всё о любом фильме:

Три тополя на Плющихе

год
страна
слоган-
режиссерТатьяна Лиознова
сценарийАлександр Борщаговский
директор фильмаМихаил Капустин
операторПетр Катаев
композиторАлександра Пахмутова
художникСергей Серебренников, Мариам Быховская
монтажКсения Блинова
жанр мелодрама
зрители
СССР  26 млн
премьера (мир)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
для любой зрительской аудитории
время79 мин. / 01:19
Какие они, минуты счастья? Конечно, разные. Но есть среди них и такие: сидит в такси женщина и поёт. Вернее, старательно, не очень умело выводит пронзительную мелодию: «… Опустела без тебя земля, как мне несколько часов прожить».

Странное иногда случается в жизни. Встретились два человека — симпатичная замужняя деревенская женщина, мать двоих детей, приехавшая в Москву продавать домашнюю ветчину, и московский шофёр, человек немолодой и далеко не словоохотливый.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    ТВ-ролик 00:57
    все трейлеры

    файл добавилElectrolux

    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам рассказа Александра Борщаговского «Три тополя на Шаболовке».
    • Изначально фильм должен был называться, как и рассказ, «Три тополя на Шаболовке». Однако в конце 60-х слово «Шаболовка» уже прочно ассоциировалось с телевидением, и это могло помешать восприятию фильма зрителем. Ведь в картине про телевидение — ни слова.
    • Фильм действительно снимался на Плющихе, в настоящей квартире, хозяева которой уступили её съёмочной группе, съехав на дачу. Сцены в вагоне — в специально заказанных вагонах на тепловозной тяге. Деревенские сцены — павильонные, снимались зимой.
    • На роль таксиста Саши пробовался Николай Рыбников.
    • В марте 2011 года на DVD и Blu-Ray вышла цветная версия фильма.
    • В момент съёмки эпизода, в котором Нюра переодевается, выяснилось, что Доронина забыла бюстгальтер, что привело к скандальному эпизоду с режиссёром Татьяной Лиозновой: «Пусть будет видно на весь белый свет, какая она, захотела — и получит, я от этого ничего не потеряю». В итоге Доронина снялась без бюстгальтера.
    • Машина «Волга» ГАЗ-21, на которой в фильме ездили по Москве Доронина и Ефремов, принадлежала киностудии «Мосфильм». Этот же автомобиль под другими госномерами снимался в фильмах «Берегись автомобиля» (1966), «Бриллиантовая рука» (1968) и «Яды, или Всемирная история отравлений» (2001). Сейчас эту машину можно увидеть в музее киноконцерна «Мосфильм».
    • еще 4 факта

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 8.5/10
    В 90-е годы было даже модно обыгрывать с иронией сцену косвенного объяснения в любви между таксистом средних лет и деревенской женщиной, оказавшейся на три дня в Москве, поскольку главные роли исполнили Олег Ефремов и Татьяна Доронина, которые позже возглавили два разделившихся МХАТа: один — имени Чехова, другой — имени Горького. Но также случившийся в то время общественно-политический разлом в стране отнюдь не так уж однозначно противопоставил две эти заметных фигуры художественной жизни столицы, поскольку они, скорее всего, воспринимались в связи со славным советским прошлым, нежели с постсоветским настоящим. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 56 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Уже второй день подряд не могу отойти от печали, навалившейся на меня после просмотра советского фильма «Три тополя на Плющихе». И как это я раньше не слышала об этом гениальном фильме?! Также как и «Еще раз про любовь» все с той же Татьяной Дорониной в главной роли, этот фильм поразил меня мгновенно и неожиданно.

    Поначалу в глаза бросается дикая разница между деревенской жизнью в России и уже вовсю развивающейся Москвой, я местами даже не понимала, про какое же это время фильм. Затем происходит встреча в такси, и уже просто не можешь оторвать глаз от экрана.

    Олег Ефремов! И почему я раньше не замечала его в кино?! Он играет искренне и нежно, хочется очутиться в кино, обнять его и посочувствовать его печали.

    Мое сердце разрывалось на части от подступивших к горлу слез, когда главный герой ждал героиню около такси, а она смотрела на него из окна и не шла к нему. Его последние сигнальные гудки перед отъездом как его израненная душа, желающая кричать от боли.

    Нюра возвращается домой с подарками для детей и деньгами для мужа. И вот семья задает ей вопрос: «А что ты себе привезла?» В здешних рецензиях пишут, что воспоминания и нежность, но, мне кажется, что ничего. Она о себе забыла и поняла это только сейчас. Поняла, что живет она для других, и уже и не думает о том, чтобы кто-нибудь привез ей нежность…

    18 сентября 2011 | 08:46

    Пересмотреть фильм «Три тополя на Плющихе», который я смотрела в детстве, меня побудил другой русский, современный фильм с «креативным» названием «Духless». Реклама заинтересовала. Восторженные отзывы повергли в недоумение. Если «Духless» — лучшее из созданного в России за последние годы, то страшно подумать, насколько всё остальное еще более убого!

    И вот захотелось посмотреть простой и добрый старый фильм. «Три тополя на Плющихе» — один из самых великолепных советских фильмов. В первый раз за долгое время мне не хотелось узнать уже в начале, сколько времени осталось до конца, хотя сюжет я помнила. В фильме завораживает каждый кадр. Какая красивая и наивная героиня Татьяны Дорониной, она словно светится изнутри, и наблюдать за ней и сопереживать ей — одно удовольствие. Как хорошо, с любовью показана советская Москва — солнечные или дождливые улицы, дороги, дома, спешащие люди. Какая укутывающая душу музыка…

    А самый пронзительный момент — когда Нюра поет в такси. В эти минуты они с героем Ефремова — такие разные — вдруг становятся до боли близкими, и этот его быстрый удивленный взгляд, когда он понимает, что она поет его любимую песню…

    Мне бы очень хотелось, чтобы кто-нибудь из современных режиссеров снял фильм, похожий на «Нежность», такой же чистый, простой и искренний, без ложного пафоса и эффектов.

    10 из 10

    26 ноября 2012 | 14:42

    Трудно описать то впечатление, какое произвел на меня этот фильм. Даже сам до конца не понимаю почему я, взрослый человек плакал, когда смотрел эту черно-белую картину. Мастерская игра актеров, простая, но отлично срежиссированная история и Песня… именно так с большой буквы.

    Если вы спросите стоит ли смотреть этот фильм — однозначно стоит — он вытряхивает вашу душу наизнанку, обостряет ваши притухшие чувства и изменяет… хм, что он изменяет? Думаю у каждого своё : взгляды, мысли, чувства…

    Посмотрите не пожалеете.

    10 из 10

    4 марта 2010 | 16:11

    …и душа у Гриши приземистая и кряжистая, уходящая корнями глубоко в землю, и ничто её не сдвинет. Он чтит родителей, крепко ведёт хозяйство, умеет считать деньги и знает жизнь. Он основателен и прочен как пахнущий смолой сруб новой бани. Даже курит он по-хозяйски, ловко и не отрываясь от дела: «А себе чего? А себе чего привезла?».

    … и Нюра не отличается от мужа почти ничем. Она ездит торговать мясом в Москву, уважает свёкра и свекровь, покойных свёкра и свекровь, везёт всем гостинцы из города и научена общению с таксистами.

    Но что-то в этот раз пошло не так. Таксист оказался интеллигентным и добрым человеком, и деньги для него совсем неважны. Они хотят услышать одну и ту же песню по радио, нежную-нежную, грустную-грустную, а за окнами машины льёт летний дождь, смывая всё пыльное и ненужное. Нина, золовка, которую надо было «образумить», говорит горячо и убедительно и вообще вся светится от любви так, что и возразить нечего. И Нюра горько плачет, закрыв лицо ладонями. Она такая же как её муж, только чутче. И плачет она по своей жизни, по своей душе, по любви, которая так и не пришла, по себе самой. Но вот Нина уходит и снится Нюре сон: видит она, что вернулась домой, не продав мяса, и деньги в чемодане лежат не бумажками, а монетами. Муж смотрит жестоко и подозрительно, а на кровати сидят умершие свёкор со свекровью и смотрят, не моргая, как суровые свидетели её «падения».

    От волнения, охватившего её, Нюра забывает, что закрыла дверь на ключ и, возможно, приняла неподдающуюся дверь за знак свыше. Покорно смотрит она из окна на хорошего и милого Сашу, который ждёт её у кафе, ждёт долго, как ждут единственного человека, который встречается раз в жизни…

    Да, в этот раз всё пошло не так.

    А себе она привезла из Москвы песню «Нежность» и воспоминания от том, что не случилось.

    9 из 10

    10 августа 2011 | 17:56

    Сколько уже сказано и написано об этом фильме! В общем-то, сказать уже и нечего… Этот фильм нужно смотреть снова и снова — и каждый раз не сдерживать слез, когда в конце фильма звучит «Нежность», а Нюра все понимает наконец — вот он, был рядом, твой человек, твоя половинка… И ты его больше не увидишь — никогда! А тебе остается твой жесткий муж, твои дети, которые уже потихоньку начинают тебя презирать, хозяйство… И остается только музыка, только она — и настоящее, и будущее…

    Музыка Александры Пахмутовой — это третий главный герой фильма. Тема утреннего города, божественной красоты песня «Нежность» объединяют героев — и разлучают их. Можно только догадываться, какой болью будет теперь отзываться в сердце Шуры голос Майи Кристалинской. Теперь она знает, как называется эта песня. Тем самым словом, которого в своей жизни она так никогда и не услышит. И не хватает ей этого, хоть плачь, а сделать ничего нельзя — «Моя ты, Нюрка!». Моя — как корова, как дом, огород и прочие материальные ценности. И можно при этой материальной ценности курить в избе, разрешения не спрашивая, можно давать короткие, как приказы, ЦУ — и не замечать, КАКАЯ ЖЕНЩИНА перед тобой. Я думаю, Вячеславу Шалевичу немало досталось от женщин за эту роль — тем ценнее его актерская работа. Страшно жить с таким Гришей рядом, и слава богу, что он все больше «при бакенах».

    Недавно смотрела «Три тополя…» еще раз вместе со своими дочками. Ревели все вместе и понимали все одинаково. Думаю, они еще не раз пересмотрят этот замечательный фильм, а значит, в нашем мире будут еще две женщины, которые не смогут пройти мимо своего счастья…

    27 февраля 2009 | 19:43

    Великий, могучий советский союз, страна, которую безмерно уважали и боялись. Она канула уже в небытие вместе с кино индустрией, которой до сих пор восхищаются киноманы, испытывая понятную ностальгию (учитывая то, во что теперь превратилось русское кино). СССР был одной из первых стран, освободивших женщин от вековых предрассудков.

    Освободил… А кто-нибудь когда — нибудь спросил, какую цену заплатили наши бабушки за эмансипацию, такую долгожданную для русских суфражисток (если таковые вообще были)? Если на западе, как обычно, сей могучий процесс шел, несмотря на вспышки женского недовольства во времена Французской революции и Гражданской войны в Штатах, закономерно, то в СССР, как всегда, это произошло скачкообразно, отобрав у прекрасной половины человечества право быть счастливыми.

    Посудите сами — могли ли быть довольны женщины, которым феминизм не дал ничего, кроме права трудиться наравне с мужчинами, получая таким образом двойную порцию полезного физического труда? Прибавьте к этому практически полное отсутствие контрацепции, и, как следствие, бесконечное число абортов, а еще бородатое мнение, что «бабам по-прежнему место за печкой». Картинка вырисовывается не из приятных. Невольно напрашивается аллюзия на не менее гениальную, чем режиссер данной ленты, Веру Марецкую и картину с ее участием «Член правительства», где от ее высказывания: «Стою я перед вами, простая русская баба», по телу бегут мурашки, а в душе рождается стихийное чувство неповиновения вопреки даже здравому смыслу.

    Но все это лишь присказка к восторженной рецензии на фильм великого русского режиссера Татьяны Лиозновой. Человека, отказавшегося от семьи во имя искусства, женщины, из-за которой можно думать, что русские батрачки все же перетерпят все, и все равно вопреки всему добьются своего.

    Я бы назвала данную картину, лучшую из всего, что было снято в СССР (за исключением, быть может, шедевра «В бой идут одни старики», но он о другом, не менее родном, но все же…), «гимном феминизму», как кто-то в свое время окрестил ленту «Агора». Не открытого, не плещущего в лицо своей наглостью феминизма, а тихого, забитого, как главная героиня Нюрка.

