Технология The Volume: смогут ли грандиозные экраны заменить «зеленку» и декорации?

Обсудить0

Почему «Мандалорец» выглядит классно, а последний «Тор» — не очень? Что это за технология виртуального производства, за которую ухватился Голливуд, и как самые передовые инструменты виртуальной и дополненной реальности меняют кинопродакшен? Попробуем разобраться в тексте из серии материалов, посвященных технологиям в кино.

Родившись столетие назад великим немым, кинематограф каждое десятилетие менялся: добавлялись цвет, звук, визуальные эффекты, новые способы съемки. XXI век принес новые вызовы: за зрителя теперь конкурируют интерактивные игры и виртуальная реальность, а само киноповествование с появлением стриминговых платформ из коротких отдельных историй разрастается в эпосы и саги. Самое время рассказывать, как меняется кино прямо сейчас, вбирая в себя последние достижения технологий, игр, дополненной и виртуальной реальности. Теперь мы это будем делать регулярно на Кинопоиске.

Антон Уткин

Сценарист и режиссер, сооснователь студии Lateral Summer, которая занимается интерактивным кино и VR-технологиями

Что такое The Volume

Названий у этой технологии несколько: авторы технологии, компания Epic, которая известна играющему миру за «Fortnite», а профессионалам — за игровой движок Unreal Engine, называют ее virtual production, «виртуальное производство». Голливуд именует ее The Volume — так самую первую версию назвали специалисты легендарной компании Industrial Light & Magic, которые делают визуальные эффекты ко всем «Звездным войнам» (хотя, вообще, их технология называется Stagecraft). «Мандалорец» был первым большим голливудским проектом с использованием The Volume, и название прижилось. В нашей стране эту технологию часто называют ARFX, но суть все та же: это гигантская видеостена, сделанная из светодиодных экранов, на которой в реальном времени выводится изображение, реагирующее на положение камеры в пространстве. Картинка тут скажет больше тысячи слов. Вот как делался первый сезон «Мандалорца».

В ролике хорошо видно устройство съемочной площадки с The Volume. В центре сета — небольшой фрагмент обычной декорации, например барная стойка из кантины. За ней будут сидеть актеры в костюмах, и реальные декорации попадут в камеру крупно и детально. А вот за фрагментом стойки уже виртуальная декорация — изображение стен кантины и того, что происходит за окнами помещения. Все это было бы чрезвычайно дорого производить в реальности — строить интерьер бара и улицу, на которой он находится. Здесь на помощь кинематографистам пришла виртуальная студия с экранами, окружающими реальную декорацию.

Суть, конечно, не в самих экранах, а в том, как на них выводится изображение. Сердце системы виртуального производства (ВП) — игровой движок Unreal Engine. По большому счету это пакет программного обеспечения для создания видеоигр уже упоминавшейся компании Epic Games. В последние годы Unreal Engine начал перерастать свое первоначальное игровое предназначение: он стал выводить более фотореалистичное изображение со сложным освещением и убедительными отражениями, начал использоваться для архитектурной визуализации и виртуальной реальности, а затем и в кино. Именно Unreal Engine выводит изображение на экраны виртуальной декорации.

Само по себе изображение, проецируемое на экран-задник, называется рир-проекцией (rear projection), используется в кино с 1930-х и до недавнего времени активно применялось даже в самой современной фантастике, например в фильме «Обливион». Но уже спустя несколько лет первые сцены, снятые по технологии ВП, появились в голливудских блокбастерах, например во вторых «Стражах Галактики» и в третьем «Торе». Разница в том, что изображение в рир-проекции записано заранее, а в системе ВП выводится в реальном времени. Кинокамера, находящаяся на съемочной площадке, отслеживается специальной системой трекинга, и изображение в реальном времени изменяется, чтобы соответствовать позиции и движению камеры. Таким образом, возникает эффект параллакса, который невозможно достичь рир-проекцией.

Том Круз и Джозеф Косински на съемках фильма «Обливион»

Чтобы было еще понятнее, подойдите к окну и попробуйте походить рядом с ним: объекты за окном будут менять свое местоположение в зависимости от расстояния до вас; картинка будет объемной и убедительной (конечно, это же реальный мир!). Теперь подойдите к картине или фото, висящим на стене, и попробуйте походить вдоль. Никакого движения внутри кадра — это просто плоская картинка. Рир-проекция выручает на статичных сценах, когда камера стоит как вкопанная и на проецируемом фоне ничего особенного не происходит. Стоит ей шелохнуться, и магия улетучится, зритель заметит, что это проекция. В виртуальном производстве этой проблемы нет: по сути, огромные экраны, окружающие декорацию, являются порталом в фотореалистичную виртуальную реальность, реагирующую на малейшие движения камеры.

Как «Мандалорец» помог развитию виртуального производства

О виртуальном производстве заговорили всерьез после успеха первого сезона «Мандалорца», когда команда проекта решила рискнуть и сделать в ВП не просто одну-две сцены, а практически весь сериал. Шоураннер Джон Фавро экспериментировал с интерактивным освещением на «Книге джунглей»; управляемый свет позволял сделать изображение более реалистичным, но оказался довольно муторным делом. Фавро убедил Industrial Light & Magic — студию, созданную Джорджем Лукасом и с 1970-х занимающуюся визуальными эффектами в «Звездных войнах» — попробовать использовать ВП. ILM обратилась к Epic, и вместе они придумали технологию StageCraft, первая версия которой появилась в виде круговой декорации, построенной из экранов шестиметровой высоты; съемочную площадку назвали The Volume, и именно так ее теперь знает Голливуд, не вникая в подробности про StageCraft и Unreal Engine.

По дороге Фавро с командой набили немало шишек, но в итоге отладили процесс виртуального производства «Звездных войн» (все подробности создания можно увидеть в документальном сериале «Галерея Disney: Мандалорец»). Первый сезон «Мандалорца» вышел три года назад, собрал очень теплые отзывы зрителей и прессы, получил заслуженную премию «Эмми» за визуальные эффекты и как будто бы доказал Голливуду: да, виртуальное производство — это будущее блокбастеров.

Съемки сериала «Мандалорец»

В чем отличие виртуального производства от традиционных видеоэффектов

Базовый алгоритм создания визуальных эффектов примерно таков:

  1. Творческая группа раскадровывает сцену, в которой есть живые актеры, играющие в несуществующих декорациях, например бегущие по футуристическому тоннелю с видом на город будущего.
  2. Режиссер и оператор-постановщик фантазируют, какая крупность будет у кадра (потому что декораций-то нет).
  3. За актерами натягивают равномерно освещенный зеленый, реже синий экран (вы сто раз видели это на фото со съемок).
  4. На площадке снимают нужные сцены.
  5. Специально обученные специалисты при помощи компьютеров вычищают «зеленку» («выкеивают» или ротоскопируют — это автоматизируемый процесс, который все равно требует огромного количества ручного труда).
  6. Студия визуальных эффектов создает необходимый цифровой задник, в который вставляется очищенное изображение.
  7. Режиссер сокрушается, что кое-где, конечно, с крупностью ошиблись, где-то актеры не очень убедительно играют на пустоту вместо монстров — короче, получилось так, как получилось.

Как эта ситуация меняется в ВП:

  1. Под конкретную сцену заранее производится трехмерная цифровая декорация.
  2. Цифровая декорация на площадке загружается в суперкомпьютер, который принимает информацию о местоположении камеры и выводит изображение на экраны при помощи Unreal Engine.
  3. Актеры на такой площадке снимаются сразу вместе с экранами.
  4. В камеру прилетает практически финальное изображение, которое можно доработать на постпродакшене фильма.

По большому счету ВП замедляет препродакшен, то есть подготовку к производству проекта, и заметно ускоряет постпродакшен, то есть обработку отснятого материала — монтаж, графику и визуальные эффекты, цветокоррекцию и так далее. Насколько ускоряет? Очень зависит от проекта, но, скажем так, заметно, до нескольких раз.

Какие плюсы и минусы у технологии виртуального производства

Плюсы:

  1. Камера снимает более-менее финальное изображение; оператору понятно, как строить кадр, а актерам не приходится играть на пустое место.
  2. Светодиодные экраны работают как источники света, поэтому освещение в целом получается реалистичнее, а это основная проблема традиционного производства с «зеленкой».
  3. Если проект хорошо подготовлен, то постпроизводство ускоряется в несколько раз.

Минусы

  1. Все содержимое цифровых задников должно быть готово еще до съемок. В традиционном кинопроизводстве это месяцы работы, и просто так добавить или выкинуть сцену за день до съемок не выйдет.
  2. Поправить отснятый материал, если это все же необходимо, может быть более затруднительно (вырезать людей из равномерного фона проще).
  3. Возникает масса технических вопросов синхронизации камеры и экранов. У экранов есть размер одной светодиодной точки, поэтому в кадре могут возникать муар и рябь (если вы когда-нибудь снимали экран телевизора на мобильный телефон или бытовую камеру, то знаете, о чем речь).

Что пошло не так с «Тором»

После успеха «Мандалорца» Голливуд таки ухватился за ВП — в воздухе запахло экономией! Однако первый же блокбастер — «Тор: Любовь и гром», произведенный по этой технологии — получился так себе. Коммерчески успешный, он при этом не впечатлил ни критику, ни публику, ни специалистов по визуальным эффектам, которые сдержанно отзываются о том, что визуальная составляющая «Тора» не на высоте. Сцены, где герои летят на лодке в космосе, по качеству картинки напоминают то ли театральные декорации хорошего студенческого театра, то ли заставку-скринсейвер: актеры стоят и разговаривают, а за ними загадочно мерцает космическая бездна. Такой кадр годится для малобюджетной инди-фантастики, но не для самых дорогих фильмов в истории кино. Окей, что пошло не так?

Тайка Вайтити и Крис Хемсворт на съемках фильма «Тор: Любовь и гром»

Здесь стоит вернуться к схеме кинопроизводства. В традиционной модели, чрезвычайно медленной и трудоемкой, есть достоинства: режиссер и оператор-постановщик полагаются на фантазию и раскадровки, затем снимается материал с актерами на «зеленке», далее студии визуальных эффектов вылизывают его до блеска; плюс тут в том, что изображение за спинами актеров можно переделывать практически до бесконечности. Не нравится монстр, которого нарисовала одна студия? Переделаем или обратимся к другой, не вопрос. Показателен тут пример «Соника в кино»: когда Paramount выпустила трейлер с цифровым ежиком, то получила море дизлайков и критики и переделала главного героя во всем фильме — он же цифровой!

Если создатели используют ВП, то графика уже должна быть готова заранее. Для этого, по сути, нужно снять фильм еще до съемок. Обычно такую болванку сцены или даже фильма называют аниматиком. Его готовят для отдельных сцен, но в случае с виртуальным производством он должен быть снят и смонтирован до чистовых съемок. Наша студия, работая на одном из российских (неигровых) проектов в виртуальном производстве, заранее готовила цифровые декорации, затем снимались все нужные сцены с актерами-статистами, рабочее время которых стоило недорого, далее мы монтировали и отсматривали материал, вносили правки в движение камеры и в детали декорации и уже затем приглашали звезд сыграть в финальной версии съемок. По большому счету процесс традиционного производства, тяготеющий к многомесячному, а то и многолетнему посту [постпродакшену], в случае с ВП разворачивается вспять: фильму или сериалу нужны фундаментальная многомесячная подготовка и предварительный монтаж, а после съемок материал требует минимальных правок и в целом готов.

Почему получилось у «Мандалорца» и не получилось у «Тора»

Моя гипотеза: причины лежат в концептуальной, а не технологической плоскости. Ведь мы все отлично знаем, как выглядят «Звездные войны». Disney опирается на огромные, десятилетиями складывавшиеся инструкции о том, как выглядят форма штурмовиков и костюмы джедаев, как звучат лазерные мечи и рычат вуки — все эти штучки описаны арт-директорами и собраны в гигантский конструктор. Что остается творческой группе? Собрать из этого конструктора проект, при необходимости дополнив его новыми зданиями, костюмами и оружием, которые, конечно же, во многом похожи на устоявшийся канон. Чисто с арт-директорской точки зрения у «Звездных войн» есть сложившийся и узнаваемый фирменный стиль, заметно упрощающий подготовку к производству сериала. Авторы «Мандалорца» рассказывают, что в первом сезоне отладили процесс, а обилие статичных, почти ситкомовских сцен с болтовней и отсутствие у главного героя лица (99% времени герой Педро Паскаля в шлеме) позволили легко интегрировать виртуальное производство в процесс съемок и поста. С «Тором» вышла обратная ситуация: очень много узнаваемых лиц в кадре, сцены, требующие графики, и в целом более требовательный к качеству цифрового задника темпоритм повествования. «Тор» — это все же не сериал, а подвижный экшен-фильм.

Из этих двух опытов с ВП можно сделать вывод, что технология действительно ускоряет производство, но годится, скорее, для франшизных сериалов, особенно для вторых и далее сезонов, когда образы уже сложились. Проектам, снимающимся в ВП, нужно тщательнейшее планирование, нужно провести тестовые съемки и подготовить всю графику заранее. Также показателен пример «Дома Дракона», который выходит прямо сейчас: несмотря на то, что мы знаем, как выглядит Вестерос из «Игры престолов», авторы очень аккуратно обошлись с виртуальным производством. Например, в ВП сделали запомнившуюся многим сцену на мосту из второго эпизода.

В ролике видно, что шоураннеры используют технологию исключительно в том случае, когда она оправдана. Героев в центре моста невозможно так хорошо осветить ни на натуре (можно примерно до бесконечности ждать нужного света), ни в павильоне (такая декорация будет космически дорогой). Возможно, кадр можно было бы сделать интерактивным светом и традиционной «зеленкой», но он бы также стоил очень дорого, а постпродакшен мог бы затянуться. Здесь ВП решает сразу несколько проблем: в сцене появляется реалистичное освещение, а экраны открывают нам величественный морской вид, который поворачивается вместе с камерой. В большинстве других впечатляющих сцен «Дом Дракона» опирается на проверенные временем технологии. Прежде всего в сериале использованы грандиозные декорации, на него работают выдающийся костюмерный цех и каскадеры, но да, многие сцены сняты с «зеленкой», и на третьем месте уже идет виртуальное производство.

Почему виртуальное производство не используют везде

Парадоксально, но последние годы ВП сталкивается со встречным трендом: многие голливудские режиссеры возвращаются к обычным декорациям. Если на их постройку есть деньги, то это зачастую самое визуально убедительное решение. Так работают и многие площадки последних «Звездных войн», и все тот же приквел «Игры престолов». Туда же и «Кольца власти»: отчитываясь в Variety за визуальные эффекты сериала, представители Amazon рассказывают про 9500 сцен, где студии вроде ILM и Weta FX, о которых многие знают благодаря передовым для своего времени эффектам к «Планете обезьян», трудоустроили 1500 художников, но ни слова про виртуальное производство. Видимо, эту лодку авторы сериала решили на всякий случай не раскачивать и сделать все по традиции. Возможно, для более подвижных батальных проектов — что кино, что сериалов — старые способы производства работают лучше, тогда как более спокойный разговорный сериал, того же «Мандалорца», проще снять в виртуальных декорациях.

И, наконец, последний аргумент против виртуального производства, особенно если мы попытаемся примерить эту технологию к отечественной индустрии: это очень, очень дорого. Стоимость аренды оборудования на одну съемочную смену (12 часов) в павильоне может доходить до миллиона рублей. Учитывая, что полнометражный фильм снимается около месяца и какое-то количество смен займут тесты и пусконаладка оборудования, в российских реалиях эта технология по карману только авторам блокбастеров. При этом мы только что выяснили, что блокбастеры и ВП пока не удалось поженить Голливуду, чего уж говорить про вечно торопящееся российское кино. Дешеветь подобные проекты будут только тогда, когда студии будут строить собственные виртуальные павильоны. Ходят слухи, что такой хочет собрать Киностудия им. Горького. И тогда, возможно, производство отечественных фантастических сериалов и дорогих телешоу упростится и ускорится, ведь снимать в павильоне ВП можно в любую погоду, что в условиях российской зимы тоже серьезный аргумент за.


Фото: Lucasfilm Ltd., Jasin Boland / © Walt Disney Studios Motion Pictures / © Marvel Studios / Courtesy Everett Collection / Legion-Media

Князю тьмы нужно любой ценой наладить отношения с сыном. Дерзкая комедия о том, как стать хорошим отцом
В главных ролях:Юрий Колокольников, Семён Трескунов, Ксения Раппопорт
Режиссер:Александр Незлобин
Смотрите по подписке
Смотреть

Смотрите также

Как Эрик Серра создавал воображаемое пространство фильмов Люка Бессона
Шум и яркость

ПодкастКак Эрик Серра создавал воображаемое пространство фильмов Люка Бессона

Сегодня2
Рассел Кроу мог сыграть Арагорна и Росомаху, но стал Гладиатором! Вспоминаем творческую карьеру актера
Портрет героя

Рассел Кроу мог сыграть Арагорна и Росомаху, но стал Гладиатором! Вспоминаем творческую карьеру актера

Сегодня2
«Нас каждый день учат, как формулировать мысли»: Ирина Старшенбаум — о культуре отмены, домашнем насилии и работе с Майклом Уинтерботтомом
Главный герой

«Нас каждый день учат, как формулировать мысли»: Ирина Старшенбаум — о культуре отмены, домашнем насилии и работе с Майклом Уинтерботтомом

Вчера9
«В матче с Коста-Рикой и я мог встать в ворота Испании»: Василий Уткин — о первых сюрпризах ЧМ-2022
Спорт

«В матче с Коста-Рикой и я мог встать в ворота Испании»: Василий Уткин — о первых сюрпризах ЧМ-2022

Вчера2

Главное сегодня

Главный герой

«Нас каждый день учат, как формулировать мысли»: Ирина Старшенбаум — о культуре отмены, домашнем насилии и работе с Майклом Уинтерботтомом

Вчера9
«Нас каждый день учат, как формулировать мысли»: Ирина Старшенбаум — о культуре отмены, домашнем насилии и работе с Майклом Уинтерботтомом
Рассел Кроу мог сыграть Арагорна и Росомаху, но стал Гладиатором! Вспоминаем творческую карьеру актера
Портрет героя

Рассел Кроу мог сыграть Арагорна и Росомаху, но стал Гладиатором! Вспоминаем творческую карьеру актера

Сегодня2
Как Эрик Серра создавал воображаемое пространство фильмов Люка Бессона
Шум и яркость

ПодкастКак Эрик Серра создавал воображаемое пространство фильмов Люка Бессона

Сегодня2
Сериал «Уэнсдэй»: Тим Бёртон наступает на пятки «Сумеркам» и «Ривердэйлу»
Сериалы

Сериал «Уэнсдэй»: Тим Бёртон наступает на пятки «Сумеркам» и «Ривердэйлу»

Вчера7
«Достать ножи: Стеклянная луковица»: лучший в мире детектив! Первый восторг от нового хита Райана Джонсона
В фокусе

«Достать ножи: Стеклянная луковица»: лучший в мире детектив! Первый восторг от нового хита Райана Джонсона

Вчера2
«В матче с Коста-Рикой и я мог встать в ворота Испании»: Василий Уткин — о первых сюрпризах ЧМ-2022
Спорт

«В матче с Коста-Рикой и я мог встать в ворота Испании»: Василий Уткин — о первых сюрпризах ЧМ-2022

Вчера2
Праздничный спецвыпуск «Стражей Галактики»: Джеймс Ганн устраивает перерыв на Рождество
В фокусе

Праздничный спецвыпуск «Стражей Галактики»: Джеймс Ганн устраивает перерыв на Рождество

Вчера0
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт. Возможность голосовать за комментарии станет доступна через 8 дней после регистрации