Игра престолов

Кит Харингтон: «Джон Сноу почти что эмо»

Обсудить0

Актер ностальгирует по своим волосам и собирается смотреть приквел «Игры престолов», а еще делится впечатлениями о ключевых сценах первого эпизода восьмого сезона. Осторожно: спойлеры!

— Начнем со сцены в первом эпизоде, в которой Сэм Тарли говорит Джону Сноу, кто он есть на самом деле. Как вам она?

— Да эту сцену я мечтал сыграть с самого первого сезона! Никто же не подозревал, кто мать Джона, для всех он был просто бастардом. Но по всем законам жанра герой должен узнать правду. Именно поэтому я не слишком переживал, когда он умер: «Джон вернется к жизни, ведь ему предстоит все выяснить». И вот, пожалуйста, его мать — это его тетя, его отец не его отец и так далее.

Когда я прочитал сценарий этой сцены, я был счастлив, что в ней оказался Джон Брэдли — обожаю с ним работать! Но как сыграть сцену, в которой персонаж узнает такое, что перевернет всю его жизнь? Это вроде обычная драматическая сцена, но тут я не мог опереться на собственный опыт, такого со мной не происходило. Мы обсуждали с Джоном (Брэдли), как мне изобразить ту ярость, которая должна охватить Джона Сноу. Ведь это не реакция типа: «Как здорово, что теперь я знаю, кто моя мама». Скорее это: «Зачем ты вообще мне все это сказал?!»

— За предыдущие семь сезонов ваш персонаж прошел через многое, а теперь он еще и оседлал дракона. Как проходила подготовка к полету? Эмилия Кларк помогла советами?

— Эмилия сказала: «Чувак, это весело в первый раз, но потом... Ты проводишь недели на фоне огромного зеленого экрана, сидя на странной электрической штуке и притворяясь, что ты летишь и ветер в лицо...» Все так и оказалось — съемки были очень утомительными. По ощущениям это похоже на американские горки, но быстро надоедает. Мы с Эмилией даже заключили пари, кто из нас начнет зевать первым!

— Как развивались ваши отношения на площадке на фоне развития любовной линии в сериале?

— Ну, вообще-то мы были друзьями на протяжении семи лет. Эмили вдобавок дружит с моей женой (Роуз Лесли, которая сыграла одичалую Игритт, бывшую возлюбленную Джона Сноу. — Прим. ред.). И тут нашим персонажам нужно поцеловаться... Было так, знаете, странно, когда во время ужина Роуз вдруг спросила, как прошла сцена с поцелуем. «Ну, э-э-э, хорошо...»

— Что, интересно, чувствовала ваша жена, когда смотрела, как вы целуетесь на экране с ее подругой?

— Могу только предполагать. Недавно мы ходили на фильм «Медовый месяц», в котором сама Роуз полфильма целуется с моим другом Гарри Тредэвэем, они там играют молодоженов. Я сидел между ними в зале с закрытыми глазами. Роуз — настолько хорошая актриса, что, смотря фильм, я поверил, что она влюблена в Гарри!

— Теперь, когда отснят последний сезон, вы готовы сниматься в другом многосерийном шоу?

— Сейчас мне бы хотелось заняться театром, сняться в каком-нибудь мини-сериале или фильме. Выбор большой, так что я могу найти что-нибудь покороче. (Смеется.) А так собираюсь взять паузу и не подписываться на многолетние проекты, если, конечно, мне не предложат чего-то экстраординарного.

— То есть вы рады, что «Игра престолов» наконец закончилась?

— Ну, как вам сказать? Испытываю смешанные чувства, и грусть среди них, конечно, есть. Мы провели все вместе 8 лет, изменились за это время и внутренне, и физически. Это целый этап жизни, и он связан с «Игрой престолов». Я помню, как получал свою первую премию «Молодой Голливуд»... Эх! Буду сейчас в терапевтических целях пересматривать все восемь сезонов. Думаю, к третьему меня отпустит.

— Я вижу, вы очень эмоциональны...

— Ну, так и Джон Сноу почти что эмо. Если бы такой характер появился в драме из современной жизни, его бы точно сделали готом, таким вечно печальным парнем.

— А приквелы «Игры», кстати, будете смотреть?

— Конечно! Думаю, там все будет по-другому, другая творческая команда, другие шоураннеры. Стилистически, наверное, будет похоже, но сюжетная арка может быть вообще другой. Я бы даже не сравнивал то, что получится, с «Игрой».

— Не скучаете, кстати, по длинным волосам?

— Я постригся для пьесы «True West», которую показывали в Лондоне. Во время стрижки думал: «Я отделяюсь от своего персонажа, я чувствую свою шею — и вот уже Джон лежит под креслом на полу...» Парикмахер спросил, не хочу ли я продать свои волосы. Я, конечно, отказался.

— Вам не кажется, что мода на бороды началась именно с «Игры»?

— Да пойди разбери! Мне кажется, невозможно с определенностью сказать, на что «Игра» повлияла в реальном мире. Возможно, это удачное совпадение — мода на бороды и популярность сериала. Но на то, как теперь снимают сериалы, мы точно повлияли.

Кит Харингтон / Фото: Getty ImagesКит Харингтон / Фото: Getty Images

— Актеры часто выносят с площадки всякие сувениры. Вам что-то удалось сохранить на память об «Игре престолов»?

— Я надеялся забрать свои доспехи и свой меч, но мне не разрешили, они теперь дорого стоят. Однако удалось оставить перчатки. И мне сделают копию меча, который я повешу над камином.

— Как на вас отразилась слава?

— Был момент в жизни, когда я был самовлюбленным эгоистом, но, слава богу, вокруг меня были люди, которые сказали мне правду в лицо.

Смотрите также

Игра мемов: Джон и Дейенерис в «Страдающем Средневековье»

18 апреля
В предыдущих сериях

ПодкастПодкаст «В предыдущих сериях»: Обсуждаем 1-й эпизод финала «Игры престолов»

17 апреля

Премьера восьмого сезона «Игры престолов» установила для сериала новый рекорд

16 апреля

Всего лишь страшный сон: 9 альтернативных концовок «Игры престолов»

22 мая

Главное сегодня

Итоги Каннского фестиваля: Паразиты как диагноз

Вчера

Харрисон Форд прокомментировал будущее «Индианы Джонса»

Сегодня

Бывший менеджер Стэна Ли арестован за жестокое обращение с пожилым

Сегодня

Стали известны лауреаты 72-го Каннского кинофестиваля

25 мая

Видео: Как «Матрица» стала культовым фильмом

25 мая

Создатель «Рика и Морти» показал возможные идеи для пятого сезона

Сегодня

Релиз фильма «Соник в кино» перенесли на 2020 год

Сегодня
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт