Любовь Аксенова: «Мои поклонники — это нескончаемый шквал любви с той стороны экрана»

Обсудить0

3 января на КиноПоиск HD вышел новый сериал «Настя, соберись!», главную роль в котором сыграла Любовь Аксенова. Ее героиня — архитектор Настя, в жизни которой все пошло наперекосяк: начальник уволил, а муж изменил с подругой. Чтобы все наладить, Насте нужно примириться со своими внутренними субличностями, каждая из которых — полная противоположность другой. Хозяюшка и Сестра-феминистка, маленькая Бусинка и строгая Алла Кирилловна, роскошная Богиня — все они вступают в бой за счастье Насти.

Вероника Скурихина встретилась с актрисой и обсудила, как такое может быть, сколько личностей уживается в самой Аксеновой и как ей удается столько работать.

Все серии «Настя, соберись!» уже доступны на КиноПоиск HD.

— «Настя, соберись!» — это комедия? Просто если исходить из первых серий и из того, что я видела на съемках, с Настей ничего смешного не происходит.

— Наверное, это можно назвать ситуационной комедией. С Настей происходят разные непредсказуемые события, и за счет абсурдности происходящего и появляется юмор. Если посмотреть на многие комедии, то в них ничего смешного не происходит: падает самолет с пилотом-неудачником на борту, или грабители вламываются в дом с оставшимся там ребенком. Тут дело в подходе. Мы с режиссером Верой Смолиной при обсуждении того, как это правильно сыграть, решили, что за основную комедийную сторону будет отвечать внутренний мир Насти. А моя задача в том, чтобы зритель поверил, что такая девушка существует и что все это может с ней произойти. Поэтому, наверное, на съемках и не было полноценно заметно, как будет разворачиваться шутка. Я тоже думала о том, что когда мы проживаем нашу обычную жизнь, то не замечаем, как с нами происходит что-то смешное. Многое зависит от внутренней оценки. Порой стоишь с абсолютно серьезным лицом, а внутри столько шуток, что, выходя за дверь, начинаешь хихикать сам с собой.

— Если говорить о психологии, в основе сценария «Насти» лежит психологическая концепция, которую вы изучали. Насколько вам близко представление, что в человеке одновременно существует несколько субличностей? И можете ли вы сейчас, уже сыграв Настю, идентифицировать своих?

Субличности Насти: Сестра (Рина Гришина), Хозяюшка (Юлия Гришаева), Богиня (Алина Алексеева), Бусинка (Ева Смирнова) и Алла Кирилловна (Светлана Камынина)

— Это теория психосинтеза Ассаджиоли, я ее действительно изучала еще давно, но не очень глубоко — тема-то невероятно объемная. Она мне очень нравится. Я поняла эту работу так, что внутри нас есть много разных нас и в то же время есть какое-то неизменное «я». Ассаджиоли называет это «высшее „я“», и «я» вообще такое солнышко, которое светит, и все субличности под этим солнышком существуют. И когда человек начинает теряться в этих субличностях, это значит, что он перестает ими управлять. Психосинтез — это про то, что человек выявляет субличностей и начинает выравнивать их деятельность, собираться, то есть становится более осознанным, насколько я понимаю. И, выявляя их, растождествляясь с ними, можно найти свое большое «я» и управлять своей жизнью через него.

Так что, когда мне прислали сценарий «Насти» и сказали, что вся история завязана на этой теории, я, конечно, заинтересовалась. Роберто Ассаджиоли был очень интересным психиатром и психологом, и я вижу в себе отражение его теории, хоть и не могу сказать, что она универсальна и подходит под все случаи жизни. Конечно, я нашла в себе все субличности, которые есть в сценарии. И потом начала и в жизни смотреть на себя со стороны и замечать какие-то другие субличности. Например, у меня есть Бабушка. Она отвечает за некоторые словечки, которые внезапно вылезают — «крЭм» или «дЬверь». Это особое произношение, когда «крэмом локти надо намазать». Или что в дом все нужно нести, пакеты выкидывать нельзя, надо пакет в пакет складывать. Есть еще Дальнобойщик, как я его назвала — такой прямолинейный, смурной мужик. Та же Сестра из «Настя, соберись!» частенько проявляется.

— Вы еще на съемках сказали, что Насте помогает ее профессия: она архитектор и поэтому смогла разделить пространство в голове, распознать и расселить субличности. А у вас как у актрисы как все это выглядит в голове?

— Настя своим субличностям выстроила большое, ни на что не похожее пространство, что естественно для архитектора. У меня же как у актрисы другие инструменты: голос, речь, тело и моя внутренняя психика. Я субличности часто называю ролями. И вот эти роли у меня проявляются внешне. Как я начинаю говорить, какие слова использую, как двигается мое тело. Мне, кстати, это очень помогло в подготовке к «Насте».

— То есть, например, Вера Смолина вам говорила: в этой сцене у Насти на троне Алла Кирилловна, и что тогда происходило?

Вера Смолина и Любовь Аксенова на съемках сериала

— Происходила работа. (Смеется.) Мы ее начали еще на пробах, когда обсуждали с продюсерами и сценаристами, какой должна быть Настя. Внутри нее пять ролей, на которые она себя разделила. И как это? Она может существовать отдельно от них? Точнее, она-то может, но мы ее видим какой? Или же она совокупность этих пяти ролей? Я предложила разделить весь сценарий, каждую Настину сцену и каждое ее проявление на то, от какой роли она говорит и существует. На момент съемок у меня в сценарии было прописано все: вот сейчас действует Богиня, здесь переход в Бусинку, дальше Хозяюшка. У меня и у Веры было по специальной книжечке. В эту историю все втягивались с интересом. На площадке ведь, помимо творческой группы, есть еще много людей, которые занимаются внешним производством: осветители, техники. И они сначала не понимали, что мы имеем в виду, когда говорим: «А вот сейчас я Сестра» или «Сейчас я Хозяюшка». Но через какое-то время все втянулись и приговаривали: «О, интересно посмотреть, что из этого получится. Кажется, будет что-то необычное!» Было приятно.

— А не было азарта сыграть самой всех шестерых героинь — Настю и пять субличностей? Есть же отличные примеры: «Сплит» с Джеймсом МакЭвоем или «Манифесто» с Кейт Бланшетт.

— Когда я только прочитала сценарий, то думала, что так и будет. Пять ролей внутри и одна Настя во внешнем мире. Но потом, когда мне сказали, что будут разные актрисы, мы стали обсуждать, а как же все это отразится на Насте. И возник другой интерес: найти всех этих пятерых в Насте и сделать пять разных Насть. По-актерски это было не менее интересно сделать, если честно. Найти грань, при которой это не клиника, а просто такая девушка. Помню, когда мы обсуждали героиню с продюсером Константином Майером, то решили, что Настя немножко странненькая. Мы встречаем таких людей постоянно. Я за собой замечаю подобные повадки, когда говорю об одном, а потом резко переключаюсь на другую тему. Мы взяли это за основу: Настя постоянно переключается. Она постоянно мимикрирует, и это ее способ выживания. Это было одновременно сложно и интересно — сыграть пять разных персонажей в рамках одного героя.

— А можете сказать, кто сейчас сидит у вас в голове и дает это интервью?

С Евой Смирновой на съемочной площадке

— В данный момент Бусинка. Я себя комфортно чувствую, я качаюсь на стуле, и у меня полное ощущение выходного, сплошного праздничного дня. Так что это точно Бусинка. Но как только появляется более серьезный вопрос, сразу же переключаюсь на Сестру.

— Я знаю, что существуют два ключевых подхода к ролям: кто-то их проживает, кто-то именно играет и не пускает глубоко в себя. Настя чему-то вас научила, помогла лично с чем-то разобраться? Или это было классное изучение новой психологической теории и только?

