«Маленькое красное платье» и еще 5 фильмов о проклятых предметах гардероба

Обсудить0

В прокате — новый хоррор Питера Стриклэнда. Главный антигерой в нем — маленькое, 36-го размера, красное платье из зловещего бутика, которое терзает своих владельцев и сводит их в могилу. Вспоминаем, чего еще не следовало бы надевать героям фильмов.

Истории о вещах-убийцах известны еще с античных времен — взять хотя бы миф о Медее, убившей свою соперницу Главку при помощи отравленной накидки-пеплоса. Даже всем знакомая хрустальная туфелька Золушки в оригинальной, а не адаптированной версии сказки принесла немало вреда: чтобы надеть ее, одна из сестер отрубила себе большой палец, а другая — пятку, и обе выдали себя потоками крови, струящимися из обуви.

Николай Васильевич Гоголь построил сюжет своей повести «Сорочинская ярмарка» вокруг дьявольского кафтана красного цвета, разрозненные части которого блуждают по ярмарке, принося несчастье тем, кто их даже просто увидит. Николай Гумилев написал пьесу «Отравленная туника», действие которой разворачивается в Византии VI века при дворе жестокого императора Юстиниана и его коварной жены Феодоры. Спектакль по этой трагедии был поставлен в театре Петра Фоменко, но ни один российский режиссер пока что не пожелал ее экранизировать. Даже в «Сорочинской ярмарке» Николая Экка проклятую красную свитку заменили на скучную куклу черта в кафтане, которую веселый цыган подбрасывает сорочинцам.

Зато кинематографисты других стран охотно снимают кино про опасную одежду и обувь, используя их как богатый источник символизма. В фильме Стриклэнда, старательно и умело копирующего хорроры 1960-х, платье служит прозрачной метафорой ужасов консьюмеризма (бутиком, в котором его покупают, заведует колоритная компания восточноевропейских вампиров, превращающих ретейл в зловещий культ). А в «Красных башмачках» Пауэлла и Прессбургера заглавная обувь символизирует чуть ли не ужасы русского балета.

«Оленья кожа»

Ближайший сосед «Маленького красного платья» по прокату (тоже выходит на этой неделе) — псевдохоррор изобретательного режиссера Квентина Дюпье, автора фильмов про шину-убийцу и поиски идеального крика, достойного «Оскара». Жан Дюжарден с седой бородой изображает потерянного мужчину, спустившего целое состояние на загадочную кожаную куртку с бахромой; бонусом идет старенькая видеокамера. Куртка немедленно начинает говорить с героем (его же голосом) и требует уничтожить все остальные куртки в мире, чтобы остаться единственной. По мере того как ликвидация верхней одежды в маленьком городке, где застрял без денег наш модник, превращается в резню, сам хозяин куртки начинает воображать себя режиссером и снимает бесконечные селфи и свои кровавые похождения на видео. Абсурдность происходящего никак не объясняется Дюпье, и сам его фильм во многом похож на тот любительский постдок, что снимает персонаж Дюжардена, невольно превратившийся в действующее лицо нехорошей истории, сочиненной какой-то высшей силой. Звезда «Артиста» тут вновь демонстрирует чудеса перевоплощения, на этот раз в полнеющего неудачника с глуповато-пустым взглядом маньяка.

«Красные башмачки»

Один из самых влиятельных музыкальных фильмов в истории кино, вдохновленный одноименной сказкой Ханса Кристиана Андерсена. Проникнутая пуританским духом история Андерсена про девушку, которая, надев красные башмачки, оказалась обречена вечно танцевать и никогда больше не смогла войти в церковь, в интерпретации дуэта ПауэллПрессбургер превратилась в фантасмагорическую притчу о природе творчества. Юная балерина Вики Пейдж (Мойра Ширер) с волосами почти того же цвета, что и заглавные туфельки, репетирует балет «Красные башмачки» под руководством манипулятивного и демонического импресарио Бориса Лермонтова (Антон Уолбрук), прототипом которого выступил Сергей Дягилев. Пуанты красного цвета становятся здесь символом творческой страсти, одновременно благом и проклятием, ведущим героиню к триумфу на сцене и к катастрофе в личной жизни.

Кульминация картины — 15-минутный балет, своего рода фильм в фильме, изобилующий таким количеством жутких и сюрреалистических образов, какому может позавидовать большинство хорроров. Это погружение в бессознательное Вики Пейдж, где в качестве проводника выступает дьяволоподобный Сапожник (в исполнении дягилевского танцовщика и хореографа Леонида Мясина), ассоциирующийся с Лермонтовым и дарящий ей заколдованные пуанты.

«Медея»

Фильм Пазолини не буквальная экранизация трагедии Еврипида; тут есть аж две сцены убийства при помощи проклятой накидки, а сам этот черный наряд, созданный художником Пьеро Този, проходит через всю картину. Впервые мы видим его на самой Медее (Мария Каллас), еще когда она является царевной в Колхиде. Затем, уже в Коринфе, после бегства Ясона и Медеи с золотым руном, когда Ясон решает бросить Медею и жениться на местной царевне Главке, царица-колдунья посылает этот наряд разлучнице в качестве свадебного подарка. Первая сцена ее смерти соответствует описанию Еврипида («и муки снедающим жаром охватит несчастную сеть, гореть она будет, гореть»): надев накидку, Главка в ужасе выбегает на улицу и загорается. Однако в следующий момент мы обнаруживаем, что эта сцена происходила в воображении Медеи.

Вторая сцена убийства похожа на первый вариант: надев подарок, Главка смотрится в зеркало, ее отражение замутняется и искажается, передавая охватывающее девушку безумие. Главка выбегает из дворца и бросается с городской стены.

Все это еще больше похоже на галлюцинацию, и роль Медеи в этом варианте неочевидна; зрителю предоставляется самому решать, стало ли причиной помешательства Главки ядовитое платье или внезапно проснувшееся чувство вины.

«Парик»

Снятый в то время, когда азиатские призраки с длинными черными волосами только что из утюгов не вылезали, этот фильм ужасов разворачивает ставшую штампом концепцию в новом направлении: длинные черные волосы существуют здесь отдельно от привидения, в виде парика. Этот парик героиня картины, Чи-хён (Ю Сон), дарит своей младшей сестре Су-хён (Чхэ Мин-со), умирающей от лейкемии. Чи-хён лжет сестре, убеждая ту, что она выздоровела, и забирает ее из больницы, чтобы быть вместе до последнего дня. Странным образом Су-хён действительно начинает чувствовать себя лучше с каждым днем, и вскоре симптомы болезни исчезают. Но одновременно с этим меняется ее характер, она словно бы начинает превращаться в другого человека.

Режиссер-дебютант Вон Щин-ён стремится передать психологический ужас от трансформации близкого человека, становящегося чужим и опасным. Ему долгое время удается поддерживать саспенс, балансируя между реалистическим и мистическим объяснением происходящего. Парик в этом фильме никого не убивает (это делают люди), а он словно бы впитывает воспоминания своей обладательницы и делится с ней памятью того, кому эти волосы принадлежали раньше. Подобно раку, разъедавшему тело Су-хён, парик разъедает ее душу, и эту болезнь исцелить куда сложнее.

«Обувь, запятнанная кровью»

Опытный гонконгский режиссер Рэймонд Ип (Ип Ваймань) сегодня считается признанным мастером готической мелодрамы. А началась его работа в этом жанре семь лет назад как раз с этой картины. Действие тут разворачивается в 1945 году, сразу после окончания войны с Японией, в маленькой деревушке, где большинство женщин ждут возвращения своих мужей с фронта. Среди них — мать двоих детей Сюэ (Руби Линь), зарабатывающая на жизнь шитьем. В том числе шитьем матерчатых туфель бянь се. Однажды, отправившись продавать товар, она подвергается сексуальным домогательствам. На следующий день напавшего мужчину находят мертвым с проломленным черепом, а рядом — красные женские туфли, сшитые Сюэ. На основании этой улики деревенские старейшины приговаривают несчастную Сюэ к смертной казни, после чего едва ли не всей деревней торжественно топят в реке на глазах у ее детей. Вскоре после этого деревню поражает эпидемия убийств: добрые селяне один за другим гибнут при таинственных обстоятельствах. А рядом с трупами неизменно оказывается пара красных туфель…

Фильм причудливо сочетает элементы мелодрамы, социальной сатиры и хоррора о привидениях. Поскольку снят он для материкового Китая, настоящих призраков в нем не будет (коммунистическая партия не разрешает показывать в кино «феодальные суеверия»), и все мистические события получат рациональное объяснение. Тем не менее вышитые красные туфельки в контексте действия выступают как метафора проклятия, павшего на деревню из-за неправедной казни Сюэ.

Смотрите также

Утомленные солнцем: Кто стоит за реинкарнацией хоррора

19 июля
Утомленные солнцем: Кто стоит за реинкарнацией хоррора

Ужасы народов мира: 12 лучших хорроров с национальной спецификой

25 июля
Ужасы народов мира: 12 лучших хорроров с национальной спецификой

На лице у них улыбки: Краткая история страшных кукол в кино

19 июня
На лице у них улыбки: Краткая история страшных кукол в кино

Тайные сокровища Netflix: 15 фильмов и сериалов, которые вы могли пропустить

30 июля
Тайные сокровища Netflix: 15 фильмов и сериалов, которые вы могли пропустить

Главное сегодня

Что смотреть в кино: «Тайна печати дракона», Yesterday и «Между нами музыка»

Сегодня
Что смотреть в кино: «Тайна печати дракона», Yesterday и «Между нами музыка»

Полнометражное продолжение «Во все тяжкие» сделано для фанатов сериала

2 часа назад
Полнометражное продолжение «Во все тяжкие» сделано для фанатов сериала

Неудачные дубли из «Человека-паука: Вдали от дома»: Хихикающие Том Холланд и Джейк Джилленхол

3 часа назад
Неудачные дубли из «Человека-паука: Вдали от дома»: Хихикающие Том Холланд и Джейк Джилленхол

«Мы открытая, безопасная страна»: Как Россия планирует привлекать иностранных кинематографистов

Вчера
«Мы открытая, безопасная страна»: Как Россия планирует привлекать иностранных кинематографистов

Поднимите ваши веки: Топ-5 новых хорроров из Торонто

17 сентября
Поднимите ваши веки: Топ-5 новых хорроров из Торонто

Зрители выступили против возможного ремейка «Принцессы-невесты»

Вчера
Зрители выступили против возможного ремейка «Принцессы-невесты»

Трейлер детектива «Достать ножи»: В каждой семьи — свои секреты

Вчера
Трейлер детектива «Достать ножи»: В каждой семьи — свои секреты
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт