всё о любом фильме:
Gerc0g
Давид Абсандзе, Россия, Пенза, 24 года, 23 мая 1992, М
Добавить в друзья

 заходил 17 минут назад

Регистрация: 3 февраля 2010 Рейтинг комментариев: 12 (3597 - 3585) Обновления сайта: 73 (84 - 11)

«гений!»

 

Оценки пользователя

все оценки (3550)

 


Фильмы, которые ждёт

Gerc0g

все ожидаемые фильмы (107)

Любимые звёзды

Gerc0g

все любимые звёзды (55)

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Рецензии на фильмы: 186

Существует весьма расхожее и популярное мнение среди российских кнолюбителей, относящихся к отечественному кинопрому скептически или даже неприязненно, будто российские киноделы уж что-что, а фильмы про ВОВ снимать умеют. Не стану анализировать причины и факторы, обуславливающие это мнение, замечу лишь, что киноделы вовсю эксплуатируют эту уверенность, эту наивность, эту зрительскую доверчивость. Планета совершает очередной оборот вокруг Солнца и наступает очередной май, очередная годовщина, в прокат выходит очередной фильм, бесстыже взывающий и бестактно апеллирующий к патриотическим чувствам добропорядочных граждан. Опять коммерческие и идеологические интересы не особо старательно прячут под благими намерениями. «Не забывайте! Помните! Чтите!». Внимание, вопрос: «что необходимо помнить и чтить»?!

С первых же кадров начинается щедро выливаться пафос. Короткими, непродуманными и неоригинальными зарисовками создается образ Павличенко. Метко стреляет, хорошо учится, за парнями не бегает, характер проявляет — в общем и целом, гордость отца-военного и всего Советского народа! Все произнесенные фразы годятся для лозунгов и слоганов, все поступки слишком трафаретны, все выражения эмоций слишком патетичны — авторы тщетно пытаются придать образу человечность и естественность, но слишком уж много используется идеологической мишуры, фальшивых и избитых киноприемов и киноштампов. Визуальная часть фильма излишне глянцевая, музыкальное сопровождение сверхнеуместное и антиаутентичное (ей-богу, глумливое «In the army now» или агрессивный Раммштайн подошли бы больше), все драматические сцены разрушаются и рассыпаются от очевидной фальши и неорганичности, экшен-сцены с использованием компьютерной графики видимо созданы для рекламы условных Medal of honor и Battlefield (хотя признаем честно, в упомянутых играх все выглядит реалистичнее, убедительнее и увлекательнее). Композиционно фильм неаккуратен (пытаясь создать как можно более цельный и всеобъемлющий образ, авторы просто нагромождают в единую кучу множество различных событий, лишая фильм гармоничного развития и ритма). Похвально стремление показать события тех лет как можно неоднозначнее и многоохватнее, когда доблесть соседствовала с трусостью, надежда с отчаянием, профессионализм с дилетанством и т. п., но и тут их подводит поверхностность и сбивчивость: складывается впечатление, что создавалось это лишь для галочки. Но что самое обидное и непростительное: нет героев, есть лишь персонажи, нет событий, есть лишь ситуации, нет глубины, лишь претензии и спекуляции. Снайпер Павличенко — не человек, жаждущий счастья и мира, а персонаж шутера, выполняющий квесты и миссии. «Битва за Севастополь» представляет собой не самый зрелищный боевик, мимикрирующий под историко-биографическую драму.

Не так и не об этом писали Астафьев, Васильев, Платонов, Твардовский, Симонов (чье стихотворение к слову звучит в фильме). Ох, не так и не об этом снимали свои фильмы Быков, Калатозов, Бондарчук-старший, Чхеидзе, Шепитько и другие. В их произведениях были люди, жаждущие мира, а не солдаты, жаждущие крови. Их произведения наполнены антивоенным, гуманистическим посылом. Они одновременно очень аутентичны, подробны, конкретны в описании определенных событий и раскрытии судеб героев, а вместе с тем универсальны и актуальны. Сейчас батальные сцены натуралистичны, но не натуральны, лирические линии слишком пошлые, а с сентиментальностью всегда передоз. Современные авторы не способны воссоздать тот ужас и ту трагедию. Да, и поныне гордятся и восхищаются Победой во Второй Мировой. Но сейчас ее культивируют, идеализируют, мифологизируют, а значит, меняются приоритеты, смещаются акценты и теряется истинная ценность. «Мы должны помнить!». Что помнить?! Количество убитых определенным снайпером?! Успешные военные операции?! Подвиги?! Но какая война обходится без этого?! Так что же нельзя забывать?! «Битва за Севастополь» не может дать ответ, да и не пытается. Это всего лишь еще один кирпич в стене. Стене, которая загораживает реальность! Так что не удивляйтесь, что вновь и вновь на празднике, посвященному Победе, а значит воцарению Мира (!!!), бряцают оружием. В конце концов, умение побеждать променяли на умение убивать!

3 из 10

15 мая 2015 | 18:26

Офисный планктон, мечтающий эволюционировать в акул, светский бомонд, состоящий по большей части из людей бездарных и невежественных, общество потреблядства, фиктивные революционеры и лжебунтари — все они являются мишенью для критики удобной, простой и легкодоступной. Авторы берут в руки пулемет, стенд с мишенью устанавливается в метре от дула, расходуется несколько пулеметных лент и…мишень остается целой, лишь на стенде кое-где виднеются пулевые отверстия! Что пошло не так?!

