всё о любом фильме:
Pavlinoff
Алексей Вдовин, Россия, Екатеринбург, М
Добавить в друзья

 заходил 3 часа назад

Регистрация: 26 августа 2015 Рейтинг комментариев: Обновления сайта: 0
 

Оценки пользователя

все оценки (965)

 


Любимые звёзды

Pavlinoff

все любимые звёзды (14)

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Рецензии на фильмы: 36

Сценарий этого фильма уместился на 32 страницах. Реплики главного героя заняли несколько строк.

Из всех фильмов, сыгранных в одного актера, этот, пожалуй, пока впечатлил меня больше всех. Конечно, были еще «127 часов» Бойла, но там есть предыстория и постскриптум, флешбеки. Здесь мы вообще ничего не знаем (и до самого конца не узнаем) о герое.

С переводом названия для русского проката вообще случился парадокс. Выражение «не угаснет надежда» и само по себе, и в контексте содержания значит прямо противоположное, чем оригинальное «all is lost». Однако, эта двойственность как нельзя более точно отделяет тех зрителей, кто решит, что посмотрел неплохой камерный фильм-катастрофу от тех, кто увидел в нем притчу об одиночестве современного человека.

Что безусловно — потрясающая работа 77-летнего Рэдфорда, который держит на себе весь фильм, совершая простые и понятные действия, не хлопоча лицом и не срываясь в эмоции. Перед лицом гибели его героя ведут инструкция, интуиция, инстинкт — все так, как это и было бы в реальной жизни.

Но вот что удивительно — контейнер с китайскими кроссовками проделывает дыру в борту дорогой яхты посреди индийского океана, но вспоминается почему-то американский романтик XIX века Готорн: «В кажущемся хаосе нашего загадочного мира каждый человек встроен в некую систему с такой изумительной точностью — системы же прилажены между собой и к целому, — что индивидуум, лишь на миг отклонившийся в сторону, подвержен страшному риску навсегда утратить свое место».

Очистительная сила фильма в том, что только финал вдруг открывает зрителю истину, которая приходит к герою на самой грани. В конечном итоге все решает то, кого ты ждешь — спасателя или Спасителя. По вере и воздается.

8 января 2017 | 20:48

Смотреть «Викинга» как кино — занятие не то, чтобы неинтересное, но бесперспективное. Судя по нередким негативным отзывам, некоторые авторы именно так и попытались сделать, и у них это плохо получилось.

Разумеется, фильму (если мы говорим о фильме) не хватает бюджета, тщательно прорисованных воинств, масштабности эпоса. Впрочем, если вы хотели «Властелина колец», то авторы заготовили почти дословную цитату, прямиком из сцены битвы за Минас-Тирит. Правда совсем не ту, которую вы ждали.

Еще вы, наверное, хотели исторической правды? Ну, конечно, на самом деле все было не так. Все было еще хуже.

«Викинг», разумеется, больше чем кино. И, попытавшись рассмотреть его как высказывание, мы тоже, возможно, увидим немного больше. Тем более, что авторы дали нам для этого все ключи и обозначили опорные точки.

То, что на поверхности (и на это, разумеется, мало кто обращает внимание): неожиданный эпиграф из Мао Цзедуна («История — это симптом, мы — диагноз»), эпилог из Послания к Римлянам и протянутый между ними как мостик голос рассказчика, Максима Суханова, странного викинга с хитрым ханско-татарским прищуром.

Его герой никому не верит, ищет свою выгоду, он рассчетлив, изворотлив, ловок, когда надо — незаметен, когда надо — одним движением поворачивает сюжет в нужное русло.

Задумаемся — а почему именно этот (исторический, кстати) персонаж объявлен нарратором? Ну, кроме той необходимой доли отстранения, для которой формально нужен этот прием. Да потому что именно мы сегодня — его прямые наследники. Такие же циники и себялюбцы, предпочитающие прямую выгоду — Дарам. Такие же как время, в котором живем.

Именно поэтому персонаж Козловского кажется многим таким неубедительным, его путь — неочевидным, неоправданным, а его перерождение — натужным и фальшивым. Между тем, как раз вот эту «варварскую» прямолинейную очевидность логики и чувства Козловский играет очень точно.

Неслучаен тут и Адасинский со своей командой, еще один мостик между темными языческими корнями и современностью (как неслучаен и подчеркнуто холодный голос, сопровождающий его, и без того понятные, жесты). Не того ли хотят и современные идолы рынка — крови, жертвоприношений, бездумного подчинения толпы?

В общем, если вы ждали или еще только ждете «типичного блокбастера», то разочарование скорее всего неминуемо. Но, в конце концов, блокбастер — это не жанр, это всего лишь кассовый показатель. Жанр «Викинга» — драма, и выдержан он достаточно четко, вплоть до эпилога, который здесь, пожалуй, имеет смысл раскрыть полностью: «Мы спасены в надежде. Надежда же, когда видит, не есть надежда; ибо если кто видит, то чего ему и надеяться. Но когда надеемся того, чего не видим, тогда ожидаем в терпении».

6 января 2017 | 14:11

Как и всякий хороший фильм, «Иерей» не то, чем кажется.

Особенно это заметно, когда почитаешь критику. От картины ждали то ли экшена на уровне «Смертельной битвы», то ли криминальной драмы на манер «Брат Якудза». Ну, на худой конец, еще одного гвоздя в крышку гроба постмодерна типа «Соловья-разбойника» — благо и сценарист/режиссер те же.

Но это совсем другое кино. Как говорит герой Охлобыстина в одной из первых своих сцен — «четко, ясно, непонятно — икебана, короче».

Здесь он играет антагониста как Филатов в «Сукиных детях» — когда сюжетообразующую роль сыграть лучше самому, потому что только автор знает как на ограниченном экранном пространстве дать исчерпывающий образ абсолютного зла. Важно здесь, что Охлобыстин рисует роль просто, бытово — и, во многом именно от чудовищной мотивации его героя в эту историю веришь сильнее, чем от других деталей (а именно это сегодня — из-за денег можно сделать все — и есть т. н. «правда жизни»). А вот другие детали как раз на трудноуловимый градус преувеличены — как небольшой пережим по цвету и слегка нарочитая красота «среднерусских» деревенских пейзажей, как сладкоголосый БГ, как беглое цитирование в «японских» action-сценах.

«Русский», финальный action, наоборот, бесхитростен и прост. Как в «Холодном лете 53-го», например — и я не уверен, что это случайное сравнение.

Сама история, как рассказывал Охлобыстин, родилась из простой посылки (собственно, так и создаются все хорошие истории): что будет, если поставить православного священника-японца в русский контекст? А в итоге получилась попытка ответа на вопрос — что, собственно делает русского русским (тут нас, кстати, уже не удивляет, что одного из жителей деревни зовут Чингиз).

И финальное чудо (то есть буквально — чудо), наконец, дает ответ на вопрос о жанре, об который разбили лбы критики. Конечно, это — лубок (без всяких уничижительных коннотаций). Вид графики, картинки с подписями, отличающиеся простотой и доступностью образов. И в этом смысле все тоже получилось очень «по-русски».

Так что обилие критических отзывов от штатных критиков не удивляет. Обсуждать того же «Ученика» удобнее и привычнее.

23 октября 2016 | 16:37
Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...