всё о любом фильме:

kaneboy8 > Друзья

 

Друзья в цифрах
всего друзей8
в друзьях у22
рецензии друзей209
записи в блогах-
Друзья (8):

В друзьях у (22):

Лента друзей

Оценки друзей

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Не зря Скорсезе так долго вынашивал идею этого проекта: накопив силы и отточив инструменты, он снял масштабную и мощную религиозно-философскую драму с удивительной любовью и нежностью к первоисточнику — маленькому, но оглушающему роману японца Сюсаку Эндо.

Я слышу только нескончаемый дождь, равнодушно стучащий по крыше хижины и неспокойной глади моря. И Молчание. Что бы ни происходило с нами, как бы мы ни страдали — Бог молчит. Стоит ли отстаивать свою веру, заражать ею, умирать за неё, карать, мучительно отрекаться — если все наши подвиги или трусость с высоты молчания кажутся лишь нелепыми муравьиными боями, услаждениями мимолётной гордыни?

Последние португальские миссионеры в Японии, жаждущее нести японцам свет христианской истины — имели ли они право на это? Да, они приплывали с горящими сердцами, но грел ли этот огонь японцев, тайно исповедующих христианство? Нет, он испепелял их, заставлял умирать в изощрённых пытках за чужую по сути веру. Ответом на их смерти было Молчание.

Совсем ещё молодой падре Родригес (которого сыграл неожиданно возмужавший в актерском плане Эндрю Гарфилд) слишком поздно понял, что христианство в Европе и Японии — совсем не одно и то же: ведь привнесённая ими религия неизбежно трансформируется, обрастает своими смыслами трактовками, японцы поклоняются не столько Христу, сколько природе и солнцу в его лице. Не значит ли это, что все мучения, которым подвергались сами миссионеры и их последователи, опять же не имеют смысла? И снова Молчание.

Родригес часто отождествляет себя с Христом и почти до самого конца не готов отречься, даже ради того чтобы спасти крестьян. «Отрекись формально — и мы их отпустим «- обещает губернатор Нагасаки Иноуэ. Но падре только молится за мучеников, не в силах наступить на горло своей гордыне и уподобиться падре Феррейре, который отрёкся и стал буддистом, сохранив при этом свою личность и внутреннюю силу.

Тут я сформулировала для себя один из основных вопросов фильма: неужели вера не выживет без символики и обрядов, которые стоят другим жизни? Разве она не тихое пламя свечи где-то в груди, не облаченное символическими церемониями и предписаниями церкви? Разве так уж невозможно отречься на словах, продолжая так же непоколебимо верить в душе? Роман Эндо и прекрасная экранизация Скорсезе оглушают читателя сонмами подобных расплывчатых философских вопросов, у которых нет начала, конца и единственно верного ответа.

Молчит ли Бог? Может, он и молчит, пока мы вслушиваемся в тоскливый шелест дождя — но за него говорят наши жизни.

9 марта 2017 | 23:12

Смотрела эту камерную французскую драму в оригинале в пустом зале маленького женевского кинотеатра. Невероятно тоскливый, монотонный и угнетающий артхаус, после него даже жить как-то мерзковато. У Мопассана, конечно, тоже не сказочка на ночь была, но в фильме все совсем беспросветно: концентрация только на плохих моментах из жизни героини, смакование всех ее унижений и неудач. Всего пару минут уделено счастливой поре неведения и юности, проведенной у открытого в сад окна, а дальше — плотный черный мрак.

Крупные, бесконечно длящиеся планы на фоне шершавой тишины, которые смотришь с ощущением неловкости, будто тайно подглядываешь в замочную скважину: Жанна гуляет у моря, Жанна ест, Жанна мучительно переживает первую брачную ночь, Жанна долго и смачно кашляет, Жанна страдает, Жанна страдает, Жанна страдает. Есть такие женщины, рожденные страдать от всего подряд. Жизнь чувствует это и вываливает на них побольше проблем и предательств, то от родителей, то от мужа, то от подруг и детей. А без этого им и жить было бы скучно, мне кажется.

Если не знать, что фильм вышел совсем недавно, можно подумать, что снимали его в восьмидесятых: снято очень старомодно, почти без музыкального сопровождения и даже актеры похожи на реальных представителей 19-го века. Очень утомляют однообразные флэшбеки, где героиня обычно бегает с кем-нибудь по полю и смеется, как обычно показывают счастье, которое было, но ушло, в музыкальных клипах, будто нет других способов. Состарить главную героиню кстати почти не получилось: за время повествования она должна была набрать лет эдак 25, а изменились только расцветки платьев и интенсивность черных теней на веках. Сначала актриса казалась слегка аутичной, а потом глубоко истеричной, не хватало эмоционального баланса.

Когда картина наконец подошла к концу и Розали под аккомпанемент надоевшей уже тишины произнесла свою сакральную фразу, так зацепившую очень не любимого мною Толстого о том, что жизнь «не так хороша, да и не так уж плоха, как думается», и экран окончательно окунулся в черное, я все же вздохнула с облегчением. Слишком уж чернушная и безжизненная экранизация получилась. Такой «жизни» никому не пожелаешь.

14 декабря 2016 | 01:20

У Дэвида О. Расселла есть то, что выгодно отличает его от многих современных режиссеров — шарм, стиль и юмор. Очаровательный солнечный и теплый юмор, незаметный невооруженным взглядом. Тонкие как волос шутки, золотисто разбросанные по всей картине, и без того сияющей приятным глазу белизной и аккуратностью, осязаемостью каждого «вкусного» кадра. И этот юмор убивает некоторую банальность, присущую фильмам о людях, добившихся успеха. Мол, был несчастен, страдал, в шаге от пропасти, а потом прыгнул в счастливое будущее. А что поделать, если истории обретения так одинаковы? История Джой, опять же в отличие от многих подобных историй, взывает к эмпатии, почти лишенной зависти и смотрится на удивление ярко и свежо.

Многие посчитают взлет Джой неоправданным, незаслуженным, мол «я тоже так могу!». И действительно, казалось бы, что такого в изобретении еще одной версии швабры? Это даже немного смешно — столько треволнений, сложностей, а потом и дивидендов из-за какой-то вшивой швабры. У многих ведь есть идеи получше! Ну, допустим есть. Однако мало кто идет дальше идеи, погрязая в чистой маниловщине. Из ста процентов идей имеющих только два-три идут в это, создавая, разрабатывая и созидая ее. А потом принимают риск, берут на себя смелость внедрить это в оборот, показать миру, претерпевая многочисленные отказы и насмешки (типа куда ты лезешь со своей дурацкой шваброй), не сникая под неверием не только окружающих, но и самых близких. Прибавьте к этому целую семью ленивых придурков на одних почти юных женских плечах, близящееся банкротство и прочие подножки от акул бизнеса, считающих себя вправе спекулировать деньгами и идеями обычных людей.

Простые люди — именно они оказываются в центре внимания режиссера. Простые, такие же как мы, но способные на большее; способные пойти дальше планирования, дальше простой мечты. Я восхищаюсь Джой, ее силой и неожиданной для выросшей среди безвольных людей смелостью и жесткостью. Ее успех кажется мне совершенно заслуженным, а поддержка родных (к слову, не всех, что реалистично) — трогательной. Жалко и грустно только, что для большинства бедных домохозяек, посвящающих всю свою жизнь служению богу кухни, уборки; родителям и детям, такого блестящего выхода из ловушки не предвидится. Ни идей, ни желаний, ни силы — да они и не виноваты. А за Джой я искренне рада.

P.S Дженнифер Лоуренс действительно хороша. Харизматичная, разноплановая актриса.

22 января 2016 | 22:46

Мне стало грустно после прочтения рецензий, причем как отрицательных, так и положительных. Потому что это совсем не экшн. И не криминал. И уж точно не боевик. Это самая настоящая философская драма, проникнутая новыми светлыми энергиями. Многие станут плеваться и скажут, что вся эта глубокомысленная пафосная шелуха, которую гнали друг другу герои у костра, просто для занятия времени между экшн-сценами, но ведь мудрость-то в этой самой простоте, которую мы привыкли считать банальностью. Мы употребляем слова «путь», «мечта», «истина» в обезличенных коннотациях или отвлеченных от жизни цитатах, но герои этого фильма прочувствовали их суть, сделали образом и смыслом жизни.

Как их вообще можно назвать опасными преступниками? Они не имеют ничего общего с патлатыми бездельниками-серфингистами, грабящими банки, в оригинальной версии. В их мировоззрении многое из буддизма, а остальное — любовь к природе и красоте, стремление отдать ей больше, чем взял; вера в путь, добро, предназначение, продвигает их дальше тех же керуаковских бродяг Дхармы, которые, честно говоря, просто накуривались и лазили по горам. Это люди нового поколения, таких можно встретить на всяких группах по духовным практикам. Многие почему-то называют их сектантами, хотя они всего лишь добрее, чище и открытее других. Бодхи вообще мог бы быть тибетским монахом, если бы не бурлящая, требующая действий и свободы кровь, — столько доброты, невозмутимости, прощения в его спокойных глазах. Любого человека заденет столь мощная энергия, исходящая от него, вдохновив тоже добиться чего-то. На фоне всего этого меркнут их преступления, которые даже не включали в себя убийства как цель.

Юта, внедряющийся в эту особо опасную банду, все же попроще. Ему не чуждо стремление к красоте и гармонии, он быстро проникается идеалами Бодхи и его союзников, но на другой чаше весов лежит более упорядоченная жизнь и новенькие корочки ФБР, которые могут перевесить эффект от свободных падений и спусков и даже той самой, редкой, тридцатиметровой волны. Опять же, у каждого свой путь. Пытаться перекроить кого-то, отвечать за него — гиблое дело. В первую очередь надо устроиться в жизни самому.

Противостояние, этот довольно односторонний конфликт Юты и Бодхи, обязательно разрешится и каждый выберет свою дорогу. И будет счастлив. В конце концов, предназначение есть у всех: кому-то надо жить на постоянном нерве, гореть нестерпимо ярко и сгорать рано, а других устроит приятная стабильность с вкраплениями риска. Бодхи скроет большая волна, она же накроет и тебя — эмоциями и желанием единения с этими сумасшедшими ребятами. Вдохновляют жить так же, на пределе, заниматься только тем, что любишь и добиваться задуманного. Животворящее кино.

P.S Ну а Озаки, его восьмерка и происшествие с китобойным судном, ставшие религией Бодхи, поражают своим гуманизмом, в сочетании с невероятной смелостью и искренней любовью к экологии и природе вокруг.

13 января 2016 | 23:03

С эстетической точки зрения фильм безупречен: туманные шотландские горы-исполины, поля в зеленой дымке, шпили деревянных церквей, пронзающих облачное небо; кроваво-красная марсовая пыль на поле боя, изумрудные мистические леса, песчаный замок на берегу ледяного моря. Да и градус эпики зашкаливал уже в первых кадрах, когда шотландцы неслись на шотландцев с могучим, сотрясающим землю рыком, пронзительно рыдали струны, а пока еще просто воин Макбет видел смутные очертания женских фигур, сулящих нечто большее, чем воинская слава и почет короля.

Но рассеялось это атмосферное очарование так же быстро, как затихла совесть Макбета. Вернее, пресловутой эпики стало слишком много — она скатилась в гипертрофированную театральность. Вы скажете: куда уж без театральности, если герои даже изъясняются в стихах (и не Ларисы Рубальской, а Шекспира), что просто обязывает пылать и пафосничать. Но за всей этой поверхностной шелухой потерялась самобытность картины, все откровенно переигрывали. Неловко было смотреть на Марион Котийяр, с полуприкрытыми глазами и изогнутой, мол «смотрите, я вся — коварство» змеиной улыбкой. А вроде как разносторонний Фассбендер являл нам кирпич с одной и той же кривой ухмылкой и неподвижными пронзительными голубыми глазами. Всей трагедии его падения почувствовать не удалось, было ощущение, что он взял, сошел с пути добродетели и мгновенно стал дьяволом во плоти. Явления убитых, призраки в тумане и еще не до конца затихшее чувство вины, слившееся с новым «я», усиливают напряжение, но не доводят до катарсиса. Он кричит, яростно и широкоротно, а ты — не веришь.

От этого картина не становится намного хуже, но планка определенно снижается. То, что сначала обещало быть откровением, отзываться в самой сердцевине, стучать набатом в висках, стало просто приятным и очень красивым визуально спектаклем с интересными патлатыми мужчинами, затянутыми слоу-мо и весьма средними работами ведущих актеров. Если уж переносить Шекспира — то не так буквально, это слишком просто. А Шотландия просто восхитительна.

26 ноября 2015 | 19:43

В двадцать лет многие из нас, подобно главной героине, все еще остаются детьми. Неуклюжими, асоциальными, закомплексованными, уверенными, что все должны восхищаться каждым нашим шагом. Считающими себя последними страдальцами на враждебной земле, в то время как страдания не превышают градуса мультяшных и все главные трудности впереди. В этот эмоционально шаткий период важно пытаться искать себя, пусть даже методом проб и ошибок. Пытаться стать второй Сильвией Платт или хотя бы блеснуть на страницах Shit Poetry, работать в магазине для взрослых и оставаться ребенком, не бояться влюбляться и разочаровываться.

Грустно, но правда — не все люди талантливы. Даже если очень-очень хотят стать таковыми. Талант — это нечто врожденное, невесомое и эфемерное и не заменимое даже очень качественным ремеслом. «Если бы все было прекрасно, ничто бы ни было прекрасно», — говорит герой Кьюсака, но как же больно осознать, что то, что ты так любил и мечтал делать — не твое. Эми — не поэт. Она еще не раскрылась, она — чистый холст, не осознающий даже своих истинных эмоций и мыслей, она пишет для публики, громогласно и искусственно читает для публики, а творчество начинается с посыла внутрь себя, с бренчания какой-то внутренней струны, которую еще надо постараться найти. Эми противопоставлен парень, работающий в том же секс-шопе — тихий, загадочный и талантливый. Он творит не ради призвания, а по велению души, — она и расцвечивает его полотна.

И все же Эми выгодно отличается от многих сверстников — она хотя бы пытается найти себя, вдохновение и смысл, отказываясь плыть по течению. А это уже немало. Яркий, заснеженный, по-простому мудрый фильм о еще одном взрослении. Здорово, когда есть кто-то, способный честно сказать, что выбранный тобою путь бессмыслен. Хочу дружить с героем Кьюсака, который почему-то все время играет слегка инопланетных писателей.

12 ноября 2015 | 16:21

Темно-розовое, взвихренное, вишневое кино, отмеченное какой-то особой магией. Как легким перышком по разгоряченной коже и черепаховым гребнем сквозь толщу волос. Все немного сомнамбулически, словно сквозь сон, но от этого страсть, пронизывающая каждый кадр, не становится глуше. Сон — это сказка, что-то преувеличенно прекрасное, фантасмагорическое, и Нил Джордан органично использует эту «сонную» эстетику, погружая зрителя в неопределенный, туманный, расплывчатый поток мыслей и поступков героев.

Сара и Морис любят друг друга. И ничего, что так начинается 99% мелодрам — в этот раз все будет немного по-другому. Любовь Сары и Мориса выражается преимущественно в чувственных, молчаливых занятиях любовью и болезненном страхе потерять друг друга. И в какой-то мистической связи обоих с Богом, которого каждый из них обретает в критический момент жизни, когда движение вперед кажется невозможным. Порой создается ощущение, что единственное, что стоит между ними — это тот самый Бог и испепеляющая, паталогическая ревность Мориса, которая становится костяком, самым сердцем его чувства к Саре. Он ревнует ее даже к чулкам и туфлям, которые могут чувствовать ее тепло всегда, в то время как он изнывает от ревности, представляя ее в вялых объятиях нелюбимого ею мужа. А еще в объятиях доктора, священника, полицейского и вон того мужчины, который на нее сейчас посмотрел. А Сара просто любит, любит как никогда в жизни, и хочет, чтобы он в это верил.

Под пронзительные струнные переливы они сплетаются телами, никогда не прерывая слияния губ и каждый раз Морис обращается с нею так нежно, будто все это для нее в первый раз. Они привыкают к этому как к лекарству, без которого невозможно обрести покой, как к способу общаться душами через тела. Но однажды что-то ломается: война, взрывы, удушливое дыхание опасности — и Морис и Сара перестают видеться. Он ненавидит ее, ненавидит Бога, ненавидит войну и все ненавидит. Знал бы он, чего стоило Саре это расставание.

Нелинейность повествования, ретроспекции, перепутанные воспоминания с разных точек зрения окутывают картину туманом, через который надо пробраться, если хочешь понять хоть что-нибудь. И это я еще религиозно-мистическую сторону фильма не рассматривала. О любви ли эта картина? Можно ли говорить о любви, если Сара больше любила Бога, а Морис — свою ненависть? А по-моему можно. Я так и скажу: это история большой любви.

23 сентября 2015 | 22:24

Начиналось все мрачно, затхло, душно и напряженно, не в пример несколько напыщенному и иногда даже смешному первоисточнику. Но с момента первого звоночка к одьяволению благочестивого монаха Амбросио что-то пошло не так. Где же он, сладкий парализующий ужас первого грехопадения, когда все словно в тумане и в то же время в тысячу раз острее (нет, это не из личного опыта)? И слишком уж быстро сдался монах — в книге подружка дьявола его долго искушала, зато и пользовался ее услугами он потом гораздо чаще и не рефлексировал при этом.

Вообще хотелось бы больше погружения в мысли Амбросио, раздираемого сомнениями и страстями. Сначала мне показалось, что Кассель здорово изображает метания внезапно грешной души и прочие душетерзательства, но когда он с этим самым полуоткрытым ртом и заплывшим взглядом ходил до самого конца фильма, я поняла, что чего-то в супе не хватает. Требую сцен помешательства, безумия, страха перед божьей карой и правосудием, а не надуманного благородства, которого у книжного Амбросио и в помине не было. Тот монах грешил побольше, почаще, посладострастнее и всего ему было мало. И нежная лилия Антония его никуда не посылала, потому что знать не знала, чем мужчина отличается от женщины и откуда берутся детки.

Если поначалу фильм скрупулезно следует тексту романа, то потом смело уходит в вольное плавание и еще зачем-то облегчает и практически прощает все грехи мерзкого монаха этой дурацкой просьбой о спасении души поруганной Антонии, которую в книге он, недолго думая, убил. Знаю, что все эти кудахтающие аргументы мол «а в книге не так!» еще не повод оценивать фильм низко, но и как самостоятельное произведение он ничего из себя не представляет ввиду недостаточной глубины погружения в грех и метания слабой человеческой душонки. Зато визуальная составляющая весьма готична!

  • Полезная рецензия?
  • Да / Нет
  • 2 / 0
20 сентября 2015 | 13:13

Не совсем о такой Пале мечтал Хаксли в своем утопическом «Острове», но все-таки девственная зелень острова Тонго, кофейнокожие аборигены со своим философским видением мира и всеобщая тантра, состояние легкого забытья и отстраненности, в которое погружены островитяне, пришлись бы ему по душе. Жили себе тонговцы (тонгяне, тонгаки, тонгуши?…) спокойно: плескались в изумрудных волнах, вкушали тропические плоды, молились разным богам, как вдруг в их привычный ленивый сон, прямо с дискотеки 60-х, ворвался благородный англичанин-миссионер в отутюженном костюмчике, несущий просвещение под знаменем Иисуса. Доверие и одобрение польгогеновцев ему удалось завоевать только после серии испытаний: воскрешения мертвецов, лечения искусанных крысами ног и литров пота, пачкающих безупречную ткань костюмов, которые он за все путешествие почему-то ни разу не сменил на что-то более удобное.

Торжественная музыка сразу настраивает на что-то героическое и в высшей степени благородное: нас буквально заставляют восхититься самоотречением миссионера, оставившего дома пухлогубую, молоденькую и еще длинноволосую Энн Хэтэуей, что называется, до лучших времен. Она, к слову, в фильме появится на пять не обремененных текстом минут: то по песочку в белой ночнушке пробежит мечтательно, то юбки на танцах позадирает. А на острове, между прочим, есть красотки, крайне заинтересованные в полубелом ребеночке от красивого британца. Тут создатели фильма продвигают лозунг «Настоящая любовь существует», но делают это как-то бледно и плоско, а впечатлительные девушки тем временем требуют слезотерапии почем зря. «Вот она какая, любовь!» — робко блеет фильм, а откуда она такая взялась, что ее питает и в чем секрет долголетия никто не объясняет.

Впрочем, для всех подобных обвинений существует хорошая отмазка: фильм основан на реальных событиях. Это всегда подкупает. Но реальной жизни в лишенной острых углов, конфликтов и благодатного негатива, картине катастрофически не хватает. Слишком дружелюбные островитяне встречают слишком милого шоколадноокого (правда слегка косоглазого — ну да не беда) мальчика-миссионера, слишком быстро привязываются к нему, а местный религиозный деятель слишком вяло сопротивляется насаждению новой веры. Кстати для обращения в оную, оказывается, достаточно обрядить человека в белые одежды и разок-другой окунуть в океан, сопроводив все это дело «аминем». Нужно ли говорить, что все вышеперечисленное настолько слишком, настолько сладко, наивно и соплежевательно, что я не заметила как увязла по грудь в меде, сдобренном фундуком в шоколаде, посыпанном кокосовой стружкой? Хотя что это я — гриф «Walt Disney» как бы намекал, что все будет именно так, но я сделала вид, что не заметила его.

При желании из материала о путешественниках, миссионерах и прочих смелых людях можно извлечь многое. Достаточно вспомнить картину Шона Пенна «В диких условиях», пропитавшуюся духом свободы; неуловимо печальную «Разрисованную вуаль» или хотя бы по-норвежски залихватские «Кон-Тики». А можно пойти по пути наименьшего сопротивления и создать что-то вроде «Глаза бури»: тонговцы прочувствованно машут платочками покорившему их очаровашке, а он летит на крыльях любви к своей Энн Хэтэуей и радостно бегает с ней по полям. Скучно, очень скучно. Но не настолько одухотворенно, чтобы притвориться чем-то медитативным и вдохновляющим.

16 сентября 2015 | 17:06

Настроение первое, суицидальное. Режешь вены под лениво-снисходительного Тома Уэйтса, потому что девушка тебя больше не любит. Представляешь себе ее искаженное страданием лицо, когда она видит тебя в гробу — такого несчастного, одинокого и посмертно влюбленного, а бордовая лужа пропитывает паркетные половицы. Все плохо.

Настроение второе, серо-расплывшееся. А где это мы? Что за блеклый унылый мир, где еда еще безвкуснее, работа еще монотоннее, а люди еще апатичнее, чем там, откуда ты ушел с надеждой на то, что хоть где-то должно быть лучше? К тому же здесь совсем нечего делать: вечерами пролеживаешь диван с банкой пресного пива в руках, а безымянный сосед-толстяк орет о загаженном стульчаке унитаза. Да, даже от процесса дефекации в этом мире не избавили. Все очень плохо.

Настроение третье, меланхолически-приподнятое. А здесь оказывается можно встретить зажигательных чуваков и катить с ними в приятное никуда под цыганский панк. Еще и цель появляется — найти ту самую блондинку, от любви к которой картинно полосовал руки. Говорят, она тоже не выдержала напора жизни и слоняется по задворкам этого еще более пыльно-серого мирка. Мимо проплывают грязно-желтые и тускло-коричневые пейзажи, а ты нет-нет, да улыбнешься. Еще и девушку встретил приятную и позвал ее в свою разношерстную украино-американскую компанию. Все очень даже неплохо.

Настроение четвертое, воодушевленное. Как же все-таки здорово — жить, а ты не ценил. Бесконечно хорошо ехать и ехать на разбитой машине рядом с друзьями. Погодите — а на небе вдруг появляются звезды и утопающий в окурках пляж облагораживается присутствием любимой, а поцелуй искрится в разжиженной было крови. И даже начинаешь потихоньку верить в чудеса — детски-нелепые, но чудесно-чудесные. Все хорошо.

Настроение пятое, завершающее. Широченная улыбка в ответ на такую же широченную улыбку. Последние секунды фильма отвечают на все вопросы и настроения. Все так, как должно быть. Все прекрасно.

1 сентября 2015 | 02:08

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...



Друзья по интересам (297)
они ставят похожие оценки фильмам

имя близость

ComeOnDante

68.7554% (972)

Loveless23

68.4622% (976)

Sanja100

67.9901% (1197)

Владислав Карпов

67.7926% (844)

Scorpiorange

67.4317% (1243)

Sania200

67.3527% (1113)

Audioslave

67.2652% (1150)

sevoran

66.9577% (840)

Дима Васин

66.8277% (809)

heonke

66.2098% (1623)

levelson01

66.106% (935)

Дима Васин

65.9942% (1031)

makhome

65.7441% (866)

Charmander

65.344% (981)

Batman-01

64.9278% (873)

Valtar

64.9091% (898)

Bender530

64.6513% (1045)

SERG_from_dar

64.4379% (881)

Stef_Pod

64.1781% (1188)

seraphum

64.104% (1157)

Angel_18_12

63.8214% (900)

Dudaer

63.7802% (1000)

grechkinalex

63.6494% (925)

Black King

63.4571% (973)

XiaoLong

63.3692% (1602)

Dr.FLASH

63.3453% (1239)

Volk88

63.0784% (910)

Виктор Рийбе

62.9381% (942)

Clint_Eastwood_1930

62.8912% (1052)

romansholudko

62.8612% (972)