всё о любом фильме:

Фейерверк

Hana-bi
год
страна
слоган-
режиссерТакеши Китано
сценарийТакеши Китано
продюсерМасаюки Мори, Ясуси Цугэ, Такио Ёсида, ...
операторХидэо Ямамото
композиторДжо Хисаиси
художникНорихидо Исода, Масами Саито, Тацуо Одзэки
монтажТакеши Китано, Ёсинори Ота
жанр триллер, драма, мелодрама, криминал, ... слова
сборы в США
зрители
Франция  273.8 тыс.,    Италия  143.8 тыс.,    Германия  72.3 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время103 мин. / 01:43
Это история бывшего полицейского детектива Ниши, который сам идет на преступление и вступает в кровавый конфликт с якудза — японской мафией, ради того, чтобы помочь самым важным людям в его жизни — вдове убитого коллеги, тяжело раненому и парализованному другу, и своей смертельно больной жене.

Вместе с ней он отправляется в последнее идиллическое путешествие по Японии, безжалостно и хладнокровно расправляясь со всеми, кто пытается встать у него на пути.

Японское слово hanabi означает «фейерверк», но написанное через дефис оно делится на составные части. Hana — «цветы», символ жизни и любви, и bi — «огонь», символ жестокости и насильственной смерти.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
95%
18 + 1 = 19
8.3
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Все картины, которые в фильме рисует парализованный полицейский Хорибе, принадлежат кисти Такеши Китано.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • В последней сцене на побережье девочку с воздушным змеем играет дочь Такеши Китано — Сёко.
    • еще 1 факт

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Этот фильм завоевал на кинофестивале в Венеции в 1997 году премию «Золотой лев святого Марка», чего не случалось с японцами почти 40 лет, начиная с 1958 года, хотя именно на Венецианской Мостре в 1951 году всему Западу был открыт японский кинематограф, когда «Расёмон» Акиры Куросавы с Тосиро Мифунэ в главной роли получил международное признание. Так что за три с половиной месяца до кончины Мифунэ и ровно за год до смерти Куросавы (потом на фестивале 1998 года в Венеции провели уже поминальную ретроспективу великого японского мастера) явление Такэси Китано широкому миру — пусть он и был замечен как постановщик ещё в начале 90-х — оказалось пророчески знаменательным. Этот 50-летний творец с имиджем «нового отрешённого» (уже не самурая, а члена клана якудзы) смог придти на смену великим учителям. Может быть, действительно верно замечание Кэндзи Мидзогути, что истинный режиссёр начинается лишь в возрасте после пятидесяти. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 119 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Что делать если самый близкий для Вас человек фактически оказывается по ту сторону жизни? Ответ очевиден — самому перейти эту тонкую грань. Так настраивали себя перед битвой средневековые воины-самураи. Так поступает и герой Такеши Китано.

    Незамутнённое сознание, подобно луне на чистом небе и гладкой поверхности спокойного озера само по-новому позволит взглянуть на все проблемы и найти самые верные пути их решения. Решения, полностью понятные лишь только тому, кто сам решил последовать за тобой навстречу смерти.

    Финал абсолютно логичен и неиpбежен, он просто не может быть никаким иным, а потому ещё более прекрасен и чарующ. Совершенный фильм. Шедевр, достойный настоящего мастера.

    15 ноября 2007 | 13:47

    «Золотой лев» Венецианского фестиваля, завоеванный фильмом Такеши Китано «Фейерверк» в 1997 году, ознаменовал фактическое возвращение качественного японского кино в мировую культуру. Именно в этом фильме, а также в «Сонатине», вышедшей на экраны в 1994 году, впервые прослеживаются основные черты творчества режиссера, и можно заметить множество особенностей, которые пройдут в будущем почти через каждый фильм автора. Это и постоянный дуализм сюжетной основы, и технические особенности, творческая бригада, кочующая с Такеши, постоянные попытки разглядеть в обычных вещах что-то фантастическое, перенос личных черт режиссера на характеры своих героев, и прочие так называемые «фишки».

