всё о любом фильме:

synph > Друзья

 

Друзья в цифрах
всего друзей3
в друзьях у19
рецензии друзей19
записи в блогах-
Друзья (3):

В друзьях у (19):

Лента друзей

Оценки друзей

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

«В недалёком будущем сети транснациональных корпораций приобретают невиданный размах. Потоки электронов и частиц света несутся сквозь пространство, перенося самую великую ценность — информацию. Однако прогресс и глобальная компьютеризация ещё не успели стереть с лица Земли отдельные нации и этнические группы».

Вертолёты, готовые к штурму, девушка на вершине небоскрёба, прослушивающая разговор сидящих в нём. Вся информация — «великая ценность» — даётся скупыми штрихами. С первого взгляда ничего понять невозможно. Начинаешь искать логику повествования — и вдруг девушка отрывает провода от затылка и снимает одежду. Смена кадра — отдохни, зритель, — и плавное падение вниз.

За первые четыре минуты становится понятно, на что создатели сделали заявку. Не на поток откровений, не на новую философию, а просто на классическое произведение. По внешним признакам — удалось: аниме (неудобно называть такую серьёзную вещь мультфильмом) и по сей день популярно не только среди поклонников киберпанка. Стоит разобраться в том, почему лично я вешаю ярлычок «классика» на «Призрака в доспехах».

Признаки, которые я выделяю в классическом кинопроизведении:
• признанность
• цитируемость
• чёткая сюжетная линия без отступлений и очень резких поворотов
• размеренность и неторопливость
• ощущение монументальности, появляющееся при просмотре
• наличие новшеств.

Всё это присутствует в «Призраке». Про признанность сказано выше, цитируемость — тут одно слово только скажу — «Матрица». Остальное распишу подробнее.

На протяжении аниме происходит не так много действий, все они расположены в строго хронологическом порядке. Нет ни единого флешбэка, узнать о предыдущих событиях можно только из разговоров героев.

Насчёт размеренности. Забудьте о голливудской «каше» из кадров — всё происходит плавно, планы меняются равномерно. Здесь стоит упомянуть о гениальной находке: хотя через весь фильм проходит мысль об идентичности искусственного разума и настоящего, все персонажи действуют почти без эмоций, хладнокровно выбирая наилучший вариант действий в любой ситуации. Словно бы компьютеризирован не только внешний мир, но и внутренний. Кое-где присутствует юмор, но он окончательно превращён в средство выживания.

Монументальность. Хотя рассматривается частная история, очевидно прослеживается тенденция. Возможно, это очередной виток эволюции. Не машины поработят людей, а люди превратятся в машин. Подтверждая это, ближе к концу в кадре появляется древо развития человека. Это как в «Космической одиссее» — сперва обезьяны, потом космические корабли.

Нововведения. Конечно, то, что искусственный разум не отличается от настоящего, а нематериальную часть бытия можно просчитать (матрица, матрица!) — основное. В остальном — почти всё так или иначе придумано или переработано. Здесь не буду ничего говорить — долго, скучно, да и лучше самому посмотреть. Новшества распознать легко — как правило, это что-то, набившее оскомину, но в данный момент почему-то приятное и интересное.

А теперь забудьте все эти нудные рассуждения, и я расскажу, собственно, о впечатлениях, о своих личных взаимоотношениях с «Призраком в доспехах». От первого кадра с компьютерной моделью бескрайнего города и до последнего с настоящим (или нет?) городом — это великолепно. Не обязательно вслушиваться в диалоги, маскирующиеся под псевдоумные, и внимательно следить за сюжетом — всего всё равно не понять. Можно просто наслаждаться. Нужно. Прекрасные цвета, прекрасная музыка — да всё практически идеально.

Эмоции я вынес в отдельный абзац, теперь расскажу дело. «Призрак в доспехах» — почти первое аниме, которое я видел. «Почти» — раньше был Миядзаки, но его я воспринимал, как продолжение мультфильмов, являющихся частью детства. И мне, считаю, повезло. Заюзанными анимешными приёмчиками, которые могут отпугнуть неготового зрителя, в «Призраке» и не пахло. Зато присутствовала Кинематографичность, которую я очень ценю. Культурный шок формировался от начала и до музыкальной паузы с видами футуристического города, завершившей этот шок, а дальнейшее действие поддерживало его.

Сейчас, спустя почти год с первого просмотра, я могу понять, что меня так привлекло в этой паузе. Кино под музыку я уже видел раньше, следовательно, не ощущение новизны. Собственно, то, что город футуристический, завораживает, но не настолько. Через некоторое время после начала появляется мусор под водой. Незамысловато, но наглядно: люди будущего — такие же, как мы, и частичная механизация ещё не превратила их в машин. А потом начинается дождь. (Тут вспомнил любимого Куросаву, который уделял воде, льющейся с неба, существенное внимание в своих фильмах.) Дождь был и будет, как бы ни менялся город, на который он льёт. Возможно, такое описание дождя и мусора выглядит наивно, но в фильме это смотрится захватывающе. А потом кадр неба в довершение.

Я много внимания уделил моменту, который, строго говоря, на сюжет не влияет, но, поверьте, он того стоит. Рассказал бы ещё о нескольких запомнившихся сценах, например, разговор Кукольника с людьми и перестрелка в конце под плавный саундтрек, но вряд ли смогу сказать больше, чем просто «очень круто».

Стоит уже перейти к общему впечатлению. Мрачное, запутанное, пугающе размеренное, атмосферное и невероятно великолепное аниме. Оно не требует ни сопереживания, ни полного понимания каждой детали. Рекомендую просто усесться поудобнее и насладиться монументальностью и великолепием такой необычной классики, смакуя каждый момент. С точки зрения воздействия на зрителя «Призрак в доспехах» — едва ли не безупречное произведение искусства.

