«Монстры»: Интервью с Тимуром Бекмамбетовым

Обсудить0

У Гарета Эдвардса есть очень полезная черта: он четко понимает границы собственных знаний и умений, и это позволяет ему себя не терять и сохранять пределы творческой свободы в различных условиях. Из многих нынешних высокобюджетных режиссеров, которые начинали со скромных картин, по-моему, только Джеймсу Кэмерону удалось сберечь дух независимости, и, мне кажется, Гарету это тоже свойственно.

30 сентября в российский прокат выходит фильм «Монстры». Будь это очередная работа одной из голливудских студий, мы бы все ее тепло приняли, по достоинству оценили и переключились на следующую новинку сезона. Но сейчас на наших глазах пишется новая глава истории кинематографа: молодой режиссер, на счету которого до недавнего времени числилось несколько документальных фильмов для BBC, вдруг за немыслимые для полнометражного кино копейки снимает полноценное кино и, надо сказать, хорошее, более чем достойное для широкого проката. В России своеобразным куратором «Монстров» стал Тимур Бекмамбетов, который еще летом вместе с компанией «Вольга» показал фильм московским журналистам и познакомил их с режиссером картины Гаретом Эдвардсом. Гарета про его фильм КиноПоиск уже расспросил, теперь дело за тем, без чьего участия мы могли бы этот фильм попросту не заметить. Слово — Тимуру Бекмамбетову.

Тимур, на правах своеобразного куратора фильма «Монстры» в России скажите, что стоит ждать зрителям от ленты?

Главное — не покупаться на название и не идти на фильм как на очередную фантастику про инопланетных чудовищ. Мне кажется, к «Монстрам» стоит изначально подходить как к хорошей работе, которая доказывает, что можно снимать хорошее и интересное кино без больших бюджетов и участия крупных голливудских студий.

А чем фильм именно вам понравился?

Тем, что он на самом деле про любовь. В фантастических условиях, но про любовь и про людей.

Как вы вообще с Гаретом Эдвардсом познакомились?

На показе «Монстров» в Лос-Анджелесе весной этого года. Мне и фильм понравился, и с Гаретом мы подружились. При своей почти детской открытости и непосредственности внутренне Гарет оказался очень взрослым и серьезным мастером. Мне кажется, в Голливуде его ждет большое будущее.

А студии не испугаются давать новичку большие проекты?

Мне кажется, не испугаются. По тому, что я видел, думаю, Гарет справится, в том числе и с большим бюджетом. У него есть очень полезная черта: он четко понимает границы собственных знаний и умений, и это позволяет ему себя не терять и сохранять пределы творческой свободы в различных условиях. Из многих нынешних высокобюджетных режиссеров, которые начинали со скромных картин, по-моему, только Джеймсу Кэмерону удалось сберечь дух независимости, и, мне кажется, Гарету это тоже свойственно.

У вас с Гаретом есть планы на дальнейшую совместную работу?

Конечно, есть. Мы с ним вместе будем снимать фильм. Это тоже будет фантастика, но теперь уже про космос. Если судить по тому, как Гарет сделал «Монстров», думаю, у него может получиться рассказать хорошую высокотехнологичную историю и сохранить трогательную человечность даже в антураже космических кораблей, как это выходило у того же Кэмерона, раз уж я про него вспомнил. Гарет уже пишет сценарий. Правда, он сейчас немного перегружен приятной суетой по подготовке премьер «Монстров» по всему миру, но, я надеюсь, он уже скоро вернется в строй и полностью погрузится в сценарий.

У многих музыкантов лучшие песни часто писались в гастролях, может, со сценарием тоже так же получится. Тимур, а кроме Гарета Эдвардса, у вас есть в рукаве другие вундеркинды?

Конечно, есть, только я про них сейчас пока не могу говорить — рано.

На ваш профессиональный взгляд, противоречит ли «партизанский» метод съемок фильма сути устройства киноиндустрии, которая сама по себе достаточно консервативна и чаще всего приемлет только проверенные методы?

Ничуть не противоречит! В «партизанском» кино действуют те же механизмы, что и в обычном, студийном, разница лишь в организации рабочего процесса. По тому, как мы снимали «Ночной дозор», могу сказать, что он тоже был по сути «партизанским».

Значит ли это, что нас в ближайшее время может захлестнуть волна малобюджетного хорошего кино?

Трудно сказать. Хороших авторов все равно мало, но важно другое. Если раньше мы говорили, что в кино человеку с улицы трудно прийти из-за дороговизны съемочного процесса, то сейчас, если у тебя есть хорошая идея, ты сам относительно легко можешь снять фильм, который по качеству может ничуть не уступать большому студийному фильму. Сами посудите: обычные ноутбуки, которые продаются в соседнем магазине, грубо говоря, сейчас обладают практически той же мощностью, которая была, например, у графических станций во время производства «Парка Юрского периода». Камеры, которые могут обеспечить минимальную приличную картинку, сейчас стоят относительно недорого, и в целом за какие-нибудь три тысячи долларов ты можешь собрать свою домашнюю студию, на которой можно получить качественный и, главное, полноценный кинематографический материал.

А имеет ли смысл создавать какой-нибудь специальный фонд для поддержки юных «партизан»-кинематографистов?

Вряд ли. В России отчасти функцию такого фонда исполняет Министерство культуры. Опять же те деньги, которые студия «Базелевс» получила от государства на производство кино, мы направили именно на создание картин молодых кинематографистов и сейчас уже запустили несколько проектов. В мире таких специальных «партизанских» фондов, по-моему, нет — по крайней мере я про них ничего не слышал.

А не страшно отдавать кино в руки новичков? Вдруг, они какую-нибудь халтуру снимут.

По-моему, это не тот риск, о котором стоит беспокоиться. В моем случае я точно знаю, что можно ожидать от начинающих режиссеров — говорю это и про нынешние, и про прошлые проекты. Мы сделали с Шэйном Эккером проект «Девять», делаем сейчас «Выкрутасы» с Лео Габриадзе и «Самый темный час» с Крисом Гораком, у нас уже почти готов проект «Елки», на котором работали сразу несколько режиссеров — как известных, так и начинающих. То есть халтуры точно не будет — будет хорошая профессиональная работа с заметным авторским почерком. И вообще, мне кажется, больше стоит беспокоиться о том, что потом с молодыми и многообещающими режиссерами происходит…

А что с ними происходит?

По-моему, многие из них, попав в студийные жернова, теряют связь с реальностью и замыкаются на себе. Многие теряют заряд. Обычно мы все накапливаем определенный энергетический заряд где-то до 20 лет, потом его как-то растрачиваем в попытках самореализоваться, и после этот заряд довольно трудно восстановить. Когда замыкаешься на себе, вообще ничего не восстанавливаешь. Не пытаюсь никого критиковать — просто констатирую, что пытаться держаться в рамках адекватности в том, что ты делаешь, сложно даже тогда, когда ты об этом постоянно думаешь и пытаешься себя контролировать.

Главное сегодня

«Оскар-2020»: Девять фильмов, которые точно понравятся академикам

Сегодня
«Оскар-2020»: Девять фильмов, которые точно понравятся академикам
Студия Warner начала работу над сиквелом «Джокера»

Студия Warner начала работу над сиквелом «Джокера»

22 минуты назад
Уиллем Дефо назвал супергеройские фильмы слишком длинными и шумными

Уиллем Дефо назвал супергеройские фильмы слишком длинными и шумными

39 минут назад
Продолжение сериала «Викинги» от Netflix и еще 19 новостей дня

Продолжение сериала «Викинги» от Netflix и еще 19 новостей дня

час назад
В Индии и Южной Корее выпустят ремейки российского хоррора «Тварь»

В Индии и Южной Корее выпустят ремейки российского хоррора «Тварь»

Сегодня, 12:59
«Звучит как угроза»: Реакция на второй трейлер мюзикла «Кошки»

«Звучит как угроза»: Реакция на второй трейлер мюзикла «Кошки»

Сегодня, 12:36
Генри Кавилл готов вернуться к роли Супермена

Генри Кавилл готов вернуться к роли Супермена

Сегодня, 11:21
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт