всё о любом фильме:

Кояанискатси

Koyaanisqatsi
год
страна
слоган«Until now, you've never really seen the world you live in»
режиссерГодфри Реджио
сценарийРон Фрике, Михаэль Хёниг, Годфри Реджио, ...
продюсерГодфри Реджио, Френсис Форд Коппола, Мэл Лоуренс, ...
операторРон Фрике
композиторФилип Гласс
монтажРон Фрике, Элтон Валпоул
жанр документальный, музыка, ... слова
сборы в США
зрители
США  547.3 тыс.
премьера (мир)
время87 мин. / 01:27
Номинации:
«Koyaanisqatsi» — с языка индейцев племени хопи — это безумная жизнь, беспорядочная жизнь, жизнь на грани распада, жизнь вне баланса, жизнь, требующая изменений во имя продолжения жизни…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
89%
16 + 2 = 18
8.0
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм «Кояанискатси» создавался 6 лет. 3 года ушло на съемки. Остальные три года были потрачены Годфри Реджио и Филипом Глассом на написание музыки к фильму, на монтаж и на подгонку их друг к другу.
    • Годфри Реджио изначально хотел пригласить Филипа Гласса в качестве композитора фильма. Он вышел на Гласса через общих знакомых, но композитор заявил: «Я не пишу музыку для фильмов». Однако после долгих уговоров и специального закрытого показа пробного монтажа фильма с использованием музыки Гласса, тот в конце концов согласился написать саундтрек к фильму. Это вылилось в первый коммерческий успех композитора, который в последствии написал музыку для всех последующих фильмов трилогии «Катси».
    • Изначально Реджио хотел вставить в титры аутентичный символ, плохо поддающийся трактовке, но потом решил, что никто не поймет и не оценит.
    • Филип Гласс условно разделил фильм на 12 примерно равных частей и написал для каждой индивидуальную музыкальную тему. Когда Реджио увидел и услышал конечный результат, он пришел в ужас от подобного прагматизма и заново перемонтировал фильм, чтобы картинка соответствовала звуку.
    • Поначалу права на фильм принадлежали кинокомпании Фрэнсиса Форда Копполы «American Zoetrope». Когда компания обанкротилась, права перешли компании «PolyGram». Но и «Полиграм» недолго просуществовала. Сейчас права принадлежат корпорации «MGM».
    • В фильме есть одна сцена, изображающая горную цепь. Она была отдана режиссеру кинокомпанией MacGillivray-Freeman Films. Это сцена, оставшаяся после съемок «Сияния» (1980).
    • еще 3 факта
    Трейлер 02:16

    файл добавилaaa1

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Появление этой ленты 42-летнего Годфри Реджо, который снимал её полулюбительски, в течение шести лет, и лишь на финальной стадии получил поддержку Фрэнсиса Форда Копполы, благословившего фильм к выпуску в прокат, было почти подобно пришествию инопланетян или же людей из прежней «высокой цивилизации». Словно произошло открытие «суматошной жизни, потерявшей равновесие, расколотой на куски, или совсем иного способа жизни». Всё это как раз и означает слово «кояанискатси», позаимствованное у индейцев племени хопи, которые некогда жили на юго-западе нынешней территории США. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 14 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Что ж… Документальное кино, порой, способно рассказать и показать зрителю в семь раз больше чем художественное. В точку. «Кояаанискатси» — это полтора часа из жизни нашей дорогой и порядком подзагрязнённой Земли. Без слов и монологов, эта лента с потрохами выдаёт нас, землян, как явных и талантливых уничтожителей своей планеты. Массовиками-браконьерами. Бесспорно, так и есть. Что мы видим в начале? Изумительные ландшафты, радующие глаза и душу. Что происходит далее? Приходит самое дикое на свете животное — человек. Что он делает? Строит. Засыпая океаны, разрушая природные богатства. В кадрах мелькает эволюция. Появляются новые изобретения, оружие, бытовая техника, заводы. Остаётся всё меньше и меньше места для Матушки природы и её корешей: лесов, цветов, дельфинов, и всей остальной живности… Электростанции построены; провода протянуты через горы. Как неосторожный ребёнок, раскидавший нитки по всей прихожей, человек там и сям швыряет провода. Как неосторожный ребёнок, нечаянно включивший подстригательную машинку и выбривший себе клок волос, человек гладко и упорно выбривает Матушке природе её драгоценную зелёную роскошную бороду, превращая её в общипанную курицу.

    А здесь и последствия: катаклизмы и всеразличные ненастья. Мать природа ещё насмеётся над своими обитателями. Её ранили в сердце, теперь она откусит вам пальцы.

    Люди просто снимали окружающий мир таким какой он есть. Ни больше ни меньше. Поэтому вышло так хорошо и, вероятно, шедеврально. Никакие «2012» не рассказывали так отчётливо и ярко о неминуемой гибели планеты от рук коварных террористов (люди), как эта чудесная кино-лекция с замечательной музыкой и операторской работой (Роном Фрике). Без единого спецэффекта получилась очень специфическая и воодушевляющая картина.

    9 из 10

    26 августа 2010 | 18:32

    Необычное и достойное внимания кино. Не согласен с мнением о том, что режиссер ставит своей целью только лишь донести до зрителя простые истины о том, что нужно беречь природу, и человечеству стоит задуматься о том, что оно делает и куда идет. Да, наверное, это и есть главный тезис фильма. Однако гораздо важнее то, каким способом он нам преподносится. «Кояанискатси» ценен не столько актуальной по сей день моралью, сколь той мощнейшей энергетикой, которая в нем заложена. Наблюдение за фантастическими явлениями природы, за нашей повседневной жизнью в необычных и оригинальных ракурсах, вызывает самые различные ассоциации и эмоции, невольно заставляет задумываться о повседневном и о вечном.

    Разве не здорово пролететь на огромной скорости над полями, лесами и реками, почувствовав свежие дуновения свободы? Увидеть, как кипящий молочный поток облаков облизывает горные хребты, растекается по небу причудливыми волнами? Подумать о цикличности бытия, наблюдая за старыми заброшенными зданиями, покорно рушащимися по воле динамита и падающими в пыльное небытие? Позабавиться тому, как обыденна и, в то же время, многогранна наша современная цивилизованная жизнь? Просто понаблюдать за тем, как загораются и гаснут окна небоскребов, как несутся в противоположные стороны красный и белый ручьи автомобильных верениц? Заглянуть в глаза побитому грязному бездомному, опасливо пересчитывающему мелочь в кармане, задумчивой старушке, пытающейся закурить сигарету, одинокому старику, с подозрением оглядывающемуся по сторонам?

    Этот фильм нужно созерцать. Прочувствовать его, настроиться на верную волну, нащупать энергию, заключенную в нем. Его ни в коем случае нельзя воспринимать как «месседж», искать во всем этом калейдоскопе кадров гениальный философский смысл вселенского масштаба. «Кояанискатси» — это не арт-хаус и не концептуальное кино. Лично я не склонен расценивать его как морализаторскую картину о человеческих пороках и судьбах нашей цивилизации. Это было бы слишком просто, если не сказать, банально. Оно несет в себе, как мне кажется, совсем иную цель. Этот фильм способен вызвать у зрителя самые неожиданные ассоциации и новые ощущения, заставить его вырваться на полтора часа из размеренного и устоявшегося пространства-времени, совершить полет мысли и фантазии, посмотреть вокруг себя каким-то свежим, обновленным взглядом.

    Создатели фильма провели колоссальную работу. Режиссерские задумки оригинальны, операторская работа просто потрясающая. Что уж говорить о неземной, до дрожи атмосферной музыке Филипа Гласса — бесподобно.

    «Кояанискатси» — яркое, необычное, динамичное творение. Фильм обязательно понравится тем, кто привык смотреть на вещи нестандартно, у кого есть интерес к жизни. Наблюдайте, любуйтесь. Созерцайте.

    27 апреля 2009 | 14:09

    В 1982 году некий Г. Реджо создал фильм, о мире, вечно куда-то спешащем и порой обгоняющим сам себя. О нашем мире. Фильм был признан культовым, гениальным, который повергает в шок своей красотой и создает катарсис.

    Катарсиса не произошло. Фильм оказался обычной документальной картиной о жизни, которая с каждым днем убыстряет свой темп. Приятная музыка на протяжении всех полутора часов радует слух, но в итоге начинает надоедать однообразностью. Это как запустить в проигрывателе 2-3 произведения Бетховена и поставить их на повтор: вроде и красиво и разнообразно, но в итоге вся музыка смешивается и в голове начинает звучать хаотичный набор звуков.

    Спродюсировал это кино небезызвестный Коппола, доказывающий своими фильмами, что люди никуда не торопятся и спокойно могут высидеть и 3, и 4, и много часов, смотря его бессмысленные и пафосные картины. Кажется, что это именно его идея резко менять манеру съемки и после 5 минут безумно быстрого действия начинать показывать неменяющиеся планы городов, каньонов и т. д.

    Поначалу происходящее завораживает и не дает оторваться от экрана, но ближе к середине появляется желание нажать «Play/Pause» и сходить за бутербродиком. После 50-ти минут желание уйти остается, а вот нажимать на паузу уже не хочется. Ведь вряд ли что-то изменится. Все так же будет заходить солнце, люди все так же буду спешить неведомо куда. Да, таков наш мир. Но кино-то от этого лучше не становится. Изредка и вовсе создавалось ощущение, что все это кино — нарезки из различных выпусков ВВС, только вот голоса, вещающего о радостях и бедах нашего мира, нет.

    25 октября 2011 | 20:01

    Здесь пляшет смерть сама… И вот среди разгула
    Подпрыгнул к небесам взбесившийся скелет:
    Порывом вихревым его с подмостков сдуло,
    Но не избавился он от веревки, нет!


    Артюр Рембо

    В начале сотворил Бог небо и землю. И увидел Бог, что это хорошо. И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И увидел Бог, что это хорошо. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его. И явились миру Адам и жена его, и все испортили. Спустя тысячелетия экстравагантный американский документалист Годфри Реджио замутил величественное кино с индейским названием. Кажется, именно тогда, сразу после знакомства со стариком Фрэнсисом, режиссер покинул Землю, нашел себе планету попроще, и сидит теперь там, на своей Луне, кустарит продолжения культового дебюта, созерцает инопланетную пыль, выпивает сам с собой и не знает горя.

    Но в сторону авторскую биографию, оставим ее мастерам ЖЗЛ и поговорим о его творении, которое являет собой не кино, а, скорее, эсхатологическую инсталляцию по мотивам кромешного безумия современного мира. Проявляясь спорадическим белым шумом, и зарисовками из жизни тропосферы, этот медитативный лоукост гипнотического действия постреливает выразительно бездушными портретами детей большого города и суетой сует. Тяжелой артиллерией выступает милитаризм, визуализированный танками. Или истребителями. Или крылатыми ракетами. Или авианосцами. Ах, да что за важность! Милитаризм всегда плох. В сущности, это такой «Film socialisme» без фильма, социализма и фирменных годаровских ухмылочек. Все очень серьезно — каменистые пейзажи проплывают мимо птичьим полетом, а за кадром жужжит и тренькает Филип Гласс.

    Камера парит, демонстрируя зрителю многочисленные красоты с пещерами, каньонами и туманной далью, переплетение человеческих лиц венчается протянутой рукой нищего, а подсвеченная неоном скоростная урбанистика заколачивает содержательную эксплуатацию быстрой перемоткой — приемом до того пошлым, что временами очень хочется последовать скверному режиссерскому примеру и подвергнуть этой самой перемотке его фильм. С другой стороны, чистейшей прелести тут все же больше монтажного жульничества — вступительный красный пунктир проклевывается титром, наскальная живопись прорастает ядерным грибом, а вкрадчивые поначалу виды городов всходят упадочным строительным мусором и порочными типовыми многоэтажками. И так далее, и так далее — пластмассовый мир победил, спресованные в жилье груды бетона рассыпаются карточным домиком, небо отражается в небоскребах, а содружество зловещего трактора и омерзительных высоковольтных линий аргументирует необходимость живительного луддизма.

    Выступая в амплуа ворона из стихотворения Эдгара Аллана По, Реджио воспроизводит поэтическую красоту безбрежных вод океана, красных камней и горячего пара гейзеров, и утверждает разумную жизнь здорово переоцененным феноменом, жонглируя лозунгами разной степени потертости. Впрочем, стоит только посмотреть вокруг, и мы увидим — Земля устроена вполне превосходно и без живых организмов, да и какой-нибудь Марс едва ли украсят заводы и супермаркеты. Не говоря уже о том, что люди даже из науки (представленной здесь специальной теорией относительности) умудрились вылепить черт знает что — микроскопами мы забиваем гвозди, а горючую воду для фокусов пьем, чтобы было не так скучно жить. Не нужно только усматривать в «Кояанискатси» гимн благородному дикарству — можно, конечно, уехать в какую-нибудь Новую Каледонию, высвечивать голой задницей, обмазываться грязью в день праздника урожая и наслаждаться единением с природой иными способами, но едва ли подобный порыв приведет к сколько-нибудь удовлетворительным результатам.

    В конце концов, проповедуя urbi et orbi, что ваш Тайлер Дерден, режиссер констатирует не столько душеполезность первобытности, сколько удручающий регресс ценностей и идеалов, выражающийся в бесплодной погоне за симулякрами и миражами. Зачем стадам дары свободы? Зачем им надежда? Зачем им, наконец, утерянный рай? Впрочем, стада это еще ничего, терпимо — здесь социум представлен скорее пчелиным ульем, бессмысленным и беспощадным, а житие населяющих улей пчел демонстрируется откровенно издевательскими ракурсами самого энтомологического толка. Все родники уж давненько отравлены отребьем, самый увесистый камень, брошенный в болото, не расшевелит сонную торфяную тишь, и Бог навсегда оставил этот проклятый край, и незачем рассчитывать на post tenebras lux.

    Да, Реджио здорово преуспел в резюмирующей части своего душераздирающего послания — отъезжая все выше, «Кояанискатси» проявляется подлинной печалью и неподдельным ужасом, без ГМО и экологической фанаберии. Но публика слишком долго вдыхала тяжелый туман и теперь не желает верить во что-нибудь, кроме дождя. А ведь люди рождаются вовсе не для того, чтобы жрать, спать и трахаться — люди могут созидать, любить, даже творить, но только при условии, что они сами заинтересованы в этом. В противном случае мы очень скоро увидим, что битва проиграна, и человечество это просто куча скелетов, оснащенных мясом, внутренними органами и прочими анатомическими подробностями, а вся великая мистерия жизни — лишь унылая, безотрадная и темная ночь.

    Что ж, доброй ночи. Доброй ночи и удачи нам всем.

    19 сентября 2012 | 22:40

    Знакомство с фильмом Реджио стало для меня открытием целого жанра, о котором я раньше не знал — жанра «безмолвного кино».

    В фильме ничего не происходит — нет сюжета, но есть драматургия, которую вполне можно при должном желании и настрое почувствовать.

    Конечно, можно сказать, что тема банальна — разрушение природы, человек не как царь и всемогущий созидатель, а как разрушитель. Что может быть банальнее? Однако же тема природы далеко не единственная.

    Я обратил внимание на внутреннюю пустоту. Посмотрите: в кадре очень мало живой природы — только горы, ущелья, каньоны, и — машины. Нет людей, нет животных — есть только безмолвие и механичность, неподвижность и безысходность.

    Режиссер в первую очередь использует прием монтажа и музыкального оформления: все кадры документальные, но собраны они воедино и украшены музыкой бесподобно. Именно музыка Филиппа Гласса (классика неоакадемизма, минимализма) придает кадрам должный настрой, должный эмоциональный заряд.

    Основным художественным приемом является сравнение казалось бы несравниваемых вещей, например, — потока машин на ночных улицах с конвейером по изготовлению сосисок. Что тут сравнивать? — спросите вы. А Гофри Реджио не спрашивает, а сравнивает, находит новые связи, пытаясь разобраться в том, чем отличается живое от неживого, хаос от порядка. Из чего состоит наша повседневность, в конце концов.

    Экспериментальное (в хорошем смысле слова) кино, стоит посмотреть.

    За новаторство, музыку Гласса и удивительно точный видеоряд — 

    9 из 10

    28 февраля 2010 | 17:36

    Мчится бешеный шар и летит в бесконечность,
    И смешные букашки облепили его,
    Бьются, вьются, жужжат и с расчётом на вечность
    Исчезают как дым, не узнав ничего.
    А высоко вверху Время, старый обманщик,
    Как пылинки с цветов, с них сдувает года…
    Замолчи, замолчи, сумасшедший шарманщик,
    Этой песни нам лучше не знать никогда, никогда!
    (Вертинский)

    Пожалуй, один из самых потрясающих и самых близких к мировосприятию документальных картин из всех, какие мне довелось увидеть.