    Что фильм рождает после себя множество риторических, как сама жизнь, вопросов, и говорить не стоит, что поставлен он так безукоризненно, настолько точно, что мне кажется, будто я смотрю не художественное произведение со своими недочетами, а хронику жизни поколения русских женщин, когда их вроде бы уже и освободили, да не сказали, что с этой свободой делать. Дали права, да так и остались варварской Русью, не представляющей, что есть такая вещь, как свобода. Свобода не в том, чтобы творить безумие, а в том, чтобы быть счастливыми, не обращая внимания на общественное порицание. Кто такие Нюркин муж, ее соседи, родственники, если она наткнулась на свое счастье, единственный выход из ставшей уже беспросветности? Кто смеет осуждать ее, если вспышки радости в ее жизни почти прекратились уже, сместившись лишь в материнский инстинкт? А жизнь, по «Методу Хитча», измеряется количеством моментов, когда от счастья захватывает дух. И к чему тогда Нюрке размеренное существование за опостылевшим уже мужем, если счастье в ее жизни ограничилось предсвадебной эйфорией и «Нежностью» в машине с незнакомцем, единственным, кто ее понял.

    Как ни парадоксально, но эту «простую русскую бабу» с невероятно красивой душой можно сравнить с Анной Карениной. Между произведениями пропасть, а суть одна и та же — бунт во имя счастья, который, уж так устроена жизнь, не приведет ни к чему хорошему. различие лишь в том, что Анна бросила строю вызов, за что и поплатилась, а Нюра… Воспитана обществом. Знала она, должно быть, что люди не терпят чужого счастья, а жизнь не выносит гипербол. Уж лучше все «чинно, благородно, по-старому».

    Разумеется, дифирамбы актерскому составу, композитору (Пахмутова — еще одно женское явление в советском искусстве), оператору… Каждая мелочь значима, даже юбка главной героини, когда она садится в такси к Ефремову.

    Что еще сказать? В картине этой такая бездна, что никто ее, быть может, не охватит до конца. Но это и есть искусство — попытка задуматься.

    15 ноября 2012 | 15:15

    Как ни крути, а современный московский миф до сих пор держится на «Трех тополях». Булгаковщину из города вымыла война: исчезли извозчики, чистильщики обуви, папиросные мальчишки, переименовались Тверские-Ямские, Поварские, Скатертные, изгадились и изгнидились (либо, напротив, подверглись санированию) Сухаревка, Смоленка и Хитровка, — а вот над бесхитростными черно-белыми картинками Петра Катаева ни время, ни катаклизмы, ни чужеземные красы оказались не властны. Стоит пройтись по списку самых-самых расхожих московских образов и стереотипов, как выяснится, что в области городского фольклора ничего качественно нового с тех пор не появилось, как и не кануло в небытие ничего действительно важного. Неизменны пренебрежение столичных архитекторов к исторической среде, морфотипу застройки и визуальным связям — куда ни поверни, везде клацнет вставной челюстью щербатый, недостроенный Калининский. По-прежнему бесцеремонны гости столицы с имперских окраин: приютишь одного, пострадавшего, несчастненького, глядь — а они уже здесь всем аулом. Все так же чужебесятся с жиру длинноногие столичные барышни, тоскуют о Лондоне и Париже, возвращаясь домой под утро. Для первого ознакомления колхозницы Нюры с великим оператором Лиозновой была выбрана формула простая и гениальная (Мандельштам!): «От Воробьевых гор до церковки знакомой мы ехали огромною Москвой» — и сейчас Россия в Москве абсолютно по-катаевски катается и вынужденно стоит, не под дождем, так в пробках. Ведь сколько бы ни водил Окуджава, самоназванный мифотворец московский, свою музу по арбатским дворикам, да извилистым переулкам, из рамок интеллигентского междусобойчика его творчество так и не вырвалось. Массам (а массы у нас в России традиционно тоньше и умнее интеллигенции), как и мейнстриму, куда как вольготнее на проезжих магистралях. Символом такой магистрали стала неяркая Плющиха. Она же и осталась единственным адресом в титульном ряду культового кино шестидесятых.

    Собственно, если попытаться одним словом охарактеризовать атмосферу этого кино, то первым на ум придет та самая, ни на один европейский язык толком не переводимая нежность. Так называлась не только всеми звездами тогдашней эстрады хоть раз, да спетая песня Пахмутовой, но и, например, один из двух абсолютных шедевров Ишмухамедова, вышедший всего за год до «Тополей». Нежность, казалось, связывала все сердца огромной страны невидимыми нитями, а потому самое интимное, самое частное, самое приземленно-бытовое в это время мгновенно восходило на общенациональный уровень, прочитывалось в четвертом-пятом измерениях, взрывало все установленные великими теоретиками прошлого каноны. Душа несуразной, нелепой, в обыденном смысле недалекой женщины, по-бабьи, причитая, напевающей в машине песню «о французском летчике», оказывалась созвучной не только душе случайного знакомого, но и отлетевшей душе Экзюпери, и душе того, самого любимого нашего летчика, которому едва год оставалось возвращаться на Землю… Именно поэтому мне кажется непростительным упрощением видеть в Нюре Татьяны Дорониной стандартный символ России (Родину-мать, «простую русскую бабу» и тому подобное). Доронина если и была этим символом, то только в отношении России той, конца шестидесятых, идеальной, которой все было внятно в беспредельной нежности ее. Нежностью тогда все окрашивалось и одухотворялось: и грубость сельской жизни, и жесткость жизни московской, и повсеместно трудный быт, и весь набор отечественных наших свинцовых мерзостей (ведь пусть за кадром, но в фильме и пьют, и бьют, и отбывают срок — а вот поди ж ты, светло после него на сердце и все тут!). В этом смысле «Три тополя на Плющихе» — это лучшее в кинематографе воплощение пушкинской «светлой печали» — чувства, прекраснее которого не знают поэты.

    Конечно, в нем много и от невероятно популярного в те годы Грина с его культом несбывшегося (недаром Радзинский называл Нюру «замужней Ассолью»), и от совершенно забытого сегодня американца Даниэла Стила (его рассказ «Прекрасна в туфельках», похоже, и вдохновил Борщаговского на написание «Тополей»), но все это в контексте обсуждения — досужие мелочи. Фильм Лиозновой — о Москве, иллюзорной, манящей, обещающей, умеющей — не разочаровывая — не дать. О душе человека, на которой, по Розанову, как на крыльях бабочки, лежит та последняя пыльца, которой не смеет, не знает коснуться никто — кроме Бога. О Ташкентском землетрясении. Об огнях на реке. О Гагарине. О каждом русском человеке.

    11 сентября 2013 | 22:07

    Рано или поздно каждый из нас сталкивается с определенным выбором в своей жизни, иногда такой выбор носит судьбоносный характер. Именно так случилось и с героиней этого фильма, замужней женщиной из деревни, приехавшей в столицу, чтобы продать домашнюю ветчину.

    На пути к родственнице она знакомится с таксистом, который должен подвезти ее до дома. Из-за внезапного дождя приходится остановиться, и между этими совершенно непохожими людьми завязывается разговор, возникает симпатия. Таксист приглашает женщину в кино вечером.

    Далее зритель знакомится с жизнью той самой родственницы, к которой едет главная героиня. Оказывается, сестра мужа — некий «урод» в семье. Муж у нее сидит в местах не столь отдаленных, а та закрутила роман с другим и ничуть этого не скрывает. Вначале героиня фильма ее осуждает, но постепенно убеждается в том, что ее сноха действительно нашла свое личное маленькое счастье с мужчиной, который готов в прямом смысле носить ее на руках. Но плата за это счастье — презрение и даже ненависть окружающих

    Наступает время встречи. Женщина видит под окнами дома ждущего ее таксиста и понимает, что именно сейчас наступает решающий момент в ее жизни, ей предстоит сделать выбор — обрести свое счастье и вместе с ним крест «проститутки» в глазах окружающих, либо оставить всё как есть. К сожалению, героиня не смогла переступить через этот чисто психологический барьер, и поэтому она не идет в кино…

    В финальной сцене фильма муж спрашивает ее: «Себе чего привезла?» И в этот момент по радио звучит та самая песня «Нежность», которая собственно говоря и сблизила главных героев. А привезла она себе из Москвы воспоминания о счастье, заключенные в этой песне

    Этот фильм, бесподобная игра О. Ефремова и Т. Дорониной, гениальная песня «Нежность» в исполнении М. Кристаллинской — всё вместе это один из лучших советских фильмов той эпохи, который легко воспринимается и теперь, спустя 40 с лишним лет после выхода на экран

    10 из 10

    1 мая 2011 | 20:30

    «Четвёртый раз смотрю этот фильм и должна Вам сказать, что сегодня актёры играли как никогда».