— Мне кажется, что Настя очень крута тем, что она волевая девица. Вне зависимости от субличностей в ней круто то, как она совершает поступки, превозмогает себя, идет и исправляет ситуацию, в которой оказалась. Это сильно меня вдохновляло, и частица такого подхода, конечно, теперь со мной. Как-то на съемках была показательная ситуация. Ко мне подошла девушка, которая работала на проекте, я увидела, что у нее мокрые глаза, и пошутила в духе: «Тебе что-то в глаз попало или это я так хорошо сыграла»? И тут я поняла, что она действительно плачет… Мне стало не по себе, а она ответила: «Знаешь, мне так нравится Настя тем, что она возвращается и чинит ситуацию. Я так часто забиваю на это и просто ухожу, вместо того чтобы посмотреть в глаза своему страху и сделать что-то, чтобы исправить положение дел». Я этим замечанием прониклась, ведь видела в этом персонаже то же самое.

— Я посмотрела вашу фильмографию — у вас на самом деле немало комедийных ролей. Но, если не считать «Гуляй, Вася!», это комедии без эксцентричной игры. Это ваш актерский стиль: быть смешной, не кривляясь, или обычное совпадение — зовут играть то, в чем уверены?

— Я глубоко убеждена, что у каждого актера есть свое место. И, видимо, такие роли — то, в чем я хорошо раскрываюсь, в чем меня видят и что резонирует у меня внутри на момент принятия решения. Я пока еще во многом ориентируюсь на интуицию: чувствую я или нет, хочется мне это сделать или нет. Так что можно сказать, что это мой стиль, но подобран он по наитию.

— То есть нельзя говорить о каком-то жанре, в котором вы больше остальных предпочитаете работать?

«Глубже»

— Точно нельзя. Мне интересно выбирать разное. И саму себя удивлять, и людей удивлять, и открывать новые грани себя. Поэтому на фоне «Без меня» или «Бывших» и появляются такие проекты, как «Настя, соберись!» и «Глубже!», где, мне кажется, я в себе нащупываю что-то другое, какую-то другую Любу.

— Что для вас прямо сейчас классная женская роль?

— Да точно то же, что и классная мужская роль. Чтобы в ней были все составляющие для хорошей режиссуры. Чтобы персонаж изменялся, а если он не меняется, чтобы была интересна и понятна его история. Мне кажется, в первую очередь кино или театр — это такого рода искусство, где есть магия, чудеса, изменения, постоянное удивление. И в этом процессе не так важен пол. Что женщине, что мужчине должно быть одинаково интересно играть. И женщине, и мужчине одинаково интересно смотреть.

Есть классный фильм — «Мачеха» с Джулией Робертс. Мне кажется, в нем здорово сделаны женские персонажи. В «Безумный Макс: Дорога ярости» у Шарлиз Терон яркий женский персонаж. «Тельма и Луиза» — потрясающий, один из моих любимых фильмов. А «Три тополя на Плющихе» с Татьяной Дорониной — блестящее кино! Во всех этих и во многих других фильмах есть примеры замечательных женских ролей.

— В прокате прошел фильм «Глубже!», сейчас выходит «Настя, соберись!», в апреле — «Майор Гром: Чумной Доктор». Плюс на «Кинотавре» регулярно показывают фильмы с вашим участием. Я так понимаю, без работы вы вообще не сидите.

— Я действительно хорошо поработала в прошлом году. Но у меня есть признаки этого русского культурного кода, когда летом надо хорошенько поработать, все вскопать, посадить, урожай собрать. А зимой лежать на печке и пожинать плоды того, что было сделано за лето и осень. Если говорить про эти проекты, то я очень довольна. Они были сделаны с такой любовью и открытостью, что не терпится ими поделиться. Все мои друзья ждут «Майора Грома», моя подружка раз в неделю мне звонит и спрашивает, когда уже выйдет «Настя». Про «Глубже!», кстати, тоже часто говорят приятности. Для меня это важная роль, закрывающая целый цикл.

— В одном интервью вы проговорились о существовании «тетрадочки», куда записываете всю работу над ролью. Что вы исследовали для «Глубже!», «Насти» и «Майора Грома»?

На съемках фильма «Майор Гром: Чумной Доктор»

— Момент подготовки всегда очень интересен, в том числе и тем, насколько по-разному можно к каждому проекту относиться. Тетрадочки мои чаще всего — это сценарии, которые напечатаны так, чтобы с одной стороны я читала текст, а с другой — у меня был листок для заметок. Помимо тетрадок, в «Настя, соберись!» у меня был еще блокнот, где все расписано по каждой субличности: как это отражается во мне, какие есть примеры в культуре, музыкальные примеры, какие-то картины. Я этот блокнот завела с мыслью, что даже если он где-то в кадре появится, то чтобы воспринимался как обычная тетрадка Насти, в которую я всегда могу посмотреть, поняв, в какую позу мне сесть, если Настей сейчас управляет эта или другая субличность. В «Глубже!» сама по себе тетрадочка играла не такую большую роль, как в «Насте». Там роль построена совершенно по другому, я больше смотрела видео и документальные фильмы, наполнялась содержанием советских актрис. А в «Майоре Громе» это был сценарий, который исписан придумками, актерскими трюками. Как-то на читке сценария «Майора» режиссер Олег Трофим увидел, что я что-то пишу, и, как в школе, выхватил тетрадку: «Так, что ты там пишешь?» А там надпись: «Сделать на втором-третьем дубле». Я придумала шутку, но решила делать ее не в первом дубле, а во втором, чтобы всех рассмешить. Но раз Олег ее уже увидел, то я ее делать не стала. Юля Пчелкина непредсказуемая, хитрая, и действовать она должна соответствующе.

— Пчелкина — персонаж, прописанный в комиксах, у нее есть своя фан-база. С такой героиней опасно импровизировать, учитывая, что больше всего фильм ждут люди, которые обожают комикс.

— Все, что я привносила, и все, что ребята утверждали из моих придумок, было вдохновлено оригиналом. Конечно, ситуация с «Майором Громом» для меня уникальна: я в первый раз снимаюсь в проекте, где уже есть рейтинг ожиданий, в том числе и того, как я сыграю Юлю Пчелкину. С одной стороны, это очень трепетно, хочется оправдать ожидания, поделиться своей любовью к этому персонажу, тем, как я ее увидела. С другой стороны, это вызов, который дает очень много энергии. Он не пугает, а наоборот, вдохновляет.

— Не так давно разговаривала с Тихоном Жизневским, который играет Игоря Грома, и он сказал, как «офигевает от поддержки фанатов». Стоит только выложить в Instagram новый концепт-арт, постер или кадр с площадки, тут же масса комментариев: «Мы в тебя верим!», «Очень ждем!»

— Да, это очень здорово. Я получаю большое удовольствие от общения в сети. Во всяком случае, люди, которые пишут мне и по «Майору Грому», и вообще мои поклонники — это нескончаемый шквал любви с той стороны экрана. И когда мы встречаемся на улице, я, конечно, кайфую от этого. Мне приятно, что есть отзывы. То, что я делаю, отражается в ком-то, зрители видят это, реагируют, сочувствуют. Это здорово.

— То есть, если вы идете по улице и кто-то просит селфи, не откажете?

— Нет. Мне нравится. Только если я очень сильно тороплюсь или в кардинально неподходящем состоянии, то могу отказать. Но когда у меня есть время и возможность, я с удовольствием это сделаю.

— Лично я жду ваше появление в образе Юли Пчелкиной по двум причинам. Первая: мне показалось, что ее можно расценивать как ваше кинематографическое альтер эго, потому что она такая же въедливая в своей работе, как и вы со своими тетрадочками. Вторая: она же такая артистка! Сколько она париков меняет за фильм?

— (Смеется.) Я не уверена, что могу говорить об этом. Но она артистка, это правда. У нее есть умение перевоплощаться, копать вглубь, искать и рефлексировать. Мне очень нравится этот персонаж, было суперинтересно ее делать. Я всегда готова на роль, если в ней будет что-то сложное, захватывающее, новое. А в «Майоре Громе» интересными были и тема, и сценарий. Юля — журналист. Я старалась понять основу этой профессии: что такое речь, как выстраивается коммуникация, что такое интервью и как оно отражается на участниках, как раскрыть собеседника и прочее. В общем, это очень любопытный предмет.

— То есть можно надеяться на то, что вы стали больше нам, журналистам, сочувствовать?

— Понимания точно стало больше. Но Юля все равно не самый обычный журналист. Она внесистемница. Она ведет расследования и на многое готова пойти и рисковать ради дела, которым занимается. Сегодня вечером берет у подозреваемого интервью на красной ковровой дорожке, потом ночью роется в документах у него дома, а к утру за завтраком сливает весь этот компромат в сеть. Юлю можно встретить где угодно и даже не подозревать, кто она такая.

— Я часто сталкиваюсь с рассуждениями, что российское кино славится своей мыслью, глубиной, а комиксы — это развлечение.

— Развлекательное кино тоже может быть умным и глубоким. Я считаю, даже необходимо делать развлекательное кино. Я по себе знаю. У меня, например, бывают разные настроения. Иногда хочется посмотреть что-то такое сложное, чтобы подумать и углубиться в драматичность жизни. А бывает, что я хочу чего-то легкого, но все равно с приятной идеей. Для меня основное в кино — это идея, чтобы кино было созидательным. А будет это сложный арт-объект или экшен, не столь важно.


Автор: Вероника Скурихина

Фото: Ксения Угольникова, Даниил Примак, Олег Сидоренко

Обычная жизнь в Санкт-Петербурге резко меняется с появлением человека в маске Чумного Доктора
В главных ролях:Тихон Жизневский, Любовь Аксенова, Алексей Маклаков и др.
Режиссер:Олег Трофим
Уже в кино
Купить билет

Смотрите также

Трейлер сериала КиноПоиск HD «Настя, соберись!»: Любовь Аксенова и ее внутренние «я»
КиноПоиск HD

Трейлер сериала КиноПоиск HD «Настя, соберись!»: Любовь Аксенова и ее внутренние «я»

18 ноября 20206
Любовь Аксенова: «Меня всегда вдохновляли актеры-мужчины»

Любовь Аксенова: «Меня всегда вдохновляли актеры-мужчины»

21 ноября 201845
Прямой эфир: Любовь Аксенова и Полина Максимова отвечают на ваши вопросы
Интервью

Прямой эфир: Любовь Аксенова и Полина Максимова отвечают на ваши вопросы

3 октября 20187
«Майор Гром»: Как снимают первый российский кинокомикс

«Майор Гром»: Как снимают первый российский кинокомикс

2 февраля 202065

Главное сегодня

«Пищеблок» по роману Алексея Иванова выйдет на КиноПоиск HD 19 мая. Посмотрите, как снимали мистическую фантастику

Сегодня, 11:597
«Пищеблок» по роману Алексея Иванова выйдет на КиноПоиск HD 19 мая. Посмотрите, как снимали мистическую фантастику
Что смотреть дома: «Невероятные», «Последний человек», «Фассбиндер»
Выбор редакции

Что смотреть дома: «Невероятные», «Последний человек», «Фассбиндер»

Сегодня6
До «Оскара» неделя! Сможете ответить на 10 вопросов о церемонии?

ТестДо «Оскара» неделя! Сможете ответить на 10 вопросов о церемонии?

Сегодня8
20 лет «Братству кольца»: Как устроена самая зрелищная сцена фильма

20 лет «Братству кольца»: Как устроена самая зрелищная сцена фильма

Сегодня2
8 лучших трейлеров недели: Снайдер грабит казино, Петров играет Есенина, а Дизель гонит на брата

8 лучших трейлеров недели: Снайдер грабит казино, Петров играет Есенина, а Дизель гонит на брата

Сегодня, 17:301
Путь номадов в американском кино: От Чарли Чаплина до «Земли кочевников»

Путь номадов в американском кино: От Чарли Чаплина до «Земли кочевников»

Сегодня0
Почему гонщик Хан воскрес в «Форсаже 9» и что о нем рассказывает приквел франшизы, о котором никто не знает?

Почему гонщик Хан воскрес в «Форсаже 9» и что о нем рассказывает приквел франшизы, о котором никто не знает?

Вчера23
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт