всё о любом фильме:
Nattie-K
Наталия К., Россия, Москва, Ж
Добавить в друзья

 заходила 1 час назад

Регистрация: 5 апреля 2016 Рейтинг комментариев: 1661 (2634 - 973) Обновления сайта: 2

«The music is in German. You would not understand it (c)»

 

Оценки пользователя

все оценки (605)

 


Фильмы, которые ждёт

Nattie-K

все ожидаемые фильмы

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Рецензии на фильмы: 34

(Предупреждение: рецензия писалась по мере выхода серий, поэтому в тексте могут встречаться некоторые логические несостыковки и естественный эмоциональный осадок)

Если вы ждали экранизации чудесной книги о языческих богах древности на просторах Америки Нила Геймана, который точно где-то глотнул щедрую порцию Меда поэзии, настолько мастерски и талантливо написана эта история, то сразу могу предупредить — нет, «оставь надежду, всяк сюда входящий». Очень похоже, что в сценарии сериала (если таковой имеется, конечно) хозяйничал Локи, бог хаоса и обмана, который, словно пытался укрыть дымовой завесой путаницы изначальную идею книги, дабы никто не прознал про их с шефом аферу, а потому втянул зрителя в изматывающе эффектную историю ни о чем, где все поставлено с ног на голову, и где сцены невероятной красоты перемежаются с вульгарным ширпотребом.

Итак, кто такие эти боги, если в них не верят люди. Да никто! Удел богов — бессмертие, но оно же и забвение. Мифы, легенды, истории, поверья, да что угодно, только не настоящая власть над людьми. Поэтому нужно заставить человека поверить в себя, а еще лучше заставить поклоняться себе, и тогда ты снова оживешь. И одноглазый седой Среда собирается в долгий путь, выбирая себе в напарники неприметного человека по имени Тень — в меру умного (на первый взгляд), в меру образованного (одна прочитанная «История» Геродота уже впечатляет), отсидевшего в тюрьме с крайне колоритным заключенным — ловким и пронырливым, научившим его фокусам с картами и монетами. И Тени предстоит стать не только «проводником» мира старых богов в мир новых, но и переплести воедино древние ветви Иггдрасиля с символами христианских идей. Таков был замысел.

Однако запущенный шар сценария сразу покатился куда-то не туда. Хотя безусловно, нет ничего интереснее знакомства Тени с коллегами мистера Среды. Кого только среди них нет — скандинавские, африканские, аравийские, славянские, арабские боги, волшебники и чародеи. Каждый — это история в тысячи лет и множество мифов в запасе. А уж на какие чудеса они только ни способны.

Но что такое их магия сейчас, когда люди настоящего создали себе новых богов — СМИ (один телевизор чего стоит, столько времени посвящают (в смысле приносят в жертву) ему люди, не правда ли, прекрасная богиня Медиа?), а еще машины, компьютеры. Или вот Технобой — этот молодой наглец считает себя пупом Вселенной. Как и мистер Мирр, который внезапно взял на себя миссию Мессии.

Надо сказать Брайан Фуллер, став шоу-раннером этого сериала, первым делом привнес в него свой фирменный визуальный стиль — бесконечное любование яркими деталями — замедленными кадрами льющихся потоков крови, летящих лепестков роз, переплетенных обнаженных тел и т. п. При этом «мертвечина» всегда была его специализацией, чего уж там, но вместе с тем, отдав режиссуру разным людям, он оставил за собой право «начинять» каждую серию визуальным разнообразием, которое напрямую зависит от «героя богослужения». Пасха напоминает не только о весне, но и чудесном сериале самого Фуллера Pushing Daisies, в то время как сцены жертвоприношений сильно попахивают Ганнибалом в плане кровавых изысков.

Тем не менее, одна из самых прекрасных сцен — игра в шашки Тени с Чернобогом — это образец не только скульптурно-очерченной атмосферной режиссуры, но и умения крайне «книжно» снимать кино в хорошем смысле слова. Так же как и восхитительные встречи-эпизоды, где места в пантеоне богов-иммигрантов занимают Зоря Полуночная со своими сестрами, прекрасный джинн-таксист, Анубис и все те, кто по старой памяти и оставшись не у дел, продолжают свою божественную миссию.

Однако, с 4 серии, сериал, и без того неровный в плане повествования, и вовсе превращается из «Американских богов» в одноименные горки и с громким «ух» рушится в историю Лоры Мун — (бывшей и мертвой) жены Тени. И далее, куда бы вы не дернулись, но на дороге истории вы будете все время натыкаться только на «мертвую жену», чьи всевозможные подробности физиологической трансформации, которые случаются с… людьми… ну да, людьми, выползшими из могилы, и смакуемые с утробным рыком, словно это филиал сериала «Ходячие мертвецы», надоедают хуже мух, которые с мерзким жужжанием кружатся над ней. В добавок к этим неаппетитным деталям «мертвая жена» слишком много философствует и пытается играть не присущую ей самостоятельную роль в истории. Очень в духе времени, но совершенно не в духе романа. А потому удивительная бестолковость Лоры в разных ипостасях сбивает сериал с толку, смысла и той чудесной атмосферы, в которую ее погрузили Среда и «пантеон» завербованных им богов.

Пытаясь объять необъятное, но не сильно далеко уйдя по хронометражу книги, история становится все более бессмысленной и рваной, то ударяясь в буквальное цитирование не самых судьбоносных мест романа, а то и вовсе скатываясь в откровенную отсебятину, рассчитанную почему-то на зрителя, который по оставленным в каждой серии меткам не в состоянии понять, как и бедолага Тень, кто же такой Среда без громогласного, со спецэффектами, объявления оного. При этом текст диалогов то вульгарен и примитивен словно страницы бульварных таблоидов, а то вдруг впадает в пафос, с которым Медиа в исполнении Джиллиан Андерсон становится эталоном художественной изобретательности.

Визуальные и смысловые заигрывания с сюжетом, в которых тысячелетние мифы, победившие время, становятся заложниками буквальных жизненных реалий, опошляют задумку больше, чем длинноволосый бородатый мужчина с нимбом, пришедший в числе прочих на праздник к Пасхе, и дополняющий общую абсурдность ситуации тем, что поясняет Тени его предназначение в этой истории, а то вдруг будет непонятно в дальнейшем.

Убийственная инертность сериала, который все восемь серий 1 сезона пытался быть понятным для всех, а оставил полное впечатление «сказки, рассказанной идиотом», не оставляет надежды, что второй сезон в состоянии это поправить.

20 июня 2017 | 00:46

Как известно, когда Бог желает покарать, он исполняет наши желания. Так и Саломея, царевна Иудейская, прекрасная и белая, словно голубка или же светящаяся в ясную темную ночь луна, поклялась в том, что ее то желания боги точно исполнят. Волею судеб и случая ей довелось увидеть Иокаана — Иоанна Крестителя — грязного, закованного в кандалы пророка, и вожделеть его до такой степени, что ничего другого ей не надо ни за какие сокровища мира. И опутывая пророка прекрасными, как нити драгоценных камней монологами, Саломея получает в ответ лишь его проклятия, жалящие ее словно клубки ядовитых змей. И чем больше он клеймит развращенность ее души, тем сильнее разгорается огонь в ней, ибо «тайна любви больше, чем тайна смерти»…

Аль Пачино, уже не первый раз снимающий классику, видимо, изголодавшись по сочным драматическим ролям после фильмов с бесконечными мафиозными разборками (к слову, «В поисках Ричарда» был прекрасной иллюстрацией того, насколько он грандиозен как шекспировский актер), здесь берется за материал гораздо более неблагодарный и сложный. Декадентская, пронизанная с начала до конца темой неотвратимости смерти, пьеса Оскара Уайльда, которому в принципе не везет на экранизации, словно это еще одно проклятье, постигшее его, только уже посмертно, здесь же вдруг обретает полноценную плоть и кровь и становится вполне достойной своего именитого автора.

Делая нарочито театрализованную постановку, себе Пачино выбирает в персонажи Ирода Антипу, а на главную роль приглашает Джессику Честейн, тем самым доводя свою затею до совершенства. Фантастическая актриса, она заполняет собой не только роль, но и все пространство пьесы, каждую его клетку, и даже когда ее нет на экране, она незримо присутствует в каждом кадре. О чем бы ни говорили герои, подспудно они имеют в виду только ее. Бешенная энергетика Саломеи пробивает экран и порабощает зрителя также как всех персонажей пьесы.

Однако, при всей точности и значительности постановки Пачино, он одним крайне простым режиссерским решением переставляет акцент в пьесе на противоположный, тем самым полностью меняя всю концепцию замысла автора. Пачино переносит запрограммированную Уайльдом кульминацию пьесы с момента поцелуя Саломеей мертвой головы Иокаана на «танец семи покрывал», делая его, правда, танцем одного покрывала — очень коротким, бурным и чувственным, когда зритель реагирует на него точно также как и сам пожирающий глазами обнаженную Саломею Ирод. Но противостоять вызванным этим танцем эмоциональному натиску невозможно, он заслоняет собой все, тем самым отрубая словно мечом бешеных страстей первую часть пьесы, где посыл неистового плотского желания доминировал над рациональностью и зовом разума.

И оттого выполнение Иродом данного им обещания становится не безумием, а непременным условием, и никакие обещанные сапфиры и бериллы, как и никакой страх предсказанной ему пророком смерти не смогут заставить его отговорить Самолею от ее награды, потому как не было в ней невинности или чистоты, так нет в ней и благоразумия. И вот она бездумно стоит на своем, упиваясь властью своей женственности и красоты. Красоты не гламурной и не навязанной модой, а ведомой тем первородным инстинктом, о котором писал Мандельштам, «когда бы не Елена, что Троя вам одна, ахейские мужи?».

И как доказывают греческие мифы, а мифы современные лишь подтверждают — не любовь, но обещание любви еще более сильное оружие и путеводная звезда. Иокаан отвергает Саломею, но обещание обладания и жажда мести не дадут ей покоя до последнего вздоха, и под щитами воинов, которые задавят насмерть эту бурю, Саломея все равно будет собственнически прижимать к себе окровавленную голову пророка, а Ирод в ужасе отвернётся, потому что ничто не страшит властителей больше, чем желания, которыми они не в силах повелевать.

15 мая 2017 | 14:37

Как известно, легенде о короле Артуре уже больше тысячи лет, и родившись из древних валлийских эпосов, позже дополненная христианскими мотивами, она росла и развивалась вместе с человечеством, отражая и переотражая его в искусстве как в зеркале. Гай Ричи, будучи англичанином и режиссером огромного творческого потенциала и самобытности, взявшись за Артуриану, отметился в ней по полной (даже помахал ручкой в буквальном смысле слова!), перетащив и замешав в одну крайне ядреную смесь всё известное ему наследие предков, и доказав, что сказания о короле Вортигерне, греческие мифы с их Лернейской гидрой, а потом и Гальфрид Монмутский с Томасом Мэлори — это и есть тот жанр фэнтази, который сформировал Дж. Р. Р. Толкиен, чей «Властелин колец» отметился тут как нигде раньше. Не останавливаясь на столь знатных литературных источниках, Ричи проехался по не менее классическому наследию бриттов под названием «Монти Пайтон», а потом и по Питеру Джексону, потому как чтобы не говорили, но джексоновские батальные сцены и идеи еще лет сто будут предметом копирования или оммажа для режиссеров всех калибров и жанров (в этом месте боевые олифанты приветливо машут ушами, а Око Саурона задорно подмигивает зрителю).

Тем не менее, учитывая все изложенное, и побарахтавшись в хитросплетениях артуровской мифологии забавно наблюдать, как Ричи, не заморачиваясь догмами и заповедями пуристов, переворачивает вверх тормашками легенду, перетрясает весь костяк, вырывая мелкого Артура из «аутентичных» рук воспитателя Мерлина и сразу же отправляет постигать жизнь туда, где ей быстро учат сразу на практике — по принципу «бей первым, Фредди», а именно, в бордель, на самое днище Лондиниума. Куртуазность и прочие изыски в виде манер среди потенциальных рыцарей этого Круглого стола излишни. Здесь ценится лишь умение заводить как друзей, так и врагов, «разводить стрелки» и создавать немножко преступные группировки, и все это роднит белобрысого Артура со всеми известными гопниками ричивских фильмов. Но достаточно одного взгляда на Чарли Ханнэма, чтобы увидеть разницу — он ведом тем же путем истинного Героя, от которого нет «противоядия», и как бы Артур не бежал от ненавистной ему судьбы и навязанного ему меча, тот словно пресловутый змей караулит его на пути, являя в пустыне в качестве искушения только угрызения совести да отцовские заветы, не позволяя сбиться с дороги, ну а в случае морального фиаско всегда есть вероятность быть вытянутым со дна Девой Озера.

Магии здесь ровно столько же, сколько и во Властелине колец — то бишь своевременно появляющийся Орел да своенравный Меч, чьи закидоны в руках его неопытного обладателя сильнее бьют по мозгам, чем по всему остальному, а в остальном он, как и Кольцо Всевластья, больше проблема, чем награда.

Типичные для Ричи насмешливые диалоги, беспонтовые и непафосные, стремительная и «рваная» манера повествования, калейдоскоп монтажных виражей с хорошо выверенными паузами, бешеный, рОковый ритм, потрясающий мужской каст, отсутствие слюнявых любовных линий да персонажей типа «бой-баба», сильно и выгодно отличают этот фильм от многообразных пост-джексоновских фэнтази, создавая при этом полное ощущение визуального аттракциона, нисколько не претендуя на серьезность и важность момента.

Ричиевская Артуариана смело заявлена как гексалогия. Непонятно, вернее, маловероятно, что это начинание в виде первого же фильма будет сильно финансово успешным, однако художественная его сторона явно доказала свое право на существование, как и Чарли Ханнэм на право обладания Экскалибуром. Время покажет, сможет ли и дальше режиссер счищать патину со старых легенд или быть создателем новых, им же самим придуманных, но одно очевидно — если кому и заводить в сотый раз старую песню «О славном короле Артуре и Святом Граале», так только Гаю Ричи.

15 мая 2017 | 14:18
Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...