«Позолоченный век»: костюмный сериал о Нью-Йорке конца XIX века, снятый на сдачу от «Аббатства Даунтон»

На НВО стартовал костюмный сериал «Позолоченный век» — новое детище Джулиана Феллоуза, создателя «Аббатства Даунтон». Здесь тоже будут шляпки и платья, балы и званые обеды, хозяева и слуги, только действие происходит на 30 лет раньше и на другом континенте — в Америке 1880-х.

Юлия Шагельман

Кинокритик газеты «Коммерсантъ»

О чем это

Луиз Джейкобсон и Дене Бентон

1882 год, Пенсильвания. Барышня из хорошей семьи Мэриэн Брук (Луиз Джейкобсон, младшая дочь Мэрил Стрип) остается сиротой после смерти отца-генерала, который во время Гражданской был видным военачальником аболиционистского Союза. К большому удивлению Мэриэн, она не получает никакого наследства: папа был кругом в долгах. Так что Мэриэн вынуждена продать дом и все имущество, чтобы расплатиться с кредиторами. Поскольку жить ей больше негде, она переезжает в Нью-Йорк к тетушкам — богатой вдове Агнес ван Рейн (Кристин Барански) и ее младшей сестре, старой деве мисс Аде Брукс (Синтия Никсон). Правящая в своем доме железной рукой тетя Агнес запрещает племяннице искать работу (приличной юной леди это не пристало!) и постепенно вводит ее в нью-йоркское общество с прицелом на выгодное и соответствующее их статусу замужество.

Но пока тетя Агнес вспоминает предков, приплывших в Америку на «Мейфлауэре», и охраняет уклад старого Нью-Йорка, мир вокруг нее бесповоротно меняется. В город вливаются новые деньги, заработанные на строительстве железных дорог, шахтах и финансовом рынке. Их владельцы без стеснения выставляют свое богатство напоказ, и прямо напротив дома ван Рейнов вырастает шикарный дворец Расселов, выскочек без роду без племени. Джордж Рассел (Морган Спектор) хочет прибавить к своим миллионам новые, построив в Нью-Йорке новый вокзал и железнодорожную ветку, а его жена Берта (Кэрри Кун) твердо намерена занять свое место в светских кругах, где ее и ей подобных пока признавать отказываются (но не отказываются от их денег, щедро перечисляемых на благотворительность).

Дальнейшие события в сериале будут крутиться вокруг насущных вопросов вроде: кого следует пригласить на званый ужин, а кого не стоит? Принимать ли подарок от дамы, пользующейся дурной репутацией? Где устроить благотворительный базар? В каком порядке раскладывать на столе фруктовые вилки? Из какого стекла должны быть бокалы в приличном доме — цветного или прозрачного? И, конечно, какого молодого человека счесть подходящей партией, а какого — не очень? Ответ может оказаться совсем не тем, что вы ожидаете.

Как это снято

Синтия Никсон и Кристин Барански

Джулиан Феллоуз задумал «Позолоченный век» (название сериала — исторический термин, обозначающий эпоху беспрецедентно интенсивного экономического роста США) в самый разгар популярности «Аббатства Даунтон», в 2012 году, как спин-офф, посвященный знакомству и роману лорда Грэнтема и его будущей жены Коры, которая как раз происходила из семьи американских нуворишей. Работа над сценарием затянулась, потом он воскрес как проект уже полностью оригинального сериала для NBC и, наконец, в 2019 году переехал на НВО. Однако эфирное, а не кабельное происхождение шоу по-прежнему заметно: здесь все, даже светские интриги и внезапные смерти, подается очень сдержанно и благопристойно, но, возможно, это просто авторский стиль Феллоуза.

Хотя теперь «Позолоченный век» никак не связан с «Аббатством Даунтон», их сходство местами поразительно. По сути, в новом сериале действуют те же персонажи под другими именами. Так, Кристин Барански играет более молодую (и менее интересную) версию упрямо консервативной и острой на язык всенародной любимицы, вдовствующей графини Грэнтем, а героиня Синтии Никсон смахивает на тихую, иногда неловкую, но вполне способную постоять на себя миссис Изобел Кроули. Мэриэн, пытающаяся робко бунтовать против тетушкиных правил, — гибрид графских дочек, леди Сибил и леди Эдит, при этом у нее имеется ухажер — скромный, но амбициозный адвокат (Томас Кокерел), как у леди Мэри. Основная ось напряжения здесь проходит не между мирами хозяев и слуг, а между мирами старых и новых денег. Но прислуга все равно играет активную роль — целых два коллектива (в домах Расселов и ван Рейнов), состоящие из до боли знакомых типажей: мудрый дворецкий (в двух экземплярах), добродушная кухарка, ее стеснительная юная помощница, строгая экономка, склонный к эмоциональным выплескам французский шеф-повар, простодушный младший слуга и так далее. В ролях злодеев снова выступают коварная горничная (Келли Каррен), чьи мотивы так же загадочны и нелогичны, как у незабвенной О’Брайен из «Даунтона», и не менее коварный гомосексуал (Блейк Ритсон) — с ним хотя бы понятно, это беспутный сын миссис ван Рейн, охотящийся за богатыми невестами ради приданого и сокрытия своей истинной натуры. Поначалу эти двое действуют независимо, но в пятой серии наконец знакомятся и заключают злодейский союз.

Поскольку действие происходит в США, расового вопроса никак не избежать, и в «Позолоченном веке» есть темнокожая героиня, мисс Пегги Скотт (Дене Бентон), с которой Мэриэн знакомится на вокзале в родном городе, и в Нью-Йорк они приезжают вместе. Мисс Скотт и ее семья — как раз такие афроамериканцы, которые могут понравиться Феллоузу и даже самой консервативной его аудитории: образованные, добропорядочные, состоятельные, но знающие свое место. Линия Пегги поначалу выглядит многообещающей: она хочет стать писательницей, что непросто, учитывая ее пол и цвет кожи. Но в итоге вся ее роль сводится к тому, чтобы сопровождать молодую мисс Брукс по разным рандеву, а роль самой мисс Брукс — к тому, чтобы улыбаться и кивать, будь то во время чаепития у тетушек, на благотворительном базаре, в опере или на свидании.

Луиз Джейкобсон

Лучшее в «Позолоченном веке» — это то, ради чего такие шоу часто и смотрят: декорации и костюмы. Конечно, у американцев нет настоящего 400-летнего замка для съемок, зато имеются особняки конца XIX века, отличающиеся необходимой по сюжету величественной безвкусицей. А интерьеры — например, дома Расселов, набитого вывезенными из Европы артефактами и произведениями искусства — можно воспроизвести в павильоне со свойственным НВО размахом и подрихтовать компьютерной графикой. Иногда все на экране кажется каким-то слишком новым, но это вполне соответствует духу эпохи неудержимого роста благосостояния молодой нации. А для пущего шика-блеска дамы меняют наряды в каждой сцене, и если представительницы старого Нью-Йорка, бывает, повторяются, то миссис Рассел — никогда. Историчность этих платьев сомнительна (это, скорее, фантазия на тему тогдашней моды), зато они ослепляют своей роскошью.

Вердикт

Эта глянцевая картинка почти не наполнена содержанием. Для такого динамичного периода масштабных перемен, когда происходит действие, шоу развивается в очень задумчивом темпе и слишком фокусируется на незначительных мелочах. И если в «Аббатстве Даунтон» Феллоузу удавалось убедить зрителей, что, скажем, переодевание к ужину — это вопрос первостепенной важности, то здесь несоответствие уровня проблем и того внимания, которое им уделяется, бросается в глаза.

Спасти положение могла бы ироничная отстраненность. Иногда авторы даже про нее вспоминают — например, в прелестной сцене, где два дворецких обсуждают непреодолимые противоречия между британской манерой сервировать стол (так принято в домах старого Нью-Йорка) и американской, которой следуют в Нью-Йорке новом. Но чаще иронию сводят на нет мелодраматичность сюжетных поворотов (чего стоит горничная, которая упорно пытается соблазнить хозяина, хотя непонятно, что она, пользуясь выражением Скарлетт О’Хара, будет с этого иметь, кроме кучи сопливых ребятишек) и нарочитая серьезность актерской игры. Тут особенно усердствует Кэрри Кун, которая каждую реплику миссис Рассел подает так, как будто играет в шекспировской трагедии, а речь-то идет всего лишь об очередном благотворительном базаре. Ни один из многочисленных персонажей толком не прописан и, честно говоря, не вызывает большой симпатии, кроме разве что тетушки Ады. Играющая ее Синтия Никсон — неожиданное украшение этого каста, хотя реплики ей достались далеко не самые удачные.

