всё о любом фильме:

Horseofhell > Друзья

 

Друзья в цифрах
всего друзей14
в друзьях у118
рецензии друзей1709
записи в блогах-
Друзья (14):

В друзьях у (118):

Лента друзей

Оценки друзей

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Пожалуй, существует не так уж и много вещей, который по своей болезненности сравнятся с крахом иллюзий, с принудительным переходом из сказки в реальность. Главная премьера января, мюзикл «Ла-Ла Ленд», дарит вовлечённому зрителю именно эти ощущения. Более того, им же фильм и посвящён.

Экспозиция здесь кажется оммажем всем лучшим мировым мюзиклам сразу — и она, вся такая солнечная, танцевальная, непринужденная, Любецки-стайл-однокадровая, идеально отрепетированная и абсолютно обаятельно поставленная, вводит нас в мировую киностолицу — Лос-Анджелес, который даже зимой остаётся солнечным и манким.

Но, вопреки предубеждению, ты оказываешься не на Фабрике грёз, а просто в городе: да, в большом и про кино, но в чём-то красивом, а где-то унылом, как и все мегаполисы. Никаких вам Беверли Хиллз. Мы видим LA глазами двух немножко нёпутевых, немножко милых молодых мечтателей, которым суждено столкнуться в пробке, чтобы… хотелось бы сказать «никогда больше не расстаться». Но сценаристы мюзикла, отдающего дань Золотой эре Голливуда, не наделили своих обаятельных героев сахарно-воздушной историей. В этом «фишка» «Ла-Ла Ленда» — сюжет, который большую свою часть намеревается казаться сказкой о покорении Города грёз, в определенный момент вдруг оборачивается Правдой Жизни. «Конфетная» картинка никогда не скатывается и ежекадрово несёт в себе Его Величество Реализм.

Как у Дэмьена Шазелла вышло снять «типичный Голливуд»™ и при этом рассказать совершенно иную историю, да ещё и зачастую нетривиальными средствами — загадка, достойная ключа «Это настоящее искусство, детка!».

Между тем, убегающий от снежной январской реальности зритель, желающий погрузиться в киносказку, непременно в этой сказке оказывается. Там есть Он и Она — а ещё музыка и кино, которые Их и связывают. В чем сила этой трогательной истории совместного покорения любящими людьми самых высоких вершин (вершин Заветных Мечтаний)? В очевидной ли химии между двумя ведущими актерами, что справляются со своими ролями бесподобно, проникновенно и трогательно? В очаровательном ли саундтреке, который, может, мировым классическим хитом и не станет, но в сердце обязательно западёт, учитывая, насколько он на своём месте? В работе ли камеры, что с первых кадров вовлекает зрителя в происходящее, а следом тактично отводит ему роли то наблюдателя, то соучастника? В монтаже ли, который не только, очевидно, знакомит с историей, но и трепетно расставляет в ней акценты так, чтобы зритель испытал гамму эмоций от искренней заинтересованности до натурального «обухом по голове»? В работе ли цвета и света, которые в «Ла-Ла Ленде» так продуманны и так важны, что составляют собой, ни много ни мало, весомую часть сюжета? В костюмах ли и декорациях, то воздушно-сказочных, то приземленно-реалистичных, так или иначе, идеально иллюстрирующих характер происходящего (игривый ли, романтичный ли, трогательный ли, серьезный, драматичный…)?

А может, вопрос в хореографии, которая подтверждает, что не обязательно быть высококлассным танцором (какими не являются ни Райан Гослинг, ни Эмма Стоун), чтобы движение отражало искренние чувства и цепляло зрителя за живое, пробуждая в нем желание чувствовать и жить? Или причина в добром и остроумном юморе, который здесь появляется дозированно и никогда не перетягивает одеяло на себя — но всё же в тех количествах, чтобы фильм казался и искренним, и добродушным, и смешным? Или дело в сюжете, который обещает интересное самому широкому кругу зрителей? Что-то такое, что найдет свое отражение в судьбе если не каждого, то многих? Или, может быть, фильм стоит назвать талантливым благодаря работе режиссёра, чьи авторские находки гармонично компонуются с проверенными временем приёмами, и от этого дуэта классики и инноваций в выигрыше остаются все — и изображение, и история, и актёры, и, в конечном счёте, зритель?

Всё дело в любви. Думаю, вот в чем секрет успеха этого фильма. Потому что «Ла-Ла Ленд» — о ней и сделан явно с нею же.

Искусства без любви не получается. Говорят, без неё вообще ничего не получается. Дэмьен Шазелл явно без ума от режиссуры, мюзиклов и трепетных историй. А там, где кажется, что он любитель голливудских сказочек, вдруг выясняется, что автор на самом деле рисует жизнь такой, какая она есть. Этот человек даст своим героям и зрителю вместе с ними немного повитать в облаках. Или среди звёзд, в прямом смысле слова. Его герои живут мечтами — и безоговорочно верят в них. И в любовь свою верят тоже. Но говорят же, что человек предполагает, а бог располагает. Поэтому Жизнь зачем-то вмешивается со своим обидным «не всё сразу» или «а давайте через ж*пу». И сказка… нет, не превращается в реальность, не разбивается о «скалы быта», не так банально. Просто в какой-то момент зритель понимает, что история, подкупившая своей кажущейся сказочностью, реальностью являлась с самого начала. Реальность ведь тоже по-разному себя проявляет: сначала звездами, потом проблемами, потом как-нибудь ещё. «Ла-Ла Ленд» вместил в себя всё: и звёзды, и проблемы. Главное — быть ко всему готовым. В том числе к тому, что режиссёр (то ли Шазелл, то ли Жизнь) может опустить с небес на землю. И никто в этом не виноват, просто так бывает.

Зритель бы не поверил в тот финал, который так поначалу сюда напрашивался. Мы давно не живём в эпоху Золотой Эры Голливуда, где совершенно нереалистичный уход счастливых героев в закат живо подкупал зрителя. Нынешние кинолюбители более насмотрены, требовательны и циничны — а значит, подготовлены и достойны того финала, каким на самом деле завершается мюзикл: такой болезненный и правдивый, такой многогранный в своей причинности, как и сама жизнь. Целевая аудитория фильма заливается слезами. Зрители мужского пола сдержанно покашливают, но тоже с десяток минут после сеанса молчат, переваривая впечатления. Те, кто повидал, потерял и пережил — видят в фильме себя и поэтому им немножко больно. У каждого своя история, но счастье и несчастье, судьба и путь, приобретения и утраты, мечты и планы — понятия общечеловеческие.

Фильм сохраняет свою дуальность от первой секунды до последней: там, где утверждается сказка — показана реальность; там, где играет музыка — раскрывается боль; там, где идёт речь об утрате любви — Любовь загадочным образом утверждается. Там, где идёт речь о бессилии чувств перед лицом то ли обстоятельств, то ли судьбы, то ли глупости, то ли просто предопределенности (да, неоднозначность — козырь этого сюжета) — там почему-то в эти чувства заново хочется верить.

Как ни странно, картина «Ла-Ла Ленд» — фильм, который помогает вспомнить, что любовь есть. А это дорогого стоит.

9 из 10

10 января 2017 | 14:43

Космический путешественник, летящий на полусветовой скорости покорять внеземную колонию, внезапно пробуждается от гиперсна: единственный среди пяти тысяч пассажиров изящного корабля, оборудованного всем, что только можно пожелать для жизни. Вместо 120 лет пути в анабиозе он проспал всего три десятилетия, а теперь гиперкапсула сломалась, и что ему делать теперь, когда остальные пассажиры проснутся уже наверняка после его смерти?

Развлечений, которыми напичкан изящный корабль будущего, хватает на год — но что это в сравнении с остатком молодой жизни мускулистого инженера, который, вообще-то рассчитывал провести жизнь вовсе не на корабле и, уж тем более, не в одиночестве? К тому же, вкус каждой забавы неприятно подпорчен такой дозой дёгтя, как осознание неотвратимости собственной одинокой «космической» судьбы. В конце концов, потрёпанные нервы парня не выдерживают — и, находясь на грани нервного срыва, он решается предпринять во спасение один неоднозначный шаг. Это большой риск — стоит ли игра свеч?..

Первая треть — это история о выживании одиночки в ограниченных обстоятельствах, к которой по ходу развития картины присоединяется полноценная романтическая линия и, как я где-то вычитала, «экшн для гуманитариев». Говорят, действие последней трети попирает банальнейшие законы физики и околофизического здравого смысла, но мне повезло быть гуманитарием. Поэтому я влёгкую наслаждалась фильмом: огонь и огонь тебе, реактор и реактор. Что ещё нужно? Ткань этого фильма вовсе не требует углублений в научные детали (без которых, например, было совсем не обойтись в том же «Интерстелларе»). Поэтому доверие зрителя эта сказка вызывает, а вот когнитивного диссонанса — нет. Даже при всём том, что ты отдаешь себе полный отчет в сказочности (именно что даже не фантастичности) картины.

Незаурядный сеттинг и интригующая завязка в комплексе с участием ведущих молодых голливудских звёзд и огромным бюджетом картины — серьезная заявка на серьёзную кассу. Но «Пассажиры» вряд ли останутся в памяти наших с вами потомков: при всей своей внешней красоте, это одноразовое зрелище. Да, эффектное, да, увлекательное. Но не более того. Тривиальнейшие сюжетные ходы — вот главный бич фильма. Не будь в нём заявлены столь интересные локации и столь незаурядные исходные обстоятельства — и критики, и мы с вами с энтузиазмом фильм бы заплевали. Хотя критики и сейчас от него не в особом-то и восторге.

Кому же понравятся «Пассажиры»?

- любителям Дженнифер Лоуренс и\или Криса Пратта. Я из компании почитателей «Сойки-пересмешницы» и люблю её в любой роли, но даже твердолобенький Пратт на удивление бодро тащит фильм обаянием, накачанным задом и брутальной небритостью;

- ценителям космических красот: корабль (основная и единственная локация), а так же всё, что вокруг и внутри него, прорисованы добротно и впечатляюще, а 3D только добавляет красоты, хоть и не всегда используется на полную мощь;

- фанатам «закрытых» фильмов: герои оказываются в ограниченном помещении, в стеснённых и даже опасных условиях — как они развернутся в предложенных обстоятельствах?..

- поклонникам тематики выживания в сложных условиях: в замкнутом или ограниченном пространстве, при наличии опасности для жизни и т. п. Здесь эта тема славно и глубоко раскрывается, она образует собой весь фильм.

Мне повезло соответствовать всем четырём заявленным пунктам, поэтому удовольствие от фильма было получено несказанное. Любым другим категориям зрителей фильм ничего не обещает: ни глубокомысленной драмы (она заявлена лишь скраю), ни красочного экшна (его слишком мало), ни мало-мальски непредсказуемых сюжетных ходов.

8 из 10

26 декабря 2016 | 15:43

Признавайтесь, кто скучал по глубоким интеллектуальным драмам, завёрнутым в привлекательную обёртку дорогого sci-fi? Со времён «Интерстеллара» нас подобным не радовали. А сейчас на экраны вышла работа канадского таланта Дэни Вильнёва, который вплотную приблизился к статусу режиссёра с мировым именем. Мягко, ненавязчиво, без пафосных слов и отчаянного эпатажа, без резких поворотов и громких драм, твёрдыми и ровными шагами (от «Пожаров» до «Sicario») Вильнёв, кажется, донёс свою нетривиальную художественную манеру до широких масс. Наконец-то.

Вы ещё не уверены, что этот самобытный канадец — один из главных художников на мировой киноарене? Посмотрите «Прибытие»: Вильнёв наконец развернулся в полную силу. Этот фильм — его победный шаг к закреплению статуса одного из режиссеров-мастодонтов современности. Экспериментатор, казалось, никуда не торопился, будто чувствовал, что всему своё время и, если гнуть свою линию, всё обязательно сложится. Сложилось. У Вильнёва наконец появилась возможность сказать по-настоящему громкое слово. И шутка в том, что он нашел возможность использовать для этого собственный язык.

* * *

Собственно, языку и посвящен новый фильм режиссёра: невиданному, в корне не похожему ни на одну земную лексическую систему. Задача главной героини, одного из ведущих мировых лингвистов, найти способ коммуницировать с инопланетными существами, которые высадились на Землю с неясными целями. Но всё было бы слишком просто для Вильнёва, если бы речь шла только о попытках землян договориться с теми, кто находится внутри двенадцати ракушкоподобных космических кораблей, что, кажется, практически безжизненно повисли в рандомно (?) выбранных локациях по всей планете.

Пока Луиз Бэнкс будет ломать голову над расшифровкой неземного языка, зритель успеет задать себе немало интересных вопросов. Например: как относиться к неизвестному — уничтожать или изучать? Что объединяет людей, а что разобщает? Озвучить главный вопрос, который и превращает фильм в драму, означает сделать спойлер. Но поверьте на слово: Вильнёв никуда не уходит от ставшей ключевой для него темы христианских ценностей, и в этот раз на очереди смирение. Правда, если в своей предыдущей работе, «Sicario», режиссёр чуть ли не бил Библией в лоб, что раздражало, в этот раз он возвращается к той изысканной форме тактичности, которая, если взглянуть на неё в широкоугольный объектив, выглядит выверенной системой любимых приёмов режиссёра. Чем, по сути, и является.

Отойти от проверенных клише в сторону углубления фильма за счет элементов других жанров значит вступить на опасное поле, где есть риск скатиться то ли в невнятное жанровое месиво, то ли в поверхностные попрыгушки. Вильнёв, как обычно, умудряется пробежать по минному полю играючи. Он один из немногих, кто может позволить себе делать шаги вперед, назад и куда угодно в сторону от той фабулы, которая подчинила бы фильм некой определённой образно-событийной системе. Фильм про инопланетян оказывается на самом деле картиной абсолютно не о них — приоритетность драмы здесь так очевидна, что определение жанра выносить бы на постеры; особо чувствительные зрители видят элементы хоррора (и имеют для этого основания); сентиментальные всплакнут над толикой мелодрамы, которая здесь тоже имеется. При всём этом Вильнёв работает с приемами своего любимого жанра — психологического триллера, обеспечивая тебе то страх, то натурально мурашки по коже, то идеальный саспенс. Неплохой набор для sci-fi, не так ли?

Вильнёв не их тех, кто будет церемониться со зрителем. Его любимые приёмы — ударные. Если музыка — то мы ещё по «Sicario» поняли, что она выжмет из эпизода (и из зрителя заодно) все соки. Если монтаж — то такой, чтобы ты не просто удивился, а натурально охренел от происходящего. Если контрапункт — то не очевидный, не линейный, а предвосхищающий: на экране, условно, ничего такого не происходит, а тебе уже страшно. Если третий план — то обязательно усиливающий роль всего эпизода; порой ружья на стенах у Вильнёва висят не для того чтобы выстрелить, а чтобы просто дать тебе понять: выстрел возможен. Угнетающая, снижающая зрительскую бдительность неспешность как действия, так и движений камеры — вот вишенка на этом гурманском торте.

Очнуться от поволоки «Прибытия» не особо легко, да и не хочется. Но особый вкус пробуждения после столь мощного впечатления — это удовольствие задать себе пару-тройку вопросов, которые не имеют отношения ни к пришельцам, ни к лингвистике, ни к другим развеселым приключениям героев фильма, а адресованы твоей собственной душе. Напрямую.

Единственное, о чем жалеешь после просмотра, — это о том, что оператором выступил не Роджер Дикинс. Если бы зрителям так повезло, тогда можно было бы оценить картину на 11 из 10, пожалуй.

10 из 10

11 ноября 2016 | 17:42

Есть те, чья профессия — загонять других людей в угол. Есть даже те, у кого это жизненное призвание. Главный (и единственный появляющийся в кадре) герой «Коллектора» — выбиватель долгов от бога, ведь его профессиональные навыки дополняются личными качествами. Поэтому благодаря Артуру огромные денежные суммы возвращают кредиторам даже те, на ком уже давно был поставлен крест. Соответственно, мужчина чувствует себя очень хорошо: у него есть стабильная любимая работа, офис с видом сразу на две сталинских высотки в центре Москвы, шикарная репутация и даже симптомы профессионального выгорания, которые коллектору явно на руку (удобно — совесть не мешает).

Только вдруг загоняют в угол его самого, прямо в этом роскошном офисе, откуда если и можно выйти, то внезапно лишь через окно. За полтора часа фильма, практически в реальном времени, Артуру предстоит не просто найти выход из тупика, но и внезапно для самого себя понять, кто и что у него в жизни есть на самом деле, а что — ложь и пепел.

Константин Хабенский глубоко и трогательно изображает своего персонажа, так что уже спустя совсем немного времени фильм переходит границы сюжета о профессии и становится лентой о человеке, а ближе к концу — и того больше, притчей о карме. Наращивая один смысловой слой за другим, углубляясь в жизнь и душу одного конкретно взятого человека, лента разворачивается вширь и вглубь: кто мы на самом деле и чего стоим? Кто из наших близких верен нам при любых обстоятельствах, а кто бросит при на первом же неудачном повороте, не говоря уже о большой беде? Каковы наши истинные намерения и ценности?

Эти вопросы может и должен ставить перед собой каждый, не только коллектор. Суть в том, что кто-то доходит до них своим умом, а кого-то с виду благополучная жизнь внезапно бьет о бетон этих сложных и неудобных вопросов лбом, с размаху, чтобы искры из глаз. Или чтобы слезы. Хабенский искрит и плачет, и заставляет плакать зрителей, и берёт за душу, и с первых же минут делает своего, по сути, паскудного персонажа не просто обаятельным и симпатичным, а ещё и таким, кто вызывает сочувствие. Благодаря такой игре понимаешь, что на его месте мог оказаться ты сам — потому что лента, опять же, не о представителе конкретной профессии, а о человеке, который в один момент понял, каких ошибок наворотил. Хабенский не просто выдает шикарный психологический перформанс — даже на уровне внешнего портрета персонажа он работает на разрыв аорты; профессионализмом и даже стилем его героя ты не можешь не восхищаться, даже прекрасно понимая, какую сволочь он собой представляет.

Разумеется, Хабенскому было бы гораздо труднее развернуться, не составь ему творческую компанию наблюдательный оператор и остроумный, порой тактичный, а порой бьющий наотмашь автор сценария (он же режиссёр). Актёр, текст, камера — вот три кита, на которых держится «Коллектор», но здесь есть ещё и музыка, которая появляется только для того, чтобы усилить эмоциональное воздействие тех или иных острых моментов и подчеркнуть непреодолимость обстоятельств. Есть и свет, работающий на раскрытие как внутренного состояния героя, так и на портретирование его не совсем путёвой жизни в целом: вечный интимный полумрак, где коллектору Артуру то удаётся выйти на свет, то снова приходится блуждать то в тенях, то в потёмках. Среди этого камерного света герой вдруг осознает, что он сам выбрал себе такое блуждание в качестве жизненного пути. И когда забрезжит свет настоящий, сильный, чистый — тогда…

… тогда фильм превратится в сказание о непоправимых ошибках и законах вселенского равновесия, где шансы на спасение оказываются призрачными, где за раскаянием все равно следует возмездие, где ошибки могут весить столько, что их груз не под силу снять никому — даже тем немногим, кому ты можешь довериться.

Под впечатлением.

9 из 10

5 ноября 2016 | 18:34

Семья многодетного пуританина оказывается изгнанной из общины, поэтому переселяется в удаленную от цивилизации ферму у опушки леса. Вскоре при загадочных обстоятельствах исчезает младший ребенок, грудной младенец. С остальными же четырьмя детьми (да и со взрослыми тоже) начинает происходить то ли умопомешательство, то ли мистика.

Суть в том, что режиссёр не стремится объяснить, что творится на самом деле: то ли случился массовый психоз на почве социальных, религиозных и семейных сложностей, то ли вмешательство потусторонних сил даёт несчастным людям жару. А может, и то, и другое. Разобраться непросто. Именно двойственность делает фильм напряженным, в чём-то страшным и таким, который дотрагивается до твоего подсознательного, первобытных страхов, позабытых суеверий, предрассудков и чувственного сумбура, которые, при должном усердии, могут быть обнаружены в душе даже самого продвинутого представителя 21 века, не говоря уже о героях ленты, погрязших в своем безрассудном (с современной точки зрения) Средневековье.

Если бы в менее талантливых руках подобный замес выглядел как невнятная куча мала событий, то в исполнении Эггерса (это целиком и полностью авторский проект) мы получаем рассчитанную по граммам взвесь метафизических образов и картин ужасающей в своей рутинности и неотвратимо безысходной природе действительности, которую отравляют религиозные и социальные догмы, одновременно в соответствии и в конфликте с которыми живет семейство.

Зло мистической природы появляется в фильме редко. Поэтому есть ощущение, что происходящий ад идёт из непросвещённых голов героев фильма, запутавшихся в невежестве и страхах, утонувших в реалиях нелёгкой жизни, измотанных семейными дрязгами и неустойчивым социальным положением. Но, тем не менее, порой мы всё-таки наблюдаем и то, чему нельзя найти объяснения в прагматичной реальности: это и настоящие ведьмы, и дьяволы, и даже животные, воплощающие абсолютное зло. В конечном итоге, именно зарисовки скудного быта, визуальный стиль которых вызывает в памяти картины голландских живописцев, снятые в манере, которую хочется назвать геометрично-угнетающей, становятся одновременно и портретами обитателей той эпохи, и носителями самых пугающих образов, которые только заложены в фильм.

От диалогов и мизансцен здесь можно ожидать чего угодно. Порой связь между событиями и репликами ощущается лишь на чувственном, не на рациональном уровне: при этом канва событий прослеживается безоговорочно. В голове постоянно крутятся вопросы: как режиссеру это удалось и что это значит? Однако интуитивно чувствуется, что всё это бытовушно-мистическое безумие повязано одной крепкой нитью некой странной причинности событий, которая не доведет до добра ни каждого из героев, ни всю историю в целом. Какой нитью? Зрителю ответят его собственные подспудные страхи или, того хуже, первобытные архетипы, если только вскроется железный занавес, надетый на сознание научно-техническим прогрессом.

Отдельно стоит сказать, что «Ведьма» — это фильм, который способен порадовать киноманов сценами наотмашь: теми, которые запомнишь надолго (например, эпизод прилета ворона к матери семейства и особенно впечатлившая меня сцена предсмертной агонии одного из героев, похожей на одержимость дьяволом). Хоррор — не хоррор, драма — не драма, этот фильм своей тонкой художественной системой, впечатляющими актерскими работами, визуальной и сценарной образностью непременно покорит сердца каждого киномана, который хотя бы немного чувствует себя эстетом. А главный его козырь, на мой взгляд, — ненавязчивая, самоценная интеллектуальность, которая делает каждые кадр и реплику в нём многогранной: как в эстетическом понимании, так и в сюжетном.

8 из 10

28 октября 2016 | 14:57

Киноманы получили редкий, штучный подарок. О «Неоновом демоне» уже говорят и продолжат говорить, его запомнят, он станет культовым — в узких кругах. Массовый зритель плюётся от фильма, как от непонятной, чуждой и, по большому счёту, объективно не нужной ему пищи. Так что не волоките на просмотр далеких от кино друзей, пожалейте их. Это специфичное кино, оно легко может потрепать нервы и оставить в неприятном недоумении. Но киноман-эстет, готовый ко всему, станет смаковать каждую мизансцену, эпизод и всю картину целиком. Датский гений Рёфн снял, пожалуй, лучший фильм в своей карьере.