    В этой фразе легендарной Фаины Григорьевны Раневской заложено всё моё отношение к данной ленте. Ту нерастраченную нежность, несбывшуюся любовь, застывшую печаль и еле уловимую тоску, что можно увидеть на лице Татьяны Дорониной и прочесть в глазах Олега Ефремова, не способны выразить никакие фразы и жесты.

    Деревенская женщина едет в Москву с довольно прозаической целью — продать на базаре ветчину, а заодно попытаться вправить мозги сестре мужа Нинке, не дождавшейся суженного из мест не столь отдалённых, а подыскавшей ему замену. Всё в жизни Нюры давно устаканилось: надёжный муж, с которым всегда будет и кров, и пища, шустрые ребятишки, процветающее хозяйство. И вот прибывает она из своего тихого мирка в шумную, бурлящую жизнью столицу, садится в такси к обычному водителю Саше, смотрит на непрекращающийся ливень, и всё в одночасье меняется: приходит осознание, что каменная стена Гриша — давно опостылевшая опора, дети скоро совсем перестанут нуждаться в материнском тепле, а за каждодневным бытом час за часом ускользает что-то действительно важное. Осуждаемая обществом Нина больше не кажется позором семьи, а лишь по-настоящему свободной и счастливой снохой, встретившей того, кто готов носить её на руках. Незаметно подкрадывается то мгновение, которого ждёшь порой почти полжизни, оно же оборачивается мигом, когда можно всё изменить: протянуть руку и познать настоящее чувство, вверив свою чистую душу петербуржцу со сложной судьбой, несмотря ни на что ещё способному говорить добрые слова и дарить ласковые взгляды. Но фамилия Нюры отнюдь не Каренина…

    Всё это есть в рассказе «Три тополя на Шабаловке» Александра Михайловича Борщаговского, по которому и ставила фильм талантливейшая и успешная женщина-режиссёр, посвятившая всю себя киноискусству — Татьяна Лиознова. Единственное, чего в нём нет — это знаменитой песни «Нежность» на пронзительные стихи Александры Пахмутовой, исполненной голосистой Майей Кристалинской. Но именно эта находка трёх тонкочувствующих представительниц прекрасной половины человечества служит главным отражением единства двух мимолётно встретившихся одиноких душ, обрамлением того, что успело зародиться у них глубоко внутри.

    «Три тополя на Плющихе» — кино, берущее в плен, обезоруживающее своей изящной простотой и щемящей сердце грустью; картина, при упоминании о которой хочется затаить дыхание и оставить лишние слова, ведь поймать её настроение можно только посмотрев и пропустив через себя.

    10 из 10

    20 марта 2015 | 23:49

    Нравится ли мне фильм? Я не устану говорить — Да, мне нравится этот фильм, ибо я считаю, что в нём гармонично сочетаются все детали, из которых состоит первоклассное кино. Это и игра актёров, и звуковое решение, и музыкальное решение, и режиссёрская концепция, и техническая сторона — тут всё выполнено на пять с плюсом! Лейтмотив песни «Нежность» проходит через весь фильм. Спрашивается — что в этой песне? А в этой великой песне всё… вся жизнь, все переживания главной героини… А ведь самое интересное, что в фильме использована однотемная музыкальная драматургия! А зачем больше? И так всё понятно, в одной этой музыкальной теме заложена исчерпывающая информация о сюжетной и психологической линиях.

    Я считаю, что это лучшая работа Дорониной, Ефремова, Лиозновой, Пахмутовой и Добронравова… (я уж не говорю об остальной съёмочной группе — опять же 5 с плюсом им!) Только великая любовь к искусству способна создавать подобные шедевры. Нет ничего лишнего и нет ничего недосказанного. Любой фильм нас должен учить чему-то и мы что-то должны из него выносить. Если этого нет — нет и «кина» — есть просто «картинка». Тут же это Кино с большой буквы — ибо оно учит любить, терпеть, сострадать и чувствовать. Последняя сцена — это эмоции навзрыд. Сколько не смотрел, удержаться не мог никогда.

    Прекрасное кино. Сейчас такого нет.

    10 из 10

    22 апреля 2010 | 23:36

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>