Финал «Игры престолов»: Обзор 3-й серии

Обсудить0

В третьем эпизоде все умерли. Ну, почти. Кому-то ведь потом еще с Серсеей воевать. Осторожно: спойлеры!

В третьей серии много самого-самого. Она пока что самая длинная в истории сериала — полтора часа мясорубки. При этом, наверное, самая лаконичная из всех (собранное, четкое действие, живые против мертвых и больше ничего). Невероятно реалистичная и в то же время самая фантастическая. Самая темная и мрачная — настолько, что даже зрителям зачастую ничего не видно. Самая ритмичная. И самая страшная. Страшно буквально каждую минуту.

Ее поставил Мигель Сапочник, режиссер культовых «Битвы бастардов» (6-й сезон, 9-я серия) и «Сурового дома» (5-й сезон, 8-я серия), а еще замечательного (тоже своим звонким ритмом) финала 6-го сезона «Ветра зимы». Режиссер вдохновлялся джексоновской Битвой за Хельмову Падь из «Властелина колец» и обещал, что в этот раз будет не просто битва, будет хоррор выживания. Так и вышло.

Серия в цифрах:


 Погибло в серии: 

Скорбный Эд, Лианна Мормонт, Берик Дондаррион, Теон Грейджой, Король Ночи, все мертвяки, зомби-дракон Визерион, Джорах Мормонт, Мелисандра, множество безымянных дотракийцев, Безупречных и других сражавшихся


 Любовных сцен: 0


 Телевизионный рейтинг:

 17,8 миллиона зрителей


От первых молчаливых минут подготовки (мы видим напуганного Сэма, мрачного Тириона и деловую Лианну Мормонт) пробегает мороз по коже. А уже в следующие десять минут, как мы и обещали, появляется Гэндальф в лице Мелисандры, которую мы встречаем, конечно же, глазами ее давнего врага, Давоса. Колдунья своей магией зажигает мечи несчастных дотракийцев. Они давно уже ходят по этой чужой промерзлой земле словно статисты, и их давно ужасно жаль. Огонь — последний им подарок, последнее напоминание о былых днях и былой воинской роскоши. Мелисандрова магия вообще почему-то отлично рифмуется с образом южного Эссоса, жителей которого привезла на Север Дейенерис. С Безупречными тоже — не зря жрица здоровается с Серым Червем традиционным приветствием «валар моргулис».

Когда дотракийцы первыми во главе с Джорахом и Призраком скачут в невидимую тьму, ненадолго ощущается какой-то подъем и задор — мечи сверкают огненными полумесяцами, а над ними, словно кометы, пролетают горящие катапультированные ядра.

Однако саспенс постепенно нарастает, начинается игра с переключением точек зрения. Теперь мы смотрим на атаку издалека, глазами Джона и Дейенерис с одной стороны и оставшимися на первой линии Джейме, Бриенной и остальными — с другой. Дотракийские огни растворяются, постепенно тихо гаснут. Из темноты растерянно, как-то экзистенциально и даже в духе Тарковского, возвращается конь без всадника…

Дальше — страшнее. Мертвецы идут. Идут плотной густой волной. Как будто вся земля и воздух только из них и состоят. Как можно им противостоять? Неважно, насколько ты искусен, неважно, драконье ли стекло, валирийская ли сталь. Они закроют собой все, растопчут, займут все пространство, заменят собой всех и вся. Бесстрашным Безупречным страшно.

Но страшны не только толпы. Давно уже на экране темнота не была такой пугающей. Снежная чернота, снежинки ложатся, словно пепел, и все смешалось вокруг — кони и люди, лед и пламя. Оператор Роберт МакЛаклен специально прибегнул к абсолютно непроглядному мраку на экране не только ради нагнетания атмосферы, но и реализма для: зима уже не близко, она пришла, и ночи в Винтерфелле отличаются от всего, что мы видели раньше.

Визуально хоррор иногда приобретает какой-то даже сказочный оттенок: вороны на дереве, горящий Винтерфелл, драконы на фоне фантастических облаков. А с другой стороны, среди этой убийственной неразберихи постоянно удерживается максимальный градус реалистичности, грязно-оранжевый воздух постапокалиптического кошмара.

Чтобы добиться постоянно нарастающего ощущения ужаса, авторы умело чередуют экшен с его отсутствием: Мелисандра фантастически красиво поджигает винтерфелльские рвы, защищая замок (передышка), а вот мертвяки этой же плотной густой массой ложатся на огонь и снова наступают (действие).

Пес выражает напрашивающееся общее (и зрительское тоже) мнение, на короткое мгновение отказываясь сражаться — ЭТО нельзя победить.

Отбивающие ритм периоды затишья рождают на самом деле еще большее, жуткое напряжение. А мертвецы уже внутри, в Винтерфелле, там, где камин, свечи и книжки, в главной зале, где когда-то, сто лет назад, главной проблемой были Арьины проделки и отсутствие бастарда Джона за общим обеденным столом.

Точки зрения продолжают все время меняться, и от этого еще страшнее. Потому что, когда Арья осторожными па пытается обставить мертвецов и выбраться из комнаты, мы не знаем, что в это время происходит с другими персонажами. Страшно каждую секунду: пока мы следим за одними, что же с другими? А ведь что-то происходит, действие несется в режиме реального времени, мертвецы заполнили собой все.

Такой ход со сменой ракурса, кстати, больше всего напоминает структуру книг Джорджа Мартина, где каждая глава рассказана с точки зрения одного из центральных персонажей (например, сцена после казни Неда Старка показана глазами напуганной, не понимающей, что происходит, Арьи). От этого тоже рождаются волнующая недосказанность и совершенно особенный саспенс.

Точно так же, как тихо напряженные сцены чередуются с экшеном, так и общие планы, на которых часто не разберешь, кто сражается, кто жив, а кто погиб, ритмично монтируются с крупными и неожиданно сверхкрупными планами главных героев: постепенно нарастает ужас на лице Сансы, Арья смотрит в глаза смерти (то есть мертвых) и в глаза спасшего ее Берика, Король Ночи на хоррор-крупном плане.

Еще одна, леденящая душу пауза. Король Ночи мучительно медленно поднимает руки… и оживляет всех — всех! — погибших (ритм нарастает). Зомби пробивают крипту, в ней восстают мертвые, а дальше — в последней попытке выстоять — энергичный бой со всех сторон: Теон отстреливается, Джон сражается…

Наступает критический момент любой драматургической схемы под названием «все потеряно». Обычно он происходит ближе к третьему акту (финалу) и открывает дорогу слиянию тезиса, то есть того, что было, с его противоположностью, антитезисом, превращая все в синтез, в новый мир, в новую жизнь.

Все потеряно. На каждого любимого героя наступают десятки зомби. В отчаянных поисках ответа на вопрос, как остановить это безумие, Джон даже проходит мимо тонущего под телами Сэма. Джорах в последний раз защищает Дени, отбиваясь теперь уже от голубоглазых дотракийцев, на что, если честно, до слез обидно смотреть. Джейме и Бриенна рубятся плечом к плечу и тают под сонмом кровожадной нечисти.

Даже Дени хватает чье-то оружие и рубит направо и налево. Гениальной монтажной фразой Тирион смело выходит из своего убежища в крипте, и  его движение хирургически точно подхватывает Джон, который идет в последнюю атаку. Все сейчас равны, все едины, это всех касается, всем одинаково больно и страшно. И все в едином порыве продолжают бессмысленный по всем человеческим меркам бой. Серсее этого не понять.

Приходит время самой страшной и самой звонкой паузы. Зомби-дракон Визерион набрасывается на стены Винтерфелла, обжигая все синим огнем. Из каждой двери вываливаются сотни мертвецов, стены замка разлетаются, словно детские кубики. Вся надежда на какое-то чудо. В кадре экшен, но изображение чуть замедляется, звучит новая, специально написанная музыка от Рамина Джавади — полные отчаяния одинокие ноты как будто сломанного рояля. На фоне оранжевого неба ходоки с глазами цвета морской волны идут за Браном…

Тем временем в фонограмме сломанный, но упорный, как и все герои, рояль постепенно снова нарастает. Дело идет к кульминации: Джорах встает, Джон от бессилия кричит на ледяного дракона, Король Ночи смотрит в глаза Брану и тянется за оружием.

К этой точке, к этому моменту мы уже пережили столько смертей! Первым пал лорд командующий Ночного Дозора — трогательный Скорбный Эд, который прикрыл собой Сэма и так и не узнал, что такое любовь.

Лианна Мормонт погибает в руках великана-мертвеца (что, кроме самих ходоков, может быть хуже), который ломает ее, словно веточку, а она напоследок протыкает его глаз кинжалом. Их схватка вызывает в памяти и образ Давида/Голиафа, и одновременно несчастного Кинг-Конга (он тоже не выбирал свою судьбу) с его хрупкой красавицей в руках. Кстати, зомби-гигант падает ровно в том же месте винтерфелльского двора, что и когда-то великан Вун-Вун, помогавший выиграть Битву бастардов. Похожий образ чего-то крошечного против чего-то огромного повторяется, только с обратным знаком, когда позже мертвяки, как противные, смертельные насекомые, облепляют дракона. Что страшнее, потом Лианна возвращается в виде зомби с васильковыми глазами — слава богу, что ненадолго.