Это история об одном из главных женских инстинктов — стремлении быть самой красивой. Рассказана она на примере подводных камней фэшн-индустрии. Мы наблюдаем судьбу юной модели, которая приехала покорять большой город и впечатлила его настолько, что стала предметом всеобщего поклонения — и зависти. Настолько, что зритель видит судьбу ещё троих девушек, напрямую связанных с моделью-звездой. Кстати, в фильме сменяется главный герой — и это сценарная редкость, тонкая и сложная работа. Методы Рёфна вовлекут в историю даже зрителя, который на девочек-моделек и весь этот фэшн плевать хотел. Поэтому акцентов на сюжете делать не хочется: тема неплохая, сценарием раскрыта добротно. Ключевое здесь — её реализация. Режиссер исполнил Искусство.

Игра с цветом. Специфическое освещение. Гипнотическая музыка. Нарочитая затянутость эпизодов. Рапид. Длинные панорамы. Неприкрытая образность. Постоянные аллегории и метафоры. Пластичность. Контрапункты. Крупные планы. Эпатаж. Тонкие полутона — и стык-в-стык с ними броские контрасты. Темпоритм, бьющий по эмоциям.

Всё это гармонично складываются в манкий, яркий, вызывающий, чертовски красивый и смелый стиль. Проработка дотошная: любой из методов технически точно работает на идею. Автор предельно ясно визуализирует то, что хочет сказать. «Неоновый демон» — самый понятный фильм Рёфна. Режиссёр говорит о животном в женщинах, поэтому и бьет своими приёмами в лоб, надавливая на низменные чувства и базовые инстинкты зрителя: сексуальное желание, голод, отвращение, страх. Он с удовольствием играет с социальными табу. Если несостоявшаяся любовь — значит, открыто показанное влагалищное кровотечение, проассоциированное с менструацией как с неродившимся ребенком. Это например. И такие метафоры здесь безусловно оправданны идеей. Стиль Рёфна всегда отдавал чем-то тёмным и греховным: режиссер выбирает такие темы, он реализует их такими методами. «Неоновый демон» — это апофеоз, апогей, вершина.

Остается размышлять, какому демону Рёфн продал душу, чтобы научиться видеть и показывать другим такие картины. А то, что именно демону, а не богу молится этот режиссер — как пить дать.

10 из 10

1 августа 2016 | 00:04

В репертуары кинотеатров влилась картина, где экстравагантно всё, начиная с имени режиссёров (Дэниэлы) и заканчивая темой: дружба человека и трупа. Победив на Сандэнсе, этот горячий пирожок выпрыгнул из своей духовки на размягченного летними блокбастерами зрителя: хочешь, чтобы тебя удивили? Мы можем. Неискушенный зритель, рассчитывая на изюминку, получает прямо в лицо целой виноградной гроздью. От этого издаёт гортанное «гы-гы», говорящее о полном непонимании идеи фильма.

Зрителя не обвинишь в глупости: авторы использовали не подходящие для своей цели средства. Словно заправили борщ не сметаной, а яблочным соком. Вроде и борщ вкусный, и сок сам по себе ничего, но какого же чёрта ты его туда льешь-то?! Дело вот в чём. Создатели «Человека-ножа» говорят про слабость и обретение решимости. Но эти славные понятия шифруются метафорой пердежа. Пердёж — это естественно, но нельзя ставить его в один ряд с доверием и любовью. А на этом строится фильм. Один из героев озвучивает его идею ртом: «Как можно кому-то доверять и свободно жить в мире, где, чтобы пёрднуть, приходится скрываться даже от друзей?!». Вот уж действительно, разочаровашки. Короче, с выбором метафор у сценаристов — не очень.

Второй огромный недостаток «Человека-ножа» имеет уже технический характер. Режиссеры задумали съемку при естественном освещении (или у них не хватило денег на пару лишних кинофло). Как художественный приём безалаберный свет здесь ни к чему. Поэтому эффект следующий. Зритель хочет видеть, а не всматриваться в экран, как полуслепой. Нет ни одной прилично высвеченной сцены, и фильм просто некомфортно смотреть.

Так о чём это кино? О душевной трансформации неуверенного в себе, несвободного, закомплексованного молодого человека. Вопрос духовного перерождения, обретения силы и способности любить решается по-юнгиански, как я люблю. Всё внутри нас самих: и сила, и слабость, и ненависть, и любовь. Хочешь — летишь, не хочешь — ползёшь и наматываешь сопли на кулак. Наверное, фильм одухотворит и поддержит тысячи слабых, нерешительных людей. Блестящая игра Пола Дано покоряет: на его героя, как минимум, интересно смотреть. За его развитием хочется наблюдать.

Жирный плюс «Человека-ножа» — самобытность. Ворочу что хочу, делаю это динамично и с юмором, знаю, на какие кнопки нажать, придумываю тысячи удивительных штук — это всё о Дэниэлах. Каким бы он ни был, про пердёж или про идеи Юнга, фильм умеет удивлять. Поэтому жаль, что запоминается он всё-таки как кино про пердёж, а не как уникальная черная комедия о духовном росте. Ох уж, этот вопрос правильно расставленных акцентов.

6 из 10

14 июля 2016 | 19:03

Первому «Заклятию» почти не удалось меня напугать, но триллером оно оказалось неплохим. Было решено дать шанс продолжению истории о семейной паре экзорцистов. Я намеренно не смотрела трейлеров, не читала рецензий, пошла в кино в одиночестве, на ночной сеанс, да еще и выбрала место вдали от других зрителей. Удалось ли фильму напугать? Вот какой вывод я сделала: «Заклятие 2» — идеальный фильм для влюбленных. Парни, берите свою девочку и отправляйтесь на сеанс. Липнуть она к вам будет будь здоров! А вы сможете спасать её в своих объятиях, если, конечно, сами не перепугаетесь до смерти. Сближение гарантировано.

Хоррор должен пугать. «Заклятие 2» справляется с задачей на пятерочку. Первая половина и вовсе состоит сплошь из страшных сцен. Моментов для передышки минимум. Даже «дневные» эпизоды, призванные раскрыть суть истории, — и те сначала повергают в мандраж, а только потом знакомят с фабулой. Сцена погружения героини Фармиги в астрал с прогулкой по дому и, тем более, сцена её дневного сна — вышка. Со второй половины становится полегче. Зло обретает физическое очертание, домысливать нечего, а прямота пугает меньше, чем собственная фантазия, подстёгнутая режиссёром. Но фильм не скатывается в худосочную страшилку, а продолжает держать в напряжении.

В отличие от большинства хорроров, здесь запугивающие эпизоды заплетены в занимательную историю с элементами детектива и триллера. Есть две параллельных сюжетных линии, за обеими любопытно следить. Есть элементы драмы: любовной и семейной. Фильм крепко стоит на своих двоих: кого не напугает, того увлечёт сюжетом. Нельзя не похвалить дуэт Уилсон — Фармига. Как органично эти двое смотрятся в кадре! Нереально подходящие друг другу по типажу исполнители, между которыми видна и «искра», и крепкая глубокая взаимосвязь. Конечно, респект режиссёру. Это ремесленник, но своё дело он знает и бомбит на пять с плюсом. Новых слов в жанре не говорит, но все уже имеющиеся «слова» использует на полную катушку. Ему не откажешь в изобретательности — постановка отдельных сцен очень впечатляет (начальный расстрел, сон на потолке, оживший фонарь и т. д.).

Претензии тоже есть. Они применимы к большинству хорроров: нет мотивации у главного монстра, нет последовательности в его действиях; есть шаткость сюжета (в паре эпизодов кажется, что вся конструкция сейчас рухнет и скатится в абсурд). И, к сожалению, Уилсону и Фармиге нечего играть. Он никак не выйдет из амплуа мужественного лопуха; она лишь плачет, вздыхает или мудро улыбается. Но свою пугательно-развлекательную функцию фильм выполняет, и слишком придираться не хочется. Идите и смотрите — с любимыми, на диванчиках для обнимашек.

7 из 10

8 июля 2016 | 18:27

Один из лучших фильмов, виденных за последнее время, — не из зрелищных, не исторической тематики, не нашумевших и снятых еще в прошлом десятилетии.

Теперь я отчетливо понимаю, почему мне нравится Райан Гослинг, какой потенциал я видела в нем даже в проходных фильмах. Он — большая умница. Для меня всегда серьезный показатель — то, как актеры играют людей необычных.

«Не совсем нормальный» — я не хотела бы так называть главного героя, хотя вся его жизнь действительно не попадает в сетку нормальной. Парень совершенно асоциальный, у него нет друзей, девушки, никакого общения — и будущего. Ему, пожалуй, повезло жить в маленьком провинциальном городе, иметь старшего брата, заботливую невестку и терпеливых, понимающих соседей. Концентрация доброты в этом городе, возможно, высочайшая по стране. И хочется знать секрет, как жителям города это удается, чтобы потом как вакцину распространить по миру, делая людям прививки доброты.

Советую всем, очень искреннее кино.

8 из 10

27 мая 2016 | 09:08

Что будет, если снять психологическую драму на основе триллера? Ответ на этот вопрос можно было увидеть год назад, когда прогремела «Исчезнувшая». Задачу подхватил Дэни Вильнёв, который Финчера если не уделывает, то теснит с напором танка. Финчер занимается игрулечками. Он любуется кровавыми женщинами в кружевах и предоставляет зрителю самостоятельно решать, кто виноват и в чём дело. Вильнев идет другим путем. Он финалит своего «Sicario» до рези в глазах однозначно, провозглашая христианские ценности. Эти ценности — лейтмотив, разделяющий мир на черное и белое (даже в светокомпозиционном смысле) и не оставляющий зрителю ни малейшего права налево.

Чтобы впечатлиться и не пострадать от обманутых ожиданий, нужно осознать, что Вильнёв снял не столько триллер, сколько криминальную драму.

Все элементы триллера налицо. Вот исполнительная милиционерша, которую завербовали на ответственную миссию по борьбе с наркомафией. Вот антагонист, внутренние демоны которого не дают житья ни милиционерше, ни мафии. Вот музыка, что создает половину обволакивающей, темной, вязкой, тревожной атмосферы. Вот многократно номинированный на Оскар оперпост Дикинс — и прямо на зрителя движутся страшные люди с ножами на пол-экрана, а ночная высадка военного десанта, снятая будто через экраны тепловизоров, выглядит шагами в ад. Вот и Вильнёв у руля. Он почти классик со своими фирменными приемами нагнетания обстановки; и идут беспокойные дожди, движутся на горизонте грозовые фронты, лают острозубые псы; кровавые расправы, снятые почти статичными мизансценами, будоражат так, что все эти ваши перестрелки во время сверхзвуковых погонь выглядят детскими хаханьками. Где же драма среди нервного триллерного мяса? На самом виду.

«Sicario» — высказывание на вечную тему: зла не победить злом. Поэтому так много времени посвящается не крови и пулям, а беспокойству и сложностям морального выбора. Это история, где добро попирается черными сапогами и якобы ошибочно принятым решением убивать. Вильнёв, при всей своей сложности, предельно прост. Кажется, он считает, что за ударом по правой щеке должно следовать добровольное принятие удара по левой.

На поле психологических драм Вильнёв пока не самый сильный игрок. Что может быть печальнее, чем смотреть, как внутренние терзания изображаются сигаретами, тривиальным «Мне нужно выпить», спонтанным сексом и прочими грязными футболками, которые не успели постираться в потоке нервных дней. Я думала, главгерои нервно курят только у режиссеров третьего эшелона. Вильнёв забил на свою первую скрипку и даже занял почти актрису Эмили Блант, чьи не теряющие тревожности глаза два часа играют унылое одно и то же. 

Вперёд выведен антагонист, sicario — он; это фильм о герое дель Торо, которого режиссер хоть и осуждает, но тащит в авангарде от начала и до конца. В этом — шарм и одна из главных находок фильма. А самым шикарным образом, на мой взгляд, проявился Бролин, который со своей вспомогательной ролью внезапно уделал остальной актерский состав.

У Вильнёва не может получиться плохо. Сам по себе талантливый, он грамотно выбирает напарников по творчеству: где нужно, они тянут за него. Триллер вышел шикарный, особенно если не придираться к сигаретам. Но если вы не проповедник вечных истин и склонны воспринимать мир как палитру, а не делить его на черное и белое, то авторский посыл катарсиса не вызовет. Не может же Вильнёв из года в год заставлять зрителя биться в припадках киноманского счастья. Закроем глаза на оплошности, забудем о драме, подставим левую щеку — вот уже и крепкое впечатление.

8 из 10

6 декабря 2015 | 22:32

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...



Друзья по интересам (295)
они ставят похожие оценки фильмам

имя близость

miho007

74.8217% (39)

demyanov

70.2794% (61)

Tryapa

68.6227% (888)

Monorail Cat

68.0637% (46)

Warfalamey32

67.9575% (48)

Karavadjooo

67.0438% (58)

ZEN-KIN

66.9763% (56)

alexmikhesanya

66.8048% (50)

BananaPie

65.961% (91)

GarryHoux

65.9278% (48)

catrine

65.8547% (48)

NIGHT_MIX

65.5893% (51)

Дмитрий Горбунов

65.3999% (58)

kamabullet

65.0141% (52)

denis77799

64.73% (54)

DENAMAX89

63.9257% (51)

BigbyWolf32

63.9182% (56)

ksenia_26_rus

63.7832% (61)

The_Ibar

63.1974% (79)

Egorlol

62.931% (54)

KappaRappa

62.9084% (75)

Тамирлан Исмаилов

62.6336% (54)

prostosmile

62.2317% (64)

4185300

62.177% (56)

mitrosska

62.1551% (66)

NIkLight

62.1151% (58)

Gvaren

61.9184% (57)

Consulina

61.7655% (72)

Lily Simon

61.7498% (60)

katikondrashova

61.5284% (73)