R@M@ > Друзья

 

Друзья в цифрах
всего друзей8
в друзьях у5
рецензии друзей3198
записи в блогах-
Друзья (8):

В друзьях у (5):

Лента друзей

Оценки друзей

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Один из самых живучих общественно-политических стереотипов касается скандинавского благополучия. Дескать, потерпела Швеция разгром под Полтавой, уступила России звание великой державы, а сама устремилась навстречу сказочному уюту и сытому спокойствию. С находящейся по другую сторону Эресуннского моста Данией еще проще: мол, крепко настрадалась она под немецко-фашистской пятой и тем более заслужила безмятежные будни и позитивные выходные. Особенно любопытными становятся телевизионные настроения в этих странах, соседствующих, к слову, как кошка с собакой. Благодаря им, а еще произведениям Стига Ларссона укрепляется образ опасных криминальных центров, где разносортные маньяки и извращенцы соревнуются в сложности построения губительных комбинаций. Вопросы о мотивах изобретательных преступников зачастую отходят на второй план, по мере того, как очередной обнаруженный труп затрагивает интересы новых семей, организаций и общин. Одинаково серые дни погружаются в непроглядный сумрак, по которому вынуждена (не без специфического удовольствия) пробираться офицер полиции Мальмё Сага Нурен и ее копенгагенский напарник. За четыре сезона их было двое, но оба одинаково уступили соратнице в характерном очаровании, ставшем душой всего сериала.

Пересечений у «Моста» с ТВ-коллегой «Убийством» множество, даже имена героинь созвучны, а проблем хватает у обеих. Но если датчанка Сара, скромная служака с каштановым хвостиком, во многом вынуждена приносить в жертву работе свою личную жизнь, то шведка Сага, резвая обладательница роскошных пшеничных локонов — фрекен поинтереснее. Ее неординарность коррелирует с априори больной сущностью преступника, впервые убившего и признавшегося себе, что ему понравилось, и он намерен продолжать. Если кого хитроумные «серийщики» и боятся, то не полиции — эта максима справедлива в любой стране, но не в каждой отыскивается столь необычный охотник, для которого работа — и образ жизни, и система мышления, и вообще кровь по жилам. Сагу временами становится жаль: настолько комично-преувеличенной порой показывается ее асоциальность. Что бы детектив сама о себе ни думала, а даже она прежде всего женщина, только слабости у нее нетипичные. Остаться без любимого дела, не иметь возможности идти по следу, и не утопить педаль трофейного «Порше» на преодоление моста — похуже приговора на смертную казнь. Подчеркнуто диковатая героиня невероятно органична на фоне творящихся бесчинств, лишенных на первый взгляд какой-либо связи.

Поднимаемые социальные пласты, неразрешимые проблемы отцов и детей, аллюзии на библейские грехи, проскакивающая тема экологических катастроф — масса обоснований используется в сериале, но ни одно не сравнится в убедительности, когда речь заходит о психологии преступника, с банальной местью. Ущемленными и незаслуженно наказанными ощущают себя в той или иной степени многие участники «Моста», включая дуэт детективов. Тяжелое прошлое Саги, столь же непростое настоящее ее коллег Мартина и Хенрика, нюансы их личных и семейных загадок невидимыми нитями связываются с основным преступлением каждого сезона, даже если на каком-то этапе обилие второстепенных сюжетных арок выглядит чрезмерным. Криминальная вычурность шведско-датской картины не отменяет хорошо выстроенной повествовательности. Имеет место и своеобразная инверсия: как только открывается личность очередного преступника, автоматически прокручивается в памяти все перипетии связанного с ним дела, и приходит осознание, что истинное зло очень часто ситуативно. Как и «Убийству», захватывающему сериалу идут приглушенные тона, требующие оценивать людей не по личным симпатиям, а по делам и поступкам. В глобальном смысле однозначно положительными можно считать лишь некоторых криминалистов, наподобие начальницы копенгагенской полиции или компьютерного эксперта из Мальмё. С другой стороны, отдельные потерпевшие как внушают сразу сильную антипатию, так и сохраняют ее, когда им необходимо было бы посочувствовать. Характерный пример — упитанный миллионер, сделавший состояние на аутсорсинге.

Глубоко запрятанные интимные тайны и успешно забытые грехи однажды возвращаются — непреложный закон и подразумеваемый девиз сериала. И в этом смысле неспособная испытывать сочувствие Сага преподносит наилучшую возможность хотя бы приблизиться к пониманию загадочной человеческой природы, особенно интересной при скандинавском колорите. Не только она одна, конечно. «Мост» тем и хорош, что можно выбрать героя и определить в нем того единственного, кто выберется из смертельного водоворота целым и относительно невредимым. Некое подобие катарсиса по итогам четырех сезонов ожидает каждого, включая главную «виновницу торжества». Завязки дел и депрессивные их разрешения стабильно происходят в одном и том же месте — на восьмикилометровом бетонном перешейке между Данией и Швецией, и этот нюанс словно отсылает к древнегреческому мифу о царстве Аида, где роль такого моста исполняла река Стикс. Получается, у Саги немало общего с перевозчиком душ Хароном. А еще почему-то верится, что однажды отыщутся в ее жизни занятия, помимо составления списка подозреваемых, расклеивания фото фигурантов и погонь за преступниками. Но пока люди обитают по эту сторону мира, они не перестанут уничтожать себе подобных. И за раскрытием чужих секретов будет также интересно наблюдать.

20 января 2019 | 21:02

В конце 80-х Чеви Чейз был одним из тех, кто перебрался со своими фильмами через железный занавес и оказался одним из любимчиков пиратского видеопроката. Не избалованный американским юмором советский зритель с радостью потешался над его нескладными туповатыми эгоцентричными героями в «Гольф-клубе», «Каникулах», «Шпионах как мы» и, конечно, комедийно-детективной дилогии о приключениях всеведущего журналиста Флетча. Какие-то из этих картин были действительно выдающимися комедиями и сейчас небезосновательно считаются классикой, любимой многими поколениями зрителей по обе стороны Атлантики. Какие-то любят скорее из ностальгических чувств. Мне кажется, фильмы про Флетча — скорее из второй категории. Причем, у нас эти фильмы любят гораздо сильнее, чем в Штатах. В Америке куда больше ценят блестящий «Гольф-клуб», считая его шедевром аварийного юмора, наш же зритель отдал предпочтение почему-то забавному журналисту, меняющему маски и влипающему в скверные передряги.

Впрочем, надо отдать должное — обе картины были настоящими хитами, и наряду с «Каникулами», «Грязной игрой» и «Как в старое доброе время» считаются «визитной карточкой» Чейза. «Флетч жив» — комедия вовсе не плохая и достаточно смешная, но, в отличие от вышеназванных фильмов, какая-то недоделанная. Ей не хватает здоровой идиотии «Гольф-клуба», пародийности «Шпионов как мы» и складных хорошо написанных сценариев «Каникул» или «Как в старое доброе время». Впрочем, над текстами к последним работали гениальные люди, вроде Джона Хьюза и Нила Саймона, а «Флетч жив» написал Леон Капетанос (на основе персонажа бульварных иронично-детективных романов Грегори Макдональда) — неплохой, но совсем не выдающийся кинодраматург. Вот такое «неплохо, но…» в картине на каждом шагу.

Вроде, сюжет есть, но он — абсолютно пунктирный, необязательный и притянут за уши к Чейзу, чтобы тот мог сморозить очередную глупость. Детективная интрига может увлечь разве уж совсем нетребовательного зрителя. Чейз — по сути, единственный, кто держит фильм. Без него не останется почти ничего. Актеры второго плане не сильно напрягаются, да и существуют в кадре лишь, чтоб создавать фон Чейзу и представляют из себя не персонажей, а набор штампов из пособия «Комедия для чайников». Штампованный злодей, мотивированный настолько же, насколько мотивирован бомж, которого менты гонят с вокзала. То есть сценарист вроде как обозначил, что злодей должен быть, но зачем, откуда, почему он злодей, обозначить забыл. Так же и с архиштампованной подругой главного героя, которая в 80-е именно в таком виде появлялась едва ли не в каждой второй комедии — и нужна лишь для пары шуток.

Фильму не хватает жизни и энергии, действие довольно вялое, несмотря на многообразие событий, происходящих в кадре, и как бы «подыгрывает» Флетчу, который по жизни вообще никуда никогда не спешит. Наверное, исключительно из маркетинговых соображений, чтоб уж собрать все штампы, сюда введена бесполезная и плоская любовная линия, а прекрасному характерному актеру Кливону Литтлу, зажигавшему в «Сверкающих седлах» и «Однажды укушенном» совсем не дали развернуться — он тут серый и необязательный. Здесь все происходит по воле буксующей и бутафорской сюжетной схемы и авторов фильма, которые почему-то не стали брать сюжет из одного из 9 романов про этого героя, а предпочли писать собственную, неживую и схематичную историю, не позволяющую до конца раскрыть комедийный потенциал Чейза, который поистине прекрасный комик и в руках умелых режиссеров творит настоящие чудеса.

Он пытается творить их и здесь, и порой у него получается. Беда в сценарии да и в режиссуре Майкла Ричи — неплохого, но неровного режиссера, в данном случае работавшего без огонька. Но многие эпизоды сами по себе — благодаря таланту Чейза оказываются очень смешны. Музыкальный номер «Песня плантатора-рабовладельца», пародирующий хит 40-х «Песни юга» — жемчужина в коллекции мирового мюзикла! А как хороша сцена с ку-клус-кланом и пародии на «Унесенных ветром»! Безмятежно-глуповатое выражение на лице Чейза, с которым он выходит из самых сложных ситуаций тоже дорогого стоит, да и его перевоплощения очень смешны и точны, за пару минут он создает на экране полноценный узнаваемый образ, определенный характер, будь это шарлатан-целитель, тупой работяга-дезинсектор, благодушный плантатор или богатый хам-бизнесмен, не желающий признавать ошибок показывая себя действительно очень хорошим актером.

Итого получается неплохая и местами смешная комедия, имеющая, однако, ряд досадных промахов, которых легко могло бы и не быть, если бы к ее созданию отнеслись с большим энтузиазмом, а не как к типичному сиквелу. Вообще есть абсолютно точный критерий «смотреть-не смотреть» для этого фильма. Если вам нравится Чеви Чейз — смотреть обязательно, в противном случае смотреть картину попросту незачем, ничем иным она все равно похвастать не может. Не лучший фильм Чейза, карьера которого богата отменными комедиями, но — гарантия приятного досуга при условии соблюдения вышеозначенного критерия. Если вы любите Чейза, то Флетч для вас, безусловно, жив!

7 из 10

19 января 2019 | 21:27

За несколько лет до того, как схлестнуться своими эго на съемочной площадке, китайский спец по боевикам и бельгийская звезда жанра встретились в Гонконге, обменявшись респектами. При этом каждый лучше другого знал, в чем соль, перчинка и секрет популярности фильмов, где отбивают почки, простреливают головы и сжигают заживо, но как сошлись они в Новом Орлеане, так получился взрывоопасный мезальянс. Столкновение культур и взглядов — с одной стороны, амбиций и авторитетов — с другой: если Джону Ву только предстояло утвердиться на голливудской земле, то Жан-Клод Ван Дамм шагал по ней уверенной походкой. Не был только в курсе дока нокаутирующего искусства, что являлся для азиатского режиссера запасным вариантом. Однако популярный в те годы Курт Рассел отказался, так и возникла фигура нищего разведчика, умудряющегося поддерживать мускулистый торс с водянистой похлебки из дешевого кафе. Крутой — он и на голодном пайке бьет по болевым точкам без промаха, а как обозначается парочка достойных целей, то многие пожалеют, что драчуна на подошедший корабль матросом не забрали.

Теперь остается гадать, насколько конечный вариант «Трудной мишени» разошелся с первоначальной фантазией Джона Ву, ставшей жертвой рейтинговых ограничений, но одно известно точно: стиль на три корпуса опережает содержание. Скромненький сюжет, масса нелогичностей, ходячие трафареты на второплановых ролях — словом, типичный боевик своего времени, но снят с редким шиком. Это годы спустя публика распробует и перестанет изумляться режиссерским коронкам, а первый раз — он самый сильный, и крепче всего фильм запоминается эпично поставленными сценами со стрельбой, диспозицией «спина к спине» и пафосно разлетающимися голубями. Авторская эстетика, успевшая стать классикой, обращается к пожилым кинематографическим временам, когда не было ничего важнее доблести. И молниеносной реакции, само собой. Фамилия Ван Клиф, присвоенная первому прихвостню местного воротилы, провозглашает главенство харизмы над нюансами, а заодно и избавляет от сомнений, в кого с особенным настроением вложился создатель. Не в ершистого Ван Дамма, по чьей милости пришлось переиначивать концовку, а в тех, кто занял расстрельную должность его противников.

Немало статусных физиономий украсил след накачанной фламандской ноги: от Винсента Клина и Боло Йена до Сильвестра Сталлоне и Кристофера Ламберта. Знаменитая растяжка вообще самостоятельный бренд, часто приходивший на помощь хозяину, когда стал «уже не тот». Однако такие парни, как несостоявшийся терминатор Лэнс Хенриксен и взбеленившаяся мумия Арнольд Вослу, бросают вызов вандаммовской исключительности столь яростно, что перехватывают симпатии. И действительно, кому особо интересна судьба ветерана Вьетнамской войны, если он не мог ее застать по возрасту? А хозяин жестоких развлечений и его верный пес в качестве главного загонщика — другое дело. Садистское сафари уникального изобретения с бегунами, на которых облизнулся бы сам Стивен Кинг, идеально высвечивает все характерные мужские пороки, закономерно дополняющие традиционные достоинства. Сила и храбрость — звучит веско, но истинная поэтика маскулинности проявляется, лишь когда израненный солдат глядит в глаза скорой смерти. Этот миг заслуживает быть растянутым — вспомните Серджо Леоне и его долгие крупные планы стрелков в шляпах.

