всё о любом фильме:

Кояанискатси

Koyaanisqatsi
год
страна
слоган«Until now, you've never really seen the world you live in»
режиссерГодфри Реджио
сценарийРон Фрике, Михаэль Хёниг, Годфри Реджио, ...
продюсерГодфри Реджио, Фрэнсис Форд Коппола, Мэл Лоуренс, ...
операторРон Фрике
композиторФилип Гласс
монтажРон Фрике, Элтон Валпоул
жанр документальный, музыка, ... слова
сборы в США
зрители
США  547.3 тыс.
премьера (мир)
время87 мин. / 01:27
Номинации:
«Koyaanisqatsi» — с языка индейцев племени хопи — это безумная жизнь, беспорядочная жизнь, жизнь на грани распада, жизнь вне баланса, жизнь, требующая изменений во имя продолжения жизни…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
89%
16 + 2 = 18
8.0
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм «Кояанискатси» создавался 6 лет. 3 года ушло на съемки. Остальные три года были потрачены Годфри Реджио и Филипом Глассом на написание музыки к фильму, на монтаж и на подгонку их друг к другу.
    • Годфри Реджио изначально хотел пригласить Филипа Гласса в качестве композитора фильма. Он вышел на Гласса через общих знакомых, но композитор заявил: «Я не пишу музыку для фильмов». Однако после долгих уговоров и специального закрытого показа пробного монтажа фильма с использованием музыки Гласса, тот в конце концов согласился написать саундтрек к фильму. Это вылилось в первый коммерческий успех композитора, который в последствии написал музыку для всех последующих фильмов трилогии «Катси».
    • Изначально Реджио хотел вставить в титры аутентичный символ, плохо поддающийся трактовке, но потом решил, что никто не поймет и не оценит.
    • Филип Гласс условно разделил фильм на 12 примерно равных частей и написал для каждой индивидуальную музыкальную тему. Когда Реджио увидел и услышал конечный результат, он пришел в ужас от подобного прагматизма и заново перемонтировал фильм, чтобы картинка соответствовала звуку.
    • Поначалу права на фильм принадлежали кинокомпании Фрэнсиса Форда Копполы «American Zoetrope». Когда компания обанкротилась, права перешли компании «PolyGram». Но и «Полиграм» недолго просуществовала. Сейчас права принадлежат корпорации «MGM».
    • В фильме есть одна сцена, изображающая горную цепь. Она была отдана режиссеру кинокомпанией MacGillivray-Freeman Films. Это сцена, оставшаяся после съемок «Сияния» (1980).
    • еще 3 факта
    Трейлер 02:16

    файл добавилaaa1

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Появление этой ленты 42-летнего Годфри Реджо, который снимал её полулюбительски, в течение шести лет, и лишь на финальной стадии получил поддержку Фрэнсиса Форда Копполы, благословившего фильм к выпуску в прокат, было почти подобно пришествию инопланетян или же людей из прежней «высокой цивилизации». Словно произошло открытие «суматошной жизни, потерявшей равновесие, расколотой на куски, или совсем иного способа жизни». Всё это как раз и означает слово «кояанискатси», позаимствованное у индейцев племени хопи, которые некогда жили на юго-западе нынешней территории США. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 14 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    В относительно далеком 2010-м году просматривая список новых добавленных в хостинг фильмов для скачивания, я обнаружил непонятные для себя названия трех фильмов с одинаковыми окончаниями. Втроем они образовывали так называемую трилогию «катси». Так как я любитель непонятного и неизвестного, долго не думая, решил посмотреть данную трилогию. Безусловно, предварительно я узнал общую информацию о трилогии. Что ж, конкретно и спокойно я решил ознакомиться с этими творениями Годфри Реджио только сейчас.

    Первый фильм — «Кояанискатси». Слово «катси» можно перевести как «жизнь». Да, жизнь, как она есть. И в первой части трилогии жизнь демонстрируется сумасшедшая. Жизнь беспокойная. Жизнь, выведенная из баланса. В погоне за прогрессом, за нескончаемым потреблением, за порабощением природы человек давно уже перешел всевозможные границы. Хоть картина и вышла в 1982-м году, и поныне Земля продолжает ощущать все небезопасные для неё деяния людей, как и в фильме того года. Взрывы гремят, реки загрязняются, деревья рубятся. Флора и фауна всё больше страдают от посягательств человека. На вопрос «когда же это всё закончится?» никто определенного ответа дать не сможет. Человек все равно и дальше будет потреблять, производить, разрушать, создавать, а еще и уничтожать.

    До сих пор нет официальной версии о том, как появились люди на Земле. То глина, то обезьяна, то Сила Божья. Но это как-то теряет свою значимость по сравнению с тем, что людям дарована возможность пользоваться разумом, то есть мозгами. И до чего только не додумаются же эти мозги…

    Годфри Реджио воистину создал уникальное кинополотно, которое без каких-либо слов понятно передает всё то, что оно хотело передать. Конечно, каждый зритель, сумевший достичь финальных титров и принять для себя «Кояанискатси», поймет фильм исключительно по-своему. Он, уверен, на то и создан, чтобы вызывать у зрителей эмоции, чтобы они не зевали во время просмотра, чтобы они чуть ли не с открытыми ртами наблюдали за ускоренными передвижениями объектов на экране. Не считаю, что «жизнь, потерявшая равновесие» стремится раскрыть всем глаза на то, что творит человек, и к чему это приводит. Фильм демонстрирует одновременно и страх, и трепет. И ужас, и восхищение. И оцепенение, и возбуждение. Нет никакого покоя — есть лишь эмоции. А свои эмоции вряд ли будут обманывать вас.

    6 лет. Это время, потраченное на создание данного документального кино. Только вдумайтесь! В наши дни студии-мэйджоры стремятся так поспеть к своим срокам, что требуют от режиссеров «скороспелый продукт». Не всегда приводит это к ожидаемому успеху. Но все-таки до чего нужно быть таким вот профессионалом, чтобы терпеливо и кропотливо собирать по кусочкам фильм, идущий всего лишь 1 час и 22 минуты! Много ли таких преданных своему делу мастеров, не ждущих от своих творений многомиллионных кассовых сборов, а ожидающих обратной связи от зрителей, которые сумели выстроить «диалог» с создателем произведения?

    Признаюсь, я действительно сидел с раскрытым ртом, когда, не моргая, наблюдал за тем бешеным ритмом жизни этаких цивилизованных людей, показываемой по ту сторону экрана. Люди каждый день так копошатся по огромным мегаполисам, что аналогия с цивилизацией муравьев всплывает разом. Люди успевают делать всё. Вот абсолютно всё. Передохнув всего ничего, они дальше продолжают что-то создавать да что-то и разрушать. Эпизоды со взрывом огромных пустых многоэтажек пугают хорошенько так своей масштабностью. А также своим лейтмотивом, заключающимся в следующей простецкой фразе: не парься. Современная западная модель постоянно выдает свои постулаты о том, что нужно успевать везде и всегда. Успеть позавтракать, успеть узнать новости, успеть отвезти детей в школу, успеть посидеть в туалете, успеть пообедать, успеть поработать, успеть заняться с кем-нибудь сексом, успеть на презентацию, успеть оплатить счета, успеть заказать столик в ресторане. И все равно, что может возникнуть стресс. Важно успеть сделать всё до этого стресса.

    Выстроив себе бетонные джунгли в виде громадных мегаполисов, люди стараются отделиться от природы. Да чем дальше, тем лучше. Ведь в мегаполисных домах есть интернет, микроволновка, стиральная машинка, мобильная связь и много чего другого. И достигло человечество такого уровня, что без технологий никуда. Но об этом подробнее в третьей части трилогии — «Накойкатси». В таких закрытых инкубаторах люди стремятся рваться вперед, еще дальше за прогрессом, чтобы человечеству жилось легче. А не кажется ли вам, что с каждыми новыми десятилетиями людям живется не легче? И это не касается денежных вопросов.

    Фильм «Кояанискатси» создан для размышлений. Он создан для пробуждения эмоций. Он создан для людей. Прошло уже 30 лет с момента выхода фильма в прокат. Но в чем сомневаться не приходится, так это в том, что творение Годфри Реджио никогда не постареет и не покроется пылью. Никогда. И еще раз: никогда. Кинематографу нужны такие «детища». Они нужны и всему человечеству.

    10 из 10

    19 марта 2013 | 00:02

    Здесь пляшет смерть сама… И вот среди разгула
    Подпрыгнул к небесам взбесившийся скелет:
    Порывом вихревым его с подмостков сдуло,
    Но не избавился он от веревки, нет!


    Артюр Рембо

    В начале сотворил Бог небо и землю. И увидел Бог, что это хорошо. И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И увидел Бог, что это хорошо. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его. И явились миру Адам и жена его, и все испортили. Спустя тысячелетия экстравагантный американский документалист Годфри Реджио замутил величественное кино с индейским названием. Кажется, именно тогда, сразу после знакомства со стариком Фрэнсисом, режиссер покинул Землю, нашел себе планету попроще, и сидит теперь там, на своей Луне, кустарит продолжения культового дебюта, созерцает инопланетную пыль, выпивает сам с собой и не знает горя.