    Китано строит сюжет фильма вокруг полицейского Ниши (роль которого он исполняет лично), переживающего в своей жизни несколько трагедий, сыпящихся как из рога изобилия. Потеря дочери, тяжелая болезнь жены, трагический случай с напарниками-полицейскими, в результате которого близкий друг оказывается прикованным к инвалидному креслу, вынужденная связь с якудза. Все события показаны обрывками, заставляя зрителя активно включаться в нелинейное действие, создавая некую ауру недосказанности, отсутствия важных деталей. А эти самые детали всплывают в самый неожиданный момент, словно ударяя зрителя обухом по голове. История мужчины, которы выдерживает любые удары, делая то, что должен сделать настоящий мужчина — главная подоплека «Фейерверка».

    Решительным ударом ботинка режиссер втаптывает в пыль традиционные ценности, озвучиваемые многими фильмами, будь то святость и нерушимость семьи, железобетонная совесть полицейских, и т. д. Парализованного друга Ниши сразу бросает семья, не особо заморачиваясь по поводу аморальности такого поступка, а сам главный герой не гнушается, в поисках денег для последнего путешествия с женой, связаться с преступниками, ограбить банк. Китано словно играется с своими героями, раскрывая их с самых неожиданных сторон, наглядно демонстрируя как силу, так и слабость человеческого духа. В парализованном персонаже Хорибе словно воплощается боль самого Такеши который пережил подобную ситуацию в 1994 году, попав в аварию на мотоцикле. Пережить уход близкого человека, выплеснуть свою в боль в рисунки, исцелив себя магической силой искусства — Китано в своих интервью даже не пытался открещиваться от связи с персонажем Хорибе, фактически воплотив в нем момент своей жизни. Картины Хорибе (кстати, принадлежащие кисти самого Китано) являются одним из важнейших элементов фильма, позволяющими обострить эмоциональный напор каждого эпизода, заставить зрителя прочувствовать мысль автора, облеченную в причудливой игре красок.

    Насилие, традиционно присущее фильмам Такеши, облекается в удивительную художественную форму, приобретая своеобразный вкус. Громовая тишина, словно вокруг уже все вымерло, разрывается лишь сухими звуками выстрелов и лишь после смерти в мир убийцы и убитого врывается какофония звуков окружающего мира, бьющая по ушам нестерпимым ультразвуком. Игра с тенями, звуками, отголосками фраз дает насилию «Фейерверка» множество лиц, которые сменяют друг друга в лихорадочной неспешности. Вместе с этим Китано раскрывает и первую половинку японского названия картины, показывая, что в мире есть место и для любви, сострадания, чистых порывов сердца. В этом весь Такеши, даже лицо которого представляет собой две разные половинки, и если одна смеется, то вторая всегда остается неподвижной, что уж говорить про его фильмы. «Фейерверк» не может оставить однозначного впечатления у зрителей. ведь каждый увидит в нем что- то свое. Кому-то милее насилие, а кому-то и звук морских волн, тысячелетиями разбивающихся о неприступный берег, или картины, связывающие собой разных людей, или вечная Фудзи в тумане…

    Без использования всякой напускной искусственности Китано создал картину, способную растрогать до глубины души, напоследок хлестко резанув по нервам последним кадром…

    21 августа 2012 | 00:25

    Яркие краски, свет от солнца, ярчайшее голубое небо… и… художник в инвалидном кресле… Фильм хочется назвать картиной, этаким полотном, нарисованным гениальным художником. Даже не хочется, это действительно картина… невыразимо прекрасная, несмотря ни на что. Казалось бы, и не такой уж великолепный сюжет. Нет никаких спецэффектов, как в большинстве современных фильмов. Нет закрученной интриги. Лишь яркие краски, лишь искренние чувства. Порой очень грустные, гнетущие, порой просто очищающие душу. И великолепная музыка Джо Хисаиши…

    Как раз то, что должно быть в гениальном кино.

    10 из 10

    24 июля 2010 | 22:17

    Для начала посоветую для тех кто еще не знаком с творчеством этого режиссера посмотреть другой фильм так как с Фейерверка начинать нельзя, можно многого не понять. Вот какую хронологию я хочу представить.