Ву с охотой перенял характерное изящество раскатов предсмертного рока, но придал им свою интерпретацию, малоэффективную без могучих исполнительских фактур. Редкий случай, но в экшене с Ван Даммом не хореография боев оказалась на первом месте. Риск, упорство, безрассудство, решимость — с этими установками проектируется ограниченная естественными рубежами территория, откуда не выбираются живыми. И не имеет особого значения мотивация, между прочим. У матерого главаря хватало возможностей выбраться из заброшенного цеха и не вести стрельбу, складывающуюся не в его пользу. Нет, остался и потянулся за очередным патроном. Мужчины не перестают играть в свои забавы, одержимые уверенностью, что им есть куда и ради чего продолжать. И тем более, видя прямо перед собой противника, буквально упрашивающего быть измочаленным, расстрелянным и сожженным. Гимн здоровой агрессии — и никак иначе, вот чем не перестает изумлять «Трудная мишень» при всей своей условной прямолинейности.

Фильм стал образцом предопределенности бескомпромиссной славы, поскольку разными путями, через амбиции, ошибки, интуицию, твердость и упорство, настоящие мужики шли к тому, чтобы врезаться в память. Да, Ву и Ван Дамм зареклись впредь работать вместе и расстались без обоюдных восторгов, но часто ли вооруженные конфликты вообще вспоминаются с улыбкой? Боевик с охотой на бродяг на городских улицах одной фабулой смело заявляет о своих претензиях. Грохочут мотоциклы, тарахтят вертолеты, ржут лошади — любой транспорт в подчинении у настоящей удали, и на ней, как на орудиях труда, экономить глупо. Одноразовым вышел этот азиатско-европейский союз, но совместное их детище, под стать простым нравам портовых городов, не требует долгих рассуждений, а всего лишь напоминает, насколько бывает полезным первым надавить на спуск.

18 января 2019 | 13:03

Этому фильму очень повезло, что начинающая 19-летняя актриса Николь Кидман решила в нем сняться. Иначе его бы просто никто не увидел, кроме тех зрителей, которые случайно оказались перед телевизорами во время нечастых, я уверен, показов данного представителя кинематографии. Теперь Николь гордо красуется на всех постерах и обложках — то с катаной, то чуть ли не с нунчаками, а ее имя — единственное, вынесенное на обложку, несмотря на то, что роль в фильме у нее второплановая. С точки зрения маркетинга ход единственно верный — просто кто вспомнит остальных — парней, которые снимались в этом фильме? Да и называется он везде по-разному: «Ночной мастер», «Ночной боец», «Ночь танцующих теней», «Час танцующий теней», а то и вовсе — «Кодекс», хотя ни о каком кодексе там и близко речи не идет. Но всем, разумеется, плевать. Все, ради чего этот фильм найдут, посмотрят и оценят — юная Николь Кидман, которую небезосновательно называют одной из лучших актрис мирового кино.

Она здесь есть и она очаровательна. Милый вздернутый носик, свежее юное личико, детская улыбка, задорная копна вьющихся рыжих волос, боевой мальчишеский настрой. Режиссер Марк Джофф не ошибся, утвердив в свою картину это милое создание. В остальном он тоже не ошибся, сняв типичнейший подражательный и довольно вялый подростковый боевичок Б-класса, которые в изобилии водились в и кино и на ТВ в 80-е, как в США, так и в Канаде с Австралией. Ничем не выделяясь среди себе подобных, фильм, пытаясь совместить «Клуб Завтрак» с «Американским ниндзя», рассказывает про группу старшеклассников, которые по ночам играют в командную боевую игру типа пейнтбола, носясь в костюмах ниндзя по какому-то заброшенному заводу (ну, вы знаете, эти американцы обожают бросать полностью функционирующие заводы, чтобы всякие ниндзи могли по ним вдоволь побегать, а всякие маньяки — держать там своих жертв).

Главный герой — смазливый чемпион, обожающий своего наставника — мастера по каратэ, у которого явно не все дома, но малолетний «крутой Уокер» этого не замечает — пока. А еще в школе есть слащаво-мерзкий драг-дилер, зачем-то все время старающийся получить под зад и красотка-одноклассница главного героя, с которой у него отношения пока не очень складываются, потому что в ночной игре они чуть ли не главные соперники. (зевая) Но придет время бравому парню вспомнить все, чему его (зевает) научил его мастер, совместить это с тем, что говорила училка по литературе и побить (зевает) двуличного негодяя, который (зевает) будет драться не по правилам.

Кто эти подростки, что у них на уме, зачем они играют в игру и какие у них друг к другу отношения? На все это создателям картины плевать с высокой колкольни. Такое ощущение, что у режиссера были на неделю свободные локации и он попросил знакомого сценариста быстренько подогнать под них абы какой сценарий. Разве что между мастером и его лучшим учеником проглядывает какая-то искра, да еще вызывает интерес не развитая тема слишком уж нежного отношения к главному герою молодой учительницы. Но авторы решили не развивать эту тему, чтобы не дай бог не быть уличенными в опасной двусмысленности и в финале герой все правильно сделал — поцеловал Николь Кидман, правда, практически ничего в фильме к этому не вело, ну да ладно, я бы тоже поцеловал Кидман, если уж выбирать.

С большими или меньшими отклонениями по такой же схеме сделаны все молодежные второсортные боевички за все время их существования, но, поскольку делаются они с прицелом на определенную аудиторию, то какой с них спрос? Играют, кстати, все ребята вполне сносно, никто не вызывает отвращения, и был бы у них сценарий посильнее — могли бы и лучше. В конце концов, подросток-герой есть? Есть. Красивая боевитая девушка? Есть. Мудрая мысль «не всегда главное победа» имеется? Естественно. Ничем не мотивированный злой злодей? Есть! Каскадеры вместо героев руками-ногами дрыгают, бегают, показывают плохое каратэ? Еще бы! Ну и чего еще нужно? Мальчикам — Кидман, девочкам — этот, как его там? А, не важно. Я ж мальчик.

Определенный интерес вызывает личность режиссера Марка Джоффа. Он, между прочим, наш соотечественник — родился в СССР, в Полоцке. В конце 70-х оказался в Австралии, где за последующие 20 лет стал ведущим телережиссером и одним из крупных кинорежиссеров. За фильм «Эксперт» с Энтони Хопкинсом получил номинацию на «Хрустальный глобус» фестиваля в Карловых Варах, завоевал множество национальных австралийских кино- и телепремий, а фильм «Человек, который судился с богом» (2001) некоторое время был самым кассовым австралийским фильмом в национальном кинопрокате. Личность, безусловно, весьма интересная, гораздо более интересная, чем этот его фильм. Этому фильму противопоказан мыслительный процесс, но спишем недостатки «Кодекса» на эпоху, нехватку времени, жанр и телеформат. Впрочем, будь мне лет 15, наверное, я бы с куда большим интересом взирал на приключения этих пацанов, хотя и сейчас юная Николь Кидман способна скрасить киновечер старого киномана.

5 из 10

15 января 2019 | 13:27

«Бойцовский клуб» Финчера — пожалуй, тот фильм, который подвел жирную черту под 20-м веком со всеми его странностями, несуразностями, фанатичными идеями, безумствами, страхами, теориями, истериями и многочисленными «измами». Я пытаюсь и не могу вспомнить более противоречивого, опасного, разъедающего и при этом манящего фильма, так полно отражающего закат 20-го века (или человеческой цивилизации). Это, наверное, и не фильм вовсе, а философское эссе, наполненное самыми разнообразными концепциями, теориями и клише, приведенными к общему художественному знаменателю, которое хоть и смотрится увлекательно, требует, как ни один другой фильм, многократных пересмотров, «вчитываний». Ни одна рецензия не вместит в себе тот хоровод мыслей, который возникает в голове во время просмотра «Бойцовского клуба», впрочем, несмотря на три правила клуба, за 20 лет мало было столь часто обсуждаемых фильмов, так что остается лишь влиться в общий хор любви-ненависти ("БК» из тех фильмов, которые очень трудно просто «любить». Он запланированно одиозен и вызывает самые разные чувства, непреходящим остается лишь чувство восхищения талантом людей, его создавших).

Что такое «Бойцовский клуб»? Это лебединая песня 20-го века, пережившего рекордное количество войн и Хиросиму, эпидемии СПИДа и Эбола, геноцид и холокост, кучу революций — в том числе сексуальных, фантастический техногенный прогресс и не менее фантастический духовный регресс, рождение кинематографа, интернета и вырождение человека мыслящего и творящего в человека-потребляющего. Иногда создается ощущение, что «Бойцовский клуб» стремится рассказать всю сложную социо-культурную обстановку конца 20-го века, обнажая для этого запутанный клубок из религиозных, сексуальных, политических, экономических, культурных пластов. Впрочем, человек конца 20-го века (да и нынешнего времени) и есть запутанный клубок противоречий между невиданной доселе доступностью информации и нежеланием знания, открытостью мира и законсервированностью каждой отдельно взятой личности, силой и беспомощностью… Это время раздвоения личности — когда каждый примеряет десятки масок, боясь оставаться настоящим даже с самим собой. В этом смысле финчеровские герои предвосхитили развитие интернет-технологий и нынешнего человеческого дуализма, когда каждый существует в мире в десятках лиц, усиленно пряча настоящее.

Что такое «Бойцовский клуб»? Это битва с пошлостью бытия, с мещанством и корпоративным стадным мышлением, с эпохой потребления и «потребителем-всемогущим», «сверхчеловеком», который, если верить профессору Выбегалло из повести Стругацких «Понедельник начинается в субботу», запрограммирован потреблять все, до чего может дотянуться, ничего не возвращая в этот мир (разве не актуально это сейчас, когда большинство профессий сводятся к производству вакуума и торговле им?). Это злая сатира на капиталистические идеалы и американскую мечту, согласно которой любой безымянный (у главного героя в фильме нет даже имени — оно и не нужно в мире, где все подчинено номеру) может получить то, что хочет и чего заслуживает, но, как правило, останавливается на окружении себя предметами материальных благ, неустанно приумножая свои богатства, гонясь за модой, боясь оказаться хуже, чем другой условный обыватель, топя все человеческое в бессмысленном и неостановимом приобретательстве. С другой стороны, это не менее злая сатира на псевдокоммунистическую (а в мире и существует только псевдо — настоящая — утопична) недомарксистскую демагогию, с помощью которой в фильме предполагается строительство общество безбашенных «нигилистов», отрицающих все материальное, но способных лишь разрушать, опять же ничего не возвращая в этот мир.

Что такое «Бойцовский клуб»? Это пародия на религию, доказывающая, что насилие — единственная константа человеческого существования, ибо лишь через страдание можно получить просветление, хотя никакого просветления, естественно, не происходит, а происходит то, что с любым фанатиком веры — человек, выбравшийся из корпоративного стада вливается в стадо религиозное (или политическое), доказывая лишь, что человек конца 20-го века и начала 21-го готов стать рабом и с удовольствием принять пастыря, управляющий глас, который создаст объединение, укажет против кого «играть», куда идти и что кричать, ведь только в толпе человек-раб способен ощутить себя сильным и могущественным, способным на что-то. Только тот, кто един со мной в моей боли, поймет меня.

Что такое «Бойцовский клуб»? Это свод страхов и комплексов зажатого, зачумленного, разрываемого не имеющими выхода внутренними демонами, отупевшего от непрерывного потока неперевариваемой информации обывателя, который хочет стать кем-то, лишь бы не быть собой — бесполезным среднестатистическим набором простейших функций от записи в свидетельстве о рождении до отметки в ЗАГСе о смерти. Он о непрерывной связи насилия, секса и смерти с масскультом, и о мужчинах, потерявших в современном мире статус охотника, главы клана, альфа самца, сменив его на стандартный костюм-тройку и галстук-удавку. Это рождение нового садиста, маньяка и убийцы.

Что такое «Бойцовский клуб»? Это страх и отчаяние перед разными формами собственного бессилия (от полового — до общечеловеческого), страх перед осознанием собственной смертности, ничтожности, попытка вырваться из предопределенности всего происходящего. Это форма познания добра и зла, обреченный на провал эксперимент в «граде обреченном», где как ни крути, как ни меняй фигуры местами, все равно получишь один и тот же вариант. Борьба против корпораций и стадного мышления, попытка вырваться из системы приводит героев к созданию корпорации, члены которой в стадном мышлении создают еще более твердую, еще более непроницаемую и негибкую систему.

Что такое «Бойцовский клуб»? Это «простой и верный» способ решения всех проблем, то, с чего начинается «Конформист», «Американская история Х» и «Майн Кампф». Обрушение мира, на руинах которого встанет новая раса доверяющих друг другу чистых и идеологически правильных людей, обреченная на провал так же, как и любая другая антигуманистическая идея, в центре которой стоит насилие. Это диагноз миру, который лихорадит и раздирает (раздваивает) внутренними противоречиями, всеобщая шизофрения в запущенной форме, проекция неосуществленных, задавленных многовековым слоем условностей, животных инстинктов и тайных желаний.

Что такое «Бойцовский клуб»? Трагедия? Сатира? Страшная и жестокая притча, прекрасная в своей омерзительности? Метафора человеческого существования? Квинтэссенция всего мусора, что впитывает в себя человек за жизнь, но не способен выразить? Мощная драма? Злая пародия от кривляющегося и бьющегося в припадке (от отчаяния) клоуна? Боль абсолютного одиночества, никак не рифмующегося с «фабрикой грез»?

Это все и еще кое-что, что невыразимо словами. Настоящее искусство всегда где-то между и всегда неуловимо. «Бойцовский клуб» — несистемный фильм, который, конечно же, опирается на собратьев по жанру, вроде «Заводного апельсина», «Прирожденных убийц», «Забриски пойнт», но создает абсолютно свой, неподконтрольный мнениям и оценкам мир, на который взираешь со страхом и вожделением. Одно можно сказать совершенно точно — это один из самых дискомфортных, ядовитых, полемичных, беспардонных, депрессивных, но и мощных фильмов конца 20-го века, собравший в себе то, с чем цивилизованное человечество пришло в 21-й век, никаких откровений, но именно это и жутко.

10 из 10

9 января 2019 | 22:00

Суеверия имеют неприятную способность нарушать привычный уклад и переиначивать его малопонятными, но жуткими символами. И ладно черные кошки или число тринадцать — дело обычное, правда, можно и поспорить, нормальное ли? Но есть оригиналы, которые нипочем не пройдут под лестницей и не вывернут одежду наизнанку: «Ты что?! Накликать вздумал?» Примерно так работают эти вещи, а иногда неприятности случаются стремительно: посмотрел накануне фильм о пугающе-закономерных пророчествах, а утром со внезапным припадком уехал на «скорой». Необъяснимый страх парализует тело и сковывает сознание, но прятаться от неведомой угрозы за семью одеялами также не годится; логичнее понять, либо приблизиться к разгадке тысячелетнего ребуса, впервые описанного в откровении Иоанна Богослова (гл. 13, ст. 18). Если детенышу сатаны и суждено воцариться в мире людей, подчинив своему звериному подобию — то без сочетания шестерок в этом деле не обойдется, как утверждает классика зловеще-мистического кинематографа.

6-го числа 6-го месяца и в 6 утра — безупречно четкие координаты, куда направлен глас владыки Преисподней, уставшего ожидать воцарения. Неизвестен лишь точный год, и он (какое совпадение!) ни разу не произносится в фильме Ричарда Доннера. Имеется тысяча других подробностей, включая многоцветье галстуков консула от Грегори Пека и разновеликие надгробия на старом иудейском кладбище, но конкретной даты нет. Есть лишь один непреложный факт: ранним римским утром сделал первый вздох очень страшный, но по виду ничем не примечательный ребенок. Прожил он свои безупречные пять лет, ни разу не подцепив даже простуду, и только на шестой год как из прохудившейся бочки полилась связанная с ним чертовщина. Нянька подарила малышу Дэмиену саму себя, болтающуюся в петле; жирафы с мандрилами испытали при виде ребенка бешеный психоз, а лучшим другом парню стал ротвейлер, в комплекте с милейшей служительницей дьявола. Никакой мистики в цепи этих происшествий если вдуматься, но как раз обыденностью лента и обеспечивает не теряющий проникновенной мощи эффект. Сколько там уже, 42 года? Не срок для в хорошем смысле старомодного, графически совершенного фильма, по достоинству унаследовавшего все лучшие мотивы «Ребенка Розмари».

Влияние культовой ленты Романа Полански ощущается всюду, и несколько иная компоновка сюжета в данном случае деталь вторичная. Многократно важнее первозданный, животный, не подчиняющийся никакой разумной логике ужас при столкновении с существом из потустороннего мира. Несчастная Розмари лишь в последней сцене смогла округлившимися глазами рассмотреть собственное дитя, а важный дипломат Торн с супругой имели на это недобрых пять лет. Разглядывали, но и поверить не могли в силу противоестественных событий с букетом трагических исходов. Самое печальное и одновременно великолепное — применительно к художественному произведению — немного отчаянная, но вполне оправданная попытка расследовать творящуюся чертовщину. И если не получить в итоге оружие против юного антихриста, так хоть понимать, какими слабостями обладает враг, стоящий перед консулом и его добровольным помощником-фотографом. На актерском взаимодействии Пека с Дэвидом Уорнером в немалой степени держится «гуманность» картины. Не о сатанизме снимал Доннер (в отличие от Полански), отнюдь — о человеческих добродетелях: любви, верности, храбрости и взаимовыручке. Эти качества незнакомы владыке подземной цитадели, и почва для его первичного конфликта с миром живых взрыхлена самыми очевидными причинами.

Анахроничность «Омена» и его непохожесть на прочие киноленты «ужасающей» направленности требуют относится к нему как к ценной музейной реликвии, о которой многие наслышаны, но заглянуть в искомый зал с экспозицией решаются не все. Почему — понятно: чертовы суеверия часто выступают против, но и дав зарок не вестись на чуждую символику лишь за компанию с подверженностями других, в очередной раз приходиться согласиться: мы еще очень мало знаем о тех правилах и распорядках, по которым существует наш мир. Всегда ли может прийти на выручку Христова вера? По-всякому бывает, и даже в истории кинематографа имелись случаи, когда людям приходилось жить и творить с мыслью, что Бог умер, а всем заправляет сатана. Ингмар Бергман на том выстроил сюжет своей первой по-настоящему великой картины «Тюрьма». В сравнении с ней «Омен» на многое не претендует, будучи качественным, добротно поставленным, медленно стареющим, но все-таки жанровым фильмом. Широкой палитры взглядов он не предоставляет, что лишний раз подтвердилось в 2006-м, когда вышел покадрово переснятый ремейк.

Но все же крупицу надежды на лучший исход можно разглядеть и при таких неблагоприятных обстоятельствах, как у Доннера. Пока человек мыслит — он существует, а значит способен противостоять даже самому неизбежному. В ленте 1976 года жертв наивности, незнания, или просто обстоятельств больше, чем коварных интриганов и хищников под масками. Это наводит на мысль, что зло отнюдь не так многочисленно, и самых истовых его почитателей можно пересчитать по пальцам. Приговор, провозглашенный невидимым, без сомнения могущественным, но до поры томящимся в заточении судьей оспорить вряд ли выйдет, адвокаты давно закончили защитные речи. Остается теперь только ждать и постараться не пропустить роковой час с символикой трех шестерок, чтобы отсрочить его еще пару сотен лет.

8 января 2019 | 18:50

Многие режиссеры, а в особенности авторского кино стремятся найти какую-то острую тематику, закрутить сюжет так, чтобы у зрителя началось головокружение, прикрепить к главной роли какого-то звездного гостя и построить вокруг него все — от декораций до сценарных конструкций. Джона Хилл, дожив до 35 лет, пройдя путь от ролей толстячков в придурашных и пошлых комедиях до двух номинаций на премию Оскар, и обретя какой-никакой, а статус в Голливуде, мог позволить себе практически все в его дебютном фильме. Он мог позвать на роли видных людей-друзей, мог адаптировать на экране какой-нибудь залежавшийся перспективный сценарий, взять себе в компаньоны опытного «писаку» и т. д. Но Джона решил пойти своим собственным путем, ну и вместо всех обозначенных вариантов он снял личную до мозга костей историю, пропитанную духом 90х, о подростках.

Раз в название вынесена середина 90-х, то все действо происходит примерно в 1995 году, когда самому Хиллу было 12 лет, и не возникает сомнений, что прототипами для этого повествования послужили сам автор и его на тот момент друзья/знакомые. У Джоны даже есть старший брат, как и у героя фильма Стиви (Санни Сулджик). Но больше всего ассоциируется с Хиллом персонаж по прозвищу «Четвероклассник», который все происходящее в жизни компании ребят снимает на ручную камеру, постоянно повторяя, что у него есть интересная идея для фильма. Сам же автор рассматриваемого проекта чуть ли не с юношеских лет писал небольшие пьесы, ставя их самостоятельно, поэтому, как мы все видим, желание запустить в производство собственную картину у уроженца Лос-Анджелеса возникло не вчера.

Местом действия этого повествования является солнечная Калифорния, по поводу чего нет каких-либо сомнений. Но, несмотря на это, не возникает какой-либо дифференциации с детством в 90-е, которое было у российских детей. К примеру, во время просмотра вспоминаешь летние деньки своих беззаботных дней, когда ты с утра до ночи носился по улице с ровесниками, правда, если и был тогда скейт, то в единственном экземпляре на всех ребят, и вы катались по очереди, а дома тебя ждал самый первый «видик», где ты миллион раз по кругу крутил какую-нибудь кассету. В «Середине 90-х» весь досуг компании Стиви, что была им найдена совсем недавно, состоит в скейтинге, из-за чего вспоминается «Параноид Парк» Гаса Ван Сента, а по вечерам, как правило, происходит поиск вечеринки, где можно выпить пива и поболтать с девчонками (если не повезет на большее).

Дома же не все благополучно (причем не только у Стиви, но и у всех остальных) и совсем не солнечно (не в пример погоде). Мать-одиночка, старший брат без друзей, постоянные ссоры и драки. Стивен, отыскав новых товарищей, каждый раз срывается из «уюта», не желая сталкиваться со сложившейся обстановкой, у него появилась возможность «глотнуть свежего воздуха» и как-то доказать, что его младший возраст среди всех — ерунда, он может стать неотъемлемой частью этих подростков. Трудно сказать, как же дальше будет складываться дорога извилистой жизни с крутыми поворотами не только для Стива, но и всех остальных ребят, но пока же они ведут себя так, будто бы есть только здесь и сейчас, ничего более.

Юные актеры отлично вжились в шкуру своих персонажей, поэтому в дневник могут получить по 5ке, Джона Хилл не прогадал с выбором. Да и вообще «Середина 90х» образцово передает атмосферу выхваченного за основу времени, а также сам период взросления подростков, это работает в необходимых измерениях, если зритель легко может представить себя на их месте. Картинка выполнена в таких пропорциях, что напоминает видеокассеты, то же и касается цветовых решений (этими аспектами, кстати, лента перекликается с «Мамочкой» Долана). Ну и дух времени не смог бы обойтись без наличия саундтрека, а за него отвечали Трент Резнор и Аттикус Росс, здесь среди песен можно отыскать композиции Nirvana, Morrissey, The Misfits, Pixies, GZA, Big L, The Pharcyde и др.

«Mid90s» — не стал для Джоны Хилла тем самым первым блином, что выходит комом. Нет, скорее он явился для него вкусным продуктом, что передает бережное отношение к воспоминаниям о тех самых годах, когда «трава была зеленее, а деревья больше».

4 января 2019 | 16:05

К кому обращаться за праздничным настроением? Лично я всегда обращаюсь к кинематографу. И он редко меня подводит. Правда, как правило, это классика, что наша, что западная — проверенная временем и многочисленными просмотрами. В этот раз я решил сходить в кино, где среди «Елок», «Гринча» и новогоднего «Полицейского с Рублевки» наиболее привлекательно выглядел «Щелкунчик и четыре королевства» — рождественский диснеевский блокбастер со всеми атрибутами жанра. Тем более, замечательная сказка Гофмана нам особенно близка. Я, как и многие на постсоветском пространстве, читал сказки Гофмана, а великолепный советский мультфильм 1973 года с музыкой Чайковского был многие годы частью обязательной новогодней телепрограммы.

Фильм не получился. Вернее, он получился чем угодно, только не тем, чем должен быть, а именно — красивой рождественской мистерией по мотивам ярчайшей сказки — страшной, увлекательной, таинственной и манящей. Получилась непритязательная приключенческая и очень поверхностная картина, как бы продолжающая историю, рассказанную в «Щелкунчике и мышином короле», и существенно меняющая и портящая оригинальный сюжет. Фильм тяготеет к красочной иллюстративности, созданной художником, к которому история пришла через сарафанное радио. Кроме того, ленту все время раздирает в разные стороны — то это сентиментальная драма о семейной трагедии и отношениях отцов и детей, то — разухабистый военный экшн про новую «сойку-пересмешницу», показывающую чудеса героизма.

Причина неприятного дуализма — не только в том, что диснеевские боссы не знали, что хотят показать и для кого, и в не дописанном на момент начала съемок сценарии, но и в личностях двух режиссеров. И Халльстрём, и Джонстон — мастера своего дела, но они не напарники, а два сложившихся профессионала, каждый со своей линией и философией, не собирающиеся менять ее в угоду общей концепции, а поскольку никакой общей концепции у «Дисней» скорей всего и не было, то и получилось лоскутное одеяло, которое шили две швеи отдельно друг от друга, а потом наскоро присобачили кусок к куску белыми нитками.

К сожалению, фильму абсолютно не нужен Гофман и его Щелкунчик. Зачем он вообще в этой истории? Чтобы использовать музыку Чайковского, которая значительно превосходит собой фильм? Ради пары кадров с чернокожей балериной? Фильм мог называться «Хроники Карибского моря: принц Каспер и волшебный крендель»! И дело не в страстном увлечении Голливуда римейками, сиквелами и спин-оффами. Например, Ричард Доннер, переработав «Рождественскую песнь» Диккенса и множество ее экранизаций, создал шедевр — «Новую рождественскую сказку», где были и Диккенс, и настоящий Скрудж, и дух повести, и новое звучание, и настоящее Рождество. Что в диснеевском «Щелкунчике» оригинально и ново? Черные актеры? Я абсолютно не против чернокожих в кино. И даже формально все верно — в Англии 19-го века было немало состоятельных и уважаемых негров, и Морган Фримен не кажется лишним в роли Дроссельмейера. А щелкунчик по книге — племянник Дроссельмейера — соответствует дяде цветом кожи (правда, нужно знать оригинал, чтобы это понимать). Плохо то, что Щелкунчик бессмысленен, как персонаж. Он — лишь оправдание названия, а по сути — старательно «затертый» фон, сыгранный блекло и прописанный отвратительно. Либо — очередной послание от воинствующего феминизма — слабый и бесполезный мужичишка на фоне сильной и отважной девчули. Кстати, у Гофмана — девчуля тоже отважная и сильная, но и Щелкунчик — благородный и смелый герой, который готов сражаться до смерти в любом обличии. Но он превращен в уродливую куклу, и развеять чары может только любовь. Здесь же Щелкунчика нет, любви нет, чар нет, волшебства нет.

Так может, авторы фильма подарили нам крышесносящий визуал? Нет, он такой же, как во всех блокбастерах, разве что лубочно-стимпанковский Покровский собор — как будто из стеклянного снежного шара — радует глаз, но все это лишь мишура. К сожалению, двое режиссеров и куча продюсеров так и не договорились, о чем хотят рассказать, не придумали внятной истории и серьезного конфликта.

Вместо него — притянутое за уши традиционное противостояние с очередным малоубедительным мегазлодеем с шизофренией и манией величия, а вместо внятной истории — слабо оправданное действие, дворцовые интриги, юная воительница, находящая свое место в жизни и учащаяся жить и смиряться с потерей, и сомнительное утверждение, что именно эта дочка — лучшее, что случилось с ее мамой. А как насчет еще двоих детей? Их сочли недостойными материнской любви?

Плохо, что детально проработанный механический стимпанковый мир «Четырех королевств» населяют плоские и одномерные персонажи. Плохо, что исчезли мотивы сна, ужаса, химеричности происходящего, чего с лихвой в сказке Гофмана и даже в советском мультфильме — здесь бравая Сойка просто перемещается из точки А в точку Б как будто волшебный мир не представляет для нее ничего необыкновенного. В итоге вместо тонких материй и чувственных полетов во сне и наяву — грубый соцреализм, разделенное на партии (как и в «Сойке») общество, квест, элементарно разгаданный юной воительницей и небольшая война, скомканная и поспешная.

В фильме играют красивые и хорошие актрисы. От юной Маккензи Фой можно ждать много главных ролей в будущем — девушка очень красива, ее любит камера. Правда, здесь она кажется слегка отстраненной и холодной, и явно не дотягивает до своего эмоционального, чувственного и темпераментного прототипа. Хеллен Миррен, разбрасывающая врагов кнутом, как Индиана Джонс, смотрится нелепо, хотя и не врет в кадре. Парочка обязательных диснеевских «коверных» Тимона и Пумбы приглашены для пары вставных номеров, теряющихся в тотальном отсутствии чувства юмора у картины. Больше всех понравилась Кира Найтли, которая сказочно хороша в роли Сахарной Сливы, очаровательно переигрывающая и такая вкусная, что от нее трудно оторваться. Однако, Найтли играла не совсем то, что нужно для семейного фильма, ибо каждая реплика, произнесенная ею, приобретает сексуальный подтекст. Впрочем, возможно, это я слышал то, что хотел услышать.

Фильм представляет собой стандартную мешанину из множества других фильмов (неоднократно отмечалась похожесть картины на «Хроники Нарнии»), боязливую и слишком осторожную, не решающуюся сказать ничего нового и при этом назойливо пытающуюся выдавать старые штампы за «новый взгляд». По сути это стандартная фэнтезийная диснеевская фантасмагория, слабо прописанная и без души снятая — очень угодливая и заискивающая, имеющая мало общего с литературным источником и знаменитым балетом, ориентированность на которые была лишь рекламным ходом, не особо, кстати, удачным, если смотреть на низкие кассовые сборы. Непомерно раздутый бюджет из-за попыток придать картине эпичность завершают падение — нельзя даже аттракцион делать из сплошных каруселей, за два часа надоест любая карусель. А больше «Щелкунчик» порадовать ничем не может, кроме сладенькой Киры… Но для рождения новогоднего чуда этого не достаточно.

6 из 10

31 декабря 2018 | 10:29

Дорогой Алине с благодарностью и новогодней теплотой

Это был по-декабрьски морозный, заводящий снежные кадрили вечер. Отец двоих ребят спешил домой, морщась от колючего ветра, но по пути сделал крюк, чтобы забрать посылку. Он знал, что в ней, но когда упаковка выпустила из объятий мягкого пассажира, то лишился слов. Заголосили мальчишки, в ту же минуту начавшие спорить, рядом с чьей подушкой сегодня устроится на ночь диковинный зверек ручной работы. Договорились до чего-то в итоге, или старший брат уступил, а выбирать фильм для следующего семейного сеанса долго не пришлось: классика аниме — о вечно юном хозяине заповедника чудес. Это к нему, к забавному соседу Тоторо привело любопытство маленькой девочки, что впервые залезла в дупло камфорного дерева и скатилась на безмятежно вздымающийся живот мохнатого бродяги. Одинаково дружелюбен он к своим гостям, большим и малым, и всегда поделится с ними теплом.

Трогательная наивность и повышенная впечатлительность обычно живут до первого крупного разочарования. Однажды оно наступит для каждого, но постараться отдалить невеселый миг совсем не зазорно. Вероятно, так рассудил тридцать лет назад Хаяо Миядзаки. Добрый волшебник анимационного мира по-отечески терпеливо относится к причудам и капризам. В его представлении отец никогда не высмеет дочку за небылицы о Тоторо; лучше он отправится вместе с нею сказать «спасибо» духам. За околицей необжитого участка, куда прибыла семья, неведомый мир, со своими правилами и условностями, но в каждом уголке можно ощутить себя обласканным заботой и пониманием. Диковинные создания, похожие на кроликов и сов, больше помалкивают, но со сноровкой часовых первыми откликаются на детскую печаль. Тоторо знают, как не вовремя вторгаются тревоги, и в их силах мягко напомнить детям первую семейную заповедь: пока они держатся близких — плечи вынесут любые тяготы.

Путешествие по ночной сказке на игривом Котобусе — настоящая жемчужина в ларце Миядзаки. Какой ребенок не мечтал бы прокатиться на шерстяном диване, мчась на выручку маме? В этот миг забываются пугливые чернушки сажи, золотистые желуди, озерцо с головастиками и необыкновенно долгий дождь. Вспоминаются папина доброта, выращенное за ночь дерево, протянутый соседским мальчиком зонт и тепло маминых рук. Девчонки не хватаются за детство, но дорожат им, когда стремятся понять этих взрослых, пишущих страшные телеграммы. Рядом с новыми лесными спутниками, но главное — друг с дружкой, они узнают об опасностях болезней и о том, как важно быть заботливыми. Согласиться поиграть, приготовить обед, беречь папино терпение — простые и очевидные вроде бы вещи, но дети охотнее внемлют, когда о них рассказывает кто-то сказочный. Миядзаки поселил своего зверька рядом с людьми и придал ему гордой обособленности — излюбленный объект детской фантазии, что не станет стучаться и просить доверия. Оно приходит само — через искусство быть нужным, благожелательным и интересным.

Самобытность, естественность и терпение — три основных качества во вселенной Тоторо. Страж леса родом из недр воображения живет и здравствует, пока вызывает улыбку и почтение. Присущие прочим анимационным творениям Миядзаки сложные подтексты, социальная критика и взрослая проблематика уступают простому смыслу природной доброты. Художник прекрасно сознавал, насколько же ответственный для ребенка этот переход из царства фантазий в жестокую реальность, где хворают, страдают и погибают люди. И на своем красочном полотне он не прячет один мир, заслоняя другой. Нет, всего лишь приглашает обратно в сказку незнакомцев и путников, что сбились с пути и разучились радоваться жизни. Почему так происходит? — в картине нет ответа на этот вопрос, но идеалистичная пастораль японской кисти смотрится как цельное явление, описать которое можно самым минимумом слов. Ведь все мы были маленькими, и далеко не у каждого нашелся в те годы верный друг, а Тоторо приходит на выручку целым поколениям, и продолжит отзываться дальше, а если кто-то из ребят заинтересуется культурой Страны восходящего солнца — не найдется награды создателю почетней.

Плюшевый пострел в это время уже занял достойное место в детской и возможно обзаведется собратом — чтобы каждому из мальчишек достался свой. Приветливых гостей из японской сказки хватит на всех, кто верит в чудо и готов обратиться к его посланцу с искренней просьбой. Обаятельный комок вдохновленного вымысла олицетворяет преобразующую силу радости. Без нее и праздник — пустая затея. А где-то за рисованными облаками пульсирует магия света, давно прирученная художником с седой бородой. И знание это не прячется в томиках по синтоизму, а приходит в дома к отзывчивым людям. В последние дни уходящего года сам Тоторо велел надеяться на лучшее, зарядиться праздничным настроением и найти мешочек удачи под наряженной елкой. Остальное — пусть ждет своего часа.

29 декабря 2018 | 12:33

«Гениальных младенцев» — в коммерческом плане весьма успешную комедию Боба Кларка, появившуюся на исходе 90-х, почему то ненавидят. На мой взгляд, это попытка скрестить «Маленьких негодяев» — комедию, целиком построенную на очаровании и непосредственности детей с пародией на «большое голливудское кино» и шпионский жанр. Попытка не совсем удачная, ибо комедька получилась откровенно дурацкой, но видали мы фильмы значительно хуже и уж точно не достойна она столь уничижительного рейтинга, которым ее наградили пользователи IMDb. Просто фильму, скажем так, не повезло. У него не было мощной рекламной поддержки и фан-базы, а критики с фильмом повели себя так, будто им сказали, что покажут как минимум, нового Крестного отца», не оставляя камня на камне от фильма в несправедливо гневных рецензиях.

Впрочем, критики когда-то уничтожили великолепный фильм «Четыре комнаты», умный и едкий «Стриптиз», в который совершенно не въехали и, например, симпатичную пародию «Неистребимый шпион», что не мешает этим фильмам жить, находить своего зрителя и даже обретать культовый статус.

«Гениальным младенцам», конечно, далеко до культового статуса. Однако, они ничуть не глупее, например, столь любимой у нас комедии «Младенец на прогулке», и не намного — тех же «Детей шпионов», в рекламу которых было вложено почти столько же, сколько на съемки. Проблема «Гениальных младенцев» не в глупости и нелепости, (взрослому, по-моему, что они, что «Дети шпионов» — одна байда), а в том, для кого они предназначены. Для взрослого в этой комедии не хватает остроумия и пародий, а подросткам не с кем себя ассоциировать — им заходят уже «шпионы» и плевать им на каких-то там карапузов в подгузниках. Взрослых коробит от неорганичного поведения детей, которые ведут себя во всех сценарных ситуациях как плохие комики — невпопад смеются, корчат рожи и т. д, и наложенный на эти сами по себе очень милые реакции взрослый закадровый текст вызывает не смех, а скорее раздражение. Кроме того, в какие-то моменты использовались дублеры-карлики, что совсем уж противно.

С другой стороны, в центре сюжета идея о том, что дети знают все, не лишенная адептов и в научном мире. Например, известно, ребенок в 5 лет четко знает, кем он станет, когда вырастет. А ребенок в 18 — не знает уже ни черта. Новорожденный малыш умеет плавать, а через 10 лет он же тонет, как только оторвется от взрослого. Мой племянник, которому нет и 2-х лет, за пару дней освоил планшет, а его бабушка в 55 до сих пор не может толком в нем разобраться. У детей нет жизненного опыта, они смелее, готовы к открытиям и воспринимают мир ярче, шире и без преломления сквозь призму предрассудков, чужих мнений и нерешенных проблем. Иногда я смотрю на своего племянника, а он что-то делает со своими игрушками — осмысленно, сосредоточенно. Делает неправильно, но при моей попытке помочь ему, отметает все переделанное на корню, как будто видя в несовершенстве созданной им конструкции что-то нужное и интересное. В такие моменты вспоминаешь Моцарта или Грегори Смита, к двум годам наизусть цитировавшего энциклопедии по ядерной физике. Поэтому и фильм Кларка, несмотря на всю свою глупость — способен зацепить.

Если относиться к нему с детской непосредственностью — он местами даже забавный, кроме того, это первый фильм, в котором были применены компьютерные технологии захвата движения и синтеза их с человеческой речью. Специальные люди отснимали тысячи кадров детского лепета, потом комбинировали их так, чтобы в детские уста можно было органично вставить взрослую речь. Так что все рты у детей их собственные, но «приклеенные». И это был определенный прорыв в технологиях того времени.

Очень хороши взрослые актеры. Особенно преуспели антагонисты. Нужно быть по-настоящему хорошим актером, чтобы уметь серьезно играть в такой лабуде. Кэтлин Тернер здесь настоящая «сестра Рэтчед» для детей, и не фальшивит, играя коварную и бездушную бизнесменшу, использующую гениальных детей для исполнения своих корпоративно-захватнических планов. Кристофер Ллойд так и вовсе демоничен в роли ее верного помощника-доктора, как будто шагнувшего со страниц комиксов о нацистах-злодеях. Правда, за Тернер наблюдаешь и с долей жалости. В начале 90-х — роскошная женщина, а здесь — увы, ей всего 45, а она по внешности годится в матери 42-х летней Ким Кэтролл, и смотрится даже старше 60-летнего Ллойда. Тяжелая болезнь, приведшая к неумеренному злоупотреблению алкоголя, за несколько лет превратила один из секс-символов 80-х в бабку для характерных ролей. Естественно, это не повлияло на ее талант, и команда негодяев смотрится куда ярче и харизматичнее, чем мягкие и сентиментальные персонажи в исполнении Ким Кэтролл и Питера МакНикола, который вообще, по-моему, не годится для подобных ролей и лучше всего играет, как это ни смешно, раба. Да, слабака, свихнувшегося и порабощенного темными силами. Его лучшие роли — раб Виго в «Охотниках за привидениями 2» и Рэнфильд — раб Дракулы в «Дракуле: мертвом и довольном». Куд забавнее обаятельный Дом Де Луиз и Руби Ди на втором плане.

Что касается самих детей, то, конечно, они очаровашки, особенно, если их не заставляют показывать нелепое карате или делать вещи, детям не свойственные. Какой-нибудь малыш, который просто малыш и ведет себя как малыш в каком-нибудь «Младенце на 30 млн.» вызывает на порядок больше умиления и эмоций. В этом смысле, конечно, Кларк рискнул и здорово проиграл. Хотя можно ли считать проигрышем вполне успешный коммерческий фильм, который, к тому же, кто-то умудрился растянуть аж до 5-й части (!).

В сухом остатке у этой «памперсной» комедии все не так плохо, как врут критики. Но и не совсем хорошо. Это слабый фильм, который, по большому счету, непонятно для кого снят (хотя и нашел своего зрителя, как ни странно). У него была не самая худшая идея и задатки стать смешной пародией, у него есть определенные просветления и пара рабочих шуток, хорошие взрослые актеры и милые дети, но дырявый, как швейцарский сыр, сценарий и часто болезненно нелепые попытки заставить детей делать «взрослую работу» приводят к недоуменному пожатию плечами вместо какой-то определенной реакции. Мне кажется, создатели и сами не поняли, что они сделали и, главное, зачем. Но и ненавидеть его явно не за что. И еще возникает вопрос: «А судьи кто?» Мой второй 7-летний племянник посмотрел фильм с интересом и неоднократно смеялся в голос. Однако, если вы взрослый, и ищете фильм с участием малышей, верней будет выбрать что-нибудь другое.

5 из 10

20 декабря 2018 | 14:07

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...



Друзья по интересам (283)
они ставят похожие оценки фильмам

имя близость

dymytrr

62.1443% (229)

Вадим Стеклов

62.1321% (222)

Ilnur022

61.9674% (262)

JandosKalkenov

60.7676% (358)

brut17

60.6451% (356)

Tema En

60.0108% (398)

kukushkin.iwan2013

59.6153% (238)

kalinovik

59.4943% (296)

dwaalketter

58.6948% (237)

dragau

58.5671% (274)

popovarsenii

58.5167% (369)

Nikolay Kolumba

58.3812% (335)

StupidHamster

58.2049% (434)

Azmodan

58.1431% (352)

Corwell

58.057% (244)

deespe

57.9034% (361)

Гиперкуб

57.3716% (319)

demonikl

57.3642% (270)

ximutaurho

57.1081% (248)

Jim Kerri

57.01% (265)

Алексей Меркулов

56.891% (369)

Russell Ck

56.8796% (315)

Никита Чепуренков

56.8714% (314)

Punch

56.7842% (368)

Geor6e

56.5578% (272)

Hunter Drek

56.5528% (514)

Флагман

56.5199% (250)

DEADPOOL19

56.3271% (650)

bulbou

56.2619% (371)

Sarmaniuc Srn

56.2188% (326)