Кэрри Кун и Морган Спектор

В свое время «Аббатство Даунтон» предлагало зрителям возможность приятного бегства от современности в более уютную и стабильную эпоху. В 2022 году это стремление к эскапизму в стиле дневного телемыла кажется устаревшим не меньше, чем наряды героинь. При этом их характеры, мягко говоря, недостаточно интересны, чтобы с этими людьми хотелось провести девять почти часовых эпизодов. Почему вообще мы должны сопереживать списку гостей какой-то выдуманной леди? На этот раз Джулиан Феллоуз так и не может — да особо и не старается — дать внятного ответа.

Смотрите сериал «Позолоченный век» в Амедиатеке и на Кинопоиске в Плюсе Мульти с Амедиатекой с 25 января

Врач в Элисте сталкивается с первой вспышкой ВИЧ в СССР. Сериал про людей перед лицом неизвестности
В главных ролях:Аскар Ильясов, Никита Ефремов, Евгений Стычкин, Павел Майков, Виктория Агалакова, Елизавета Шакира
Режиссер:Сергей Трофимов, Евгений Стычкин
Смотрите по подписке
Смотреть

Смотрите также

Что смотреть дома: 2-й сезон «Эйфории», «Миротворец», «Трагедия Макбета»
Выбор редакции

Что смотреть дома: 2-й сезон «Эйфории», «Миротворец», «Трагедия Макбета»

14 января
Сериалы января: «Мы все мертвы», «Эйфория» и «Миротворец»
Сериалы

Сериалы января: «Мы все мертвы», «Эйфория» и «Миротворец»

1 января
«Садоводы»: тру-крайм, снятый как комедия
Сериалы

«Садоводы»: тру-крайм, снятый как комедия

14 декабря 2021
В «Эйфории» снялись две порнозвезды. Как актеры из фильмов для взрослых переходят в большое кино?

В «Эйфории» снялись две порнозвезды. Как актеры из фильмов для взрослых переходят в большое кино?

2 марта

Главное сегодня

Главный герой

«Темную сторону надо признавать»: Никита Ефремов — о медитации, внутренних страхах и своих героях

24 мая
«Темную сторону надо признавать»: Никита Ефремов — о медитации, внутренних страхах и своих героях
Главные фильмы перестройки и 1990‑х

Главные фильмы перестройки и 1990‑х

Вчера
«Один раз ровесника от греха подальше вывели с канонической „Греческой смоковницы“»: мемуары критиков о культуре видео в позднем СССР

«Один раз ровесника от греха подальше вывели с канонической „Греческой смоковницы“»: мемуары критиков о культуре видео в позднем СССР

Вчера3
Что показали в трейлере «Тор: Любовь и гром», помимо голого Криса Хемсворта?

Что показали в трейлере «Тор: Любовь и гром», помимо голого Криса Хемсворта?

Вчера1
В правительстве готовят новый метод расчета с зарубежными правообладателями. Это поможет кинотеатрам?

В правительстве готовят новый метод расчета с зарубежными правообладателями. Это поможет кинотеатрам?

Вчера
Пак Чхан-ук сражает критиков наповал, а Дэвид Кроненберг смотрит в лицо смерти: главные каннские премьеры

Пак Чхан-ук сражает критиков наповал, а Дэвид Кроненберг смотрит в лицо смерти: главные каннские премьеры

24 мая
Василий Уткин обожает Уэса Андерсона! А кого еще?
Киноблиц

Василий Уткин обожает Уэса Андерсона! А кого еще?

24 мая3
Комментарии
Сейчас происходят тяжелые для всех события. Кинопоиск не хочет становиться площадкой для какого-либо противостояния, поэтому на время мы закрываем комментарии. Просим вас отнестись к этому с пониманием.