всё о любом фильме:

morkovka001 > Друзья

 

Друзья в цифрах
всего друзей24
в друзьях у26
рецензии друзей1935
записи в блогах-
Друзья (24):

В друзьях у (26):

Лента друзей

Оценки друзей

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Все снова начинается с Дерева, как и в лентах «Изгнание», «Елена». Голое дерево- зАмершая жизнь. В фильмах Звягинцева всегда множество символов, которые помогают зрителю пробираться сквозь тернии смыслов. При просмотре фильма «Нелюбовь» крепко и чётко выстроенная визуальная картинка образов абсолютно точно и логично вела меня по сюжетным перепитиям, как ни странно, отвлекая от эмоционального погружения и СоЧувствования. Создаётся ощущение очень холодного кино. Если в предыдущих фильмах этот холод (цветовая гамма, долгие планы, время года практически всегда переходное- ранняя весна или поздняя осень) был в первую очередь эстетикой кино самого Звягинцева, то здесь холод это атмосфера той самой нелюбви, то есть главный элемент.

В разгар скандального развода у Жени и Бориса пропадает сын Алеша, которого они хотели отдать в детдом в силу ненужности ни одному из них. Позже Женя скажет, что никогда бы не отдала его, впрочем, правдивость её слов мы никак не проверим. У супругов уже есть новые половинки, с которыми они стремятся соединиться. Девушка Бориса даже ждёт от него ребёнка. Мы будто продглядываем за их жизнью в замочную скважину в самые интимные (и психологически и физически) моменты. После пропажи общего сына, супруги начинают поиски, подключая полицию и волонтеров- поисковиков. Что побуждает их к действию не совсем понятно. Долг? Вина? Привычка? Исполнение родительских обязанностей по инерции? Может, все сразу.

Любовь бывшие супруги потеряли. Женились без любви, но Жизнь дала им шанс в виде Алеши, а они не воспользовалось им. В новой жизни Борису снова даётся этот шанс, но мы видим, что все повторится снова. У Жени в жизни любви вообще нет, лишь бег на одном месте. Вот и выходит, что люди строят семьи без любви. Они ходят мимо и не замечают ее. Из телевизора звучит фраза «Смерть везде. Люди гибнут каждый день». Любовь потеряна и между Россией и Украиной. Война надвигается, люди готовятся защищать свои сердца. Впрочем, стоит ли винить героев за нелюбовь, ведь насильно её не вызовешь. Каждому предстоит самому ответить себе на этот вопрос.

Все это отсылает нас к героине другого фильма Звягинцева «Изгнание» Вере, которая пытается бороться с нелюбовью, как с эпидемией. «Если так будет продолжаться, все умрёт, а я не хочу рожать умирающих» звучит из ее уст, но она проигрывает в своей борьбе, хотя даёт шанс на любовь своим близким. В «Нелюбовь» борьба героев заранее проиграна. Режиссёр просто констатирует факт того, КАК живут люди. Он не даёт никакого рецепта или шанса, как все изменить. Выходит, по другому не может и не могло быть. В этом смысле, «Нелюбовь» это самое безысходное кино Звягинцева на данный момент. В «Елене», «Левиафане» герои борются за счастье, ошибаются, но мы то видим, КАК можно было исправить ошибки. Здесь варианта исправить ошибку нет. Если ты не любишь, то никто ничем не поможет.

В картине`Левиафан» борьба героя с огромной бездушной машиной власти безуспешна, но хотя бы понятно, что она необходима и понятно в какую сторону двигаться. А стоит ли бороться с нелюбовью, если это часть нас?

Нелюбовь- современная эпидемия общества. Картина страшна её констатацией и тем, что лекарства от эпидемии ещё никто не изобрел и совершенно неизвестно как это сделать.

1 июня 2017 | 15:03

«Не хочу быть евреем!», в отчаянии крикнет Юзек, безнадёжно влюблённый в девушку, которая только что попросила его больше не подходить к ней «чтобы не было неприятностей». И на эти слова у Януша Корчака не найдётся ответа. Он расскажет своему воспитаннику о любви и ненависти, отговорит от самоубийства и отыщет лучик надежды даже в тёмном, мрачном мире гетто. Но наедине с собой он, конечно, не может не признавать: быть евреем всегда было непросто, а на данном отрезке истории просто невыносимо. Особенно если ты старый еврей. Тем более, если ты старый больной еврей. Не говоря уже о старом больном еврее, на попечении которого двести детей. К сожалению или к счастью, Юзек, в силу молодости, юношеского романтизма и воспитания, данного Старым Доктором, не осознаёт всего безумия происходящего, а взрослые сделают всё возможное, чтобы их воспитанники, от мала до велика, как можно позже пришли к этому пониманию, создавая свой маленький мирок. Место, где существуют справедливость и демократия в истинном, гуманистическом смысле слова. Островок покоя, где есть забота, участие и настоящая любовь. Надёжный тыл, который дети будут чувствовать до самого конца. Даже в газовой камере.

Говоря о «Корчаке» Анджея Вайды легко отвлечься от фильма в угоду главному герою, и это неудивительно. Чёрно-белая плёнка, умелый монтаж, вплетающий в игровое кино кадры кинохроники, удивительное сходство Войцеха Пшоняка со Старым Доктором делают своё дело, в результате чего лента выглядит практически документальной. А рассказываемая история, начинающаяся для многих зрителей с конца, со знания о поступке директора сиротского приюта, отказавшегося бросить своих детей и пошедшего вместе с ними на смерть, кажется, не оставляет возможности не восхищаться героизмом пана Корчака, урождённого Хенрика Гольдшмидта. Между тем, несмотря на очевидный финал, фильм сосредоточивается не на Корчаке-герое, а на Корчаке-индивидуальности, выдающейся личности, лишённой, однако, какого-либо ореола святости.

«Я люблю детей, но я не жертвую собой ради них. Я делаю это для себя. Не верьте речам о самопожертвовании. Они лживы и лицемерны». С первых слов главного героя становится понятно, что режиссёр далёк от вознесения и возвеличивания Старого Доктора. Подобно тому, как когда-то Корчак организовал в сиротском приюте самоуправление, предложив детям самостоятельно судить тех, кто оступился или сознательно совершил что-то противоречащее законам совести, Анджей Вайда сознательно отстраняется от декларирования собственного мнения. Если учитель — худший тиран для ребёнка, то режиссёр является таковым для зрителя, так что достаточно лишь максимально честно, без выведения какой-либо морали, рассказать историю, предоставив смотрящему возможность сделать выводы самому. Поэтому рассказ о жизни Корчака начинается не с сентября 1939 года. Ведь до этого было несколько десятилетий работы с детьми, и не все они были довольны полученным воспитанием, обвиняя своего наставника в том, что идеализм и вера в лучшее делают выпускников беззащитными и неприспособленными к настоящей жизни, полной войн и революций. Однако не его вина, что зерно, брошенное Гитлером, упало на благодатную почву мелкого бытового антисемитизма, господствующего в Польше практически повсеместно, и отнюдь не война сделала существование евреев невыносимым.

Обозначив предпосылки появления принципов Старого Доктора, которыми тот не поступился до самого конца, Вайда, однако, старается описать его характер максимально объективно, отдавая себе отчёт в том, что далеко не все поступки пана директора могут вызвать полное приятие и понимание. «Человек без чести», по его собственному выражению, пошедший на поклон к предателям, в надежде любой ценой раздобыть деньги на еду для воспитанников, наотрез отказывается от того, чтобы отдать хотя бы некоторых детей в семьи, где они с большей вероятностью выживут. Переживший несколько войн и повидавший всякое, он наивно верит в лживые лицемерные обещания «сильных мира сего», сулящие неприкосновенность приютов. Умеющий находить нужные слова в любой ситуации, способный, кажется, развести любую беду, он сознательно готовит детей к принятию неизбежного конца, настаивая на праве ребёнка не только на полноценную, человеческую, жизнь, но и в равной степени на человеческую смерть.

Неоднозначность образа Корчака в сочетании с метафоричным финалом не могла не сказаться на судьбе картины. Несмотря на тёплый зрительский приём в Каннах, фильм никогда не был в широком прокате из-за обвинений режиссёра в антисемитизме — по мнению критиков, Вайда целенаправленно избегал упоминания участия поляков в геноциде евреев, а смерть детей в Треблинке представил как своеобразное спасение. Однако обличители предпочли не заметить того, что антагонистом главного героя является не война как таковая, а жизнь, в которой несправедливости, жестокости и предательства становится слишком много. При этом совсем неважно, на каком языке разговаривают люди-носители нового порядка. Немецкий язык звучит только в разговорах Корчака с гестаповцами. Молча, но с видимым удовольствием, человек снимает на камеру горы трупов на улицах. Молчит солдат, охраняющий стену, окружающую гетто. Молчат санитары, раздевающие мёртвую женщину и бросающие её в груду точно таких же голых и беззащитных покойников, не дав маленькому сыну попрощаться с матерью. Именно от нарастающего безумия этого мира и пытается укрыть Корчак своих воспитанников. В своём мини-государстве, в доме с заколоченными окнами и строгим запретом выходить на улицу. В иллюзии увеселительной прогулки во время последнего шествия по городу из гетто на вокзал. В тёмном страшном вагоне поезда. Порядочность по Корчаку — защита тех, кто тебе доверяет, до самого конца. И в этом нет никакого героизма. Он сделал это для себя. Просто потому что не смог иначе.

31 мая 2017 | 07:57

Внезапно высокие сборы кинокомикса о приключениях пятерых незадачливых вояк в далёких-далёких галактиках под качественный саунд а-ля семидесятые неизбежно привели к появлению сиквела. Вдохновлённый нечаянным успехом первой части и вооружившись олимпийским девизом, Джеймс Ганн соорудил ещё более аляповатую нелепицу, справедливо рассудив, что кашу маслом не испортишь, а значит, можно и дальше доить свою космическую корову с неожиданно тугим выменем.

Простоватый (для большей близости к народу) парень, качок-правдоруб, говорящее дерево и меховой агрессор — эта компания смотрелась относительно свежо в фильме 2014 года, хоть толерантно зеленокожая супергёрл в обязательном костюмчике, выгодно обтягивающем все соблазнительные выпуклости, и напоминала, что комикс — действо достаточно шаблонное по сути своей. Тремя годами спустя создатели франшизы решили закрепить успех, охватив как можно большую часть зрительской аудитории. Девочкам — мускулистые торсы, мальчикам — симпатичные тёлочки разных цветов и размеров, любителям СПГС — философия Дракса, фанатам котиков и прочей мимимишности — енот в комплекте с няшноглазым малышом Грутом. И всё было бы ничего, если бы не неоправданная упоённость режиссёра собственными способностями кинодела, выразившаяся в раздражающей небрежности по отношению решительно ко всему. Да, «Стражи Галактики» — это экшн, и здесь сложно придираться — визуально фильм очень неплох. Однако убийственная нелогичность сюжета, которую уже не оправдаешь претензией на оригинальность и непохожесть, вкупе с наивными попытками придать персонажам объёма, приписав тем невнятные взаимоотношения и мутные семейные связи аля «Форсаж» новой волны, сводят на нет все попытки Ганна прыгнуть выше головы и запомниться в качестве режиссёра действительно необычного комикса.

И дело не только в том, что Крис Пратт в состоянии демонстрировать актёрские способности лишь на фоне тупого качка, животного и растения. Возможно, бабушка Джеймса Ганна заставляла его в детстве смотреть мыльные оперы, или просто в двадцать первом веке действительно сложно придумать нечто кардинально новое, однако режиссёр демонстрирует полную профессиональную беспомощность, ваяя примитивную мелодраму о том, что отец не тот, что дал генетический материал, а тот, что воспитал. Разбавление действа убогими шутками о размерах куч дерьма, наличии или отсутствии члена и гэгами, строящимися на неспособности всех рас отличить енота от собаки навевает откровенную скуку. А убийственная вторичность ключевых эпизодов (что, конечно, можно было бы назвать стилизацией или аллюзиями, будь это выполнено не так топорно и бессильно) вызывает лишь желание пересмотреть «Звёздные войны», «Кингсмена» и другие примеры фильмов достаточно ярких, чтобы заимствовать из них цитаты, сюжетные повороты или целые сцены.

4 мая 2017 | 21:40

Сакутаро коллекционирует олдскульных роботов, пишет научно-фантастические повести и очень любит свою жену. Сэцуко готовит вкусные ужины из луковиц, так напоминающих Сатурн, всегда первая читает рукописи Сакутаро и, конечно, очень любит своего мужа. Можно бесконечно наслаждаться тем, как горит огонь, течёт вода и смотрят друг на друга безоглядно влюблённые, но режиссёр Мамору Хоси не даст зрителю такой возможности. Очень скоро из рук Сэцуко выпадет корзина с подаренными соседкой каштанами, хрупкое тело пронзит боль, и доктор, вместо «поздравляю Вас, Вы беременны», озвучит страшный диагноз, отмеряющий короткий срок оставшейся жизни. Однако Сакутаро сделает всё, чтобы с лица Сэцуко не сходила улыбка, ведь, как известно, смех — лучший способ борьбы со смертью. Каждый день он будет писать по одному рассказу, и каждый рассказ отдалит уход любимой жены ещё на несколько часов, которые сложатся в недели, месяцы и годы. Их будет в пять раз больше, чем предсказывали врачи, а это ли не самый ценный подарок, доступный, пожалуй, только истинно любящим.

Синопсис фильма обещает смех сквозь слёзы и неизбежный эмоциональный катарсис — а как может быть иначе, если главным героям приходится служить живыми воплощениями тезиса о смерти, которая, в конце концов, всё же их разлучит. И быть «1778 историям обо мне и моей жене» японским «P.S. Я люблю тебя», если бы для создания качественной драмы было достаточно лишь потенциально слёзовыжимательного сценария о двух влюблённых, один из которых трагически не вовремя умирает. Однако, если в американской экранизации ирландского любовного романа был соблюдён баланс между флэшбеками и центральным сюжетом, а взаимоотношения персонажей со всеми дурацкими ссорами, бурными примирениями, романтической бытовухой и бытовой романтикой отличались флёром нарочно-не-придуманности самой жизни, японский фильм предлагает зрителю лишь определённый визуальный ряд, сопровождаемый закадровым текстом от лица главного героя, движущиеся картинки, правдивость и реалистичность которых необходимо просто принять на веру.

Мамору Хоси никак не может нащупать нужную тональность повествования, баланс между трогательной наивностью и откровенной глупостью упорно склоняется в пользу последнего, в результате чего зритель постоянно чувствует себя лишним. Немногие действительно удачные эпизоды вроде сидения под зонтом в собственной комнате, в надежде спастись от дождя, пробившегося сквозь протекающую крышу, кажутся слишком интимными, чтобы транслироваться на большую аудиторию, как если бы в кинозале показывали милое хоум-видео с шутками, понятными только двоим. Между тем, большая часть действий персонажей ориентирована исключительно на удовлетворение собственных эгоистических потребностей. Декларируемое упорно не совпадает с демонстрируемым: Сакутаро заставляет себя писать истории каждый день и для этого отказывается от прибыльного контракта, который мог бы помочь достать нужные лекарства; он хочет отвлечь жену от мыслей о смерти и идёт развлекаться без неё — она потом прочтёт обо всём в очередном рассказе. Сэцуко, в свою очередь, играет роль послушной японской жены, что, впрочем, не мешает ей критиковать экзерсисы мужа за несоответствие жанру и периодически устраивать истерики, потому что Сакутаро тратит жизнь не так, как, ей кажется, следовало бы. 

Выбранная режиссёром интонация с постоянными акцентами на кажущихся ему важных, а на деле предсказуемых и от этого тривиальных деталях вроде забинтованных пальчиков Сэцуко или растущей кипы рукописей Сакутаро, и бьющей по ушам своей активной трагичностью музыке раздражает зрителя, желающего чувствовать себя хоть немного умнее малыша, которому нужно разжёвывать очевидные вещи. Отчаянную беспомощность простой, и где-то даже банальной истории, безжалостно растянутой на два с половиной часа за счёт бессмысленных вставок из рассказов главного героя, лишённых всякой логики и обогащённых спецэффектами из 1960-х без всякого намёка на стилизацию, не могут спасти ни неплохая операторская работа с любопытными ракурсами, ни внезапно появившиеся между главными героями за десять минут до финала взаимные чувства. Нельзя дважды произвести первое впечатление, и «1778 рассказов обо мне и моей жене» так и останется похожим на толпу японских туристов — шумных, словоохотливых, суетливых, старающихся сделать хорошее фото на фоне красивого, по мнению многих, пейзажа. Набором визуально симпатичных и лишённых какой-либо смысловой наполненности кадров для профиля в Инстаграме, который непременно наберёт много подписчиков, желающих скоротать вечерок, скролля чужую, такую ненастоящую жизнь.

26 марта 2017 | 18:13

Банальности способны удивлять.

Чего можно было бы ожидать от фильма, обещающего воссоединение школьных возлюбленных?

Мао и ее внезапное появление в новой школе, и печальное положение в качестве всеобщего объекта для насмешек из- за странного поведения и порой полного непонимания каких- то базовых вещей. Косукэ и неожиданное для него же самого решение о заступничестве, обрекая себя тем самым не только на изоляцию, но и на обретение нового друга, способного понять его мечты о бегстве за пределы рутинного существования и стремление к чему- то большему. Их дружба с последующим расставанием и новой встречей, спустя многие годы. Казалось бы, простой и банальный сюжет, обещающий незамысловатую мелодраму на один вечер, но как же порой приятно ошибаться в первоначальных ожиданиях, находя в груде посредственного хлама и мусора особенный кусочек кинематографического янтаря, который невольно поражает своим содержанием.

«Девушка на солнце» — это фильм под руководством режиссера, который жонглирует довольно простыми и ожидаемыми приемами для создания некоего солнечного, практически интимного в своей близости к зрителю любовного настроения и его переменных. Удивительно теплое кино, сходу отметающее шаблоны и домыслы касательно привычных сюжетных перипетий и вызывающее неподдельное сопереживание там, где обычно обитает лишь скука с терпеливым ожиданием финала под заунывные метания очередных несчастных влюбленных, абсолютно уверенных в том, что их нисхождение уж точно самое трагическое и неповторимое за всю историю кинематографа. Этот же фильм только походя напоминает еще одну незамысловатую драму, где случайное столкновение шествует вслед за вновь приходящим чувством, вспыхивающим на обломках прошлого для обоих персонажей. За возможностью для перемен, пусть и недолговечных и едва осязаемых, когда тебе предоставляют второй шанс для того, чтобы поступить правильно и просто на некоторое время почувствовать себя счастливым человеком.

Фильм, где каждой рыбке главной героини дали имя в честь музыкантов из Beach Boys, а Брайану Уилсону уготована своя особая, пусть и несколько печальная участь. На улице оживает нечто осеннее, сошедшее с ранних рассказов Брэдбери, а второстепенные персонажи, несмотря на их чрезмерную карикатурность, отнюдь не вызывают отторжения, взывая к воспоминаниям о маленьком американском городке с чертовски хорошим кофе и загадочной незнакомки, у которой руки разгибаются в иную сторону. Хотя, с агентом Купером «Девушку на солнце» связывает не только ассоциативный ряд по части некоей тягучей атмосферы безумия, впавшего на пыльном чердаке в продолжительную спячку, но и, отчасти, мистическое наполнение истории. Отдельный, но совершенно не чуждый элемент, грамотно вплетенный в повествование таким образом, что зрителю остается лишь догадываться о его наличии вплоть до развязки, где режиссер умело замкнет круг, не оставив места для надежд и недомолвок.

Фокусируясь на форме своего кинополотна, Такахиро Мики выводит в свет софитов крайне лаконичную повесть о детской влюбленности, плавно переходящей к более глубоким и сложным граням всем ведомого чувства. Впрочем, само явление столь предсказуемых сценарных элементов отнюдь не говорит о наличии столь же привычного паразитирования и попытки невольно опошлить наивное волшебство своего детища, использовав это незыблемое сияние вечного разума в качестве грубого подспорья для продвижения истории. Дзюн Мацумото и Мицуки Танимура ни на мгновенье не вызовут у зрителя сомнения в том, что их персонажи -мечтатели, нашедшие себе убежище близ пустынного пляжа во время прилива, тем самым навеки отгородившись от гула злободневной реальности. Именно образ крошечной и утопической идиллии до последнего кадра, до последнего взгляда и обобщающего диалога, способен силком затащить всякого зрителя в тенета красивой сказки, заставив его пережить эту историю, составив компанию Мао и Косукэ. Прожить свою маленькую жизнь, которая подойдет к эпилогу столь незаметно и стремительно, оставив после себя запах моря и ощущение необычайного приключения, которое вы не скоро сумеете забыть.

16 марта 2017 | 21:33

Человеку всегда хотелось верить в то, что он не один в этой вселенной. Ещё до полёта в космос или появления теорий о строительстве пирамид инопланетянами, эта слепая отчаянная вера жила в мифотворчестве, служа причиной создания легенд о маленьком народце. Гномы, живущие под землёй, лесные эльфы, горные тролли — сказки о существах, очень похожих на человека и отличающихся от него лишь размерами давно и прочно вросли в фольклор от Японии до Америки, от Скандинавского полуострова до Австралии, найдя в дальнейшем своё продолжение в авторской литературе. Франсуа Рабле, Джонатан Свифт, Сакариас Топелиус, Астрид Линдгрен, Ганс Христиан Андерсен, Ян Ларри, Кир Булычёв — каждый из них предлагал свой вариант сосуществования человека и маленького народца. Однако, пожалуй, наиболее яркий и продуманный мир получился у англичанки Мэри Нортон, написавшей цикл повестей о приключениях семьи добываек — крохотных, с мизинец, созданий, живущих за счёт того, что удастся добыть у человека. В дело у них идёт абсолютно всё: завалившиеся в щель между досками швейные иглы становятся копьями для охоты, обрывки писем — обоями в комнате, потерянный напёрсток — кастрюлей, а из хлебных крошек получается отличный пирог. Но при таком близком соседстве с людьми самый большой страх добываек — быть увиденными. Дети могут захотеть поиграть с чудными ожившими куклами, взрослые — принять за какой-то новый вид грызунов, но в любом случае это знаменует конец спокойной жизни, а значит, поиски нового дома, обустройство быта с самого начала.

В своих повестях, не в последнюю очередь за счёт отсутствия каких-либо признаков магии и волшебства, Мэри Нортон удалось совместить сказочную составляющую мира маленького народца с вопросами личностного самоопределения и проблемой вынужденного одиночества. Ариэтта, до четырнадцати лет воспитывавшаяся в четырёх стенах их уютной, но стремительно становящейся тесной квартирки, отчаянно жаждет свободы. Поначалу — ходить добывать вместе с отцом, а дальше — путешествовать и, возможно, найти подобных себе. Внук хозяйки викторианского дома тяжело болен и практически всё время лежит в кровати, грезя о том, что однажды найдётся человек, который сможет его понять. Однако, встреча двух одиночеств, предполагающая возникновение крепкой дружбы, основанной на взаимопонимании, заканчивается печально, обрекая добываек на то, чего так боялись родители главной героини — переполох среди взрослого населения дома и неизбежное бегство маленького народца в никуда, навстречу приключениям, как мечтала Ариэтта, и неизвестности, страшащей Хомили и Пода.

Неудивительно, что Хаяо Миядзаки вынашивал идею экранизации повести Мэри Нортон несколько десятков лет — дело было, разумеется, не только и не столько в переносе места действия из классического английского дома в Японию, сколько в передаче основных идей первоисточника. Однако, в конце концов, решение было найдено, и в 2010 году появилась «Ариэтти из страны лилипутов». Общая канва осталась такой же — больной мальчик, отважная девочка в поисках приключений, подозрительная домработница в качестве основного двигателя сюжета. Но сценарий Миядзаки не распыляется на описание характеров всех персонажей, обозначая их лишь лёгким карандашным наброском, в результате чего внимание максимально сосредоточено на взаимоотношениях Ариэтти и Шо. Для любителей детальных экранизаций с чётким следованием первоисточнику это станет скорее недостатком, чем достоинством фильма — как-то даже обидно вместо сложнохарактерной тёти Софи получить всепонимающую бабушку, или наблюдать за превращением строгой и трезвомыслящей, пусть и не лишённой женской вздорности Хомили в экзальтированную, не приспособленную к жизни истеричку, боящуюся собственной тени. Хотя зрители, незнакомые с первоисточником, будут воспринимать их скорее как архетипических помощника и условного комика.

С кем-то привычная воздушность анимации студии Гибли и кажущаяся линейность и незамысловатость сюжета, фокусирующегося на взаимодействии представителей потенциально враждебных друг другу народов, сыграет злую шутку, и «Ариэтти из страны лилипутов» так и останется лишь милой сказкой, детской историей о том, как важно встретить настоящего верного друга, всегда готового прийти на помощь. Но Миядзаки и режиссёр-дебютант Хиромаса Ёнэбаяси сумели соблюсти тот тонкий баланс, однажды найденный английской писательницей почти сто лет назад. Отойдя от пессимистичности концовки отношений Ариэтты и прототипа Шо, переделав открытый финал, допускающий двойную трактовку, японские мультипликаторы-сказочники привнесли в свою работу нечто большее, чем тоска по родственной душе и даже жажда свободы. Финальный разговор Шо и Ариэтти дарит надежду на чудо всем выросшим, но где-то глубоко внутри так и не повзрослевшим детям, а убеждённым взрослым — напоминание о том, как важно, чтобы в тебя верили. Тогда одна подаренная на память безделушка, хранящая в себе дорогое сердцу воспоминание, даст больше сил, чем любые лекарства. А лёгкий ветерок на заре принесёт с собой трудноуловимый, но такой щемяще знакомый запах детства. Когда всё по плечу и впереди — яркие краски нового утра. Ведь туда, навстречу приключениям, тихий, но безусловно уже не раз слышанный голос зовёт именно тебя.

16 марта 2017 | 15:23

Видимо, в этом году у «Оскар- 2017» наблюдается тенденция частных трудных историй простых людей. Happy end-ов становится все меньше, трагедий и драм все больше- как в жизни. «Манчестер у моря»- история простого парня по имени Ли, которому жизнь подкидывает испытания, выдержать которые могут лишь единицы. Одна за одной в его жизни происходят потери, и вот мы видим апатичного, безразличного почти ко всему, что происходит вокруг него неудачника.

Когда у Ли умирает родной брат, он вынужден взять на себя опеку его сына Патрика. Он- шанс Ли пережить трагедию, которая произошла в его прошлом, а потеря брата и отца, которую они переживают вместе сближает их. На протяжении фильма возникает вопрос: движется ли герой вперед или остается замкнутым в своем горе? Как он меняется на протяжении фильма? Безуспешные попытки симпатичных девушек привлечь его внимание, подростковые выходки Патрика, даже уже опоздавшее и потому бессмысленное признание его бывшей жены Рэнди- все это, кажется, неспособно выбить его из летаргического сна, в котором он существует. Именно «существует»- самое подходящее название. Ли ходит, что-то говорит, выполняет минимальные функции, которые требует от него окружающий мир, но сам он ничего не хочет и не стремится. Главного героя безумно жалко. Страшно даже представить, как бы себя вел каждый из нас на его месте.

В финале лены возникает двойственное ощущение того, что Ли остался на том же месте и все- таки, что у него есть шанс сдвинуться вперед, который дает ему Патрик. Видимо, не все можно пережить и идти дальше, поэтому каждый зритель домысливает по- своему будет ли новая жизнь или обновлению не суждено случиться. Финал оставляет широкое поле для размышления.

Тягучую атмосферу внутреннего мира героя отражает красота зимних пейзажей, которую мы привыкли видеть скорее в наших фильмах, нежели американских. Выдержанная преимущественно в сине- голубых тонах цветовая гамма картины отсылает нас к морю, которое служит самым спокойным и умиротворяющим местом, где объединяется семья. Визуально фильм очень гармоничный и безумно красивый. Минимальное использование музыки, отсутствие эффектов, насыщенностью картины диалогами создают абсолютный эффект присутствия реальной жизни.

Игра Кейси Аффлека крайне проста и пронзительна. Никаких слез, криков, душещипательных монологов на крупном плане. Все, что произошло и происходит с ним- в потухшем взгляде, в ауре безысходности и равнодушия. И Аффлек именно это и играет- взгляд, ауру, состояние. Даже слово «играет» то и не подходит- он этим живет. Безусловно талантливый актер с достойными работами («Прощай, детка, прощай»), который еще поразит нас в будущем.

Хочется отметить присутствие юмора в фильме, который, как и в жизни, может возникать даже в самых, на первый взгляд, тяжелых ситуациях. Юмор не дает нам полностью погрузиться в горе, сохраняет нас человечными и живыми.

Жизненный, местами трогательный, глубокий красивый фильм. «Манчестер у моря» о том, что даже после страшной потери, с огромным чувством вины приходится жить. Жизнь всегда дает шанс на будущее, а уж ЖИТЬ или СУЩЕСТВОВАТЬ это выбор за нами.

28 февраля 2017 | 14:44

Молодая и прекрасная Элейн, потерпев сокрушительное фиаско на любовном фронте, не расстраивается, а, изящно закуривая тонкую сигарету, отправляется на поиски счастья, в которое она так искренне продолжает верить. Дома, в Сан-Франциско, она оставляет безвременно погибшего мужа и назойливых полицейских, задающих новоиспечённой вдове неудобные вопросы. Впереди её ждёт овеянный ветром перемен забытый христианским богом городок и много новых мужчин, среди которых, разумеется, есть и тот самый, единственный, принц, появление которого в своей жизни ждёт любая женщина, независимо от возраста, внешних данных и уровня айкью. Однако при всей своей беззаветной вере в чудо, Элейн не полагается на случай и предпочитает не тратить время на закономерное плавное развитие событий. Немного любовного зелья, приготовленного нежными руками молодой ведьмы — и её новое увлечение испытает всю возможную гамму эмоций, познает всю силу любви к объекту своего обожания. Но справится ли такой мужественный с виду самец с внезапно обрушивающимся на него ураганом чувств, вот в чём вопрос.

Если бы действие фильма происходило в наше время, «Ведьма любви» имела бы все шансы оказаться самым обыкновенным проходным кино, однако, одевая незамысловатый сюжет в яркие одежды блестящей стилизации под кино 1960-х, Анна Биллер исподволь меняет восприятие зрителей, предлагая насладиться не только содержанием ленты, но и изяществом выбранной режиссёром формы. В этих конфетных декорациях, настолько ненатурально-сладких, что они начинают казаться отдельной, альтернативной вселенной, вся наивность происходящего видится на редкость органичной, а простота и некоторая наигранность действий — единственным возможным способом существования в заданных условиях. Поэтому Элейн влечёт за собой не только окружающих её мужчин, но и всех, чей взгляд хоть на секунду падёт на этот совершенно по-кукольному вздёрнутый носик, леденцово-розовые пухлые губки и пушистые ресницы, а сочетание показной невинности и животной страсти довершают дело.

Разбавляя паточность кадров, будто сошедших с обложек дешёвых любовных романов, небольшим, но достаточным количеством эстетически приятных смертей, обнажёнки, налётом мистики с привлечением карт Таро и лёгким трэшем вроде изготовления «ведьминой бутылки» из душистых трав, свежей мочи и использованного тампона, Биллер делает своё детище практически идеально пропорциональным, создавая тем самым собственный оберег от злой критики и неприятия зрителей. С виду вроде бы сделанная женщиной о женщинах и для женщин лента на деле привлекает представителей обоих полов. Мужчин — таким притягательным в своей непостижимости тайным знанием о том, как овладеть предметом своих грёз. А прекрасную половину человечества — потенциальной вероятностью диалога с той неистребимой частью самосознания, которая искренне верит в возможность предсказания будущего, втайне считает себя покорительницей мужских сердец и до конца жизни будет ждать того самого принца, примчавшегося, чтобы подарить неприкаянной вымечтанное счастье.

Анна Биллер сумела снять удивительно атмосферный, подкупающий своей невыдуманной искренностью, фильм. Сказку с печальным, но таким закономерным финалом. Историю невыросших девочек, которые, вопреки усталости от несбывающихся желаний, предпочтут любым способом остаться в любовно выстроенном по кирпичику мире иллюзий. Мире, в котором, подпитанная простотой неписанных правил и законов, всегда будет жить наивная и глупая надежда. Мире, в котором «не» всегда может превратиться в «но».

19 февраля 2017 | 02:38

Гарднер Эллиот — первый ребёнок, родившийся на другой планете. Выросшему в отличных от земных условиях, ему, тем не менее, хочется заниматься тем, чем занимаются самые обыкновенные подростки. Ходить в школу, а не расширять кругозор за счёт окружающих его учёных и исследователей, общаться со сверстниками, а не с собственноручно сконструированными роботами, ходить на прогулки вместо того, чтобы пытаться урвать хоть минутку сомнительного удовольствия поездки в скафандре по монохромной пустыне. А ещё Гарднеру очень хочется найти кого-то, кто бы понял всю глубину одиночества человека, вынужденно заточённого в клетке из чуждых условий и устоев, человека, лишённого самого главного — свободы. И неважно, что расстояние между родственными душами измеряется миллионами километров, для истинного чувства не страшны любые расстояния, и угроза собственной жизни тоже совсем не преграда.

По крайней мере, нечто подобное обещали в трейлерах, да и синопсис сулил романтическую историю межпланетной любви.

Всё врали.

Собственно, уже на моменте наличия у капитана первой миссии на Марс таинственной, нераспознаваемой ни одним ультразвуковым аппаратом беременности, можно было бы сделать выводы о качестве предлагаемой зрителям фантастики. Однако, как выясняется далее, подобные дыры в сюжете — не исключение, а правило, превращающее ткань повествования в драные чулки занимающейся групповым сексом порноактрисы. При всей кажущейся простоте рассказываемой истории, группа сценаристов выглядит на редкость беспомощно, запутавшись в нехитросплетениях ими же придуманной фабулы. Стремительно исчезающая логика действий персонажей — сомнительный ход для развития сюжета, и вместо погружения в пахнущий ванилью атмосферный мирок подросткового романтического кино, зрителям остаётся лишь рыться в мусорной корзине с черновиками забракованных в силу баянности сценариев. Мальчик-почти гений, воспитываемый в строжайшей тайне случайными энтузиастами, умудрившийся вырасти не угрюмым социопатом, а наивным романтиком. Девочка, выращенная в семействе алкоголиков, и умеющая водить мотоцикл, машину и самолёт. Учёный, впавший в депрессию после смерти матери Гарднера и выбравшийся из неё только через 16 лет, исключительно чтобы предотвратить путешествие подростка на Землю. Эта малоправдоподобная санта-барбара, приправленная плохо нарисованными взрывами, бессмысленными погонями, маловразумительными диалогами и унылым подростковым сексом, после которого девушке хочется постоять на краю пропасти, а парню — съесть живую гусеницу, не имеет даже хоть мало-мальски чётко обозначенного финала. В результате создаётся впечатление, что Питер Челсом задался целью снять не милую подростковую мелодраму о первой любви, а трэш-комедию о том, как важно слушаться взрослых даже во время гормональной бури.

«Космос между нами» обещал по крайней мере поднять настроение и настроить на романтический лад, однако на деле зрителям предлагается посоревноваться в подсчётах огрехов всей съёмочной группы, от режиссёра до какого-нибудь помощника монтажёра. Редкие симпатичные, но всё так же алогичные комедийные вставки нивелируются вторичностью пламенных речей о слишком больших сердцах и непринимающей романтиков матушке-Земле, в результате чего всё, что остаётся после — горькое чувство утраты драгоценного времени и внутреннее согласие с монологом главной героини, утверждающей, что все вокруг неизменно врут. Разумеется, врут. Особенно, если на этом можно хорошенько подзаработать.

1 из 10

3 февраля 2017 | 01:43

Очень странно и удивительно, что этот сериал до сих пор обойден вниманием на Кинопоиске. Тем более, только что завершился премьерный показ в России на Первом канале. Французский сериал «Бюро легенд» или, как в русском варианте его сократили до простого «Бюро», весьма достойное зрелище в жанре современного политико- шпионского детектива.

Агент французской разведки Гийом Дебои возвращается во Францию после успешного шестилетнего задания в Сирии, но продолжает жить под своим сирийским псевдонимом. Окружающим кажется, что надобности в этом больше нет, однако разворачивающиеся далее события дают нам понять, что герой действительно обладает исключительными способностями, как отзываются о нем коллеги, и его поведение объясняется такой простой и очевидной, но в тоже время, такой недопустимой для шпиона причиной- Женщина. Параллельно с этой в фильме развивается еще несколько сюжетных линий, каждая из которых не уступает другим в напряженности интриги. Сериал смотрится на одном дыхании и имеет достаточно подробную и понятную структуру повествования. Не смотря на то, что события преимущественно разворачиваются в штаб-квартире ГУВБ (главного управления внутренней безопасности Франции), оправдывая название сериала, от этого он не становится менее захватывающим. «Бюро» придется по вкусу поклонникам таких лент как «Homeland», «Совокупность лжи» или «House of cards», где основной темой является современная политическая ситуация в мире.

Главной звездой «Бюро» является Матье Кассовиц, известный широкому зрителю по фильмам «Амели» и «Пятый элемент». Его герой умен, подозрителен и просчитывает свои и чужие шаги на несколько ходов вперед. Благодаря «обычной» внешности ему не составит труда затеряться в толпе и не вызывать подозрений, поэтому невольно начинаешь думать, что наверное именно такими и бывают настоящие разведчики. И все таки ничто человеческое ему не чуждо. Перед Гийомом встает выбор- личные интересы против интересов государства.

На данный момент сериал состоит из двух сезонов. Первый сезон получил во Франции высокий рейтинг и массу положительных отзывов. Продолжение критики еще больше одобрили, назвав сериал лучшим из когда-либо созданных в своем сегменте. Об этом свидетельствуют и полученные награды, в том числе приз Festival Series Mania 2015 в категориях «Лучший актер» (Матьё Кассовиц) и «Лучший французский сериал.

28 января 2017 | 23:07

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...



Друзья по интересам (295)
они ставят похожие оценки фильмам

имя близость

Lonely S

84.2871% (244)

olesya_a2502

76.78% (44)

sanyo4ik

73.3711% (60)

OlgaBannikova

72.3921% (50)

Joker95

69.0277% (58)

Olya-ya-ya

68.0482% (68)

Дмитрий Атаманенко

67.4124% (60)

AnjelikaPark

67.3446% (59)

Alarik Morgan

67.2086% (60)

isonya

66.9673% (63)

haksaeng9

66.7689% (75)

madcat

66.6257% (73)

Julija ablinskaja

66.4478% (59)

Christianetta

65.8901% (70)

Lapik_

65.6795% (60)

Pandemonia

65.2626% (68)

Карина Тиблен

65.1127% (62)

Masterdos

64.143% (77)

Atlacamani

63.947% (75)

Греночка

63.8214% (65)

nikitahuevert

63.6597% (83)

Alexey_Lebedev

63.297% (86)

Kotya_315

63.2659% (79)

Romeo I

62.7033% (68)

murderband

62.5055% (69)

Alex Rey

62.4753% (70)

igloskin

62.295% (67)

ledina

62.1414% (88)

kosolapchik

62.1035% (66)

audiofaza

61.929% (80)