Вопрос из зала: «Он вам не Димон» — документальный фильм или нет?

Обсудить0

Эксперты в области документального кино изучили фильм с Алексеем Навальным и обнаружили в нем сознательный отказ от режиссуры, эстетику жеста, ставку на эмоции и лектора-звезду.

Неделю назад пользователи интернета обратили внимание, что фильм Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального «Он вам не Димон», посвященный якобы коррупционным схемам премьер-министра России Дмитрия Медведева, получил высокий пользовательский рейтинг на КиноПоиске. В настоящий момент 50-минутное расследование занимает седьмую строчку в списке популярных фильмов КиноПоиска, а его рейтинг составляет 9,574 балла из 10 возможных. Не вдаваясь в причины этого всплеска народной любви, КиноПоиск попросил российских специалистов в области документального кино ответить на вопрос: является ли картина «Он вам не Димон» документальным фильмом с формальной точки зрения или нет?

Виталий Манский

режиссер документального кино, президент фестиваля «Артдокфест»

Виталий МанскийВиталий Манский

Пару лет назад на «Артдокфесте» в конкурсе «Артдоксеть» в результате зрительского голосования в сети победил фильм «Чайка» условно тех же авторов. С большим отрывом победил. Скажу откровенно: в конкурсе были фильмы, которые с кинематографической точки зрения были куда более состоятельными, яркими, новаторскими и интересными. У меня там был свой фаворит, но он не выиграл приз.

Победа «Чайки» была абсолютно закономерна и связана с повышенной востребованностью данного фильма. Но рейтинги — это разговор особый. Давайте возьмем любой рейтинг, того же КиноПоиска, и посмотрим, какие там самые рейтинговые документальные фильмы. Ну, это уж точно будут не самые лучшие картины, признанные во всем мире шедеврами. Это ведь не фильм Герца Франка «Старше на десять минут», не фильм Годфри Реджио «Кояанискатси», не «Беловы» Виктора Косаковского. Пусть читатели не поленятся узнать, что это за фильмы. В рейтинге есть определенная дистанция от кинематографической составляющей. И если в рейтинге отечественных фильмов лидировал «Иван Васильевич меняет профессию», то это ведь не «Андрей Рублев». При обсуждении результатов голосования пользователей нужно всегда иметь в виду вот эту поправку.

Если же говорить о творческом потенциале команды Навального, то мне кажется, что «Он вам не Димон» сделан четче, убедительнее, деликатнее, изобретательнее, продуманнее, чем «Чайка». Бутылка, стоящая на заднем плане, там превращается в ружье, которое выстреливает во втором акте. Значит, авторы не забывают театральную драматургию. Главный актер более естественен и органичен. Кинематографически команда Навального развивается на наших глазах вполне успешно.

Теперь посмотрим на другие страны. Нигде в мире нет такой катастрофической ситуации, как в России. Конечно, существуют не менее коррумпированные страны. Например, Зимбабве — мне там пришлось побывать. Или просто страны с более тяжелым положением, как Северная Корея. Но там вообще невозможно распространение такого кино среди широкой аудитории. В Китае нет «Фейсбука» или других социальных сетей, которые могли бы распространять что-то не согласованное с властями. Там в поисковиках даже невозможно найти далай-ламу — забанено само слово. Россия в этом смысле — уникальная страна. При всех ее проблемах здесь есть возможности альтернативного существования. Поэтому такое кино есть, и оно очень востребовано.

Майкл МурМайкл Мур

Можно очень приблизительно сравнить «Он вам не Димон» с «Фаренгейтом 9/11» Майкла Мура, получившим «Золотую пальмовую ветвь», и я бы сказал, что «Димон» не хуже и не лучше, просто по бюджету скромнее, поэтому там студийная съемка, стендап-шоу. Но в принципе это же нечто вполне близкое. Иначе люди просто не досматривали бы его до конца. Ведь снимались же одновременно с «Иваном Васильевичем» другие комедии, а народ выбрал это. Видимо, у Гайдая был какой-то ключ к зрителю, и у Навального он тоже есть, как оказалось. Плюс табуированность темы в других медиа тоже серьезно влияет на зрительский интерес. Люди нуждаются в более объемной информации, чем та линейная, которой нас окружают официальные СМИ.

Виктория Белопольская

кинокритик, программный директор фестиваля «Артдокфест»

Конечно, это не фильм, а фильм-статья. Его можно было бы опубликовать в журнале с картинками или в газете на полосу. Фильм — это просто форма, доступная видеопоколению, ориентированному не на вербальность, а на визуальность.

Давайте посмотрим на другие страны. Например, у Алекса Гибни или Майкла Мура есть пусть и спорная, но все же очевидная образная система, которая воздействует на зрителя, помимо информации. Художественное решение. У Майкла Мура это присутствие самого Мура в кадре как расследующего героя и создание в результате определенной атмосферы. Мне даже кажется, что провинциальный простак, которого он разыгрывает, — это и есть смысл и пафос его фильмов в большей степени, чем смысл провозглашаемых им фактов. Ценность в том, что факты находит именно такой человек в кадре. «Эк он их!» — думает зритель.

В случае с Гибни нужно сразу говорить о профессиональной режиссуре, создании атмосферы с помощью монтажа: тут и детали в кадре, и сочетание закадрового и внутрикадрового. В «Димоне» есть только эмоциональное воздействие информацией в довольно агрессивной, нахрапистой форме. Здесь авторы, на мой взгляд, принципиально отказались от того, что называется режиссурой. А у упомянутых мной американских авторов режиссура солирует.

Алексей Навальный в фильме «Он вам не Димон»Алексей Навальный в фильме «Он вам не Димон»

Понятно, что в России многим это сложно оценить, потому что жанра документальных политических расследований у нас практически нет. Зато есть большой пласт русскоязычного кино этого направления в других странах, например в Израиле. У нас на «Артдокфесте» был фильм Влади Антоневича «Кредит на убийство» — настоящий детектив, расследующий связь российской власти и русских националистов. Александр Гентелев, давно проживающий в Израиле, делает фильмы с немецкими продюсерами, скажем, про воровство в рамках подготовки к Олимпиаде в Сочи или про связи политических структур с криминальными. У него было блестящее расследование «Рейдеры» о том, как российская власть временами занимается самым настоящим рейдерством. Везде, где есть русская культура, делаются такие фильмы, просто в самой России это практически невозможно.

Елена Стишова

кинокритик, редактор журнала «Искусство кино»

Я смотрела этот фильм только один раз, но он произвел на меня такое сильное впечатление, что несколькими днями позже, когда я отвечала на анкету очень уважаемого журнала «Искусства кино», который опросил критиков и культурологов по поводу левого и правого искусства в наше время, то написала следующее. Совершенно понятно, что правое искусство долгое время скрывало свою истинную сущность, позиционируя себя как мирное, противопоставляя себя революциям, в отношении которых мы имели печальный опыт. Но сейчас правое и левое поменялись местами. И в том пункте анкеты, где нужно было прокомментировать левые фильмы, я ответила, что единственным артефактом левого направления сегодня я считаю фильм, снятый соратниками Навального, который посмотрела на YouTube — «Он вам не Димон».

Я не вхожу в тонкости левого искусства и делаю это абсолютно сознательно, потому что левое искусство — это прежде всего жест. Конечно, эстетика нигде не отменяется, но жест, позиционирующий себя как удар слева, мне представляется очень значительным в нашей ситуации, где уже никто не понимает, где левая и где правая сторона. Публика запуталась в этом, и дело критиков и культурологов — разобраться в происходящем.

«Дурак»«Дурак»

Я помню, что, когда практически одновременно вышли два абсолютно левоцентристских фильма, «Левиафан» и «Дурак», у первого был хотя бы какой-то зрительский успех, потому что его антиреклама сработала как реклама, а «Дурак» ее не имел. Я была поражена тем, что публика совершенно на все это не среагировала. Но за эти годы поняла, что если фильм не втискивать буквально силком в рот, никто его глотать не будет. Сейчас не те времена, когда мы гоняемся за левым жестом и готовы ехать часами на электричке из Москвы, чтобы посмотреть Тарковского и Смирнова. «Левиафан» и «Дурак» не сделали погоды. По количеству просмотров «Он вам не Димон» переиграл их обоих. Мне кажется, что он значительно повлиял на ситуацию. Поэтому я и смогла назвать его единственным левым фильмом в нынешний момент.