    Но в сторону авторскую биографию, оставим ее мастерам ЖЗЛ и поговорим о его творении, которое являет собой не кино, а, скорее, эсхатологическую инсталляцию по мотивам кромешного безумия современного мира. Проявляясь спорадическим белым шумом, и зарисовками из жизни тропосферы, этот медитативный лоукост гипнотического действия постреливает выразительно бездушными портретами детей большого города и суетой сует. Тяжелой артиллерией выступает милитаризм, визуализированный танками. Или истребителями. Или крылатыми ракетами. Или авианосцами. Ах, да что за важность! Милитаризм всегда плох. В сущности, это такой «Film socialisme» без фильма, социализма и фирменных годаровских ухмылочек. Все очень серьезно — каменистые пейзажи проплывают мимо птичьим полетом, а за кадром жужжит и тренькает Филип Гласс.

    Камера парит, демонстрируя зрителю многочисленные красоты с пещерами, каньонами и туманной далью, переплетение человеческих лиц венчается протянутой рукой нищего, а подсвеченная неоном скоростная урбанистика заколачивает содержательную эксплуатацию быстрой перемоткой — приемом до того пошлым, что временами очень хочется последовать скверному режиссерскому примеру и подвергнуть этой самой перемотке его фильм. С другой стороны, чистейшей прелести тут все же больше монтажного жульничества — вступительный красный пунктир проклевывается титром, наскальная живопись прорастает ядерным грибом, а вкрадчивые поначалу виды городов всходят упадочным строительным мусором и порочными типовыми многоэтажками. И так далее, и так далее — пластмассовый мир победил, спресованные в жилье груды бетона рассыпаются карточным домиком, небо отражается в небоскребах, а содружество зловещего трактора и омерзительных высоковольтных линий аргументирует необходимость живительного луддизма.

    Выступая в амплуа ворона из стихотворения Эдгара Аллана По, Реджио воспроизводит поэтическую красоту безбрежных вод океана, красных камней и горячего пара гейзеров, и утверждает разумную жизнь здорово переоцененным феноменом, жонглируя лозунгами разной степени потертости. Впрочем, стоит только посмотреть вокруг, и мы увидим — Земля устроена вполне превосходно и без живых организмов, да и какой-нибудь Марс едва ли украсят заводы и супермаркеты. Не говоря уже о том, что люди даже из науки (представленной здесь специальной теорией относительности) умудрились вылепить черт знает что — микроскопами мы забиваем гвозди, а горючую воду для фокусов пьем, чтобы было не так скучно жить. Не нужно только усматривать в «Кояанискатси» гимн благородному дикарству — можно, конечно, уехать в какую-нибудь Новую Каледонию, высвечивать голой задницей, обмазываться грязью в день праздника урожая и наслаждаться единением с природой иными способами, но едва ли подобный порыв приведет к сколько-нибудь удовлетворительным результатам.

    В конце концов, проповедуя urbi et orbi, что ваш Тайлер Дерден, режиссер констатирует не столько душеполезность первобытности, сколько удручающий регресс ценностей и идеалов, выражающийся в бесплодной погоне за симулякрами и миражами. Зачем стадам дары свободы? Зачем им надежда? Зачем им, наконец, утерянный рай? Впрочем, стада это еще ничего, терпимо — здесь социум представлен скорее пчелиным ульем, бессмысленным и беспощадным, а житие населяющих улей пчел демонстрируется откровенно издевательскими ракурсами самого энтомологического толка. Все родники уж давненько отравлены отребьем, самый увесистый камень, брошенный в болото, не расшевелит сонную торфяную тишь, и Бог навсегда оставил этот проклятый край, и незачем рассчитывать на post tenebras lux.

    Да, Реджио здорово преуспел в резюмирующей части своего душераздирающего послания — отъезжая все выше, «Кояанискатси» проявляется подлинной печалью и неподдельным ужасом, без ГМО и экологической фанаберии. Но публика слишком долго вдыхала тяжелый туман и теперь не желает верить во что-нибудь, кроме дождя. А ведь люди рождаются вовсе не для того, чтобы жрать, спать и трахаться — люди могут созидать, любить, даже творить, но только при условии, что они сами заинтересованы в этом. В противном случае мы очень скоро увидим, что битва проиграна, и человечество это просто куча скелетов, оснащенных мясом, внутренними органами и прочими анатомическими подробностями, а вся великая мистерия жизни — лишь унылая, безотрадная и темная ночь.

    Что ж, доброй ночи. Доброй ночи и удачи нам всем.

    19 сентября 2012 | 22:40

    «Кояанискатси» — это документальный фильм режиссера-монаха (14 лет молился потом вдруг решил фильм снять), который пытается показать какие же мы сволочи люди, всю Землю поработили своими машинами-убийцами и техникой, бездушное стадо самовлюбленных суетливых муравьев-полубогов…

    Фильм состоит из 3-х частей: Первая показывает Землю в ее первозданном виде (без людского вмешательства) — это и величественные водопады и пустыни, и горы; вся мощь чистой природы. Вторая часть с людьми и их изобретениями — тут уже живые только люди можно сказать… остальное все технологии, дороги, небоскребы, вооружения и т. п. Изнасилованная Земля. Третья часть должна была разуверить нас, что мы паразиты — но вот тут то и слабая сторона фильма. Не верю, что я сволочь… мало доводов приводит монах. А вообще задумайтесь: вас можно взять, выкинуть в море «голым» и вы побарахтаетесь и сдохните, даже если на работе вы конструировали подводные лодки).

    *Мое мнение*
    Знаете такого рода рассуждений много… Да мы все прекрасно понимаем, что так нельзя (только и делать, что сосать нефть и радоваться) и т. д. и т. п. НО человечество не только вредит, не только придумывает очередные кольты, болты, форды!

    Я думаю, что самое прекрасное из искусственного, больше сотворенного не руками человека — а разумом, это Искусство. Различное — изобразительное, театральное, кинематографическое, вероисповедальное направление (почему бы и нет?) и другие…

    Правда иронично, что монах показывает свое мировоззрение как раз через кинематограф? А значит и где-то во всем злом есть что-то доброе…

    9 из 10

    12 апреля 2009 | 21:29

    Люди, ну не полтора же часа смотреть на заевшую пластинку. Никак не смог разглядеть никакой гениальности, ни на какие мысли меня эта картина не наталкивает и особого смыла не увидел — проспал пол фильма, потом выключил, тягомотина страшная.

    Может если скомпоновать весь фильм в минут шесть, ну от силы в десять, то тогда это произведение представляло из себя некое поучительное наводящее тоску зрелище.

    Но если авторы считают, что они затратили на вынашивание данного произведения 6 лет (блин это ШЕСТЬ лет безмолвных сухих документальных кадров) то и зрители должны выкинуть полтора часа своей жизни. Нет. Я пас.

    Хотя судя по отзывам — почти всем понравилось, не знаю, может мода такая…

    24 апреля 2013 | 15:34

    Save the Planet — Kill yourself !» или «Выводы по фильму Koyaanisqatsi»

    Фильм начинается с красивых показов жизни нашей планеты. Показаны многовековые горы и ландшафты, созданные матушкой природой на протяжении многих миллионов лет. Очень захватывает воспроизведение в ускоренном режиме течения облаков. Красивые съёмки пейзажей, рек, водопадов, озёр, гор, островов, каньонов и т. д. Фильм пытается показать нам насколько красива наша Планета, и насколько она многогранна, что всё в ней не случайно, всё имеет своё предназначение. А самое главное — как же всё красиво и гармонично в ней!

    Затем фильм резко переключается на людей. Это переключение сопровождается и зловещей музыкой. Ведь человек показан как губитель природы: огромные машины создают искусственные ландшафты, озёра, взрывают горы и роют карьеры. Человек уродует Землю и делает это сугубо в своих интересах. Он строит плотины, электростанции, заводы, фабрики и т. д. Человек придумывает оружие (атомные и водородные бомбы), войны, уничтожение себе подобных! Затем нас ждёт нарезка кадров из жизни мегаполисов. Должен признаться, очень понравились именно эти съёмки. Они тоже воспроизведены в ускоренном режиме и это создаёт эффект улья или муравейника. Но с одним существенным отличием: человек в отличие от насекомых, приносящих пользу природе, занят только собой и думает только о себе! Koyaanisqatsi переводится как: сумасшедшая; несбалансированная жизнь. Очень подходящее название.

    В фильме показано всё: нищета, безработица, богатство, роскошь, вредные привычки, проституция, зависимость от азартных игр и развлечений. И как же всё это смешно и одновременно тошно выглядит. Мы придумываем электронику, технологии, ракеты, самолёты, строим целые города, хитросплетённые автострады, промышленность… А какую пользу мы приносим природе? А можем ли мы защитить себя от самой природы? Ответ в конце фильма красноречив — НЕТ! Человек — ничто и всегда им было. Планеты жила без нас и с удовольствием бы так и жила дальше. И пока человек это не поймёт и не начнёт понимать и уважать природу, добра и благодати ему от неё ждать не стоит…

    А досмотрев фильм до конца, понимаешь, что можно было и не писать выводы. Они и так написаны:

    Если мы стираем с лица земли её же ценности — мы приглашаем несчастье!

    В день ритуального очищения небо основательно затянется.

    Однажды небо может струсить пепел, который сожжёт землю и вскипятит океаны.

    10 декабря 2009 | 00:04

    Шесть лет кропотливой работы. Тридцать пять тысяч метров израсходованной кинопленки. Натурные видеосъемки, исследование архивов в поисках уникальных кадров, монтаж, создание оригинального саундтрека… Итог — экспериментальное новаторское кинооткровение, созданное усилиями режиссера Годфри Реджио, оператора Рона Фрика и композитора Филипа Гласса. «Кояанискатси», полностью лишенный диалогов и закадрового текста, оказывает магическое воздействие на подсознание идеальным видеорядом и мощным музыкальным сопровождением. Фильм как гипноз. Фильм как полуторачасовое резюме результатов человеческой деятельности. Фильм как приговор беспорядочной жизни, жизни, утратившей равновесие в ее сумасшедшем ритме.

    Конфликт между непознаваемым совершенством законов мироздания и человеком порабощающим вытекает в тенденциозное противопоставление гармонии Природы безумию больших городов. Медитативное интро демонстрирует естественную красоту пустынных каньонов и сияющих рек, но с ускорением темпа съёмки меняется и изначальный ландшафт. Так идеальное в своей первозданности тело Земли постепенно покрывается шрамами скоростных дорог, уродливыми папилломами небоскребов и незаживающими ранами, нанесенными ресурсодобывающими предприятиями. То пришел человек. Агрессор. Завоеватель. Хозяин мира, живущий по олимпийскому принципу «Citius, altius, fortius!» В бешеном ритме люди перемещаются по урбанистическим локациям, безостановочно работают конвейеры, автомобили сливаются в неразличимый поток.

    В наш век высоких технологий и больших скоростей, человек утратил связь с природой. Он перестал быть любящим сыном вскормившей его матери, утратил почтение к ней. Человек перестал с благодарностью принимать то, что ему даровалось, взамен чего начал, подобно наркоману со стажем, бесстыдно отбирать бережно отложенное на «черный день». Родительская любовь слепа, но любому терпению рано или поздно приходит конец. Нарастает активность природных катаклизмов: землетрясений, извержений вулканов, цунами, наводнений, ураганов. Вероятно, человечество исчерпало свой лимит доверия, и природе остается только нанести ответный удар. А опыт, наработанный на истреблении не в меру обнаглевших динозавров, уже имеется. Остается наблюдать, какая казнь уготована homo sapiens’ам.

    Хотя, может, все не так просто. Одно из пророчеств индейцев хопи, на котором режиссер делает акцент, гласит: «Если мы будем выкапывать богатства из земли, мы навлечем беду». Что ж, беду мы навлекли. Но велика вероятность того, что матушка-природа не станет насильственно избавляться от человечества, нарушившего симбиотический баланс, начав паразитировать на теле третей планеты Солнечной системы. Возможно, нам позволят самоустраниться, выполнив предназначение, сформулированное Ламарком: уничтожить свой род, предварительно сделав земной шар непригодным для обитания. Все, что создается человеком, так же успешно им разрушается, и этот процесс наглядно показан в фильме Реджио: целый жилой квартал отдается под снос, военная авиация бомбит города, и — апофеозом всего — величественно распускается ядерный гриб.

    Но человек разрушает не только объекты материального мира — он разрушает себя, становясь рабом новых технологий. Прогресс до чего только не дошел. Тем, что чью-то маму и там, и тут показывают, уже никого не удивить. Перистые облака вспарывают железобетонные стрелы небоскребов, небесную синь полосуют своими брюхами авиалайнеры, и весь мир открывается перед глазами одним нажатием клавиши на компьютере. И этого мало, нужно больше. Ритм жизни в мегаполисах с каждым годом лишь ускоряется. Бесконечный круговорот производства и потребления, хаотичные миграции толп людей, ведомых какими-то целями, но в глобальном смысле, при отстраненном взгляде извне, лишенное всякого резона. Заработать, чтобы купить, заработать больше, чтобы купить больше. Упаковать себя в изготовленные на конвейере джинсы, как на близлежащем мясокомбинате упаковывают в целлофан одинаково целлюлозные сосиски. Стать обезличенным электронным компонентом на микросхеме города. Бежать, лететь, бояться опоздать, бояться не успеть, бояться перестать соответствовать молниеносно меняющемуся духу времени. Творить, совершенствовать, ломать и выбрасывать устаревшее, создавать новое… Быстрее, выше, сильнее…

    Ближе к финалу картины фантастическая скорость, с которой перемещаются частицы урбанистического муравейника, оказывает психоделическое воздействие. И тем сильнее оказывается эффект резкого замедления повествования. Семь минут, чтобы вглядеться в пустые, растерянные лица людей, вырванных из привычного круговорота сиюминутных потребностей. Семь минут для того, чтобы вспомнить, что есть вещи на порядок выше… Еще бы вспомнить, что это за вещи. И пять минут, чтобы проследить за свободным падением горящего двигателя взорвавшейся ракеты. Пять минут как знак, что Икар подлетел слишком близко к Солнцу, Страшный Суд грядет, и мир, в котором отношения обесцениваются, а Сникерс дорожает, скоро полетит в тартарары.

    20 сентября 2012 | 03:06

    «If we dig precious things from the land, we will invite disaster»

    На протяжении всей своей сознательной истории человечество постоянно приходило к попыткам осознания собственного пути к намеченной цели и цены, которую оно собирается заплатить в своём стремлении. Ответственны ли мы за свершаемое? К чему мы стремимся? Что, в итоге, есть человек на этом пути?

    В 14-летнем возрасте Годфри Реджио принимает постриг и на четырнадцать следующих лет своей жизни становится членом монашеского ордена. Итогом этого жизненного периода стала активная общественная деятельность, а его вновь обретённые идеалы нашли воплощение в известной экспериментальной документальной трилогии «Кацци», которая представила его взгляд на природу современного мира, живущего технологическим прогрессом.

    «Near the day of Purification, there will be cobwebs spun back and forth in the sky.»

    «Коянискацци» представляет собой полноценный и оригинальный фильм-противопоставление. Начавшись с кадров наскальной живописи — первого проявления творческого потенциала человечества, и взлёта ракеты — вершины человеческой изобретательности, картина завершается практически той же сценой, замыкающей магический круг. Начало и финал связывают около полутора часов документальных и архивных съёмок. Основная идея ленты — взлёт и падение — подводит под ними черту.

    Основным инструментом режиссёру послужили приёмы ускоренной и замедленной съёмки. Реджио показывает привычные нам вещи в необычном течении времени, тем самым обращая внимание на детали, подчёркивая величие, грандиозность или красоту явлений жизни. Природа противопоставляется военной машине. Бесконечный поток машин и людей — механической рутине конвейера. Подчас подобные сравнения заставляют усмехнуться, иногда — ужаснуться, но обнажающие боль несовершенного в социальном плане мира кадры трущоб и пустых городских кварталов, идущих под снос, лица людей из бесконечного людского потока подталкивают к осознанию собственной жизни и к переосмыслению ценностей, выводящих её из изначального равновесия.

    «A container of ashes might one day be thrown from the sky, which could burn the land and boil the oceans.»

    Многие годы фильм не издавался ни на каких носителях, а исполнялся в живую, как концерт Филипа Гласса, ставшего к настоящему времени живым классиком. Это как нельзя лучше представляет огромную, можно даже сказать фундаментальную роль, которую играет музыка в данной картине. Минималистский саундтрек представляет собой живое дополнение к визуальному ряду, производя подчас гипнотический эффект, иной раз создаёт невыносимо напряжённую обстановку. Звук и видео в этом произведении находятся в настоящем симбиозе и рассматривать их по отдельности представляется практически невыполнимой задачей.

    «Коянискацци» — фильм-эксперимент, порой тяжёлый, но несомненно заслуживающий внимания. Он пытается показать нам наш мир со стороны, глупо не дать ему шанс.

    «Вы никогда до этого не видели мир, в котором живёте.»

    25 декабря 2008 | 00:52

    Самый неординарный фильм, если его можно так назвать. Смотрел с друзъями, все были в шоке, и даже досмотрели до конца. Понравилось всем.

    Очень красивая, грамотно подобранная и правильно скомпанованная нарезка мини видео сюжетов. Отдаю должное создателю!

    10 из 10

    4 ноября 2005 | 23:40

    Название для своего дебютного фильма Годфри Реджио позаимствовал в языке индейцев племени Хопи. Koyaanisqatsi имеет несколько похожих переводов, их значением режиссер обозначил современное общество в его многообразии. Речь пойдет не только о губительном взаимоотношении Индустрии с Природой, но и безумном, постоянно ускоряющемся темпе, о беспощадности развития, о разрастающемся производстве и, главное, о роли человека в построенном им мире. Несмотря на то, что работа над лентой велась почти тридцать лет назад, она до сих пор актуальна, просматривается на одном дыхании и остается шедевром документальных фильмов. Проблемы, поднятые в ней, никогда не устареют, и вряд ли что-нибудь еще сможет так подтолкнуть к размышлениям о современном мире, как этот полуторачасовой музыкальный фильм без слов.

    Назвать фильм документальным можно, но это будет не совсем верно. Работа, проделанная режиссером с оператором, колоссальна, в ней нет лжи, все это самая что ни на есть реальность, но она не анализируется, такое право оставляется за зрителем — обдумать то, что он увидел. Нет здесь и четких цифр, нет рьяного доказательства собственной правоты. Прием режиссера куда более тонок — он заставит задуматься над происходящем на экране. Только не стоит полагать, что это случайный набор кадров и музыки, здесь имеет место хорошо продуманная постановка, словно пьеса в пяти актах, каждый из которых начинается спокойно, с мягкого знакомства с ситуацией, постепенно погружается все глубже и выливается в кульминацию, развязку конфликта. Каждый из актов по-своему самобытен и развивает основной конфликт все дальше, заставляет продолжать размышления, демонстрируя все новые и новые ракурсы.

    Музыка задает темп и тон мыслей, подготавливает, увлекает. Так в одном из эпизодов мы видим жилой район и, внешне, он кажется вполне нормальным, разве что чуть пустынным, немного замусоренным… Внезапно, музыка наполняется тревогой и зрителю демонстрируется тот же район с обилием многоэтажек. В них приходится всматриваться внимательнее, подмечать детали, и на определенном этапе, когда станут отчетливо видны выбитые окна во всех домах, сквозные просветы пустынных комнат, находится ответ всей этой странной пустынности. И на следующих кадрах, один за другим, каменные громады обращаются в пыль, будто карточные домики. И так целые районы, отжившие небоскребы, внешне кажущиеся вполне пригодными для жизни. Это заставляет задуматься о том, насколько безжалостна индустрия к отжившим своим творениям. Поражает и сам масштаб этого зрелища. Разрушается уже созданное, чтобы создавать новое.

    Один из излюбленных Реджио приемов — ускорение. Так часы съемок пролетают в несколько минут, огни движущихся автомобилей сливаются, образуя обозначенный светом маршрут. Зрелище завораживающее. Особенно, когда в мириадах движущихся огоньков прослеживается определенный порядок. Никакого хаоса — стремительная жизнь также имеет регламентированный уклад. Так, например, при съемках пешеходного перехода то и дело кажется, что люди бросаются под колеса машинам, но это лишь иллюзия — на деле все отрегулировано. Однако даже в этой слаженной системе прослеживается что-то неуловимое, особенное, пожалуй, тот самый человеческий фактор. И, тем не менее, все эти снующие человечки подчиняются системе. Режиссер специально затягивает сцены, чтобы зрителю хватило времени вглядеться и задуматься.

    По настоящему шокирует фильм ближе к концу, когда станет ясна еще одна его цель. Показать виновника торжества. До этого нам продемонстрировали величественные города, кишащие муравейники жизни, огромную индустриальную систему, мощь и могущество. А на заднем плане всегда мелькало что-то незримое. Может, это тот человек с фотоаппаратом или женщина с ребенком на пляже. Что-то, что до финального акта еще незримо, но уже чувствуется, подготавливает. И почему, когда мелькают панорамные съемки, на которые тратились целые ночи и дни, режиссер отводит внимание на группку людей, специально стоящих и долго смотрящих в камеру? Приходится вспоминать, что, поглядывая на кишащий людьми аэропорт, глаз то и дело останавливался на ком-то одном, будь то уборщик, или задержавшийся на несколько минут человек, или кассир.

    Ведь общество состоит из таких единиц — маленьких, неприметных в толпе, но каждым из них прожита целая жизнь. И вот последний акт пьесы, Годфри Реджио больше не снимает города и толпы — он показывает людей, вырванных из той могучей системы, что мы называем обществом. И только в этот момент предстоит понять, как мал, как незначителен, как одинок человек в том, что создало общество. Показывали конвейеры, производственные линии, на которых трудились люди, и среди этих отлаженных, идеально выверенных механизмов люди кажутся чем-то лишним, не таким совершенным, не таким быстрым.

    Человек, поставивший на колени этот мир, перестроивший его под себя, тот самый Царь Природы и Высшая Ступень Развития, этот Человек с большой буквы опровергнут Реджио. Весь фильм он вел к тому, чтобы показать, как на самом деле выглядит каждый отдельный человек с его внутренним миром, желаниями, нуждами, страхами. И этот человек — каждый из нас. Сколько людей говорили о том, что современное общество поработило человека? Множество.

    Годфри Реджио не сказал ни слова, за полтора часа — он показал это, и не в далеком будущем, а здесь и сейчас (т. е. на сегодняшний день — в прошлом). За этими полутора часами кроются шесть лет работы, но если через двадцать пять лет человек все еще может посмотреть этот фильм и, прослезившись, сказать, что он гениален, то наверняка можно утверждать, что те шесть лет не были потрачены впустую. Это последний акт пьесы, здесь больше не будет нарастающей тревожной музыки, ведь все что надо было сказать — сказано.