17 июля 2011 | 16:19

«После завоевания испанцами империи инков существовала индейская легенда об Эльдорадо, золотой земле, которая расположена у истоков Амазонки. В 1560 году испанец Гонзалес Писарро собрал экспедицию на поиски этой земли. Единственным сохранившимся документом этой экспедиции был дневник монаха Гаспара де Карвахала».

Перед нами возникает склон горы, покрытый прохладным утренним туманом. При приближении становится видна цепочка спускающихся людей. Голос монаха, чей дневник остался документом, рассказывает, что их экспедиция пересекла Анды и впервые попала в джунгли. Вслед за этими словами на первое место выходит бесподобная музыка Popol Vuh, и начинается вдумчивое трёхминутное разглядывание колонны. Индейцы подгоняют животных, испанцы подгоняют индейцев. Сзади клубится туман, растворяющий горы. На фоне по-прежнему звучит великолепная музыка.

Процессия подходит к концу. Внимательный зритель уже успел разглядеть в усталой походке персонажей их характеры и царящую в обществе атмосферу. И тут появляется он. Дон Лопе де Агирре помогает своей юной дочери переступать по острым камням. Клаус Кински вроде бы ещё даже не начал играть, но его сила уже пробила экран и намертво приковала моё внимание.

Но довольно пересказывать фильм — остановлюсь лучше на Клаусе.

«Грань между шизофренией и гениальностью очень тонка. Кто-то находятся на одной стороне, кто-то на другой, а кто-то варьирует между ними».

Андрей Тарковский.


Ага, вы правильно догадались — Клаус Кински именно варьирует. Невероятная одарённость плюс десять часов тренировок в день (вот сюда же — «гений — 1% таланта и 99% труда»). Его неукротимая энергия идеально создала образ одержимого Агирре. Да что говорить — посмотрите, насладитесь по-настоящему гениальной актёрской игрой.

Гении на Земле — редкость. А чтобы они объединили свою деятельность — такое случается ещё реже. Но вот случилось: Клаус Кински и Вернер Херцог. Херцогу был нужен актёр, достойный воплотить его грандиозные замыслы; Кински же не проконтролировал бы свою гениальность, не будь над ним сильной режиссёрской руки. Неизвестно, как сложились бы их пути по отдельности.

Итак, расписывать гениальность Клауса Кински бесполезно — надо видеть. А вот Вернеру Херцогу я могу спеть немало дифирамбов, но остановлюсь на главном. Это, я считаю, какая-то необъяснимая отстранённость режиссёра от происходящего, которая даёт зрителю погрузиться в шестнадцатый век самому. То есть, ты видишь эти великолепные кадры (оператор Томас Маух замечателен), и чтобы сложить их в историю, надо кое-что додумать. Откуда ни возьмись, из этой додумки появляются новые мысли, из них — новые, нарастая в геометрической прогрессии, подобно потокам Амазонки. Но действие фильма при этом продолжается, и ты вдруг начинаешь осознавать каждый жест, каждое движение, буквально погружаясь в фильм. Пока я, онемев, смотрел на обыкновенные предметы и обыкновенных людей, этот поток восприятия ещё возможно было удержать хоть в каких-то рамках, но в те моменты, когда на экране появлялся Клаус Кински («самый интересный пейзаж для меня — человеческое лицо» — его слова), я просто превращался в живое внимание. Мысли в голове летят с бешеной скоростью, картинка на экране неотделима от глазных яблок, а поверх этого звучит всё та же неподражаемая музыка Popol Vuh. Это невероятное сюрреалистическое ощущение, непередаваемый поток эмоций, наверное, самый сильный, который я испытывал когда-либо. В общем, Вернер Херцог — гений.

Немного стоит написать и о дочери Агирре, которую играет Сесилия Ривера: несмотря на то, что реплик у неё почти нет, это очень сильный персонаж. Ближе к финалу в фильме есть сцена, где она по причине, которую я не назову, ибо спойлер, падает отцу на руки. А отец приглаживает ей волосы, наполовину закрывшие умиротворённое лицо, и поднимает взгляд вдаль. (Этот кадр есть на одном из постеров). Настолько высокого трагизма я не видел, пожалуй, нигде, а в данном моменте это заслуга не только гениального Кински.

Помимо этого, отношения отца и дочери обозначает пара моментов по всему фильму и сцена в начале, когда Агирре приносит ей диковинного зверька. Этих тонких штрихов вполне достаточно, чтобы понять — сумасшедший конкистадор испытывает к дочери трогательную отцовскую любовь, едва ли не самое иррациональное чувство из всех иррациональных чувств, которые, собственно, и составляют сущность Агирре. Но слова, произнесённые им в финале (снова не привожу, чтобы не запустить спойлер), позволяют и по-другому интерпретировать эту заботу — как часть безумного плана. Моё мнение — чем больше вариаций прочтения в таких моментах, тем интереснее смотреть, однозначности быть не может, как нет её и в самом Агирре.

После всего предыдущего великолепия, наконец, наступает поражающая воображение кульминация. Её можно сравнить разве что с состоянием, когда очень надо куда-то бежать, торопиться, ведь осталось совершить последний, решающий рывок до цели. Но что-то в голове вдруг щёлкает, и внутренний Форрест Гамп говорит: «Хватит бежать, остановись». И рушатся все логические цепочки, за которые цеплялся разум, ты остаёшься сидеть без движения, вроде бы опустошённый, но и понявший что-то. Что-то необъяснимое.

Вот я подошел и к финалу… Расскажу немного о съёмках.

Когда фильм был почти отснят, Клаус Кински вдруг заявляет Херцогу, что не хочет больше играть и уплывает. Тогда режиссёр говорит: «У меня есть ружьё, правда, оно не здесь, но я настигну тебя не позднее, чем на следующем повороте реки, и восемь пуль будет сидеть у тебя в голове, а девятая будет моей». Тут даже сумасшедший актёр засомневался в правильности своих действий и всё-таки доиграл (в прессе потом писали, что под прицелом того же ружья, но это неправда: принудительно так не выйдет, поверьте). И последняя сцена вышла просто невероятной… начну новый абзац, об этом надо подробнее.