    Until now, you`ve never really seen the world you live in. Думаю, так и есть — многие и вправду никогда по-настоящему не видели того мира, в котором живут, этого чудовищного противоречия с самой природой, частью которой мы являемся и не являемся в то же самое время, бессмысленный изнуряющий бег жизни, ведущей в никуда, саморазрушительность цивилизации. Чтобы увидеть такое, как следует прочувствовать и задуматься, нужен неординарный взгляд со стороны. И режиссёр даёт нам такую возможность.

    Понравилось как первые и последние кадры фильма, перекликаясь, придают ему завершённость. Мы видим самые ранние свидетельства нашей цивилизации (наскальные рисунки наших древних предков), внезапно прерываемые рёвом и пламенем двигателей ракеты, взмывающей ввысь для покорения космоса. В конце фильма ракета взрывается, и камера долго фиксирует в замедленной съёмке её падающие обломки. Весьма символично! Предки оставили наскальную живопись, а мы — гору обломков. Человек создал свалку, как говорит один из героев апокалиптического опуса К. Лопушанского «Посетитель музея».

    Картина состоит из двух частей, крайне резко контрастирующих друг с другом. Величественные картины природы, вечного безмолвия и шёпота вечности внезапно прерываются грохотом взрывчатки и рёвом строительной техники. Постоянно задавая себе вопрос «как?» (как покорить природу, космос, расщепить атом и т. д.), человечество как-то совсем позабыло куда более важный вопрос — «зачем?». Результат налицо — неведомо кем направляемый (как вы думаете кем?) бессмысленный бег людей, словно электронов по проводникам в бездушных, грохочущих городах, похожих на изделия электронной промышленности. Это очень удачно иллюстрируется съёмкой с вертолёта и со спутника — города удивительно похожи на печатные платы, а бешеный бег жизни — на какую-то компьютерную гонялку, которой от нечего делать забавляются дети у игровых автоматов. А зачем бежим, всю жизнь суетимся, производим весь этот бесполезный шум, если сами себя давно загнали в ад и не видим выхода? Что ж, если говорить и думать о жизни действительно глубоко и серьёзно, весело на душе не станет. Нет ничего страшнее жизни, если подлинный смысл её давно потерян.

    10 из 10

    26 декабря 2015 | 16:22

    «Кояанискатси» — это фильм о жизни. Но для того, чтобы иметь о нём более-менее общее представление, этого знания будет очень мало. В конце концов, у каждого уважающего себя постановщика будет свой взгляд на то, как должен выглядеть фильм «о жизни». «Кояанискатси» относится к тем примерам этого мини-поджанра, которые показывают жизнь особняком от отдельных личностей. «Отрочество» (2014), «Загадочная история Бенджамина Баттона» (2008), «Легенда о пианисте» (1998), почему бы и нет, — тоже о жизни. Только там всё внимание отдано конкретным людям, событиям. В этих примерах видно искусство, творчество людей — режиссёра, актёров, оператора, сценариста, художников-гримёров и так далее, даже продюсеров. «Кояанискатси» же картина весьма необычная и представляет для киномана интерес больше научный, как невиданное животное, нежели интерес художественный.

    Занятно смотреть, что это такое, но совершенно не увлекательно наблюдать, как это происходит. Ведь по сути, при большом желании, чтобы увидеть мир таким диким и необъяснимым как он есть, достаточно выйти на улицу или поехать в какое-нибудь другое место: пройтись по центру Нью-Йорка, Токио, Гонконга или навестить Египет с его пирамидами. Просто открыть глаза пошире. Причём вы можете делать это с любой компанией, любым музыкальным сопровождением и в разные периоды вашей жизни, а соответственно настроение и мироощущение тоже будут разными. Но если вам нравятся путешествия, происходящие с одной точки зрения (режиссёрской) и загробными выкриками «кояанискатси!» под мрачную этническую музыку на заднем плане, от которой появляются неприятные чувства, что все мы скоро умрём, то лента Годфри Реджио придётся вам по вкусу.

    В заключение — я не хочу сказать, что «Кояанискатси» плохое кино и смотреть его невозможно, просто у каждого своё восприятие одних и тех же вещей. Я, например, однозначно предпочту хорошую прогулку угнетающему виртуальному трипу автостопом по планете.