Андрей Шемякин

кинокритик, ведущий телепрограммы «Документальная камера» на канале «Культура»

Я фильм не смотрел, потому что чисто пропагандистские вещи, как правило, не смотрю. Это социальная реклама. Они рассчитаны на определенный эффект, который можно интерпретировать, но относиться к нему как к эстетическому факту я бы не стал.

Такого рода картины, претендующие на то, чтобы быть протестными, — это как бы социологический щуп. Они обречены на успех, поскольку речь идет о политике, который одновременно является медийной персоной. Одно дело — взять никому не известную женщину и снять о ней фильм, как, например, современная классика «Извините, что живу» Алексея Погребного. Каждый смотрит этот фильм и видит в нем что-то свое. И другое дело, скажем, если говорить о высокопрофессиональной журналистике, как интервью Путина для CNN, которое сразу набирает миллионы просмотров, но эти результаты говорят только о качестве коммуникации и о фигуре.

Социальный посыл всегда будет поддержан в обществе, которое предельно политизировано, как наше. В 1980-е, когда началась перестройка, хотелось совсем другого. Хотелось, чтобы вместе с частной собственностью люди получили пространство личной жизни, но оно не возникло, потому что государство сохранило монополию на экономику, и в этом по большому счету печальный итог прошедших 25 лет. Реновация — характерный пример обратного хода: собственность не у людей, а у государства. И тут создается фильм, который вроде как указывает на виноватого.

Борис Ельцин и Александр СокуровБорис Ельцин и Александр Сокуров

Но если писать о такой картине, то как о социальном феномене безотносительно качества. И здесь есть свои табу. Раньше многих тем уважающий себя критик вообще не смел касаться, чтобы его не посчитали официозным. Скажем, нельзя было уважающему себя режиссеру снимать фильм о советском вожде, пусть даже опальном, а критику — об этом писать. А. Н. Сокуров это табу отменил, сняв Б. Н. Ельцина в «Советской элегии». Теперь все наоборот. Теперь в моде антиофициоз вместо полноты бытия. Никакой эволюции, из крайности в крайность. И это, с моей точки зрения, опять несвобода. Теперь уже больше внутренняя, чем внешняя.

Ольга Шервуд

кинокритик

Конечно, это не фильм, а публицистика в картинках. Но поскольку это всех интересует, его все смотрят. Конечно, там есть своя драматургия, но она ничем не отличается от драматургии любого публицистического расследовательского текста. Относить это к кинематографу политического расследования я бы не стала. Здесь не просто нет художественного образа, но нет даже малейшей попытки его создать. Нет киногении. Но это никак не умаляет значимости этого фильма для публики, которая сразу среагировала и показала, что если тема интересная, то и 23 миллиона зрителей легко наберется. Кроме того, у Навального все очень хорошо с логикой, и поэтому у зрителя не возникает ощущения, что им манипулируют. Кажется, что он действительно расследует и доказывает. В США он получил бы за такой фильм Пулитцеровскую премию.

Смотрите также

Вопрос из зала: Куда пропал соавтор трилогии «Назад в будущее» Боб Гейл?

25 мая 2017

Вопрос из зала: Сколько стоит сходить на «Оскар»?

9 марта 2017

Главное сегодня

«Секс, ложь и видео»: Фильм, который изменил все

Вчера

«Зеленая книга» взяла главный приз Гильдии продюсеров

Сегодня

Как Вонг Кар-Вай пишет кино светом

Вчера

Любовники, детективы и подводники: Что смотреть дома в выходные

18 января

Тест: Какая вы личность в фильме «Стекло»?

18 января

Голливуд утомил: Каким был 2018 год для российского проката

18 января

Эпизод «Маши и Медведя» внесли в Книгу рекордов Гиннесса

18 января
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт