Короли эпизода: кто и зачем снимается в массовке в нашем кино

Обсудить0

Артисты массовых сцен. Второй режиссер. Бригадир массовки. Эти люди не спят ночами, часами стоят под палящим солнцем и холодным ветром, командуют сотнями неорганизованных непрофессионалов или выступают гениями тайм-менеджмента, снимаясь за один день в нескольких проектах. Кто-то из них становится настоящим актером, кто-то умудряется жить на небольшие гонорары, у кого-то есть хорошая работа, поэтому он снимается для чистого удовольствия.

По просьбе Кинопоиска Алексей Асланянц погрузился в пучины Telegram-каналов и агентских сайтов, посетил площадки под Тобольском и в Москве и многое узнал о тех, кого считают чернорабочими кинопроцесса, — о незаметных героях, на которых многое держится в кино.

Стрельцы, на позиции!

В обычной жизни «Абалак» работает туристической деревней. Сейчас на воротах этой реплики деревянного острога XVII века на крутом берегу Иртыша под Тобольском вывешено объявление: «Туристический комплекс закрыт на спецобслуживание». В «Абалаке» уже которую неделю снимают «По щучьему велению», сказочный блокбастер режиссера Александра Войтинского. В гостиничных номерах комплекса поселились актеры, в трактире «Белая сова» устроена столовая для группы, а центральная часть усадьбы переоборудована в столицу сказочного царства, в котором происходит действие, — с царским дворцом по центру и городской улицей, от которой дворец отгорожен забором.

В том, что касается массовки, объясняет второй режиссер, специализирующийся на вторых планах, Сергей Иванов, это проект, можно сказать, камерный: в общей сложности для съемок набрали не больше 100 человек. Сегодня снимают как раз самую массовую сцену, на 40 актеров — стрельцов из царской охраны и зевак, наблюдающих за происходящим на государевом дворе из-за забора. Как именно наблюдать, им в лицах показывает Иванов: «Делаем все, как это происходит с нами в нормальной жизни. Только не так близко друг к другу, как в кино».

С первого раза правильно наблюдать не получается, не получается и со второго — а ведь перед дворцом сейчас решается судьба главного героя. Сцену переснимают несколько раз. «Мы из хорошего делаем лучшее», — утешает второй режиссер. В перерывах между дублями актеры массовки укрываются от июльской жары в тени забора. Тяжелее всего приходится стрельцам в стеганых кафтанах и валенках. При любом удобном случае они норовят улизнуть в импровизированную курилку, устроенную за беседкой перед царским дворцом, пока из громкоговорителя опять не донесется: «Уважаемые артисты массовых сцен, на позиции! Стрельцы! Встали на крыльцо!»

Главный для уважаемых артистов человек на проекте называется бригадиром массовки. Он отбирает людей по пожеланиям режиссера или второго режиссера, вызывает их на смену, командует на площадке и расплачивается с актерами после работы. «Если вы снимаете в Москве, Петербурге, Ялте или, например, Ярославле — городах, в которых традиционно делается много кино, — объясняет Сергей Иванов, — у вас есть наработанная база местных бригадиров, а у них уже — своя база массовки. Так всем работать проще». В Тобольске никакой базы нет. До сих пор тут снимали только один большой проект — исторический сериал «Тобол» (2018) по роману Алексея Иванова. Если для съемок группа отправляется в такой небольшой городок, то человека, который станет бригадиром массовки, приходится искать на месте.

Мария Сайфуллина в обычной жизни администратор тематического парка «Тобол», который и устроен как раз из декораций, оставшихся после сериала. Массовку на проект «По щучьему велению» она набирала еще зимой; пришлось давать объявления в местных пабликах ВК и на телевидении. Большинство стрельцов и жителей сказочной столицы — актеры двух местных театров и студенты Тобольского колледжа искусств и культуры. Сейчас между дублями они по-приятельски болтают с исполнителем главной роли Никитой Кологривым — обещают в выходной показать ему город. Кто-то из них успел сняться и в «Тоболе», но для большинства это первый такой опыт.

Есть и удивительные персонажи: под накладной бородой одного из стрельцов обнаруживается историк и археолог Игорь Балюнов, старший научный сотрудник и начальник одного из отделов Тобольского музея-заповедника. На «Тоболе» Игорь был научным консультантом, а на съемки «По щучьему велению» пошел артистом массовки: «Мне просто интересно участвовать во всех таких проектах, даже если они делаются не вместе с нашим музеем».

Татьяна в юности мечтала стать актрисой, а родители заставили ее поступать в строительную академию. Много лет спустя она увидела объявление Сайфуллиной в одном из пабликов и отправилась на кастинг. «Я поняла, что Господь мои молитвы услышал», — говорит она. Татьяна привела на съемки и сына Данилу — крайне серьезного для своих 15 лет юношу. К искусству он совершенно равнодушен, для него участие в массовке просто заработок — «прибыль», как он это называет. После девяти классов мальчик собирается переезжать в Тюмень и деньги на новую жизнь откладывает уже сейчас.

Вообще, детей на проекте много: кого-то привели родители, кого-то набирали в соседнем селе Абалак через районную администрацию, кто-то попал сюда через театральную студию или спортивную секцию. Летом все равно каникулы и делать нечего, а в кино интересно, объясняют они, ну и деньги какие-то платят: та же тысяча рублей за смену для них серьезная сумма. «Если у меня в личной жизни все нормально сложится, — рассуждает 9-летний Егор, — я окончу 11 классов и пойду в „Сибур“ работать. А если не сложится — можно стать актером или режиссером». «Маленького мальчика хорошенького дайте нам сюда, в прострел его поставим», — кричит в сторону массовки второй режиссер. Бригадир не успевает даже повернуться к Егору, как тот, на бегу снимая очки, несется на площадку. «Мальчик, стань еще меньше», — просят его.

Из массовки в «Практику»

Если в Тобольске участие в съемке может остаться разовым опытом, приключением всей жизни, то в больших городах дело обстоит совсем по-другому. Особенно в Москве, где массовки — целая индустрия с десятками Telegram-каналов с заявками, сотнями профессиональных бригадиров и тысячами завсегдатаев съемок, для которых участие в съемочном процессе превратилось в работу, — и это при средних ставках в 1 — 1,5 тыс. рублей за смену.

Среди артистов массовых сцен — АМС, как их называют в индустрии, — могут оказываться и начинающие актеры, для которых это путь в кино, хотя бы и к эпизодическим ролям. Так начинал в свое время Сергей Граб. Выпускник Днепропетровского театрального училища, он переехал в российскую столицу в 2010 году, когда ему было 27. «Ситуация такая: ты приезжаешь в Москву, ты учился на актера, но куда идти? Что делать? К кому обращаться? Что приходит в голову? Массовки.нет», — рассказывает он.

Вскоре по объявлению на Массовки — единственной на тот момент площадке с заявками — Граб оказался на сериале «Побег», русской версии Prison Break, которую снимал для Первого канала Андрей Малюков. В массовке актер долго не задержался. «Когда я приезжал на площадку, я всегда пытался найти что-то лучше, чем то, на что приехал. Я всем говорил: „Ребят, я вообще-то актер. Если у вас что-то есть, то давайте рассмотрим. Мне неинтересно просто ходить по фонам“, — вспоминает он. — Я изначально искал какие-то выходы, чтобы развиваться. Массовка — это путь в никуда».

Уже где-то через полгода Граб ушел из АМС в театр «Практика», и в кино дальше если и снимался, то в эпизодических ролях. Сейчас у него таких работ восемь десятков, последняя — в черной комедии Романа Полански «Отель „Палас“». «Пока я не оказался на съемочной площадке у Полански, я до конца не верил, что это со мной происходит», — говорит Сергей. Письмо с предложением прислать видеопрезентацию и снять пробы он получил в самом конце зимы. Как выяснилось позже, на эпизодические роли в фильме требовались русскоговорящие актеры, в Москве проходил отдельный кастинг, но после 24 февраля от всех уже утвержденных артистов, находившихся тогда в России, продюсеры отказались. Сам Сергей из Украины, но в тот момент был в Европе.

Случай Граба — скорее счастливое исключение; за все время работы в кино других начинающих актеров среди массовки он толком не встречал. «Людей, которые идут туда с целью добиться чего-то большего, единицы, — рассказывает он. — Наоборот, даже если человек давно притерся в массовке, он, чуть что, говорит тебе: „Слушай, тут вот слова какие-то, текст. Ты это себе забирай все. Мне это не надо“». «Кто-то боится облажаться, — объясняет он. — И правда, часто так бывает: берут на эпизодическую роль человека из массовки, а потом не понимают, как с ним снять сцену. А ты смотришь на них и проговариваешь: „Блин, ну все, это надолго“».

Даже для людей, которые снимаются в массовке годами, считает Сергей, это чаще развлечение или дополнительный доход, но не работа или этап на пути к чему-то более значимому: «Есть домохозяйки, которым скучно сидеть дома, — им по фану сегодня где-то засветиться и через пару месяцев показать дома семье себя на экране. Ну, и много ребят работают где-нибудь в охране, у них график сутки через трое. Никакого стремления куда-то пробиться нет — просто тысячу рублей заработать».

«Вообще, доля артиста массовых сцен довольно тяжелая. Актер может приехать на одну сцену, на две сцены — и уехать. А массовку — нужна она, не нужна — будут держать всю смену для подстраховки. А вдруг режиссер захочет, чтобы сейчас прошел кто-то по фонам? — добавляет Граб. — Актера накормят. Массовку — не факт. Но если повезет, все-таки какой-то супчик артистам дадут. Хорошо, если им вызовут такси. Хорошо, если им оплатят переработку, но необязательно».

Судьба машиниста

Виктор Астахов как раз из тех, кто снимается в массовке каждый день, — вот уже десятый год. До этого он водил электропоезда с Ярославского вокзала и только после выхода на пенсию оказался в кино.

«В сознательной жизни я никогда не видел себя актером. Работать машинистом мне очень нравилось. Но под конец работа становилась все сложнее и сложнее. А когда я стал сниматься в массовке, у меня возникла мысль, не задержался ли я на железной дороге», — говорит Виктор. Хотя люди его профессии могут выходить на пенсию в 55 лет, Астахов всеми правдами и неправдами дотянул до 60 и, возможно, до сих пор бы работал, «ковырялся бы за контроллером», если бы его не выжило начальство: «Я пожалел, что лишние пять лет потратил. Вполне возможно, что тогда я был бы помоложе и более востребован в кино».

По совету знакомой он зарегистрировался на Массовки.ру и начал ходить на съемки ток-шоу, изображать публику — благо живет недалеко от Останкино. «Я считал, мне будет скучно на пенсии и надо бы чем-то развлечься. Ну и потом, какие-никакие, а деньги. Я думал, на пенсию можно жить, а на эти деньги покупать приличные напитки». Вскоре обнаружилось, что на том же сайте есть и объявления о съемках в кино или сериалах: «Я когда первый раз туда попал, мне это гораздо больше понравилось, и на передачи я быстро ходить перестал. В кино, может быть, более напряженно и физически сложно, но интереснее».

С тех пор Виктор появился, наверное, в сотнях проектов — со счета он и сам давно сбился. Благодаря своей благообразной внешности он не раз оказывался профессором, членом Политбюро, большим милицейским начальником. «Как-то приезжали белорусы, снимали фильм про своего музыканта Мулявина („За полчаса до весны“ — Прим. ред.), — вспоминает он. — Так их гримеры из меня такого Брежнева сделали, что вся массовка со мной перефотографировалась». Среди АМС, говорит он, хватает настоящих фанатов кино, которые записывают все свои проекты и коллекционируют видео, но сам он не из таких: «Честно говоря, мне даже некогда смотреть кино, потому что я практически каждый день снимаюсь». В последнее время работы у массовки стало меньше, рассказывает Астахов, а вот до начала пандемии «был вообще бум — невозможно выкроить денька было».

Сталкинг и шейминг

Золотые времена, когда все объявления о работе можно было найти на одном форуме Массовки.нет, миновали; старожилы АМС вспоминают их с ностальгией. «Сайт теперь нужен только для новеньких, чтобы попасть в эту тусовку, — объясняет Виктор Астахов. — По пальцам одной руки можно пересчитать бригадиров, которые туда кидают заявки».

В этой среде принято считать, что Массовки.ру захирели из-за сталкинга. По правилам сайта в откликах на заявки бригадиров обязательно выкладывать фотографии, указывать имя, фамилию и оставлять телефон, все это — в открытом доступе. «Какие-то недобросовестные мальчики, — рассказывает Астахов, — приставали к девочкам, и им это не нравилось». То, что досаждали молодым девушкам, размещавшим анкеты на сайте, подтверждают его коллеги. «Тебе постоянно звонят и пишут какие-то чудики, — рассказывает Ольга. — Якобы мы вас нашли на сайте, вы нам подходите по типажу, хотим предложить вам главную роль — и непременно роковой любовницы». Ольге 37, она работает менеджером в рекламном агентстве, в кино снимается по выходным шестой год. Параллельно ходит на курсы актерского мастерства и мечтает стать эпизодником: «Там больше свободы, творческой реализации». От внезапных предложений сыграть любовницу Ольга вежливо отказывается, но, по ее словам, массовка полнится историями девушек, которым приходилось в буквальном смысле слова бежать с площадок на «Мосфильме». «В жизни вообще полно психически нездоровых людей, — говорит Ольга, — и кино не исключение».

Вычищать собственные личные данные с сайта приходится не только потенциальным жертвам харассмента, рассказывает еще одна завсегдатай массовки, Татьяна Алешкина. Ей 47 лет, она преподаватель французского и общественник — в этом году баллотировалась в муниципальные депутаты Москвы от 2-го Арбатского округа и набрала 400 голосов. Как и многие артисты второго плана, Татьяна начинала с регистрации на Массовки.нет, потом ей пришлось удалять с сайта все свои личные данные. «Если вы в интернете будете искать человека по имени и фамилии, — объясняет она, — то все это тут же выскакивает. А не все так любят кино, как мы. Скажем, моя подруга — директор мебельной фабрики, для клиентов она солидный человек. И когда они видят, что она ходит сниматься за тысячу рублей, то не все на это адекватно реагируют. Некоторые перестают заказывать у вас кухни или брать уроки языка». Чтобы личные данные не индексировались поисковиками, многие пользователи сайта рассыпают внутри имен и фамилий лишние дефисы или пробелы.

С распространением мессенджеров заявки переместились с Массовки.нет в каналы, и искать работу стало гораздо сложнее. «Заходить в интернет, — поясняет Виктор Астахов, — приходится не то что ежедневно, а буквально каждый час. В любую свободную минуту сидишь или в WhatsApp, или в Telegram. Групп очень много, никто не знает, в каких кто состоит, где какие бригадиры, — приходится просматривать все. Везде могут быть одни и те же проекты. Пока это все отсортируешь, глаз замыливается, и иногда уже просто хочется плюнуть». В сообществе рассказывают, что в 2014 году весь Донбасс прошел через московскую массовку, а сейчас, несмотря на то, что в Россию приехало несколько миллионов беженцев, никто не пытается устроиться на съемки в кино.

Лучше всего, конечно, если тебя лично знают бригадиры и сами зовут на проекты — главное, быть человеком обязательным: «Они понимают, что если я обещал, то приду на съемку. Каждый раз, если кто-то не явился, для них это лишняя нервотрепка, надо искать замену». Приходится инвестировать и собственные деньги: «Цех костюмеров массовку не всегда обеспечивает одеждой. И как только я начал сниматься, то стал покупать себе одежду на любой случай. Когда бригадиры просят, я всегда выкладываю фотографии именно в том образе, который для съемки требуется».

Роли со словами

Если речь не идет о костюмированных фильмах, массовка чаще всего приходит сниматься в своем. В таких случаях не важен даже типаж — в кадре люди могут появиться самым общим планом, со спины. Фотографии в какой-то специальной одежде, о которых говорит Виктор, — это другой тип актера массовой сцены, групповка. Так называют актеров массовки, на которых камера делает особый акцент и которых могут показать средним, а то даже и крупным планом. Иногда их выбирают из массовки прямо на площадке — вот как было в Тобольске: «Маленького мальчика хорошенького в прострел поставим». Однако чаще режиссер или второй режиссер заказывает бригадиру определенный типаж. Тут уже недалеко и до реплики, а то и нескольких, — и тогда от актера требуется заранее записать и прислать пробы.

Оплачивается такая работа лучше, чем участие в массовке. Ставки за эпизод могут начинаться от 1,5 тыс. рублей для людей без актерского образования и заканчиваться 5 тыс. рублей, а на каких-то проектах, говорит Виктор, и 8 тыс. «Прелесть эпизода в том, что ты не целую смену работаешь, как в массовке, а приезжаешь только на свою сцену. И отношение к тебе другое, — добавляет Астахов. — Ты пользуешься актерским буфетом, а может, у тебя даже есть свой вагончик». «Если требуется записать пробы, — говорит он, — я всегда пишу. Но и от массовочных тем не отказываюсь. Я не считаю, что я великий актер и должен ждать своего часа, чтобы заработать много денег на эпизоде».

Как железнодорожник, Виктор получает неплохую, по его словам, пенсию, однако среди актеров массовки есть люди, для которых эта работа может оказаться единственным источником дохода. Как они умудряются прожить, в сообществе АМС не понимает никто. «Может, они думают, что вот снимутся в кино, их увидят, заметят, и они станут потом великими актерами, но я таких случаев не знаю, — говорит Виктор. — Однако есть люди, которые из массовки выросли в хороших эпизодников. Бывает даже, режиссер их один раз увидел в эпизоде, пригласил на одну серию, а потом прописал их роль в остальных сериях. Вот есть такой актер, он как участковый милиционер буквально только что так в восьми сериях отснялся».

Среди эпизодических ролей самого Астахова за эти годы было несколько, как он говорит, удачных. Правда, по какому-то стечению обстоятельств «эти удачи в само кино не вошли» — даже эпизод в «Даме пик» Лунгина, в котором его персонаж расцеловывается с героиней Ксении Раппопорт. В фильм эта сцена не попала, хоть ее переснимали 18 раз. «Вообще, — поясняет Виктор, — материала в кино снимают на два, три, а может, четыре фильма. Снимают даже несколько параллельных сюжетных линий. Иногда кажется, что, когда начинают снимать кино, они сами не знают, куда их кривая выведет».

Хардкор

«Люди, которые ходят сниматься в массовке, — это какой-то отдельный социальный пласт, — говорит кастинг-директор Анна Носуль. — Они всю неделю себе расписывают. Даже сидя на площадке, звонят бригадирам: „Слушай, у меня отменилась смена на том-то проекте, я могу к тебе прийти“. Они друг с другом делятся информацией: вот, мол, завтра идет добор на такой-то проект — и тут же прямо с площадки начинают звонить, посылать свои заявки. Для них это полноценная работа. И все они себя считают полноценной частью киномира, достаточно послушать их разговоры: „Ой, а ты видел, как оператор кадр построил?“, „А этот как отыграл! Ну ведь мог бы лучше, ну что такое?“ Они все такие профессионалы, так во всем разбираются. И это очень мило».

Анна начинала работу в кино в качестве бригадира массовки и сразу оказалась на сериале «Школа» Валерии Гай Германики: «Я тогда еще не знала, насколько это тяжелая работа. У меня же не было ни базы, ни знакомств, ни связей. И меня никто ничему не учил, просто: „Пойди и добудь аленький цветочек“. А потом оказывается, на завтра надо найти 60 детей». В тот момент ей было 23 года. Для «Школы» Анне приходилось искать не только абстрактных детей, но и специфические типажи, например эмо и скинхедов. «Я на улице выцепляла людей и говорила: вот такие дела, где ваше сообщество? Они мне давали контакты, я с ними связывалась».

Со скинхедами для сцены драки на бульваре в «Школе» вышло не очень. «Как-то так сложилось, что я нашла настоящих скинхедов, главарей двух группировок, и договорилась, что один своих подтянет, а другой — своих. Приезжаю на площадку, ко мне подходит первый и говорит: „Ань, ты понимаешь, что ты сделала? Мы с ними воюем. Ты сейчас отснимешь свое кино, а мы тут друг друга поубиваем“. Этот ушел, приходит второй, говорит: „Ань, а ты в курсе?“ А я в курсе уже. Ну, что ж делать, я подхожу к полицейским, которые оцепление для съемок выставили, и говорю: „У меня тут форс-мажор. Непредвиденный Армагеддон. Давайте на всякий случай проверим ребят“. И мы их выстроили в ряд: сначала одну группировку, потом другую — и действительно собрали огромнейший пакет всяких ножиков, кастетов и остального».

Скинхеды со съемки тогда ушли едва ли не в обнимку, но непредвиденного Армагеддона в работе бригадиров хватает: артисты могут напиться на площадке, начать буянить. «Еще они все время ноют, что им холодно, что они хотят писать, что они хотят есть, — рассказывает Носуль. — В случае переработки, а их массовке оплачивает далеко не каждый проект, они начинают психовать, уходить. В кадре просто тают люди». Из-за того что обязательства с АМС, как правило, оформлены лишь на словах, на любую массовую съемку приходится искать людей с запасом. «Если ты вызываешь 100 человек, на площадку придет 60. И если продюсер, режиссер, второй режиссер требуют, чтобы на площадке было жестко 350 человек, то надо вызывать 400 или 450». Когда Носуль уже была начальником нескольких бригадиров, для съемок одного из фильмов франшизы «Бой с тенью» требовалось 500 человек массовки, а на площадку явилось только 350. Анне пришлось отправлять ассистентов набирать недостающих людей на Киевском вокзале.

Несмотря на то, что Носуль давно не имеет к массовке отношения, максимум — утверждает как кастинг-директор пробы на эпизодические роли, она до сих пор видит на экране знакомые лица и спины. «Мало кто обращает внимание, кто там по фонам ходит в кино, а я вот обращаю. И если смотреть, то это одни и те же люди. И если вижу что-то новенькое, ни одного знакомого лица, то лезу проверять, и точно — снимали не в Москве».

«Никто не понимает, что это за люди и как можно за копейки так работать каждый день, — говорит она о завсегдатаях массовки. — Может, это просто такой пласт людей, которым много не нужно от жизни, которые умеют выживать на 30 — 40 тыс. в месяц. Кто-то сдает квартиру, у кого-то — пенсия, у кого-то — муж или жена зарабатывают. Но без них невозможно. Просто возьми любой великий фильм или сериал и убери массовку. Ведь пустое будет кино! Нереальное какое-то».


Автор: Алексей Асланянц

Иллюстратор: Александр Черепанов

Московская оторва попадает в монастырь. Завораживающая трансформация Насти Ивлеевой в руках Филиппа Янковского
В главных ролях:Анастасия Ивлеева, Филипп Янковский, Марк Эйдельштейн, Мария Миронова, Наталья Кудряшова
Режиссер:Александр Молочников
Смотрите по подписке

Смотрите также

Актеры массовых сцен, закуриваем!

Актеры массовых сцен, закуриваем!

6 ноября 20128
Отцовский Петербург: репортаж со съемок фильма «Гром: Трудное детство»
Смотрите на Кинопоиске

Отцовский Петербург: репортаж со съемок фильма «Гром: Трудное детство»

14 августа15
Художник-иллюстратор Оксана Недавняя — о пользе связей и работе над фильмом Джорджа Миллера «Три тысячи лет желаний»

Художник-иллюстратор Оксана Недавняя — о пользе связей и работе над фильмом Джорджа Миллера «Три тысячи лет желаний»

15 сентября5
Кто придумал «Эпидемию», «Топи» и «Выживших»? 7 наших шоураннеров и креативных продюсеров объясняют, как делается сериал

Кто придумал «Эпидемию», «Топи» и «Выживших»? 7 наших шоураннеров и креативных продюсеров объясняют, как делается сериал

28 декабря 202113

Главное сегодня

Интервью

Настя Ивлеева — о «Монастыре», психотерапии и Марине Абрамович

2 декабря24
Настя Ивлеева — о «Монастыре», психотерапии и Марине Абрамович
Наши топ-10 лучших сериалов. Бонусный выпуск!
В предыдущих сериях

ПодкастНаши топ-10 лучших сериалов. Бонусный выпуск!

3 декабря3
Полный список: сериалы с 100-го до 1-го

Полный список: сериалы с 100-го до 1-го

28 ноября192
Как Роберт Де Ниро из главного гангстера Голливуда превратился в забавного дедушку, но остался легендой?
Портрет героя

Как Роберт Де Ниро из главного гангстера Голливуда превратился в забавного дедушку, но остался легендой?

Вчера8
ЧМ-2022 — жара! Германия и Бельгия уже вылетели. Рассказываем, за кем следить дальше
Спорт

ЧМ-2022 — жара! Германия и Бельгия уже вылетели. Рассказываем, за кем следить дальше

3 декабря6
Писательницы в кино: 6 вдохновляющих фильмов и один сериал
Книги

Писательницы в кино: 6 вдохновляющих фильмов и один сериал

Вчера2
Список списков: как голосовали все участники опроса Кинопоиска

Список списков: как голосовали все участники опроса Кинопоиска

2 декабря12
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт. Возможность голосовать за комментарии станет доступна через 8 дней после регистрации