    13 ноября 2015 | 20:27

    Очень красивый, завораживающий фильм.

    Несмотря на то что, Койяанискаци (ko.yaa.nis.qatsi) на языке индейцев хопи означает: 1. сумасшедшая жизнь. 2. жизнь в беспорядке. 3. жизнь вне равновесия. 4. разрушение жизни. 5. состояние жизни, которое диктует новые условия существования.

    И в целом, фильм этот о бессмысленности нашей жизни.

    Когда его смотришь приходит смысл — оправдание нашего существования.

    Представляется будто главное в жизни — это движение — поток жизни, сам факт, что мы есть. Мы наполняем эту жизнь, этот мир.

    Счастлив, несчастлив человек — благодаря ему мир живет, — несмотря на одиночество, бессмысленность, бедность, здоровье, красоту, уродство отдельных лиц. Все эти состояния индивидов — только двигатель для оживления и наполнения артерий мира, который построил сам человек.

    Показана среда, которая имеет смысл только рядом с человеком. Современный человек и его среда — созависимы. и тот и другое теряют смысл — если перестанет существовать кто-то один из них. В этом вся неестественность и искусственность и бредовость существования человека в технократическом мире.

    15 августа 2010 | 18:04

    Название этого необычайно красивого документального фильма с языка индейцев племени хопи означает безумную жизнь, беспорядочную жизнь, жизнь на грани распада, вне баланса. Это индейское слово как нельзя лучше характеризует заданную проблему произведения — хаотичность нашей жизни, ее многогранность, человеческое существование, сила и величие природы, ее уничтожение человеком. Эти темы раскрываются через великолепные кадры мегаполисов, лесов, горных хребтов, мирового океана. Завораживающий видеоряд идет без закадрового голоса, сопровождается лишь только музыкой композитора Филипа Гласса, для которого эта работа стала первой в кино и имела большой успех, в том числе и коммерческий. Совершенная разная по своему исполнению и стилю она отлично дополняет происходящее на экране, задает темп.

    Годфри Реджо, режиссер фильма, снимал ленту 6 лет, тщательно подбирая каждый кадр, через своеобразную призму исследуя нашу повседневную жизнь. Благодаря этому «Кояанискатси» имеет огромное воздействие на зрителя, заставляет его почувствовать наш мир в том ракурсе, в котором его видит режиссер, понять хаотичность и порой бесцельность нашей жизни, мощь и красоту природы. Безымянный город показан в виде муравейника, но в то же время Годфри демонстрирует глубину человеческого существования. Все это вызывает совершенно разные чувства, мысли, а так же позволяет называть картину одной из самых интересных и красивых того времени.

    20 апреля 2010 | 17:16

    Первый вопрос, который возникает после просмотра: «А где-то там, за какой-то высоткой, действительно прячется… такая… луна?». В этом фильме приковывает все, даже самые безумные картины безумной жизни, чарует даже разрушение, как бы это отвратительно ни звучало. Разрушение находит свои этимологические корни в движении — и здесь этот момент передан с такой точностью, как нигде до этого.

    Статические картины, сменяющиеся динамическими, заставляют остановиться и подумать о невыносимой скорости движения, полета, ходьбы человека, луны, ракет, самолетов, машин, танков, высотных зданий. Да-да, не избежали движения и они, разрушаясь, шевелясь, сотрясаясь. Параллельные ряды разноцветных машин и монохромных танков, полных жизни высоток и разрушенных домов

    Выискивать гармонию в содержании фильма не стоит. А вот в его форме — сколько угодно.

    1. Обрамляющая наскальная живопись встречает нас в самом начале картины и провожает перед титрами.

    2. Присутствует четкая композиция, заключающая в себе семь эпизодов.

    3. Музыка Филипа Гласа. Позвольте, господа, что может быть гармоничнее, стройнее, мелодичнее музыки Филипа Гласа. Только вот не совсем понятно, чем же все-таки руководствовались создатели сериала «Клиника», помещая эту музыку фоном тяжелого взгляда уборщика. Еще более затрудняет вопрос о том, зачем она понадобилась Звягинцеву в «Елене». Оставим.

    Жизнь за гранью, жизнь вне баланса, сумасшедшая жизнь. Она не на полтора часа`Кояанискатси», а камнем на всем человеческом существовании.

    21 декабря 2015 | 01:53

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>