстетикой. Стэнли Кубрик как-то угробил целое состояние на то, чтобы снять сцены Барри Линдона в условиях единственного источника света на сложнейшие линзы космических технологий, а в нынешних условиях для этого достаточно одной-единственной цифровой камеры и Содерберг порой выжимает из нее кадры воистину ужасной красоты.

    В сюжете поднимаются вопросы и расовой дискриминации, и сексизма, и сметающего все на своем пути капитализма, и пары-тройки других грешков американского общества начала XX века, да и не только его начала, но все это смотрится вторично по сравнению с детально воссозданным миром зарождающейся современной медицины, и образов врачей, вынужденных в отсутствие антибактериальной терапии и достоверных методов визуализации тканей сражаться с тяжелейшими патологиями человеческого организма.

    Клайв Оуэн и его доктор Тэкэри конечно хорош, хоть и совсем не нов. Эксцентричных гениев, плотно подсевших на расширяющие границы дозволенного препараты, в последнее время на экранах было не так и мало. Сценаристы возможно возложили на него слишком много инноваций: тут он изобретатель и эпидуральной анестезии, и прямого массажа сердца, и оперативного родоразрешения при предлежании плаценты. Но Клайв словно был рожден для такой роли. Ну и его белые ботинки конечно. Куда же без них. Цвета чистейшего кокаина. Настоящее воплощение рок-н-ролла родом из 1900 года. Куда же без него.

    9 из 10

    20 октября 2014 | 23:52

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>