За Лианной умирает и Джорах, знаменуя конец дома Мормонт. Впрочем, несмотря на душераздирающую реакцию Дени, его смерть не столь трагична. Все же он выполнил свою главную мечту, свое предназначение — спас свою кхалиси. Эти смерти ярко подтвердили девиз Мормонтов «Here we stand»: оба умерли, не отступив ни шагу назад. «Мы небольшой дом, но гордый. И каждый человек с Медвежьего острова сражается за десятерых с большой земли».

Теон погибает предсказуемо, защищая Брана и получая последнее отпущение грехов. В финальной попытке атаковать Короля Ночи он повторяет движение Джейме, когда тот в одиночку, с копьем наперевес скакал на Дейенерис и дракона. Джейме — его собрат по несчастью. Тоже еще один бывший клятвопреступник, искупивший грехи.

Даже в этом месиве авторы успевают элегантно завершить некоторые линии. Например, выживший Пес решает снова броситься в бой, чтобы защищать Арью — этим он занимался большую часть сериального времени. Когда-то именно ей Пес рассказал о своей детской травме и парализующей, иррациональной боязни огня — брат спалил маленькому Сандору половину лица. Теперь именно из-за Арьи он превозмогает не только страх перед бесчисленными мертвецами, но и не раздумывая бросается в свой персональный огненный ад.

Завершилась и история Мелисандры, в том числе потрясающим крупным планом красивых глаз актрисы Кэрис ван Хаутен, в которых полыхает пламя. Она обещает сиру Давосу, что умрет до рассвета, так что казнить ее нет нужды, и слово свое держит. Какая-то по-новому трогательная колдунья встречается с Арьей как со своей давней знакомой и помогает той совершить главное. Напоминает свое старое пророчество, которое, как и все в этой вселенной, в этом сериале, оказывается глубже и тоньше. «Ты закроешь навеки и много голубых глаз», — изо всех сил намекает Мелисандра. Девочки заговорщицки переглядываются. Что мы говорим богу смерти? Не сегодня (эти слова повторял маленькой Арье Сирио Форель в первом сезоне). Но для самой Мелисандры все же сегодня, она исполнила так много, ей уже можно отдохнуть.

Неудивительно в общем-то, что именно Арья убивает Короля Ночи. Она училась у самых лучших, мало кому еще так повезло: чести и достоинству — у отца Неда Старка и брата Джона Сноу, ловкости — у кошек, танцам — у Сирио Фореля, цинизму и правде жизни — у Пса, мистической неуловимости и неуязвимости — у Безликих, даже мастерской уловке с кинжалом — у ночного дозорного Йорена, который когда-то, отбиваясь от Ланнистеров, сам того не зная, показал Арье, как можно победить Короля Ночи. Все так много думают о своей шее, что забывают беречь другие части тела. Арья искусно продемонстрировала это Бриенне еще в прошлом сезоне во время их тренировки.

Дойти до цели Арье помогают вечные соратники — Пес, Берик, Мелисандра. Берик Дондаррион умирает, исполняя наконец свою главную миссию, на которую понадобилось столько жизней, — спасает Арью, которая спасет мир. Арья — подходящая для этого кандидатура еще и потому, что, как никто, знает про смерть, она касалась ее ближе всех. Как кошка с девятью жизнями, Арья может лазать под столами и подкрасться к Королю Ночи.

Мы ждем, что Азором Ахаем, то есть тем, кто прикончит Короля Ночи, окажутся либо Джон, либо все-таки Дени. Она видит того и уверенно командует Дрогону «Дракарис!». Король Ночи исчезает под волнами пламени, но ненадолго. А с чего мы вообще взяли, что драконий огонь — то самое заветное средство против Короля? Бран в прошлой серии предупредил: никто еще не пробовал, никто не знает. Вот, кстати, небольшая подсказка: в седьмом сезоне ходоки уже вполне успешно шагали через драконий огонь.

Может быть, Джон? Как всегда, один, как всегда, идет вперед, даже бежит, несмотря на то что знает: впереди неминуемая гибель.

Но нет, именно Арья — обещанная принцесса, которая никогда не хотела быть принцессой и которая приносит рассвет. Собственно, неважно, имеет ли она отношение к пророчеству, тем более в сериале ему отводится не так уж много места. Девочка просто мастерски сделала свое дело. Именно она держит в руках не только двустороннее оружие, напоминающее о сложностях жизни у Безликих, которое заботливо сделал Джендри, но еще и кинжал таинственного происхождения. От Мизинца он достался Неду Старку, потом снова Мизинцу, который передал его Брану, а тот, зная все наперед, передал Арье. Единственное оружие, объединяющее в себе драконье стекло и валирийскую сталь (лед и пламя), и, как оказалось, единственное, способное убить Короля Ночи.

На фоне разворачивающегося апокалипсиса редкие трогательные нотки звучат еще пронзительнее. Арья экипирует Сансу кинжалом и знакомыми словами: «Просто коли острым концом». Покровитель девочек-бойцов Давос в разгар битвы переглядывается с младшей сестрой Старк. Уже готовые умереть Тирион и Санса понимающе переглядываются, она показывает ему кинжал, он целует ее руку. Последний акт нежности и признания смелости. Их молчаливый обмен чем-то напоминает сюрреалистическую свадебную церемонию. Есть ли шанс, что оба перед лицом тотального мрака пересмотрят свои позиции? Вдруг Санса поймет, что Тирион не просто лучший муж, что у нее был, но вполне годится на роль лучшего мужа, что еще будет. А Тириону, быть может, придется сделать непривычный для него выбор между долгом и любовью? В любом случае, настоящий подвиг — смотреть правде (то есть смерти) в лицо. В счастливом (а на самом деле нет — слишком страшное пережили) финале дракончик приходит утешить маму, рыдающую над телом Джораха.

Что дальше: даже не верится, что что-то будет дальше. По правде сказать, немного жалко, что ходоки и мертвецы не добрались до столицы и Серсеи. Хотелось бы увидеть ее лицо перед безумной ордой сплошным потоком наступающих, ободранных зомби. Герои, пережившие третью серию, теперь как одна семья, которая в тизере следующей серии радостно празднует победу. Вообще третий эпизод ощущается некоей кульминацией. Вечно играющая на одной ноте Серсея все же и в подметки не годится Королю Ночи, безэмоциональному (лишь одна улыбка для Дени, когда его не взял драконий огонь), молчаливому и загадочному.

Но посмотрим, что приготовили авторы дальше. Говорят, четвертая, пятая и шестая серии смотрятся как одна непрерывная история. На ближайшее будущее расклад такой. Слава богам, многие герои, в том числе Призрак и два дракона, выжили. В любом случае уцелевших впереди ждет главная битва, как бравурно заявляет Дейенерис в тизере. Это будет в пятой серии, которую снова снял Мигель Сапочник. Но как сражаться, когда людей почти нет, а у Серсеи целая армия свежих Золотых Мечей? Что она предпримет — дождется под своими стенами остатков уцелевших или сама пойдет войной на истерзанный Винтерфелл? Что же дальше будет с Таргариенами? Кто и как узнает о настоящем происхождении Джона? И, главное, как теперь, после такого подвига, будет житься Арье? Выполнила ли она свое предназначение или же для нее припасен еще один трюк? Мелисандра говорила что-то насчет закрытия карих и зеленых глаз, помимо голубых. И раз уж кареглазому Уолдеру Фрею пришел конец, похоже, мы знаем, как умрет зеленоглазая Серсея. И когда, в конце концов, появится ее лютоволчица Нимерия, раз уж даже Призрак выжил в мясорубке с мертвыми и снова к нам вернулся?

…А между тем существует теория, что Король Ночи, которого не взял драконий огонь, якобы не погиб. Он же, можно сказать, сама Смерть. Или Таргариен. Или же вообще все это был какой-то магический отвлекающий маневр. Его кончина все-таки была показана довольно прямолинейно. И вполне возможно, раз уж мы посмотрели оммаж «Двух башен», впереди у нас и «Возвращение короля». Кто знает?

Анна Закревская

автор

Смотрите также

«А Танос есть в списке Арьи?»: Реакция соцсетей на третью серию 8-го сезона «Игры престолов»

29 апреля

Тизер четвертого эпизода «Игры престолов»: После битвы

29 апреля

По местам съемок: Самые знаменитые локации «Игры престолов»

27 апреля

Финал «Игры престолов»: Обзор 2-й серии

22 апреля

Главное сегодня

Уморительные приключения Паучка: Первая реакция на фильм «Человек-паук: Вдали от дома»

Сегодня, 09:43

Студия Marvel предлагала Киану Ривзу роль во всех своих фильмах

час назад

В 2020 году Pixar выпустит мультфильм «Душа»

час назад

ТестКрасный или желтый? Определите, какой цвет в кадре

Вчера

На лице у них улыбки: Краткая история страшных кукол в кино

Вчера

Приквел «Kingsman» выйдет под названием The King’s Man

Вчера

Майкл Фассбендер в роли супершпиона и еще 15 новостей дня

Вчера
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт