всё о любом фильме:

marie_bitok > Друзья

 

Друзья в цифрах
всего друзей42
в друзьях у112
рецензии друзей4092
записи в блогах-
Друзья (42):

В друзьях у (112):

Лента друзей

Оценки друзей

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Временами вымученными выглядят попытки показать команду новичков готовыми стать людьми Икс, но к Джеймсу МакЭвою и Майклу Фассбендеру это не относится, учитывая старания этих актеров, им можно сопереживать, и их старания показать себя будущими союзниками или врагами в дальнейшем, выглядят весьма убедительно. Немного уступают отодвинутые на задний план актеры-статисты, за исключением Дженнифер Лоуренс и Николаса Холта. Темно-желтые и светло-голубые тона повествования иногда утомляют глаз, однако во время экшен сцен этот эффект проходит, возвращая прежний азарт просмотра, власть Морфея точно не настигнет, в этом можно быть спокойными. Не обошлось без пафосных и патриотичных кадров, которых не в переизбытке, но вызывать неловкость они рискуют, благо юмор, коего в «Людях Икс: Первый класс» не так уж и много, прекрасно абстрагирует от подобного. Колоритность персонажей детально проработана, Эмма Фрост по сути холодна, однако вызывает горячие чувства у мужской аудитории, а Кевину Бейкону не в первой играть озлобленных психопатов. Ну и конечно же камео с Хью Джекманом, еще один бонусик ко всем другим вкусностям. Все это под музыку Генри Джекмана, которая грустит, веселится, и к месту эпична, зависимо от эпизодов. И не забудем о мальчике, сыгравшем маленького Эрика, за него отдельное спасибо (эпизод с монеткой).

В просторной, тускло освещенной кухне встретились два мутанта.

- Ты не боишься?

- Я верил в то, что я не единственный на свете.


Первым был Чарльз Ксавьер, а второй оказалась Рейвен — Мистик, способная меняться до неузнаваемости, и это в буквальном смысле слова, хотя сей дар не смог скрыть сущность Мистик от читающего мысли Чарльза. Встреча послужила началом дружбы, простой, искренней дружбы. По-детски наивно звучат их диалоги, они беззаботно болтают о еде, не подозревая о будущем, в то время как человечество уже шагало к деморализации. Последователи Гитлера были так же помешаны на оккультизме, как и их кровожадный лидер. Манера переходов в ленте немного груба, но именно благодаря ей хронометраж не тратится зря. После ноток позитива, отголосков надежды для «непохожих», зрителя переносят в фашистские концлагеря, чтобы в лице доктора Себастьяна Шоу продемонстрировать аморальность человеческой натуры, которой по тем или иным причинам свойственно пробуждаться. Режиссеру Мэттью Вону удается начать историю с сильных «басов», будучи объективными, заметим, что эти «басы» немного снижаются в звучании посередине кинофильма, но ближе к концовке снова набирают мощность.

Две разные судьбы как на ладони, кому-то везет больше, а кто-то вынужден годами копить злобу, двадцать с лишним лет храня монетку со свастикой. Одинокие, отверженные, люди или мутанты, какая разница? Судьба, играет со всеми, подобно любопытному ребенку тыкающему палкой в муравейник. Одних жестокий рок сближает, делает сильнее, а остальные смотрят в безжизненные глаза умирающих матерей. И крик «Nineee!», из уст юного Эрика оставляет сильный осадок.

Такая завязка служит мощным катализатором для дальнейшего просмотра. Примитивно показанные русские, по причине невежества американских политиков и киноделов, отодвигаются на второй план, да дело и не в них, стереотипами это фильм наполнен сполна, по части американцев тоже. Дело в глобальной человеческой жестокости, вот в чем истинная проблема, на что указывает и Магнето ближе к развязке картины, произнося следующее: «Вот он, наш истинный враг — человек!». Парадоксально то, что показав жестокость людей и других людей, эффект был бы мизернее, а выбрав заведомо слабое звено — мутантов, и показав их более человечными, чем людей, результат оказывается в разы эффективнее. Таким образом, Мэттью Вону удается продемонстрировать драму, фантастику и боевик в одном флаконе, вкупе с посылом, который прост — власть развращает, а люди в погоне за ней становятся чудовищами пострашней, чем сами мутанты.

Нельзя долго жить в мире, нельзя жить и без войн, как говорил мудрый царь, все в жизни переменчиво. Не от нас ли зависят перемены? Некоторые считают фильмы Marvel наивными во многих отношениях, однако зрительским массам есть о чем поразмыслить, замените мутантов на других людей отличимых от остальных, да хоть на зверей или диких бизонов, в сухом остатке останется та же драма, без комиксовых шаблонов. Война или мир? Нам решать, в каком мире жить, и пусть нам об этом напоминает комиксовая история. Не суть. Да хоть боевик со Стивеном Сигалом, главное вырвать все важное из контекста, отмахиваясь от всего остального. Человек — создание удивительное, способное даже в тривиальном сюжете разглядеть нечто замысловатое. А временами легче посчитать все «пшиком», но «пшшш» это тоже звук, что-то и предвещающий. Сложно угадать, как упадет монетка, так же неизвестен и человеческий путь, как и путь мутантов. И останется этот путь неизвестным подобно иксу.

Мы с вами дьявол свой, и целый мир мы превращаем в ад.

23 апреля 2017 | 01:03

I look inside myself and see my heart is black
I see my red door and it has been painted black
Maybe then I`ll fade away and not have to face the facts
It`s not easy facin` up when your whole world is black.

The Rolling Stones


Каждому поколению свои герои. Или антигерои. Случившаяся 18 ноября 1983 года реальная история о захвате и попытке угона самолёта Ту-134 — мало кого оставила равнодушными, особенно в Грузии. В тот, казалось бы, вполне обычный день авиарейсу Тбилиси-Батуми ничего не угрожало, разве что помимо неблагоприятной погоды, однако взлёт с аэродрома в скором времени обернулся в панику, с выстрелами и убийствами, с целью бегства из советской Грузии в западную даль, во время чего погибли несколько человек, а преступников приговорили к высшей мере наказания — расстрелу, и лишь единственную девушку из них — к 14 годам тюрьмы. Об этой трагедии, затронувшей экипаж самолёта и непосредственно родителей молодых людей, решившихся на опасную авантюру, вспоминает грузинский писатель Давид Турашвили. Признавая тяжесть преступления, совершённого угонщиками, он критикует также советскую власть, чья идеология противостояла практически любым западным ценностям, в том числе и обычным джинсам. Некоторые наивно полагали, что там, где джинсы, — там и счастье. Отсюда и возникло понятие «поколение джинсов» — людей, жаждущих свободы и стремящихся к её совершенству, но в основном обречённых на жизнь в угнетающих для них советских рамках. Таковыми и были те семеро молодых людей, которые, с невыносимостью своего бытия, коротали жизнь, подпольно слушая пластинки Beatles или Rolling Stones, или выкуривая такой же раритетный Marlboro. Им не хотелось купаться в море по расписанию или проживать рутинную жизнь своих родителей, они всё сильнее желали отсюда убежать. Куда угодно, только бежать, как «маменькины сынки» Федерико Феллини.

Но режиссёр Резо Гигинеишвили, вернувшийся на родину и поставивший картину на грузинском языке, не стал разносить советскую систему, по крайней мере — однозначно делить всё на чёрное и белое. Взяв в соавторы другого грузинского писателя, Лашу Бугадзе, он годами работал над сценарием, изучая исторические архивы и напрямую общаясь с людьми, которых так или иначе коснулась эта жуткая история. Помимо отображения подлинных событий и создания аутентичной атмосферы того времени, для Гигинеишвили и Бугадзе было важным психоэмоциональное состояние своих героев, их отношения с родителями, в сущности, их жизнь и мотивы, которые для многих до сих пор остались неясными, ведь «жилось-то им хорошо». Режиссёр не изображает оруэлловского тоталитаризма и также не романтизирует своих героев, а показывает обычную грузинскую прозу жизни, с присущими ей преимуществами и недостатками, с традиционным застольем и танцами, свадьбой, которую Ника с Анной разыгрывают накануне перед тем, как реализовать свой план, к чему они упорно готовились, словно всю свою жизнь. Некоторые из старшего поколения, вроде отца Ники, когда-то также хотели кардинально иной жизни, но с годами привыкли, чего не случилось с поколением джинсов, которое отличилось большим радикализмом. В обветшалом, но прочном механизме сработали не все винтики, и случился сбой. Эти молодые люди научились мечтать и стрелять из пистолета, и не пренебрегали любыми средствами для достижения своей цели, несмотря на то, что в глубине их охватывал страх, и, по мере приближения заветного дня, он усиливался. И после того, как они совершили этот безвозвратный шаг, ничто больше не было, как прежде. Собственно, ничто и не стало.

Начинаясь пресловутой бытовой драмой, картина, методично и неторопливо, с накаляющимся эмоциональным фоном героев, перерастает в напряжённый триллер — хладнокровный и интригующий, вопреки известному исходу, и в то же время отдающий обманчивой безмятежностью. Кадры беспечного купания в море перемежаются с кровавой перестрелкой в воздухе, люди стремительно гибнут на борту, и даже ноты выдающегося Гии Канчели сохраняют эту мнимую бесстрастность. Режиссёр даёт больше вопросов, чем ответов, ведь ему меньше всего хочется искать виновных. И тем не менее Гигинеишвили, по следам Антониони, Бертолуччи и Феллини, выражает знак протеста против какого бы то ни было притеснения человеческой свободы, плата за которую как никогда высока. Заложники здесь не только члены экипажа, но и сами захватчики, ставшие узниками обстоятельств. Ими двигало не только желание исчезнуть, но и быть услышанными, стремление громко заявить о своём протесте. И их услышали, и слышат, даже спустя десятилетия, ведь им удалось если не сломить систему, то пошатнуть, хоть от их голоса остался лишь отзвук обречённости и трагизма. Наверное, они сами и не могли подумать, как долго будет витать в воздухе этот отголосок непостижимой и утраченной свободы, этот след горестного эскапизма.

Они так хотели улететь, что действительно улетели

21 апреля 2017 | 21:44

Эх, 2000-е. Славные времена, годы расцвета романтических комедий, эволюции спецэффектов в кинематографе, а также сезон отличных компьютерных игр, которые очень быстро становились шедеврами. Времена, когда фильмы делались с азартом, от души, а случалось и так что режиссеры действовали беспечно, не боялись идти на риск, в конечном итоге их ожидания и огромные труды вознаграждались с лихвой. Ах, 2000-е, когда подростки не пропускали ни единой передачи канала MTV, то таймлайн, когда народ… не будем обобщать, смеялся над шутками «ниже пояса» до колик. Чем еще примечателен 2000-й год? Так, давайте подумаем, точно! Интересными идеями и их смелыми реализациями в фантастических кинокартинах. В свое время Герберт Уэллс и другие авторы оставили после себя неплохие задумки, которыми и по сей день пользуются современные режиссеры, будь то атака инопланетян или же тема менее тривиальная. Герберт Уэллс и «КО» словно подмигнули будущим кинематографистам, подсказывая, что можно использовать литературные достояния во время спада собственных идей. Пол Верховен никогда не страдал отсутствием идей, однако воспользовался неплохой тематикой писателей фантастов о незримых людях. Представьте, вы загадочны, аки боги, сверхлюди, но так ли это хорошо? Опыт подсказывает, что эксперименты людей над людьми ни к чему хорошему не приводят, мысли ученых порой амбивалентны, а временами коварны, да и испытуемые те еще какахи, когда речь идет о лентах подобных «Невидимке».

Градация событий в фильме проста: Ученые работают над созданием оружия, которое способно сделать человека невидимым, в то время испытуемые позавидовали бы героям старых сказок, где для скила невидимости достаточно было надеть шапку-невидимку, а не вкалывать в себя неизвестные субстанции. Но вряд ли обезьяны читали такие сказки, так что этот вариант с завистью можно смело отмести. Обезьяны — первые испытуемые, до тех пор, пока ученые не наберутся смелости, а когда животная любознательность достигнет своего апогея, то должно провести эксперименты на людях, такая вот «человеческая» натура.

Трюизм для фантастического фильма, можете даже посчитать такую банальность огрехом, когда все раскручено так, что подопытным должен стать человек, а это уже активирует цепочку других событий со всеми вытекающими последствиями, вплоть до психического состояния подопытного «кролика». Режиссерское влияние Пола Верховена заметно в отдельных эпизодах, но в «Невидимке» маэстро не так сильно проецирует свои сатирические и политические убеждения, как было в «Звездном десанте». Однако и здесь, и в «Звездном десанте», фантастичность происходящего блекнет, когда Верховен начинает раскрывать своих персонажей, отдавая львиную долю хронометража взаимоотношениям героев вкупе с динамичными событиями. Разумеется, Верховен отлично совмещает, таким образом, глаза не устают от трупных голубых и серо-белых цветов киноленты, которые заведомо могли бы стать катализатором скуки, да и музыка Джерри Голдсмита не вызывает у зрителей ощущения, что они смотрят нелепую тягомотину.

В «Невидимке» у каждого персонажа своеобразная «соль», каждый чем-то примечателен, каждый вызывает эмоции. Героя Кевина Бейкона хочется задушить, за героиней Элизабет Шу приятно наблюдать во всех отношениях, ах, 2000-е, когда у Элизабет Шу были розовые пяточки и милая фигура. Персонаж Джоша Бролина, который не особо и важен, является эдаким всезнайкой, с ним определенным девушкам интересно крутить романы на стороне, по причине его ума и сдержанного характера. Однако, как противник безумного Себастьяна Кейна он вписывается на ура, эдакая «темная лошадка», но тесно связанная с событиями повествования, отражение Кейна наоборот. Мет все же образец слабого мужчина, это явственно заметно ближе к концу повествования, когда героя Бролина надо спасать. Двое ученых — аля «пушечное мясо», которых используют создатели, и бойкая героиня Ким Диккенс. Собственно вот и весь комплект личностей, которые отлично абстрагируют от сценарных и режиссерских огрехов. Весомый минус в том, что Себастьян Кейн порой себе противоречит, временами нелогичен, рискует быт пойманным, хотя обладает такими силами, что мог бы запросто завалить всю команду, но хорошо, это можно списать на его психическую нестабильность, это не крупнокалиберный провал. Зачем взрывать лабораторию, чтобы уничтожить улики преступлений, парень, тебя нельзя заметить очнись! Проехали.

Казалось тема «касперов-людей», «дымка» прошлого, но даже после стольких лет смотрится на ура, а со спецэффектами изрядно постарались, они были великолепны. В 80-е Джон МакТирнан добился чего-то аналогичного с инопланетным-охотником, но будем честны, команде Верховена повезло больше, однако тут роль играют прошедшие годы и то, что со спецэффектами в 2000-х экспериментировали и эксперименты были весьма успешными. Да и дело не только в спецэффектах, дело и в самом Себастьяне Кейне, его экранный злодей настоящий безумец, который вероятно всю жизнь был завистливым и похотливым садистом, только не было поводов выпустить демонов. Будучи invisible все его животные инстинкты и агрессия обострились, поначалу он был падок на женское тело и мелкие забавы, а позднее стал сходить с ума. Поначалу был повод для злости — измена, а потом все переросло в развлечение. Себастьян Кейн творил то, о чем и думать не смогла бы женщина-невидимка из старой комедии, не смешной, но все же комедии. Плохо, когда у невежд и психопатов есть власть, которая заведомо должна служить благой цели, и лучше уж стабильность, нежели деморализация.

Реклама сыра «Хохланд»

- Пап, а хорошо ли быть невидимкой?
- Нет, сынок, это фантастика.
- Эмм.
- Власть плохо влияет на мозг.

20 апреля 2017 | 00:25

- Ты меня любишь?
- Да.


Если в жизни все так просто, то это жизнь счастливого человека.

Черная ночь. Тени деревьев нависают над дорогой, которую блекло освещают ночные фонари. Мрак. C темных тонов Леос Каракс начинает свое насыщенное дурманом романтизма повествование — историю о двух людях, которые встретились на «зачахшем» мосту.

Алекс хромает по дороге, еле стоя на ногах, его сознание ищет отголоски реальности, однако все смутно. Позднее случается происшествие, буквально сбивающее его с ног… Машина беспечного водителя. Алекс остается жив, ему подлечивают переломы, но уже привычный непутевый образ жизни мешает учиться на ошибках. Чтобы забыться, ему нужна новая доза успокаивающего «лекарства». Однако наркоманы, бомжи и прочие личности, которым в жизни не особо повезло, порой способны очень тонко чувствовать, рассуждать о прекрасном, любить. Нужно слушать Алекса, под взором которого Мишель демонстрирует свою наготу, и верить в его наивную искренность. Зачастую первое впечатление всегда обманчиво. Несмотря на мрачную экспозицию, лента обладает французским шармом, а также своеобразной магией, заставляющей жадно смотреть на события слегка минорной, но в то же время очень изящной кинокартины. Вероятнее всего то, что Леос Каракс видел в своем сознании не полноценный художественный фильм, а некий танец двух людей, чьи судьбы случайно переплелись, начали кружиться в ритме жестокого мира, под нагнетающими сердце мелодиями плачущей скрипки.

Символично, что режиссер делает главного героя факиром — он сам, как огонь. И, вероятно, пламя наконец растопило его сердце, заставив затрепетать, едва он увидел картины, нарисованные полуслепой Мишель. И так, под полуразрушенным мостом, зарождается химия между героями. А если задуматься, то чем Алекс и Мишель не пара? Они едят вместе, пьют вместе, смеются вместе, Алекс за этот промежуток даже забывает о зависимости. Для полноты созданной режиссером романтической картины не хватает лишь отдельного дома для героев и крепкого здоровья героини, а также отказа Алекса от наркотиков. Два совершенно разных человека встретились, очень сильно привыкли друг к другу, даже больше чем просто привыкли: под божественным «микроскопом» можно было бы, наверное, разглядеть, как их души переплетаются. Скорее всего ангел с небес увидел бы самое прекрасное чувство на свете, пока Бог занимался судьбами других топтунов земной коры. Всегда можно попытаться сделать идейный и структурный анализ чего-либо, но в случае с «Любовниками Нового моста» хочется плыть по направлению, заданному Леосом Караксом, оставив придирчивость позади. Ведь фильм «дышит», рефлексирует за счет экранных героев, позволяя зрителю полностью погрузиться в происходящее. Хотя до конца хронометража судьбы Алекса и Мишель остаются неясны, однако созданный ими запредельный мир вызывает улыбку и дарит тепло, отодвигая более удручающие обстоятельства на задний план.

Таким образом Каракс дает понять -да, все до жути плохо, однако два человека невольно связанные душами, смогут пережить все невзгоды. Это как сильная зубная боль после выпитой таблетки — может уйти на время, а может и насовсем сгинуть. Ну ладно, может, любовь — слишком громкое слово для таких быстрых отношений и привязанности. Однако, анализируя все те беды и радости, через которые прошли, а возможно, и дальше будут проходить герои Дени Лавана и Жюльет Бинош, ничего другого на ум не приходит, кроме как назвать показанные события этим примитивным, но прекрасным словом. Вряд ли любовь когда-либо станет анахроничной темой — это означало бы превращение Земли в «адскую старушку». Так что Love is. «Любовники Нового моста» не апогей драмы и романтики, но лента очень близкая зрителю фактом того, что проникает в душу. Когда человек говорит, что любит, то он априори прав, он счастлив и ему не нужно ничего никому доказывать. Ловите момент, живите сегодняшним днем, дайте чуду свершится, но не забывайте прилагать к этому усилия, хотя бы мечтайте, ну хоть немного, а вселенная позаботится об остальном, ведь мысли материальны.

Кхм, кто я? Я всего лишь кошка, живущая сама по себе и под мостом, оставившая этих придурков, когда они стреляли из пистолета и веселились. Но они были счастливыми придурками, надеюсь, они и сейчас счастливы. А я пойду дальше, виляя хвостом. Говорят, что где-то под мостом есть милый красный клубочек. Мяу. Ах, да, мост наконец-то достроили — добрый знак.

18 апреля 2017 | 03:26

Этот фильм был одной из самых моих больших надежд в 2016. Больших настолько, что перед самым просмотром стало по-настоящему страшно: впечатлениям предстояло обернуться или полным восторгом, или величайшим разочарованием.

Но дон Скорсезе не подвел, так что — восторг и сплошной позитив! Пласт философских проблем, поднятых в своем романе Сюсаку Эндо, поражает своей масштабностью. Столкновение и сосуществование религий, культур и мировоззрений, сложнейшие и противоречивые отношения между их носителями, перенесение на чужую почву в корне отличной религиозной доктрины и ее «местное» восприятие представителями разных социальных слоев…

Не забудем и про сложнейший и остающийся злободневным по сей день вопрос пресыщенности верой, усталость от необходимости всегда быть готовым на жертву ради других и полного отказа во всем своему «я». Кроме того, невольное головокружение тщеславной по своей природе человеческой натуры от ощущения значительности собственного мессианства.

Наконец, еще один актуальный и вечный вопрос стойкости в вере и компромиссов, на которые можно пойти, не предавая ее, но спасая тем самым жизни других. Где тут граница, за которой начинается предательство самого себя, которое уже не оправдаешь никакими благородными целями?

Проблематика книги этим далеко не исчерпывается, и задачи, стоявшие перед Скорсезе, усложнялись в разы. Адаптировать подобный сюжет для большого экрана, одновременно сохранив дух первоисточника и зрелищность, казалось практически невозможным даже для таких признанных мэтров. Но мастер на то и мастер, чтобы принимать такие серьезные вызовы, каким стал для кинематографа роман Сюсаку Эндо. И теперь я убежден, что если «Молчание» и можно было перенести на большой экран, то лучше Скорсезе этого не суждено было сделать никому — как в прошлом, так, уверен, и в будущем. Похожие ощущения у меня были последний раз после просмотра «Парфюмера» Тома Тыквера, когда для адаптации сложнейшего для кинопереложения текста Патрика Зюскинда был принят ряд потрясающих по своей точности сценарных и режиссерских решений, обеспечивших картине зрелищность и сохранивших все основные акценты произведения немецкого писателя. Конечно, сравнивать «Парфюмера» и «Молчание» некорректно, это разные истории, но вот сложность задач при их киноадаптации вполне сопоставима.

При работе над «Молчанием» Скорсезе смог добиться нужного эффекта, уделив главное внимание проработке диалогов и наполнению смыслом каждого из них. Это дало результат: каждое слово в фильме бьет в цель и играет важную роль в общей мозаике киноповествования.

Второй составляющей стали удачные крупные планы героев, рассказывающие о них зачастую не меньше и даже больше, нежели слова. А в картине ведь есть еще ряд блестяще снятых созерцательных сцен, тоже блестяще передающих внутренние состояние и переживания персонажей. То, как работал здесь с камерой оператор Родриго Прието, достойно куда большего, чем «Оскар». Мне сколько угодно могут рассказывать о том, какой класс показал в «Ла-Ла Ленде» Линус Сандгрен и у меня нет причин считать эти похвалы незаслуженными, но, по моему, то, что проделал в «Молчании» Прието, имело куда более решающее значение для успеха этой картины, нежели работа Сандгрена у Шазелла, где просто правильно и с нужной точки сняли то, что должны были снять. Говорить о том, что камера смогла там раскрыть или хотя бы показать какого-то героя с неожиданной стороны, вряд ли можно.

В контексте сложности исходного материала не удивляет и продолжительность фильма Скорсезе. Его любовь к «большим временным формам». общеизвестна, но в данном случае, думаю, дело отнюдь не в этом. В картине важно было раскрыть всех персонажей, показать их эволюцию максимально детально и подробно, где важное значение имеет даже, казалось бы, незначительное событие в жизни того или иного героя. В то же время по ходу просмотра ни разу не возникает ощущение затянутости, действие ни провисает, интрига сохраняется до самого финала, который тоже продуман тщательно и кажется безальтернативным.

Актерские работы в «Молчании» можно разделить, да и то весьма условно, на гениальные и отличные. Гениально сыграл в картине Эндрю Гарфилд. Шутка Папы Римского о том, что Гарфилд, так сыграв священника, теперь обязан уйти в монастырь, — с очень большой долей истины. Его отец Родриго словно олицетворяет все искушения, сомнения и испытания, через которые проходят не только монахи и священнослужители, а и в принципе все исповедующие христианскую веру. Бог каждому дает крест по силам, но крест отца Родриго невероятно тяжел даже для священника. Его веру испытывают на прочность все жестче и жестче, а одним из апогеев, откуда вряд ли вообще можно выйти с чистой совестью, становиться дилемма «святотатство или человеческие жизни». После подобного мучительные сомнения в Божьем промысле на фоне страданий и гонений, которым подвергаются японцы-христиане, искушение гордостью (когда ты чуть ли не один на всю страну окормляешь местных христиан, это более чем неизбежно), чувства тоски, отчаяния и безысходности, посещающие отца Родриго все чаще и чаще, выглядят детскими игрушками. И то, что Гарфилд проникся материалом, видно с первых кадров. Образ отца Родриго у него в постоянном движении, не остается статичным ни на минуту, каждое мгновение в его душе — это борьба с сомнениями и искушениями. Все это Эндрю мастерски передает на экране.

Почти на одном уровне сыграл с ним отца Гарупе Адам Драйвер. До «Молчания» его работы в кино оставляли у меня смешанные чувства. В «Дж. Эдгаре» Адам был хорош, в «Дружбе и никакого секса?» он затерялся, а в восьмом эпизоде «Звездных войн» оказался «слабым звеном». После картины Скорсезе сомнений в таланте Драйвера у меня не осталось: дуэт с Гарфилдом у него вышел отличный, но Адам хорош и как самостоятельная фигура.

Отличную роль сыграл в ленте и Лиам Нисон. Здесь она у него относительно небольшая, но запомнится сильнее некоторых его главных героев, настолько сумел раскрыться в ней Лиам.

Сильно отыграли и японские актеры. Остаются в памяти практически все их персонажи, даже задействованные в коротких эпизодах. Но особенно впечатлили исполнившие роли христиан. В связи с этим еще наверное, долго буду размышлять над проходящим красной нитью через весь фильм парадоксом: японские христиане иногда оказываются более стойкими и крепкими в вере, чем те, кто им эту веру принес. Да, они понимают и интерпретируют ее несколько своеобразно, но тем не менее. Очень серьезная и интересная информация к размышлению.

В качестве подведения итогов можно только сказать, что «Молчание» Мартина Скорсезе точно стоило потраченных на него лет. Результат более чем впечатляющий.

10 из 10

15 апреля 2017 | 14:34

Тот случай, когда сиквел оставляет впечатление как минимум не хуже оригинала. Чад Стахелски сохранил во втором «Джоне Уике» все лучшее, что мы увидели в первом, добавив несколько интересных сюжетных ходов.

Главным достоинством картины, как и ее предшественницы — а также грядущей третьей части, надеюсь — тоже, стала дань традициям старого доброго боевика 80-90-ых, где все драки были преимущественно вживую, что, как ни удивительно, совсем не мешало им быть эффектными. Это создавало почти предельный уровень реалистичности, зритель чувствовал себя практически полноправным участником истории, подобная которой могла происходить сейчас даже за углом, на соседней улице. Думаю, симпатия, с которой встретили и первого, и второго «Джона Уика», объясняется в первую очередь именно этим моментом. Хочется, чтобы таких фильмов, заточенных на реалистичность и максимально свободных от яркой, но убивающей эту реальность компьютерной картинки, снимали как можно больше и чтобы на «Джоне Уике» все не закончилось.

Рукопашные в сиквеле поставлены так же мастерски и стильно, как и в оригинале. В то же время создатели блестяще отработали хореографию драк, превратив их практически в искусство. При этом в реалистичности они абсолютно ничего не теряют. Снятые цельными и порой весьма продолжительными эпизодами, поединки нисколько не утомляют и отлично держат внимание зрителя. Умело нагнетается и напряжение, за которым следуют отлично продуманные кульминации, в ряде моментов даже неожиданные. Ну а об искусном владении оружием и говорить не приходится: все участники действа словно срослись с ним.

Удачно подобраны локации. Скажем, римский отрезок впечатляет особой атмосферой, которой придают происходящему древняя архитектура и интерьеры, пускай они и служат преимущественно лишь фоном для стрельбы и погонь. Не устает радовать и знаменитый отель «Континенталь» для членов организации наемных убийц (так и тянет назвать ее Орденом, так все там консервативно, аристократично и солидно). Радовать настолько, что так и хочется, чтобы сняли приквел о каком-нибудь еще участнике этой теневой, но могущественной организации, кроме самого Джона. Материал для подобного проекта, думаю, нашелся бы с легкостью, так детально и интересно прописали традиции этой организации.

Как и в первой части, радуют актерские работы. Киану Ривз снова блестяще справляется с ролью печального крутого парня, который дерется с таким лицом, как будто чувствует над собой рок, от которого ему не уйти, а то давно послал бы подальше все это. Лучшего кандидата в подобные персонажи и искать нечего, потому что лучше Ривза их никто не играет последние лет пятнадцать-двадцать, пусть и с перерывами. Кроме этого, в Джоне Уике привлекает его гармония: кроме крепких мышц и отточенных до автоматизма боевых навыков, в нем легко читается и высокий интеллект, а когда персонаж не только сильный, а и умный, это всегда интереснее, хотя бы потому, что загадок и «изюминок» в нем по определению больше. Надеюсь, так же красиво и стильно Киану отыграет и в третьей части: финал второй отлично закрутил новую интригующую историю, в которой Джон Уик, судя по всему, столкнется с куда более серьезным вызовом, чем раньше.

Не отстают от него в фильме и остальные. В частности, очень хорош Рикардо Скамарчио в роли коварного и амбициозного мафиози Сантино Д’Антонио. Оппонент из него Уику вышел хотя и не совсем равноценный, но вполне на уровне. Понравилась и Клаудия Джерини в роли его сестры Джанны, несмотря на свою небольшую роль. Ее совместная сцена с героем Ривза — в фильме одна из лучших.

Впечатляет и невозмутимая телохранительница Сантино Арес в великолепном исполнении Руби Роуз. Сдержанность и хладнокровие превалируют у большинства персонажей ленты, но Арес выделяется даже на их фоне.

Ну и Лоренс Фишбёрн, само собой. К счастью, тут он снова порадовал, сыграв в на хорошем уровне, а то как посмотришь на иной проект Лоренса в последние годы, так и за голову схватишься: как актер с таким талантом и опытом мог вообще согласиться на такой сомнительный материал? За примерами далеко ходить не надо: кошмарный «Сигнал», слабоватый «Человек из стали», да и в «Пассажирах» он мог бы быть слегка поинтереснее.

Также еще бы отметил в фильме Стахелски чудесного Иэна МвкШейна в роли Уинстона и Коммона в роли Кассиана.

Второй фильм не уронил поднятую первым планку, так что перспективы третьего выглядят более чем оптимистичными.

9 из 10

14 апреля 2017 | 17:58

История про парней, решивших форсануть, давно канула в лету, потому как продюсеры, по современным стандартам, начали делать ставки на «блокбастерность», превратив стритрейсеров в недосупергероев. И ведь неуязвимый Доминик Торетто некогда прятался в переулках от копов, а теперь-то гоняется за самим российским министром обороны, в то время как его друзья и вовсе спасают всех от угрозы Третьей мировой войны. Очередная часть «Форсажа», сменившая режиссёра Джеймса Вана на Ф. Гэри Грея (разницы никакой), изначально намекает на то, что эта франшиза была когда-то о гонках, но не стала топтаться на месте, повышая с каждым разом градус безбашенности и вместе с тем абсурдности до невероятных пределов. Танками и прыжками между небоскрёбов зрителей уже не удивить, поэтому приходится искать новые горизонты, устраивать дождь из машин или бой с подлодкой. Но для пущего эффекта — обращать против команды того, кто ранее высокопарно высказывался о семейных ценностях. Всё как в супергеройских перепалках. Мейнстрим, как-никак.

Казалось, после гибели Пола Уокера и прощания с его героем вся компашка удалится на покой, но студия вряд ли отказалась бы от «золотой» лысины Вина Дизеля. Гонка продолжается — по Гаване, Берлину, Нью-Йорку — для отважной команды нет ничего невозможного. На этот раз против них выступает первоклассная киберпреступница, исполняемая сексуальной Шарлиз Терон, которая, давя на определённые рычаги, заманивает самого крутого гонщика на свою сторону. Но ребята-то помнят, что «нельзя отворачиваться от семьи, даже если она отвернулась от тебя», поэтому стремительно бросаются спасать Торетто, а заодно и мир. Летти горюет, Скала негодует, а Роман привычно продолжает шутить. К команде присоединяется Стэйтем, игравший плохиша в предыдущей ленте, словно кудрявой хакерши было недостаточно, но самое удивительное — убийство их друга Хана забывается с такой лёгкостью, что очередного крутого лысого чуть ли не принимают в семью. Ведь куда важнее иметь в наличии множество известных лиц: тут и Курт Рассел, и Хелен Миррен, и сынишка старика Клинта. В общем, атмосфера накаляется, и фильм всё больше превращается в сумбур.

Но «Форсаж» уже в который раз оправдывает свою формулу: визуально ему удаётся увлечь настолько хорошо, что не приходится концентрироваться на нелепостях, а на законах физики уж и подавно. Героиня Терон желает лишь заявить миру о том, что она баба с яйцами, но мы-то знаем, у кого последнего добра побольше. «Форсаж», благодаря своему неповторимому экшену и драйву, всякий раз умудряется выходить на новый уровень, неизменным остаётся разве что командный дух и умение справиться с любой целью, а также невероятная степень везения героев, которые, после смертельных кульбитов, выживают без каких-либо повреждений и устраивают в конце традиционный семейный ужин. Главное всё-таки, чтоб не прекращался рёв моторов и неистовствовал адреналин, и абсурдность с весельем выдерживали привычный баланс. Разумеется, это безмерно глупый боевик, но он чертовски развлекательный и отнюдь не скучный, вопреки некоторой вторичности, что достаточно для своего жанра. А уж после того, как заплачет Дизель, зритель может сказать, что он видел всё.

И тем не менее восьмой «Форсаж» мог бы быть совсем другим, если бы Доминик Торетто научился предохраняться.

13 апреля 2017 | 17:39

Предыстория «девочки из колодца» просилась на экран, и в связи с этим очередная часть франшизы «Звонок» была лишь вопросом времени.

Фильм у Ф. Хавьера Гутьерреса получился. Зловещая кассета продолжает свою смертельную жатву и рано или поздно кому-то должна была прийти в голову мысль, что ключ к тому, чтобы положить этому конец, надо искать в прошлом этого наводящего жуть ребенка, размеренно и неторопливо шагающего из колодца через экран телевизора, чтобы сеять смерть. Однако, хотя ужас, который наводит она своим появлением, вроде бы по-прежнему неподдельный, тем не менее стал, как бы это дико не звучало, чем-то привычным — его чувство несколько притупилось. Логика справедливо указывала на то, что страшнее самой Самары могла стать только ее история, в результате которой девочка оказалась на дне того самого колодца, так что, по сути, единственный вариант сценария, который мог сохранить интригу и интерес к франшизе, вырисовался довольно четко.

Оставалось только грамотно проработать детали, с чем создатели успешно и справились. Идея с «фильмом в фильме», ставшим отправной точкой в развитии событий, оказалась удачной. История обрастает подробностями, которые, в свою очередь, порождают новые вопросы, количество которых растет в геометрической прогрессии. Ну а потом следует сюжетный ход, который я просто обожаю в триллерах/ужастиках при условии, что он грамотно обставлен — вояж в некий провинциальный городок, полный зловещих тайн и скелетов в шкафу, причем чаще всего не только в переносном смысле и не только в шкафу. Ко «Звонкам» в этом отношении не придраться: ничего лишнего, все по делу, каждая сцена, каждый персонаж. Обитатели городка, какого из них не возьми, — просто прелесть, в том смысле, что каждый из них к месту и играет свою роль в происходящем и происходившем, учитывая тот факт, что копание идет в давно минувших днях. На вопросы начинают появляться ответы, при этом напряжение растет просто с невероятной скоростью.

Кульминация в картине достойна всяческих похвал, как и все, что мы увидели до нее. Однако собственно финал сильно смазывает впечатления, даже более того, заставляет схватиться за голову. «Звонки» должны были красиво закруглить историю «девочки из колодца», поставить в ней точку и по ходу действия тут все настраивало на оптимистический лад. Однако же нет, концовка фактически открытая, а значит, жди очередного продолжения, где с вероятностью 99% рассказывать будет попросту не о чем, настолько в этом цикле все выглядит законченным. В плане просмотров франшиз я привык все доводить до конца: если уже зацепился за какую-нибудь, то обычно отсматриваю до конца. Однако возможное (держу кулаки, чтобы этого не произошло!) продолжение «Звонков» может стать здесь первым исключением, потому что ну очень не хочется портить впечатления от очень неплохой франшизы бездарным и пустым сиквелом. Шансов на то, что он может стать сколько-нибудь интересным и захватывающим, — увы, минимум.

Пару слов об актерах: они в картине понравились. Слишком многого от них не требовалось, но то, что нужно, они сыграли и сыграли неплохо. Это касается и Матильды Анны Ингрид Лу, и Алекса Роу, и Джонни Галэки, да и всех остальных. Ну и наконец, просто роскошную роль сыграл у Гутьерреса Винсент Д’Онофрио, став настоящей находкой и главным украшением фильма!

Свой весомый вклад внесла в успех картины и музыка Мэттью Марджесона, которого недавно я уже хвалил за атмосферный саундтрек к «Дому странных детей Мисс Перегрин», а еще раньше — за «Kingsman: Секретную службу». Неплохо сработал Мэттью и в «Звонках».

Словом, все было бы замечательно, будь это действительно финал. А так остается жить робкой надеждой на то, что здравый смысл у создателей все же возобладает, и они не будут снимать почти гарантированно обреченное на провал продолжение.

8 из 10

12 апреля 2017 | 22:59

Эрик Саммер и его тезка Уорин сняли очень трогательный, добрый, душевный, юморной и по-французски изящный мультфильм с запоминающимися самобытными героями и красивой музыкой, за которую надо благодарить композитора Клауса Бадельта.

Людей, живущих, одержимых своей мечтой и надеждой ее осуществить, хватало во все времена, но конец XIX века, когда научно-технический прогресс заявлял о себе все громче, неизбежно меняя и жизнь людей, думаю, можно с полным правом назвать эпохой больших дерзаний, когда даже невозможное казалось осуществить легко и просто.

К таким вот отчаянным мечтателям принадлежат и выросшие в сиротском приюте Фелис и Виктор. Первая мечтает стать балериной и, второй — совершить то самое изобретение или открытие, которое перевернет жизнь человечества и его собственную. Однажды они решают бросить вызов судьбе и отправляются покорять Париж. Но даже в эпоху смелых дерзаний путь к признанию нелегок, тернист и не гарантирует счастливого финала. «Балерина» привлекает в первую очередь тем, что не показывает этот путь в розовом свете, а наоборот, часто сосредотачивается на его изнанке. Тяжелый труд, интриги, зависть, часто даже откровенная подлость — закулисье Парижской оперы и тяжелый труд балерин на пути к большой сцене показано настолько правдиво и реально для детского мультфильма, что ему могут позавидовать и специально сосредоточенные на этом аспекте серьезные драмы, из которых лично мне сразу вспомнился «Черный лебедь». Казалось бы, еще немного, и мультфильм станет полностью серьезным, но тут следует удачная шутка, забавная ситуация — и все, обстановка разряжается, оптимизм снова берет ситуацию под контроль.

На примере того, как меняются отношения Фелис и Виктора, хорошо показано в «Балерине» и то, что слава тоже может стать суровым и серьезным испытанием на прочность — даже для таких честных, искренних, простых и открытых в общении людей, как сирота из провинции. У которой от предвкушения грандиозного успеха тоже может закружиться голова. И если вовремя не спуститься с небес на землю, отношения с когда-то очень близким другом можно довести до точки невозврата.

Среди других персонажей обращают на себя внимание очень импозантный хореограф и балетмейстер Людовик Мерант, а также уборщица Одетта, вокруг которой почти сразу возникает ореол тайны, появляется ощущение того, что этот персонаж преподнесет немало сюрпризов. Неожиданно интересной фигурой становится по ходу действия и смотритель приюта, которому предстоит сыграть куда более важную роль, чем это казалось вначале.

В большой плюс создателям следует записать и достоверность в отображении французских реалий той эпохи. Сюжет не особо зацикливается на этих деталях — интерьерах, костюмах, предметах быта и т. д. — но тем не менее, благодаря им создается нужная атмосфера и настроение, ты ощущаешь, что перед тобой действительно ожило прошлое, которому уже без малого 140 лет.

Картинку в целом тоже нельзя не похвалить. Она не слишком вычурная, яркая и эффектная, но исполнена на высоком уровне, да и персонажей, как уже я сказал, получилось сделать самобытными и запоминающимися — не в последнюю очередь благодаря внешности.

Мультфильм оставляет очень приятное впечатление и доходчиво доносит до зрителя, будь то взрослый или ребенок, очень важные посылы, о которых никогда не лишне напомнить.

10 из 10

12 апреля 2017 | 19:47

Сильно удивился бы, если бы фильм «Великая стена» доверили кому-нибудь другому, а не Чжану Имоу. У этого режиссера есть опыт работы и с актерами-соотечественниками, и с голливудскими звездами, поработал он уже и в совмещенном формате «китайские актеры плюс голливудский (-ие)». Не забудем и о масштабности с эпичностью, где Чжан тоже далеко не новичок.

Все вышеперечисленное пришлось очень кстати при работе над «Великой стеной», и в результате картина удалась практически во всех отношениях. Из недостатков в ней можно отметить разве что интригу, которую можно было закрутить слегка посильнее, поскольку сюжет выглядит несколько упрощенным и слишком уж линейным, без сложных поворотов и вопросов. Понятно, что это блокбастер, ставящий перед собой другие цели, но тем не менее, даже тут хотелось увидеть зрелище не только яркое, но еще и со смыслом поглубже. Так что один балл картине я отминусовал именно за это.

Ну а теперь сугубо о достоинствах. Главное из них — роскошный визуал, радующий с первого до последнего кадра Художники, костюмеры и мастера по спецэффектам проделали поистине титаническую работу, которой нельзя не поаплодировать. Щепетильность создателей в том, чтобы соблюсти историческую достоверность (интерьеры, оружие, костюмы и т. д), хотя снимали вымышленную историю на фоне отдельной эпохи, а не строго историческое кино, вызывает уважение.

Очень интересным стало в картине визуальное решение монстров, которые стали своеобразным миксом Чужих, ящеров из Мезозойской эры и варгов из «Властелина колец», но в то же время абсолютно индивидуальны и запоминаемы.

Однако что наиболее поразило в ленте Имоу и поразило приятно, так это просто невероятно поставленная хореография битв (простите, если ошибся с термином). Тут я имею в виду главным образом пластику движений воинов и особенно воительниц — смотревшие, думаю, поняли, о ком я веду речь. Масштабных битв в кино довелось видеть уже немало, но это, пожалуй, первый случай, когда они поставлены столь красиво именно в плане пластики и движений, отработанных до мельчайших деталей. Инструкторам, ставившим все это, и самим актерам — большой респект. «Великую стену» уже из-за одного этого можно пересмотреть не один раз.

Порадовали в фильме и актеры. Мэтт Дэймон, ассоциирущийся в-основном с крутыми парнями из настоящего и не очень далекого прошлого, как оказалось, так же хорош с луком и мечом, как с пистолетом и автоматом.

Неплох и его напарник в исполнении Педро Паскаля. Он остается слегка в тени, но запомниться успевает. В отличие от очень хорошего актера Уиллема Дефо, который здесь, к сожалению, на втором плане просто потерялся: экранного времени ему выделили явно маловато.

Среди китайских актеров, на мой взгляд, вне конкуренции Цзин Тянь, героиня которой впечатляет как сильным характером, умом и отвагой, так и трогательной женственностью и красотой. Не сказать, чтобы в свеженьком «Конге: Острове черепа» она халтурила, но как по мне, с ролью в «Великой стене», это просто не сравнить.

Кроме нее, хорошие слова стоит также сказать, в частности, в адрес очень талантливо сыгравших Энди Лау и Чжана Ханьюя. Да и в целом в отношении актерской игры претензии у Чжана Имоу предъявлять кому-то трудно: все смотрятся очень неплохо

Как итог: впечатления от «Великой стены» почти сплошь положительные. Не против увидеть сиквел и надеюсь, что его таки снимут и снимет снова Чжан Имоу.

9 из 10

12 апреля 2017 | 15:51

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...



Друзья по интересам (285)
они ставят похожие оценки фильмам

имя близость

Избор

77.4424% (80)

АПСНЫ

70.9929% (121)

Zell

68.0128% (110)

Lascivia

67.9719% (127)

fores

66.9488% (104)

PzT

66.6371% (116)

alex-kot-007

65.5064% (108)

kit1984

65.2723% (99)

SkaTina

64.77% (101)

Punda

64.6621% (106)

StanleyGreenway

64.3335% (121)

Aecc

64.3166% (154)

Temudzhin

63.4792% (105)

mall25

63.411% (219)

kond13

63.2384% (138)

Nav1971

62.9737% (108)

MaKiaVelli

62.5829% (122)

ВинниПух84

62.4722% (119)

Rigosha

62.2737% (112)

Blind_Bear

62.0775% (111)

Jioazu

61.9284% (130)

U-GrounD

61.6997% (124)

a545k

61.3796% (135)

Ser-Pel

61.3631% (172)

nrovno

61.3443% (124)

MadGeoloG

60.9428% (144)

oOmiRoMaxOo

60.7805% (127)

JollyRojer

60.6579% (172)

Команданте Бардак

60.4715% (207)

Александра Михельсон

60.3063% (128)