    1. Жестокий полицейский. 2. Брат якудзы. 3 Такешиз. 4 Сонатина. 5 Точка кипения. 6 Сцены у моря. 7 Фейерверк. 8 Снял кого-нибудь? 9 Банзай режиссер. Как вы сами видите Фейерверк далеко не на первом месте, но эта хронология поможет лучше понять режиссера его стиль и цели, хотя ведь никто не сможет помешать вам посмотреть Фейерверк первым.

    Вкратце скажу про сюжет. Глав. Герой Ниши — полицейский. Он забыв о своей работе пытается помочь самым близким ему людям — вдове убитого коллеги, парализованному другу и своей смертельно больной жене. Временами преступая закон.

    Хорибе — друг глав героя, после одной крайне неудачной полицейской операции был тяжело ранен и этим самым парализованным в ногах. Его уволили с работы на которой он посвятил всю жизнь. Дома от него отвернулись жена и ребенок. Из-травмы его уже не возьмут на работу, но у него есть пособие по инвалидности. Он по прежнему женат но семья забыла о нем. В такой момент только и делать что рисовать.

    Вдова получается теперь совсем одна. Работая продавщицей и еще не забывая свою утрату она с трудом пытается прокормить себя.

    Смертельно больная жена Ниши. Ей предрешено умереть через несколько дней или недель. Неизлечимая болезнь подбирается к мозгу от чего она с каждым днем все больше теряет частички здравого ума. То оставит в подъезде дома обувь, считая подъезд уже своей прихожей, то будет поливать давно увядшие цветы или пытаться пожарить на огне старый кусочек мяса.

    Глав. Герой Ниши будет пытаться хоть как-нибудь наполнить счастьем последние дни жены одинокие будни друга и несчастные дни вдовы. И сделает это он отнюдь не кредитами в банке или выигрышем в лотереи а ограблением банка и беря в долг суммы у якудза — японской мафии с которой нельзя пересекаться любым путем. Ниши немногословен, тих и все же жесток. Придя в больницу навестить жену, он не выдавит и слова, а в последнем идиллическом путешествий по Японии безжалостно и хладнокровно будет расправляться со всеми кто станет у него на пути. Интересно наблюдать, как этот человек почти одновременно за несколько секунд убивает бандитов и в то же время покупает набор художника для друга, присылает деньги вдове и пытается скрасить последние дни в жизни своей жены, пуская фейерверки или играя с ней в настольные игры. Хоть и делает это весьма неуклюже, местами неправильно и иногда просто все ломая. Но он такой, какой он есть. Без лишних эмоции, но с самыми главными.

    Ниши собирательный образ всех героев, предыдущих фильмов Китано. Его жестокость по отношению к якудза благополучно соседствует с искренней и чистой любовью к жене. Любовь Ниши к ней выражается также и ее защитой. За простое грубое слово он готов избить любого. Что говорит о не простой любви. А также о нежной дружбе с другом Хорибе, которому он обязан лучшими днями в жизни в полиции.

    Фильм изобилует невероятными сценами жестокости и насилия и как во многих других его фильмах, кровь и убийства стоят на переднем плане, как бы являясь фоном, для более глубокой мысли. Для идеи, которую фильм должен донести до зрителя. И основного смысла.

    Обычно музыка не частый гость фильмов Такеши Китано но в Фейерверке здесь она просто великолепна. Прекрасно ложится на картинку и по началу ее даже и не замечаешь. Талантливый композитор Джо Хисаиши написавший музыку ко многим фильмов Китано (Брат Якудзы, Сонатина, Ребята возвращаются, Сцены у моря, Кукиджиро, Куклы) удостоился награды, о которой говорилось выше. Она приумножает чувства от картины во много раз, которых и так в избытке. Особенно в последней сцене, где все становится понятно и ясно.

    Отдельного слова заслуживает и актерская игра но если если с глав. актером все понятно, что он очень хорош то о других можно и написать. Второй по мастерству игры, на мой взгляд, является Сусуму Тэрадзима он играет одного из полицейских (тот который преследует Ниши после середины фильма и которого ранили в метро, но он выжил) и играет, хорошо. Фанаты или просто любители коллекции фильмов Китано наверняка его заметили из других фильмов режиссера и нетрудно догадаться, что этот актер является скорей другом, нежели просто еще одним актером для Китано, так как он перекочевывает из одного фильма в другой.

    Его так же можно сравнить с так сказать «любимчиками» режиссеров. Например, Квентин Тарантино это Харви Кейтель, у Гая Ричи это Джейсон Стетхем. А также Рен Осуги в роли инвалида Хорибе и конечно Кайоко Кишимото в роли жены Ниши так же достойны внимания, так как они центральные фигуры в фильме.

    Операторская работа для рядового зрителя бросается в глаза, так как она весьма необычна по сравнению с западными или даже с нашими фильмами. Но для этот стиль визитная карточка режиссера, он показывает многие сцены обрывками, вставляя по хронологии неправильные сцены или просто вырывая куски дабы показать, по мнению Китано всю суть. Не думаю, что надо еще что-то говорить о сценарии, о свете о еще чем либо, так как для меня было крайне трудно написать рецензию к такому фильму, так как его надо попросту смотреть.

    и

    Вот это Спасибо в конце фильма, оттягивает все предыдущее, концентрирует внимание на одной только этой минуте, заставляет понять весь фильм, а может и выявить для себя какой-то смысл, понять идею о благодарности за наверно лучшие дни в жизни и все те «подарки» сделанные Ниши пусть хоть и весьма дурашливые, но искренние, добрые, полные смысла, до самого конца остается несколько секунд и тут многие может, нашли для себя именно «свой» смысл всего показанного ранее, так как у каждого он может быть свой. Музыка обрывается выстрелами, на фоне бушующих волн океана и видим девочку замес-то чего-то того чего не нужно видеть и это точный конец фильма где ставиться точка.

    Многие будут утверждать своими рецензиями как же им не понравился этот фильм, первые скажут как же он скучен и нуден, вторые возмутятся о чрезмерном насилии и крови, льющиеся чрез край, третьи расскажут о простеньком сценарии, четвертые о какой-нибудь плохой игре актеров, но чтобы там ни говорили, пятые — скажут только одно, к которым отношусь и я, ответят всем — что этот фильм попросту, гениален.

    21 сентября 2009 | 10:42

    Роковым образом в один и тот же день полицейский Ниши узнает о неизлечимой болезни жены и теряет друга-напарника, который получает тяжёлое ранение в то самое время, когда Ниши навещает супругу. В таких обстоятельствах до сих пор стоявшему на страже закона копу приходится пойти на сговор с мафией. Для лечения друга он занимает деньги у якудза, а чтобы вернуть долг, грабит банк. Затем Ниши решает устранить своих кредиторов, слишком настойчиво требующих отдать деньги…

    Соединив мелодраму и боевик, сентиментальность и насилие, 50-летний японец Такеши Китано рассказал притчу о человеке, который непреклонно придерживается кодекса чести и, осознавая свою фатальную обречённость, движется к собственной смерти, как к неизбежности. Одержимое стремление к жестокости позволяет назвать Ниши наследником самурайских традиций, ибо чувство долга всегда превалирует у него над прочими эмоциями.

    При кажущейся заторможенности, которую нет-нет да взрывает град выстрелов или ударов в челюсть, кино поражает неуёмной энергией. Китано достигает этого посредством необычного монтажа, который всякий раз разрушает созерцательную статику планов. Она, в свою очередь, задаётся рисунками Хорибе, напарника Ниши. Эти картины, напоминающие живопись примитивистов, Китано сам нарисовал специально для фильма.

    По-японски название ленты объединяет в себе два понятия: цветок любви и огонь смерти. При кажущейся простоте сюжетной конструкции фильм отличает непривычная для данного жанра стильность: аскетизм минималистской драмы наполняется той страстью, какая характеризует именно восточное искусство. При всей самобытности этот гангстерский боевик, который в национальном японском варианте называется «Якудза-эйга», возник не на пустом месте. Он заставляет вспомнить «Плохого полицейского» (1992) Абеля Феррары и знаменитого «Самурая» (1967) Жана-Пьера Мельвиля, который также представлял собой притчу об одиночестве смерти.

    До 1997-го Китано, первый ньюсмейкер японских масс-медиа, остальному миру был больше известен как актёр («Счастливого Рождества, мистер Лоуренс», 1982, «Джонни Мнемоник», 1995), хотя «Фейерверк» стал уже «седьмым томом» его киносочинений. Но, получив за Hana-Bi «Золотого льва» МКФ в Венеции, а затем еще и «Феликс» за лучший неевропейский фильм года, он сразу вышел в классики планетарного масштаба, приняв на родине бремя лидерства у покойного Куросавы и обездвиженного инсультом Осимы.

    12 сентября 2012 | 21:59

    Фильм странный, если смотреть его в 2015 году. Такеши Китано, как режиссер, для меня первый герой немейнстримового кино, с премьеры его Кукол на канале НТВ-премьера и Сцен у моря, на еще одном из киноманских каналов, я начал смотреть кино.

    Первый кадр в фильме, показывает нам откуда Григорий Лепс позаимствовал свой имидж, хотя если учесть, что над его образом работали имиджмейкеры, мы можем только восхититься их находчивости (если заимствование действительно имело место).

    Вернемся к фильму. Самым большим недостатком, я считаю монтаж или техническое исполнение в целом. Темп фильма изначально очень быстрый. Повествование нелинейно, но нам об этом ничего не намекает, можно только облегченно выдохнуть, когда через 30 минут нам начинают показывать флешбеки и истории других героев, кроме детектива Ниши. Второй раз можно выдохнуть, когда герой Такеши Китано произносит первую фразу (ура!, нам не будут морочить голову молчаливым героем).

    Что касается монтажа, в фильме присутствует много флешбеков, которые объясняют большую часть происходящего, но непонятно эти флешбеки когда они начинаются. События произошедшие в прошлом, на экране равны событиям происходящим в настоящем, к ним не подготавливает не музыкальная подводка, ни крупный план взгляда главного героя. А если учесть, что флешбеки в фильме эмоционально сильнее, то сны наяву побеждают реальность героев.

    В остальном же фильм прекрасен, будь то линия полицейского который начинает рисовать, но все же задумывается о самоубийстве или линия повзрослевшего полицейского Накамуры — все это сильно.

    Отдельно стоит отметить музыку. Если в фильме можно найти какие-то детали, которые выполнены небезупречно, то музыка — железобетона и не дает повода в себе усомниться.

    3 апреля 2015 | 15:04

    Тяжелое осознание общего бытия и постепенное определение места собственного маршрута в окружающей действительности, когда даже самую радужную жизнь едва ли возможно описать красочными эпитетами, а последние жадные вздохи, должные быть сладостными, все равно покажутся неимоверным мучением.

    В небе же всегда наблюдаются падающие звезды, означающие случившееся затухание яркого огня, и ослепительное солнце, заставляющее оглядываться с прищуром, что в летнюю пору, что, оказавшись по самое колено в белоснежных сугробах. И фейерверк, фейерверк искренних эмоций.

    И после того как обозначенная обстановка стала постепенно наэлектризовываться до такой степени, что было опасно совершать движения, а тяжесть положения начала ощущаться его сердечной мышцей, возвышая степень криминалитета до недосягаемой отметины, Ниши просто остановил свой взгляд на умирающей жене, минуя намеренно все остальное.

    Недавняя трагедия, произошедшая с дочерью, изрядно пошатнула доселе крепкое основание этой семьи, а теперь еще и единственная спутница жизни для бывшего полицейского начала финальный отсчет своих дней, готовясь улететь куда-то в дали дальние. И для Йошитака Ниши основной задачей стало хотя бы на мгновенье вернуть яркие краски в их тускнеющее полотно.

    И вот он смотрит на нее, пытаясь мысленно и жадно хватать куски ее образа, дабы насытить отсеки собственной памяти, которые при мгновенной прокрутке его жизненных этапов, помимо всего, как в опьяняющей дымке возродят воспоминания о любимой женщине, любящей, страдающей, не желающей понимать. А где-то рядом будет он, Ниши с покрашенными в красное руками, уступающий, отходящий в сторону.

    Такеши Китано намеренно сводит в самое тяжелое из времен основного героя с его женой, чтобы тот смог заглушить многие из грехов своих поступков единственным и светлым добром, которое будет самым искренним событием, что происходило с Ниши, когда он будет пытаться отречься от тяжких флешбэков.

    Многое довелось перетерпеть, совершить, позволяя себе ошибки, потому что иначе никак не можешь, сколько всего прошло будто сквозь тебя, запятнав, оставив шрамы, ты и сам замарал свои руки уже выше локтя, но это все рамки обстоятельств, что на первый взгляд кажутся временными, а на самом деле будут преследовать тенью.

    А сейчас же просто необходимо обо всем забыть, пробудить веру в согревающие чувства, порадовать жену, дать ей понять, что она не одинока, и что никогда таковой не являлась все эти миновавшие годы.

    Хоть и с собой уже ничего невозможно сделать, но, наконец, нужно спокойно все обдумать на фоне величественного океана, восхода, заката, цветов, что словно глаза животных и людей, снегов, но главное — рядом с ней.

    Она должна ощутить мое присутствие, а разлетающиеся заряды фейерверков ахнут куда-то ввысь, как эмоциональные всплески двух людей, которые смогут высвободиться только тогда, когда настанет для этого должное время.

    5 сентября 2012 | 12:59

    Посмотрев фильм Китано «Фейерверк», Я подумал: а что если бы события в фильме развивались в два раза быстрее, выбросить из фильма замечательные и оригинальные картины Такеши Китано, а также заставить сыграть все роли европейцев. Полагаю, мы получили бы обычный боевик с элементами мелодрамы.

    То есть фильм, который получил столько наград, воздействовал на людей, прежде всего, своим стилем: медленным неторопливым повествованием, красивыми вставками картин. Кого-то, Я думаю, привлек главный герой Ниши — спокойный, уравновешенный, молчаливый, однако способный на мгновенную реакцию. Он моментально возбуждается, наносит удар или стреляет, затем снова возвращается к исходному спокойствию. У главного героя куча проблем, но он не одинок, как Хорибе, его друг. Финал — это единственный, для героев, путь спасения от одиночества.

    Заранее приношу извинения перед фанатами Китано — мне фильм шедевром не показался.

    21 июля 2009 | 01:38

    «Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе, каждый человек есть часть Материка, часть Суши; и если волной снесёт в море береговой Утёс, меньше станет Европа, и так же, если смоет край мыса или разрушит Замок твой или друга твоего; смерть каждого Человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством, а потому не спрашивай, по ком звонит колокол: он звонит по Тебе»

    Из проповеди Д. Донна


    Эстетическо-философское кино о том, что если теряешь жизненный смысл то лучше умереть. Бесцельное существование в фильмах Китано не в чести. В этом он близок к Хемингуэю. У того то же мало кто с главных героев остается жив к концу произведения, если их не убили по ходу романа, то они либо покончили жизнь самоубийством, либо неизлечимо больны. Да и второстепенные мрут, как бы невзначай, но постоянно, с упорством. Хотя на сценах смертей акцента не делается. Так и у Китано на сценах жестокости не делается внимания, но она есть. Можно выколоть глаз, пострелять якудза, и все это отрешенно, как придаток к происходящему. Не делается и попыток вызвать слезы у зрителя в виду несчастий героев, чем выгодно отличается от американского хлама, на этих чувствах спекулирующего. Чувства здесь вроде скупы, но по восточному глубоки, и если вдуматься то их здесь фейерверк.

    Во многом ключ к пониманию фильма лежит через картины, которые возникают в кадре, как рисунки друга главного героя. В них выражается жизненная сила, которая как падающие звезды постепенно угасает. От ярких красок красоты мира, до тьмы забвения. Цепь роковых событий и единственный оставшийся жизненный ориентир смертельно больная жена, которой уже по определению осталось не долго. Но, на пути к смерти: желательно скрасить последние дни жене, помочь парализованному и вдове убитого друга не согнуться под тяжестью существования. Для этого нужно переступить через моральные ограничения: взять в долг у якудза, а потом ограбить банк чтобы вернуть.

    Конец фильма кажется трагическим, но это не так, ведь фильм то восточный, а он как известно, даже из советских фильмов; дело тонкое. Здесь утверждение жизни происходит через смерть. Двойное самоубийство которое делают главные герои, или синдзю как его называют в Японии, означает единение сердец как высшую форма любви. Оно как разновидность традиционного поведения, часто встречается в японской культуре, воспето местными писателями и поэтами. То есть совершенное самоубийство выражает победу любви над смертью. Ведь сердца на веки едины, пускай и где-то в другом мире. На это указывает и развивающийся по ветру воздушный змей, у которого как и у главного героя оборванны крылья. И девочка: ведь со смертью старого часто рождается новое. И вид моря, которое Китано часто снимает в своих фильмах; оно символизирует жизнь с ее заботами и волнениями.

    Это вершина творчества Китано, здесь до совершенства доведено его умение нелинейным изображением, соединять противоположные чувства: смешное и грустное, жестокое и лирическое. Превращать, рваным монтажом, внешне холодное изображение со скупыми диалогами, в удивительно красивые кадры. Вкрапление живописи делает фильм очень символичным, придавая ему глубокую осмысленность, восприятие которой зависит от индивидуальных качеств зрителя.

    Для моего восприятия это безусловный шедевр, и один из самых любимых фильмов.

    10 из 10

    20 января 2013 | 22:49

    Спасибо!

    Спасибо тебе за все…

    Фейерверк (я люблю этот фильм)


    Перед нами седьмой фильм культового японского режиссера Такеши Китано. В этом фильме он играет полицейского Ниши, который однажды вместе с напарниками вступает в перестрелку с преступником. Один напарник умирает, один ранен, а еще один садится в инвалидное кресло. Сам Ниши остается целым, но у него есть жена, которая скоро должна умереть. Он крадет деньги из банка и отправляется в последнее путешествие со своей женой…

    Я хотел бы сразу сказать, что это далеко не самый любимый мой фильм у старика Китано, потому что я больше всего люблю его картины — «Сонатина», «Сцены у моря» и «Такешиз». Но фильм «Фейерверк» произвел фурор в свое время, потому что зрители никогда еще не видели таких отрешенных драм. В этом фильме все очень плохо с самого начала и поэтому когда фильм приближается к концу, становится невыносимо грустно.

    Этим фильмом Китано заглаживал свои ошибки перед критиками, после того как он снял свой самый плохой фильм «Снял кого-нибудь» и потом после съемок в пьяном угаре влетел в стену на мотоцикле. Поэтому фильм «Фейерверк» стал очень личным для Такеши. В этом фильме даже будут его рисунки, которые он рисовал после аварии. Кстати в этом фильме один герой будет рисовать, и тем самым он будет поддерживать связь между собой и героем Китано. Он, можно сказать, показывает через свои рисунки его жизненный путь.

    В этом фильме опять Китано обратился к своей любимой теме, а именно к якудза. Хотя я честно сомневаюсь, что это его самая любимая тема в кинематографе. Да и в этом фильме якудза отходит на второй план, когда герой Китано начинает ухаживать за своей женой. Эти ухаживания нужно видеть своими собственными глазами. Вроде фильм грустный, а смешные моменты тут будут. Просто Китано постоянно играет в своих фильмах в разные игры. А в этом фильме практически все его игры проваливаются, вспоминайте, как он не мог зажечь фейерверк или как потом у него порвался воздушный змей. Для многих это пустяки, а для меня это знак, что фильм закончится очень печально.

    Как мне кажется, режиссера Такеши Китано должны знать обязательно все люди, которые интересуются великим кинематографом. Такеши Китано — это живая легенда кинематографа и поэтому я рекомендую познакомиться всем с данным фильмом. Перед нами очень сильный фильм, в котором очень редко говорят, потому что слова тут не нужны, как и во всех шедеврах Китано.

    Спасибо.

    P.S.

    В этом фильме присутствует самая страшная сцена ограбления банка. Тишина в этом моменте просто пугает…

    10 из 10

    16 августа 2010 | 12:00

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>