Как я писал выше, кульминация поражает воображение, но по сравнению с финалом это только цветочки! Когда камера под Popol Vuh — Aguirre I облетает плот, в голове точно проносятся целые вселенные, всплывает из ДНК память предыдущих поколений… Зря я стараюсь, никакими словами это не передать — надо видеть! Видеть эту сутулую скособоченную фигуру на плоту, которая представляет собой словно некую концентрацию всех человеческих сомнений, стремлений, желаний, всей истории его взаимодействия с окружающим миром — иррациональной человеческой сущности, в общем. Гениально.

Ещё очень хотелось бы подольше остановиться на персонажах. Однако их много, да и настолько они великолепно прописаны, что зрителю не составит труда вникнуть в них самому. Так что подытожу свои восторги.

«Агирре, гнев божий» — это неподражаемый дуэт двух гениев, шедевр, великая экзистенциальная притча и просто мой самый любимый фильм.

P.S. Для полной картины взаимоотношений Вернера Херцога и Клауса Кински рекомендую фильм «Мой лучший враг — Клаус Кински» / «Mein liebster feind — Klaus Kinski».

P.P.S. Всех с наступающим!

«Солдат Гонзалес выпил мои чернила, подумав, что это лекарство. Я больше не могу писать».

10 из 10

31 декабря 2010 | 19:54

…3D если есть — то его сразу нет!

Начну немного издалека. На сеанс немножко опоздал — ровно на рекламу — вошёл уже в очках, глянул на экран и увидел вполне себе обыкновенное изображение безо всякого стереоэффекта. «Значит, это ещё реклама», — подумал я и начал на пару с другом осторожно пробираться ко второму ряду. (Люблю 3D на втором ряду — эффект объёма вроде бы мощнее, если ближе сидеть, а на первом в поле зрения весь экран не попадает.) Каково же было моё удивление, когда я к середине зала понял, что фильм, собственно, уже начался, только почему-то безо всякого 3D. Разбираться было некогда, и я сел на место, досадуя на недоразумение. По ходу действия стерео появилось, но не успел я обрадоваться, как оно тут же исчезло. Не поверил, снял очки — действительно исчезло! Потом ещё раз появилось. И так весь фильм: то 3D, то 2D. То ли киномеханик был пьян, то ли так задумано (тогда понятно, почему я был до «Тёмного мира» на трёхмерных сеансах, а трейлер там показывали обычный), но сильно раздражало и отвлекало. Единственный плюс — полёт копья из трейлера пришёлся на 3D-кусок.

Собственно, сам «Тёмный мир» начался едва ли не настолько же бестолково, насколько и моя рецензия. Уж всегда лояльно относился к кастингу, но главная героиня играет, на мой взгляд, нехорошо, что и бросается в глаза с первых кадров. Хотя, надо заметить, очень эффектно выглядели распальцовка и страшный наклон головы в её исполнении, которые тоже вставили в трейлер. Ну ладно, зато некоторые актёры достойны, а отдельные даже хороши. Теперь к сюжету.

Сюжет блестяще и неподражаемо пересказан в трейлере, так что интрига до половины фильма, а то и дольше, почти отсутствует. Этому, как ни обидно осуждать, способствует слабые режиссура, монтаж и совершенно неуместные вставки слоу-мо там, где даже сложно догадаться его запихнуть. Ну например: идёт герой по лесу, вдруг бац — замедление, словно проектор заело (ибо замедлены исходные 24 кадра, поэтому изображение рывками). Смена кадра, второй герой, шаг — и замедлюха. Без злости, просто интересно: зачем это было нужно?

Также категорически не порадовало музыкальное сопровождение: то оно не к месту, то вообще, простите, на фиг не нужно. Идёт человек по таинственному страшному лесу в зыбком тумане — а на фоне играет попса. Дикость полная.

Вернусь к слабенькому сюжету, смертельно израненному вышеперечисленными недостатками. Главный злодей — плохой, плохой, и ещё раз плохой. Две тысячи лет опыта, но такой чудила (первая буква предыдущего слова — не опечатка). Хочет… ладно, раскрывать не буду — хочет очередную банальность, а также всех эпично завалить и по дороге неоднократно прикалываться в духе «ха-ха, вы думали, я умер, а я жив, ведь я колдун, сын великого колдуна, меня не убьёшь». Героиня хоть и не очень плоская, но плохо, как я уже говорил, воплощена, характеры остальных не раскрыты совсем, особенно обидно за помощника злодея, похожего, кстати, на Кайдановского, который только начал человеком становиться, и… закончил.

Отдельное спасибо за экшен, такого, простите, отстоя, я давно не видел. Спецэффекты плохие, ну да можно на бюджет списать. Пара красивых моментов — то же копьё и прыжок на лодках. Сцены драк в основном состоят из нарезок крупных планов разъярённых лиц дерущихся — очень интересно и захватывающе. Общий план был один раз — серьёзно. Да и то на секунду.

Ну и один венок на накрепко заколоченный гроб «Тёмного мира» — финальная сцена более-менее. Хоть и благополучно слизана с одного известного фильма. Плохо слизана.

Резюмируя: слабый, сюжетно наивный, местами конкретно плохой фильм практически без положительных качеств. Не спасают даже слабые проблески чего-то, отдалённо напоминающего визуальную красоту.

P. S. В сцене, где по воздуху спускаются три ведьмы, у правой от зрителя отчётливо виден трос за спиной.

7 октября 2010 | 20:13

Пожалуй, даже не знаю, с чего начать, описывая впечатления от такого неординарного фильма, как «Монстры». Это не пустые слова — подобных фильмов я действительно не видел, а оригинальность, бесспорно, большой плюс. Можно подумать, что она лежит в пресловутом отсутствии миллионного бюджета и чёткого сценария, но тут совсем другое. Подобрать к этой зыбкой форме хоть какие-то определения сложно. Могу привести разве что некоторую отстранённость режиссёра, а, соответственно, и зрителя, от действия, при которой всё равно возникает сопереживание. К предыдущему пункту отнесу и совершенно гармоничную и ненавязчивую музыку, которая, как бы банально это ни звучало, идеально вписывается в атмосферу. Ещё выделю отсутствие лишнего: при кажущейся многословной бессмысленности нет ничего, без чего можно было бы обойтись. Присутствует масса очевидностей, которые показаны ничем иным, как очевидностями — ни одно не возведено в ранг открытия или чего-то очень значимого, проще говоря, авторская скромность. Ну и последний более-менее явный плюс — чем больше времени проходит после просмотра, тем больше «Монстры» мне нравится, а мой небольшой опыт подсказывает, что такое происходит лишь с самыми лучшими картинами.

Итак, достоинства более-менее упорядочены, но это не значит, что я перейду к недостаткам — я их просто не отследил. Просто, повторюсь, фильм оригинален, разбирать по классической схеме «хорошо-плохо» невозможно, а значит, и не буду. Лучше опишу общее впечатление.

Для начала повторю третий раз: «Монстры» запредельно оригинальны. Сюжет: роуд-муви (неожиданно напомнило «Мертвеца»). Экшена, сразу предупреждаю, не будет. Просто путешествие из Мексики в Америку через заражённую зону. Просто типичные события. Просто типичные герои. Просто ничего особенного и неожиданного. Ну не объяснить на пальцах, почему это офигенно — видеть надо. И почувствовать, потому что, опять же, классическая схема киновосприятия скажет, что это заштампованный бред. (Собственно, на неё (схему) я и попался при просмотре: перед фильмом думал, что будет дешёвый и сердитый «Район N9 N2», во время — что явно до вышеуказанного недотягивает. Только после понял, что в «Монстрах» ни капли «голливудщинки», чем «Район» изрядно грешил.)

К сожалению, фильм оценят не все. Ни в коем случае не потому, что я вот такой из себя умный и всё понял. Просто образ мышления у всех разный. Если вы готовы отбросить старые зрительские каноны хоть ненадолго, то смело можете смотреть. Возможно, это даже новый кинематографический язык, возможно — выплеск таланта Гарета Эдвардса, который, кстати, ещё до просмотра вызвал доверие своим одухотворённым лицом. Время, безусловно, покажет.

На этом закончу — ну не писать же после вышесказанного, что вот тот участник съёмочной группы поработал хорошо, а этот похуже. Подытожу так: это действительно то самое кино, которое искусство, плюс оно неожиданно, оригинально, сильно, талантливо, здорово и, как говорится, цепляет. Не в смысле, что на слёзы пробивает, или там на смех, а в смысле, что после просмотра из глубин тела стучится душа и говорит «А я всё ещё здесь! Меня «Монстры» разбудили!»

1 октября 2010 | 05:34

При анализе «Храброго сердца» Мэла Гибсона обязательно начинаешь проводить параллели с более поздним проектом Ридли Скотта «Гладиатор» — история Максимуса даже висит первой в рекомендациях к истории Уильяма Уоллеса. Действительно, на первый взгляд это похожие судьбы двух сильных людей, чётко идущих к своей цели. Но «Гладиатор» рассказывает больше о личности, о простом вояке, которому хватает глобального, и который хочет вернуться к частному. «Храброе сердце» же целиком и полностью посвящено извечному стремлению человека к свободе. Да и история реального Уоллеса из средневековой Шотландии мрачна, жестока и правдива, тогда как история вымышленного Максимуса добрее, мягче и всё-таки изначально задумана коммерческой. Не буду здесь разбирать причины популярности «Гладиатора», но «Храброе сердце» захватывает исключительно своим упомянутым выше благородным свободолюбием, всегда находящим отклик в зрительских сердцах, ибо человек — существо свободное (яркий пример — извечное лидерство в списке лучших фильмов «Побега из Шоушенка» (Страх — это кандалы. Надежда — это свобода.)).

Конечно, всякое кино о свободе может показаться пафосным и чересчур простым, так как это великое человеческое желание простое само по себе. Но то, чем оно окружено, сложно и не так легко поддаётся осмыслению. К примеру, парадокс: полной свободы не существует, но всякий всё равно стремится к ней. Или вот: чем меньше свободы, тем проще жить — ан нет, никто сознательно простоту не выберет. И, наконец, наиболее полным образом «Храброе сердце» освещает известную дилемму — жить рабом или умереть за свободу. И причина того, что многие, на первый взгляд, нелогично выбирают смерть, кроется в том, что жизнь без свободы неполноценна, а значит, жизнью не является. То есть, либо стопроцентная смерть, прикрытая видимостью жизни, либо пятьдесят на пятьдесят — свобода или честная гибель за неё. Честный человек выберет второе.

Но отчего же тогда так успешно процветала по ходу истории индустрия рабства и силового подчинения? Почему все рабы и вассалы не восставали постоянно против господ? Да потому, что система рабства — как Матрица, изменить дано только Избранному. Отдельный человек, попытавшийся сразиться за свою свободу, не имеет тех пятидесяти процентов на победу, ему гарантирована ликвидация. И потому свобода перестаёт быть личным достоянием и становится достоянием коллективным, ведь только вся Шотландия, восстав, может скинуть гнёт английского короля. А чтобы всё же получить свою половину шансов, надо подчиниться такому Избранному, Спартаку, Уильяму Уоллесу, который имеет в себе силу объединять массы в движении к общему благу. То есть, ради свободы надо принять власть над собой. Почему люди её принимают, ведь сами хотят полной свободы, и уж точно не все исповедуют христианское смирение? Потому что эта власть не гнетёт людей — она не устанавливает налоги и обязанности, которые кому-то нравятся, а кому-то нет, она нужна абсолютно всем, объединяя в стремлении к свободе.

Люди сдерживали атаку машин на Зион, давая время Нео, люди умирали рядом со Спартаком и царём Леонидом (вот, кстати, Спарта — власть свободы, истинная демократия, а не то жалкое её подобие, из-за которого слова «свобода» и «демократия» приобрели негативно-презрительный оттенок), люди бились за Уильяма Уоллеса, люди были едины во главе с Робином Гудом — но те же люди сдали Емельяна Пугачёва Екатерине. Снова: почему? Да потому, что Пугачёв дал не свободу, а нового царя в своём лице, от власти которого бежали его единомышленники. Смерть во имя прихоти лже-Петра lll взять тот или иной город людей не устраивала, Емельян благополучно закопал свой талант Избранного. Уильям Уоллес же развернул этот талант настолько сильно, что даже после его смерти люди сражались во главе с его идеей («Под этой маской не человек, под ней идея, а идее пули не страшны» (V значит Вендетта)) и победили.

«Храброе сердце» — отличная эпическая кинопостановка талантливого режиссёра и актёра Мэла Гибсона, повествующая о великой личности легендарного шотландского борца за независимость Уильяма Уоллеса. Этот фильм будит в человеке одно из величайших чувств — жажду свободы, учит единству и доверию, а также великолепно погружает в атмосферу мрачного средневековья, когда человеческая жизнь не стоила практически ничего, а любое неподчинение власти жестоко каралось. Тем значимее заслуга Уоллеса перед историей.

17 августа 2010 | 17:19

Я был там.

Я видел «Начало».

Я потрясён.


Не помню, чтобы я хоть один фильм ждал с таким нетерпением, с каким ждал «Начало» Нолана. Я пришёл на первый сеанс первого дня показа. Я был уверен, что режиссёр «Престижа» и «Тёмного рыцаря» оправдает ожидания. И он оправдал. Рассортировать эмоции непросто, но я попробую.

Феномен творчества Кристофера Нолана в целом и «Начала» в частности заключается в том, что режиссёр умелыми руками заносит в нас идею того, каким должно быть современное мейнстримовое кино. Люди уже давятся блокбастерами, артхаус интересен не всем, кино заштамповалось до предела, Голливуд стал фабрикой без грёз, эдаким гигантским конвейером, кино из искусства, вдохновляемого Десятой Безымянной Музой, превратилось в развлечение — нужно что-то менять. Нужно выводить фильмы на новый уровень. 3D — дешёвые понты — не вариант. Это лишь новая обёртка для старого. Техника — ничто, идея — всё.

«Начало» проводит этот мощный посыл и на явном уровне, через сюжет фильма, и на тайном — своей сущностью. Оно показывает, что кино без штампов — ни одного не заметил, честно — кино с сильной авторской волей, не прижатой бесчувственной продюсерской рукой — это будущее. Неважно, будет в режиссёрском кресле Кристофер Нолан или кто-то другой — теперь ставка будет делаться на качество. Просто Нолан сказал об этом первым, сняв «Тёмного рыцаря», который, как известно преодолел миллиардный рубеж. Закреплена же эта идея «Началом».

«Идея — самый опасный вирус. Сформировавшаяся идея не покинет мозг».

Теперь мы, зрители, воочию — не во сне — лицезрели эталон современного массового кино, зачатки которого вроде бы заглохли на «Матрице». Идея его настолько хорошо сформировалась в наших головах, что уже не выползет оттуда до следующего прорыва, выбитая, как клин клином. Мы не примем блокбастеров во вчерашнем понимании — нам нужны сегодняшние, такие, как «Начало».

Собственно, это я описал то, что, на мой взгляд, представляет собой фильм в глобальном значении — веха похлеще «Аватара». Теперь можно перейти к его частным достоинствам.

Кристофер Нолан прочнейшим образом зарекомендовал себя, как современного таланта. Его сценарий изумительно продуман и запредельно оригинален (если на «Матрицу» глаза закрыть), его режиссура прогрессирует с каждым фильмом. Это здесь безупречно, и обсуждать больше нечего.

Технически — я не спец, но по-моему, «Оскар» за монтаж уже нашёл своего обладателя. Звук и операторская работа просто на весьма достойном уровне.

Плох тот режиссёр, который не может заставить актёров плясать так, как ему хочется — актёры пляшут что надо. Персонаж ДиКаприо, правда, похож на его же персонажа из «Острова проклятых», но тут и сюжетные ситуации похожи — у обоих жена умерла.

В целом, «Начало» повествует об одном из самых неизвестных, а потому пугающих, но столь же притягательных человеческих состояний — о сне. Уже это пробуждает большой интерес. Когда же сюжет предлагает возможность неуправляемым управлять, оторваться от восприятия просто невозможно.

Небольшое отступление. По сюжету, достаточно понять, что ты спишь — и можно свой сон контролировать. (Нолан явно изучал Кастанеду. (А Кастанеда учил, что первый шаг к этому контролю — посмотреть во сне на свои ладони.)) Так вот, когда-то в раннем детстве мне удалось во сне понять, что это сон. Контроля не вышло, но я уже никаких событий не боялся, ибо смерть, падение с высоты, любая угроза просто вернут назад в явь. Но это было только один раз, а герои фильма проделывают это с завидной регулярностью.

Немного о падениях. Падения во сне бывают двух типов — обусловленное событиями сна и реальное — например ты, заснув в кресле, свалился набок. Но от обоих одинаковый эффект — ты в страхе просыпаешься. Это и подводит нас к ещё одной умной мысли из «Начала» — пока ты спишь, разницы между сном и явью нет. В «Матрице» это, правда, было ещё серьёзнее — умрёшь подключенным — умрёшь и в реальном мире. Но у Нолана каждый создаёт свою Матрицу сам, в каждой Матрице скрыто бесконечное множество других Матриц (эпизод с зеркалами это символично доказывает) и, наконец, можно залезать друг к другу в сны, автоматически переводя общение на высочайший риск и высочайшее доверие.

Сны — непаханое поле в кинематографе, да и вообще, так как их бесконечное множество. Если жизненные события ограничено какими-то рамками, то сон, как правильно в фильме замечено — «полное творчество». Он не продуман, не стандартизирован, это свободный полёт мысли, который так редко бывает в кино. «Начало» и есть такой полёт.

P. S. Совсем чуть-чуть о полётах. В ночь перед премьерой мне снилось, что я научился летать, не размахивая руками, как обычно (а я часто во сне летаю), правда, медленно — чуть быстрее пешехода.

Итог:

в глобальном значении для массового кинематографа

10 из 10

с точки зрения художественной ценности самого фильма

9 из 10

22 июля 2010 | 14:44

Про первую «Матрицу» я не могу написать почти ничего (равно, кстати, как и про все фильмы на «десятку») — всё перекрывают эмоции. Пытался как-то — не вышло. Но вот про вторую мысли излагаются на бумагу, то есть на экран, гораздо чётче и ярче. Перезагрузка произошла.

« — Самое приятное в моём положении то, что меня много».

Агент Смит.

Первый просмотр сиквела «Матрицы» действительно оставляет противненькое ощущение того, что больно здесь всего много. Много денег в бюджете, много экшена, много диалогов. В первом фильме всё это подавалось дозировано, оставляя восхищение слаженностью компонентов, во втором — перебор.

После последующих просмотров всё укладывается на свои места. Ты уже знаешь, что первый час тебя ждут только красивые диалоги, а не убойные спецэффекты, начинаешь восхищаться постановкой драк, перестрелок и знаменитой погони на шоссе. Достаточно слегка расширить восприятие, чтобы осознать «Перезагрузку» целиком, её масштаб действительно гигантский.

Первая «Матрица» славится своей сюжетной многослойностью. Но первый слой сюжета у неё тоже мощен — хакер Нео выясняет, что мира вокруг него не существует, а он Избранный. Вторая же предлагает в качестве обёртки гораздо более простенькую историю: наши герои спасают Зион от машин. Естественно, многие сочли это за грандиозную подставу и опошление идеи первого фильма с целью срубить бабла. Но не следует торопиться с выводами, подслоек в «Перезагрузке» едва ли не больше, чем в первом фильме. Просто при виде банальной истории и кучи экшена желание копнуть поглубже отпадает напрочь. А зря.

Предлагаю одну из трактовок сложнейшего сюжета. Инертный Нео не может понять, в чём его предназначение. Он не ведёт за собой людей, как обещал Морфеус в первом фильме, он попросту начинает зарываться в себя. Дерётся он и так круче всех, Смита он победил — делать больше нечего. Нео всесилен снаружи, он может летать под облаками, как супермен, но внутри он просто разваливается от бездействия. Тогда Избранный начинает прислушиваться к людям — к советнику Хаманну к Тринити, впоследствии к программам — Меровингиану и Смиту — и понимать их. Уже здесь на первое место выносится самопожертвование, а не самосовершенствование.

А затем Нео, мнящий себя всесильным, в схватке со Смитами понимает, что необъятного ему не объять и бесконечность не победить. Он совершает отступление, которое не есть трусость. И тут приходит странное чувство: физически он не всесилен даже в Матрице, душа его — потёмки; в потоке депрессии Избранный соглашается выполнить волю Пифии и найти Мастера ключей. Здесь и происходит закрепление самопожертвования: далее Нео дерётся только за других, не за себя. Пик же его приходится на (спойлер) спасение Тринити, продиктованное ещё и нежеланием быть игрушкой в чужих руках.

Избранный обретает «великую силу и великую слабость». Он (спойлер) обретает духовное могущество и использует его в реальном мире с реальными законами опять же для спасения других. Слышали, что человек в экстремальной ситуации может совершать невероятное? Так вот, Нео наконец-то понял всю экстремальность этой ситуации. Но действие, которое не может происходить в реальном мире, отняло все силы и забросило его в… to be continued.

9 из 10

Поистине грандиозное кино.

28 июня 2010 | 08:14

Впечатлений от первого просмотра «Delivery» у меня было немного, точнее говоря, ровно два:

1. Дешёвый сопливый мультик с избитой идеей об экологии.

2. Как можно так затянуто снимать?

Тем не менее, недавно я пересмотрел мультфильм ещё раз. На этот раз впечатлений осталось больше, да и были они положительнее. Но обо всём по порядку.

Начинается мультфильм с кадров одинокого человека, живущего в таком же одиноком домике на приличном расстоянии от мрачного антиутопического футуристического города, над которым сгустились ядовитые тучи выхлопных газов, не пропускающие солнце. Последнее утешение этого человека — цветок на балконе, о котором он трогательно заботится.

Нетрудно понять, почему я с первых же кадров принял мультик за Greenpeace`овскую пропаганду: налицо совершенно чётко показанный контраст между отрицательным экологическим героем в виде безликого города и положительным в виде консервативно настроенного человека. Кажется, будто ты всё уже об этом фильме понял, и мораль там с горошинку, а когда начинаются долгие планы, возникает шальная мысль, что Тилль Новак попросту растягивает действие, чтоб зрители подольше поглядели на тщательно выполненные 3D-декорации. Желание смотреть после этого пропадает напрочь.

На самом деле, долгие планы здесь неспроста. Все помнят четырёхминутную сцену поездки по городскому шоссе из «Соляриса»? Или аналогичную по протяжённости сцену поездки на дрезине из «Сталкера»? Продолжительные кадры словно всей своей сущностью пытаются докричаться до зрителя: «Вдумайтесь, у вас есть время! Смысл не лежит на поверхности!» Но в первый раз я не вдумался…

А вдуматься есть во что. Нам показано не банальное противостояние маленького добра и большого зла, это, скорее, противостояние личности и общества. Оно возникает либо из-за консервативности личности, либо из-за её чрезмерно радикальных по отношению к обществу взглядов. В данном случае, показанном в фильме, можно утверждать, что присутствует и то, и другое, следовательно, автор хотел указать на обе причины, а также на возможность их активного взаимодействия.

Далее. Совершенно автоматизированный процесс доставки почты (наравне, кстати, с безликим городом) несёт простенькую идею об угасании человеческих отношений, как неизбежном следствии технического прогресса. Неглубоко, конечно, но всего за один штришок выполнено.

То, как человек неумело, словно бы давно этого не делал, распечатывает посылку и почти случайно находит кнопочку для открытия странной металлической коробки, ещё раз подчёркивает разрыв между ним и прогрессирующим обществом, которому уже давно до этого человека дела нет, которое не присылает ему посылок.

Итак, коробка открыта. Внутри темно. Почему темно, ведь по сюжету то, что внутри, вполне освещено? Потому, что человек не понимает общества, для него оно — потёмки, слепое коллективное потребительское сознание.

С тьмой борется свет. Свет знания и понимания. Надо понять своего противника, чтобы победить. Но карманный фонарик причиняет боль городу, выливающуюся в единоголосый металлический крик. Рассматривая что-то, ты не можешь знать, как это отразится на объекте исследований. Быть может, он и не хочет, чтобы его изучали. Но узнать это можно, только изучив этот объект. Такой вот парадокс.

Человек, словно Фома неверующий, не верит ничему нематериальному. Свет знания неосязаем — материальных доказательств предположения нет, даже странная штука в небе над городом человека не убеждает. Он бы поверил и свету, но бурное противостояние обществу в течение жизни переросло в мирное существование «иначе, чем все», поэтому человек подсознательно не хочет верить, ведь он просто не знает, что делать дальше. И он производит физическое вмешательство в жизнь города. Это Фому убеждает, но он всё равно не предполагает дальнейших действий. Радикальных методов улучшения противника нет, а если бы и были — человек уже уяснил, что город счастлив в своём существовании.

Тогда человек понял противника. За годы бездействия в его душе накопилась необходимая для глобального поступка смелость. Она не была растрачена на упомянутое бурное и бесполезное противодействие обществу, она целиком и без остатка была использована рациональнейшим образом — была осуществлена доставка. Доставка сильной человеческой мысли обществу. (Рациональность подтверждается символично развеявшимися тучами). Оно (общество) больше не вредит личности, личность, как ей кажется, помогла обществу.

Подчёркиваю: как ей кажется. Любое действие, направленное на объективное благо других, непременно субъективно; это лошадь, пытающаяся накормить голодного пса сеном и искренне не понимающая, почему он отказывается от такой вкуснятины. Поэтому объективных действий попросту не бывает, каждый пытается изменить мир так, как считает нужным, а человек, сведущий в этом больше других, получает странную посылку.

Итог: многосмысленный короткометражный немой анимационный фильм с массой возможных трактовок, ярко выраженным минимализмом, красивой музыкой и колоритным героем. Смотреть стоит.

9 из 10

16 июня 2010 | 12:49

Начинать, как известно, надо сначала. В начале любого произведения — фильма, книги, песни — есть название. Начну с названия.

Согласно Goblin`у, английское название фильма переводится на русский только матерно, при переводе же с матерного оно означает «украли». На первый взгляд может показаться, что кража относится к бриллианту весом то ли в 86, то ли в 84 карата, но, на мой взгляд, здесь всё глубже. Предвидел это Гай Ричи или нет, но фильм о всевозможных кражах и ограблениях сам чётко оставляет впечатление чего-то сворованного. Объяснить это дежа вю просто: английский режиссёр нещадно эксплуатирует все свои фирменные фишечки из «Карт, денег, и двух [дымящихся] стволов», внушительную, если не большую часть ролей исполняют те же актёры, и, наконец, атмосфера фильма не изменилась, разве что в мелочах. Так что «Большой куш» смело можно было называть «Карты, деньги и два [дымящихся] ствола 2».

Всё, написанное выше, выглядит как начало разгромного отзыва о самокопировании и отсутствии свежих идей у режиссёра, но это далеко не так. Почему Ричи копирует собственные ходы и приглашает тех же актёров? Да потому, что «Карты…» обладали отличной режиссурой и замечательными актёрами, потому, что фильм об английских гангстерах сказал новое слово в кинематографе, потому, наконец, что он вышел великолепным, едва ли не шедевральным. Так зачем искать от добра добра и ловить журавля в небе? Нет свежих идей — значит, старые недоработаны, не всё из них выжато. Гай Ричи поступил верно.

Сиквелизацию «Карт…» можно сравнить с сиквелизацией «Матрицы»: как при просмотре «Перезагрузки» создаётся впечатление, что Вачовски наконец-то дорвались до огромного бюджета и спецэффектов, так и при просмотре «Большого куша» в глаза бросается ещё большее, чем в первом фильме, количество ситуаций и героев, намешивать которых так любит Ричи. С первого взгляда это вызывает раздражение пополам с разочарованием, словно сначала режиссёр дал тебе дольку шоколада, а затем, увидев, что тебе нравится, пихнул целую плитку. Справиться с негативными эмоциями очень просто: нужно всего лишь забыть о «Картах…» (хоть и сложно забыть такой яркий и оригинальный фильм) и рассмотреть «Большой куш» не сиквелом, а, как и заявлено производителями, отдельным фильмом. Тогда плитка шоколада приносит несравненное удовольствие, смаковать её можно долго, ухохатываясь над прикольными чёрными грабителями, Брэдом Питтом в совершенно неожиданном амплуа и… ладно, не буду раскрывать всех деталей сюжета — смотрите и наслаждайтесь.

Собственно, помимо возросшего объёма персонажей и ситуаций, «Большой куш» отличается от «Карт…» ещё одним немаловажным параметром: более-менее чётким финалом. Хотя и здесь он не выглядит окончательно завершённым, но икс в уравнении фильма героями всё-таки найден, остаётся понять, правильно ли.

В итоге получился великолепный английский фильм с блестящим составом актёров, захватывающей постановкой, не менее захватывающим сюжетом с неизменной самоликвидацией зла, запоминающимися диалогами, некоторыми забавными монтажными приёмами (которых, опять же, больше, чем в предыдущем фильме Ричи) и со стабильным подстолскидывательным юмором. Смотреть стоит всем людям с не слишком суровыми взглядами на проблемы общества и криминал.

9 из 10

8 июня 2010 | 22:15

Существуют фильмы, в которых от зрителя скрывают какие-то детали действия, тем самым вводя в область догадок и заблуждений. Такие фильмы называются детективами. Фильм «Карты, деньги и два [дымящихся] ствола» построен по чётко обратной схеме: с самого начала Гай Ричи с головой погружает зрителя в хитросплетения его истории, не скрывая абсолютно ничего. Этот оригинальный принцип полного доверия надёжно подкупает зрителя и в то же время предоставляет ему возможность гадать не «что же случилось?», а «что же случится?», то есть оптимистично смотреть вперёд, что всегда привлекает.

Что же помогает английскому режиссёру удачно провернуть такую, повторюсь, оригинальность? Прежде всего, это чёткое прописывание каждого персонажа, словно позаимствованное у Квентина Тарантино. Это не значит, что нельзя выделить главного, это значит, что второстепенные — не безликий фон, а яркие личности с характером, который вполне естественно определяет их поступки. Но персонажей много, а значит, возможностей развития событий ещё больше. И сколько бы их ни было, Ричи постоянно выбирает самую смешную и неожиданную. Затем даёт зрителю разложить по полочкам увиденное, перемежая действие «музыкальными паузами», (каждая из которых снята, кстати, просто великолепно) и снова бросает в хитросплетения сюжета, обильно сдобрённые динамикой, потрясающе прописанными диалогами (огромное спасибо Goblin`у за правильный перевод) и неподражаемым английским юмором.

Но чтобы не быть голословным со своей теорией о большом количестве предпосылок, приведу завязку сюжета. Молодой парень, сын владельца бара, собирается сыграть в карты с криминальным авторитетом на деньги, скопленные им и тремя его друзьями. В то же время этот авторитет, Гарри-топор, приказывает своему помощнику Барри нанять людей и ограбить одного старого лорда с целью добыть два раритетных ружья общей стоимостью в полмиллиона фунтов. А соседи парня-игрока собираются ограбить четверых ребят, выращивающих марихуану.

Это только самая малость, которая нагружается на зрителя в первые минуты вместе с подробными характеристиками нескольких персонажей. В следующие несколько минут происходит мощная раскрутка действия, а остальной фильм — словно длинное школьное уравнение с множеством неизвестных. Зритель испытывает удовлетворение от упрощения, а уравнение это упрощается в полном соответствии со строгими математическими законами — абстрактный бандит (х) конфликтует с другим бандитом — таким же, но против первого, соответственно (-х) — и в результате остаётся ноль. Так весь клубок, намотанный в начале, распутывается, распутывается, и, наконец, уравнение сокращено до предела. Но тут — бабах — появляется ещё и приятная возможность найти неизвестное, то есть решить уравнение до конца, происходят уморительно смешные попытки героев это сделать — и титры. Фильм оставляет ощущение полного кайфа.

Возможно, слишком запутанно я выразился с уравнением, но те, кто смотрел фильм, меня поймут. Просто я не вижу иного объяснения непередаваемой магии кино, заключённой в «Картах…» Хотя вполне возможно, что я ошибаюсь, и Гай Ричи — просто кудесник, снявший волшебный фильм, явление которого невозможно объяснить логически. В любом случае, смотреть это творение кино стоит — несравненное киноманское удовольствие гарантировано.

P. S. Отдельно хочу похвалить оригинальные операторские ходы и приятную для глаз мягкую жёлто-коричневую цветовую гамму, лучше которой я, пожалуй, мало где видел.

9 из 10

6 июня 2010 | 16:31

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...



Друзья по интересам (202)
они ставят похожие оценки фильмам

имя близость

Василий Мухин

81.2893% (20)

ilyayurlov

76.8163% (20)

grach1612

71.4282% (21)

Eisy43

70.1982% (20)

DenZ666

69.6769% (23)

Ank Er

68.5702% (22)

Tyler68

68.0644% (21)

CTyDeHTyc

66.7436% (21)

Natashka8888

66.306% (22)

Ice_T

65.6477% (28)

Salladin

65.6107% (21)

artinspace

64.9456% (23)

Гиперион

64.534% (20)

cfor

64.3834% (24)

TheDaddits

64.3153% (24)

latrenger

64.2183% (24)

KoolDee

63.9825% (22)

kabanow

63.9414% (23)

kennymustdye

63.8519% (44)

Skayraks

63.7793% (22)

Le pan

63.5902% (21)

barakuda12

62.7911% (20)

AlexSV25

62.7456% (22)

Lady Clare

62.7081% (20)

egor_ver

62.6471% (25)

МИХО

62.5447% (20)

AlexZander 0989

62.467% (21)

Херли

62.4065% (25)

KinoWalrus

62.1588% (31)

Shoggoth

62.0608% (22)