В центре внимания — Макс. Герой нашего времени и претендент на должность пророка в нашем отечестве. Снабжая персонажа амбициями и претензиями, авторы отправляют его в свободное путешествие по жестокой и равнодушной Москве со всеми ее неинтересными соблазнами и смехотворными опасностями. Под набивший оскомину забугорный мотивчик он сходу принимается срывать покровы со столичной элиты: перед зрителем прокручивают набор безликих персонажей и банальных ситуацией, сопровождающийся закадровыми комментариями Макса. Его замечаниям не хватает оригинальности и проницательности, его интонациям рвения и желания, но оно и понятно — Макс сам варится в этой каше, извлекая из сложившихся обстоятельств и завязавшихся знакомств максимальную пользу. Он станет участником корпоративных интриг, будет стремиться заполнить экзистенциальный вакуум, искать, находить, терять и вновь обретать любовь, стимулировать революционеров и бесконечно, но сбивчиво и небрежно обличать, обличать и еще раз обличать современное общество. Ну еще вдобавок приплетена сюжетная линия с криминальным оттенком.

Все это будет показано самым безвкусным и невзыскательным способом: ночная Москва не искушает и не пугает, герои в сценах наркотического и алкогольного угара выглядят вопиюще трезво, лирическая линия неубедительна и непроникновенна и т. д. Хотели как лучше, а получилось как всегда. Все тот же очередной фастфуд, гламурный, постмодернистский балаган про позолоченную молодежь и развращенное, бездуховное современное общество. У нас будет свой Бойцовский клуб, с водкой и Путиным в костюме бэтмена!

Но не это самое страшное. Нельзя обличать без страсти, без остроты, и что самое страшное — без заинтересованности. Вместо осуждения и негодования, проскальзывает лишь подобострастие вперемешку с завистью. И я говорю сейчас об авторской позиции. Подслушанные фразы, подсмотренные сцены, скопированные жесты, сымитированные идеи — авторы решительно не могут предложить чего-то нового, свежего, настоящего, искреннего лишь сплошные повторы, заимствования и неумелое подражательство. Копают неглубоко, летают невысоко, метят недалеко. Полторы удачных метафор и столько же остроумных и точных выражений — слишком мало для провокационного манифеста (ведь так изначально задумывалось, а?!).

Где мученики, где пророки, где новаторы, где настоящие художники и подлинные поэты, почему вокруг одни клоуны?!

2 из 10

13 мая 2015 | 19:11

Биографические фильмы снимать крайне сложно. Вернее не так. Хорошие биографические фильмы снимать крайне сложно. Хотя многие байопики удостоились признания зрителей и одобрения критиков, реально сильных и качественных кинокартин данного жанра, которые были бы равнозначны и равноценны величию и таланту биографируемого лица, слишком мало. Причин, по которым кинобиографии не удаются, предостаточно: упрощение характеров у сложных и противоречивых людей, приземленное восприятие поступков и идей, неудачная расстановка акцентов, политическая и социальная ангажированность, безжизненность и фальшь, чрезмерная предвзятость создателей, предельно эгоистичные намерения самовлюбленных авторов, превращение увлекательных и интересных жизней в скупые и пресные энциклопедические справки, бесталанность и ремесленный подход режиссеров-сценаристов и т. д. Перечислять можно бесконечно долго. И забегая вперед (хотя можно легко догадаться и по цвету данной рецензии) фильм франкоканадца Жирара получился плохим, и что примечательно, по-особенному плохим. Слегка перефразируя Толстого: «каждый плохой фильм плох по-своему».

До просмотра я ничего и никогда не слышал о Гленне Гульде. И стыдиться или каяться публично я не стану: фильм решительно не справляется с главной задачей. Личности нет! А уж гениальной личности нет и подавно! Чем североамериканский пианист заслужил отдельную кинобиографию понять при помощи этой самой кинобиографии довольно затруднительно. Авторы пыжатся изо всех усилий, но результат мизерный, если не сказать нулевой. Идя по проторенной дорожке при изображении одиозного нонконформиста с россыпью неоднозначных идей и эксцентричных манер, на выходе получается невзрачный и банальный человек. Вместо бунтарства видится выпендреж, вместо эксцентричности фриканутость, вместо интеллекта маразм.

На протяжении всего фильма Гульд рассуждает об одиночестве, искусстве, технологиях, экологических проблемах. Возможно, в его соображениях есть что-то интересное, здравое, толковое, но разглядеть и расслышать это трудно и получается с переменным успехом. Фильм утопает, буквально захлебывается в фальши, лицемерии, пустословии, притворстве, претензиях на высокопарность и самодовольных, но бессодержательных намеках.

И основная причина этого мракобесия в крайне неудачно выбранной форме и стилистике фильма. Фильм смотрится как помесь одноразовых документальных программ про «звезд» отечественной эстрады и реконструкций несчастных случаев или преступлений с какого-нибудь дециметрового кабельного канала. Фильм выглядит вопиюще дешево и неэстетично, что является нонсенсом, учитывая, что речь идет о человеке искусства. Смешение приемов игрового и документального кино не только выглядит вычурно, глупо, и даже малодушно, но также и представляется мне наглым издевательством над нормами, законами и принципами кинематографа. Хотя главным объектом издевательства является не кинематограф, или даже сам Гленн Гульд, а зритель!

Впрочем, рейтинг утверждает обратное. Видимо либо вкусы у публики слишком невзыскательные, либо я слишком привередливый. А может просто этот фильм снят для самых упоротых и упертых поклонников пианиста (хотя как мне видится, они первые должны трезвонить в колокола). Случайного зрителя после просмотра вряд ли тронет или заинтересует Гленн Гульд и его творчество, мысли, цели.

2 из 10

24 марта 2015 | 17:37
Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...