всё о любом фильме:

 

Рецензии в цифрах
всего рецензий30
суммарный рейтинг877 / 468
первая19 августа 2015
последняя26 января 2017
в среднем в месяц2
Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Очередную работу великого режиссера Стивена Спилберга, по сценарию братьев Коэн и с Томом Хэнксом в главной роли, с которым Стивен уже давно сработался, ждали с нетерпением, и я в том числе. Неудивительно, ведь когда над созданием фильма работают такие люди, ожидания публики будут очень высоки.

Спилберг взялся за весьма щекотливую историческую тему: «холодная война». И о чём стоило беспокоится, так это то, как режиссер изобразит стороны конфликта. Покажет нам СССР как «Империю зла», а Америку как бравую светлую державу, которая с этим злом сражается, соответственно пропитав весь фильм американским пафосом и патриотизмом, или же попытается выдать объективную картину? Но этого постановщика недаром прозвали великим, отнюдь, он не такой низменный, и можно было забыть о таком опасение. Но то, что я увидел, меня просто поразило. Спилберг, работая с такой щекотливой темой старается быть настолько объективным, насколько в его кресле вообще возможно, он всячески избегает предвзятого отношения, на удивление российскому зрителю нет абсолютно никаких идеологических выпадов в сторону СССР. Ведь смысл картины в другом: Стивен не осуждает ни одну из сторон, и пытается показать нам, что каждый выполняет свой долг, и правильно ли лишать человека свободы или жизни, только потому что он работая во имя своих убеждений попал в другую идеологическую среду? Вот только можно ли однозначно утверждать, что ваше представление о мире, за которое вы сражаетесь, правильно? «Мистер Донован, есть люди которые делают тоже самое для вашей страны, и если бы их арестовали, думаю вы бы хотели, что бы с ними обращались достойно», — выразился в фильме Рудольф Абель. Вообще создатели показывают Абеля так, словно проявляя дань уважения этому человеку, а ведь он для них формально всё же враг государства.

На этом фоне особенно странно, нелепо и раздражающе выглядят отрицательные отзывы, авторы которых винят Спилберга в необъективном взгляде, предвзятости и искажении исторических фактов. Но эти люди сами склонны исторические факты отрицать: они не хотят признавать, что Абеля американцы не пытали и действительно давали возможность заниматься творчеством в тюрьме; в образе ГДР, которая в то время действительно была в плачевном состоянии и по сути являлась вассалом/буфером/марионеткой/свободной страной, называйте как хотите, но глупо отрицать, что находилась в сфере влияния Советского Союза, они видят намек Стивена Спилберга на аннексию Крыма (смешно, просто смешно); не хотят признавать, что наши тюрьмы никогда не славились комфортом (ох, сколько символизма бедолаги увидели в облезлых стенах в эпизодах заключения летчика Пауэрса, мол этим режиссер стремился подчеркнуть убогость России); непонятно почему и в чём видят образ «плохих русских». А видят они это потому, что в фильме нет никакого прямого текста, который должен воспеть зрителю величие русской страны, а если этого нет, то всё, кино плохое. Если бы в «Шпионском мосте» персонажи в каждом диалоге упоминали о могуществе и величии нашей родины матушки, при том неважно насколько это уместно и вообще кажется нелепым, то уверен, такая бы кинолента точно понравилась некоторым нашим критикам и зрителям с особенно ватным разумом.

Если искать аналогичную работу в карьере Стивена, то более всего тематически подходит «Мюнхен», и хотя он драматичнее, в какой-то степени более захватывающий по сравнению с данной лентой и более наполнен действием, но «Шпионский мост» оказывается настолько плотно сшитым из хорошо продуманных диалогов, что следить за ними по-настоящему интересно, и отсутствие бурного действия в купе с длительностью в два с половиной часа, даже не замечается.

Упомянув о «Мюнхене» хочется дополнить второй абзац. Если в той работе 2005 года Спилберг явно обозначил свою позицию в арабо-израильском конфликте (понятно с какой стороны показав, ведь по происхождению он еврей), выразив её через персонажа Эрика Баны (вспомните сцену разговора Авнера с палестинцем, когда последний не знал, что разговаривает с шпионом, думаю, что высказывания Авнера в той сцене отображают личное мнение режиссера) то сказать, что в этот раз он принял определенную позицию в «холодном» конфликте между блоком восточным и западным, будет не совсем верно. Персонаж Хэнкса тут защищает, по сути, врага государства, а не стреляет в него, как герой Баны, он стремится к сохранению мира и испытывает симпатию к своему подзащитному, а не вершит возмездие. Также как и в его высказываниях нет никаких выпадов и однозначных заявлений, в противовес помянутой мной сцены разговора двух врагов из «Мюнхена», сцена общения Донована с куратором КГБ Иваном Шишкиным протекает более мирно и имеет оттенок более нейтральный. В этой сцене видится не столько противостояние, сколько желание этого противостояния избежать.

Так о какой же враждебной позиции авторов можно говорить? Если Спилберг с Коэнами и имеют какую-то антипатию к Советскому Союзу или нынешней России (в чём я сомневаюсь), то они явно оставили её при себе, стараясь работать максимально непредвзято и объективно.

8 из 10

13 января 2016 | 21:48
Комментарии

Новый комментарий...

Заголовок:
Текст:
подписаться на новые комментарии

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...