    А под занавес идет последняя сцена — падает обломок взорвавшейся ракеты. Этот мир все еще не совершенен, он будет развиваться дальше.

    Итог: из всего лишь нарезки кадров и музыки Годфри Реджио сделал поистине потрясающий фильм, с интригой, с сюжетом, с диалогом; без слов, без обвинений, без утверждений он рассказал о главной проблеме современного общества; дал увидеть фантастические идеи антиутопий без выдумки. Если не это называется Искусством, то что?

    14 июня 2009 | 14:14

    Кояанискатси (ko.yaa.nis.qatsi) на языке индейцев хопи означает: 1. сумасшедшая жизнь. 2. жизнь в беспорядке. 3. жизнь вне равновесия. 4. разрушение жизни. 5. состояние жизни, которое диктует новые условия существования.

    В своё время Тайлер Дёрден продвигал в народ смелые идеи о том, что будет, если стереть большую часть человечества с лица земли и насладиться матушкой природой в её привычном состоянии; дать волю растениям, стихиям и животным, проснуться однажды утром и обнаружить себя в девственных джунглях, получивших наконец-то полную и заслуженную свободу. Никаких пыльных дорог и заблеванных переулков, никаких неоновых огоньков и пестрых вывесок, полное отсутствие шума машин и вечного людского нытья. Земля, такая, какой она, в общем-то и должна быть.»- Представь, — говорит Тайлер, — лося, бредущего мимо разбитых витрин супермаркета и гниющих куч красивых платьев и фраков на плечиках. Мы будем носить одну одежду из кожи, которой нам хватит на всю жизнь, и карабкаться по стволам лиан толщиной с руку, которые обовьют небоскребы. Как в сказке о Джеке и волшебном горошке. Вскарабкаешься выше крон влажного леса, а там воздух такой чистый, что можно рассмотреть крошечные фигурки людей, молотящих зерно и раскладывающих полосы кабаньего мяса вялиться на протянувшейся на тысячи миль и раскаленной августовским солнцем пустой восьмирядной скоростной автострады.» (с) Тайлер Дёрден

    «Кояанискатси» — это взгляд не с чьей-то определенной стороны, это просто камера, повисшая где-то в вечности и сухо показывающая метаморфозы, происходящие на нашей планете. От обычных пейзажей до впечатляющих потоков облаков, которые ласково обволакивают вершины гор, от невероятно чистых озер до плотных туманов. Зритель просто погружен в этот волшебный и молчаливый мир, очарован и поглощен великолепным музыкальным сопровождением, которое, пускай, и представляет из себя всего одну тему, но здорово обыгранную в нескольких вариациях. Можно пойти дальше и представить себе нашу планету ещё во времена динозавров — с огромными хищными цветами, стрекозами длиной в метр и невероятными пейзажами, которые сейчас подойдут только в качестве декораций к фантастическому триллеру. А потом все резко меняется — появляется человек, который, само собой, начинает все портить. Заново отстроенный мир и красив и знаком, но он так сильно портит впечатление от тех минут, когда мы смотрели на нетронутые людьми места, живущие своей прекрасной, гармоничной жизнью. шум и развлечения, реклама и азартные игры, прогресс и техника — все это представляет собой медленный процесс саморазрушения. Простая истина, преподанная под необычайным соусом.

    »- Представь себе, что ты сажаешь редиску и картошку возле пятнадцатой лунки заброшенного поля для гольфа. Или охотишься на лосей в сырых лесах на склонах каньона вблизи от развалин Рокфеллер-центра, или собираешь корнеплоды возле каркаса Космической Иглы, наклонившейся под углом в сорок пять градусов. Мы распишем фасады небоскребов и превратим их в наши гигантские тотемы и вампумы. Каждый вечер то, что уцелело от человечества, будет собираться в пустых зоопарках и запираться в клетках, чтобы не подвергнуться нападению медведей, диких кошек и волков, которые будут по ночам взирать на нас через прутья решеток.» (с) Тайлер Дёрден

    Проект все-таки заинтересовал аудиторию, ибо каждый отзыв полон восхищения и едва ли не поклонения этой картине, которая не сказала ничего нового, но зато отразила крик души очень многих людей. Я по окончанию просмотра лишь вернулась мыслями к диалогу Мистера Дёрдена и подумала, что, наверное, не отказалась бы от того, чтобы снова увидеть Землю в первозданном состоянии. «Кояанискатси» не предъявляет претензий, а просто показывает, не обвиняет и не уличает, а ставит перед фактом. Может, поэтому, каждый пускается в свои размышления после этого чувственного и красиво сделанного кино.

    10 из 10

    25 августа 2011 | 16:20

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>