всё о любом фильме:

igiss > Друзья

 

Друзья в цифрах
всего друзей62
в друзьях у68
рецензии друзей6878
записи в блогах-
Друзья (62):

В друзьях у (68):

Лента друзей

Оценки друзей

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Временами вымученными выглядят попытки показать команду новичков готовыми стать людьми Икс, но к Джеймсу МакЭвою и Майклу Фассбендеру это не относится, учитывая старания этих актеров, им можно сопереживать, и их старания показать себя будущими союзниками или врагами в дальнейшем, выглядят весьма убедительно. Немного уступают отодвинутые на задний план актеры-статисты, за исключением Дженнифер Лоуренс и Николаса Холта. Темно-желтые и светло-голубые тона повествования иногда утомляют глаз, однако во время экшен сцен этот эффект проходит, возвращая прежний азарт просмотра, власть Морфея точно не настигнет, в этом можно быть спокойными. Не обошлось без пафосных и патриотичных кадров, которых не в переизбытке, но вызывать неловкость они рискуют, благо юмор, коего в «Людях Икс: Первый класс» не так уж и много, прекрасно абстрагирует от подобного. Колоритность персонажей детально проработана, Эмма Фрост по сути холодна, однако вызывает горячие чувства у мужской аудитории, а Кевину Бейкону не в первой играть озлобленных психопатов. Ну и конечно же камео с Хью Джекманом, еще один бонусик ко всем другим вкусностям. Все это под музыку Генри Джекмана, которая грустит, веселится, и к месту эпична, зависимо от эпизодов. И не забудем о мальчике, сыгравшем маленького Эрика, за него отдельное спасибо (эпизод с монеткой).

В просторной, тускло освещенной кухне встретились два мутанта.

- Ты не боишься?

- Я верил в то, что я не единственный на свете.


Первым был Чарльз Ксавьер, а второй оказалась Рейвен — Мистик, способная меняться до неузнаваемости, и это в буквальном смысле слова, хотя сей дар не смог скрыть сущность Мистик от читающего мысли Чарльза. Встреча послужила началом дружбы, простой, искренней дружбы. По-детски наивно звучат их диалоги, они беззаботно болтают о еде, не подозревая о будущем, в то время как человечество уже шагало к деморализации. Последователи Гитлера были так же помешаны на оккультизме, как и их кровожадный лидер. Манера переходов в ленте немного груба, но именно благодаря ей хронометраж не тратится зря. После ноток позитива, отголосков надежды для «непохожих», зрителя переносят в фашистские концлагеря, чтобы в лице доктора Себастьяна Шоу продемонстрировать аморальность человеческой натуры, которой по тем или иным причинам свойственно пробуждаться. Режиссеру Мэттью Вону удается начать историю с сильных «басов», будучи объективными, заметим, что эти «басы» немного снижаются в звучании посередине кинофильма, но ближе к концовке снова набирают мощность.

Две разные судьбы как на ладони, кому-то везет больше, а кто-то вынужден годами копить злобу, двадцать с лишним лет храня монетку со свастикой. Одинокие, отверженные, люди или мутанты, какая разница? Судьба, играет со всеми, подобно любопытному ребенку тыкающему палкой в муравейник. Одних жестокий рок сближает, делает сильнее, а остальные смотрят в безжизненные глаза умирающих матерей. И крик «Nineee!», из уст юного Эрика оставляет сильный осадок.

Такая завязка служит мощным катализатором для дальнейшего просмотра. Примитивно показанные русские, по причине невежества американских политиков и киноделов, отодвигаются на второй план, да дело и не в них, стереотипами это фильм наполнен сполна, по части американцев тоже. Дело в глобальной человеческой жестокости, вот в чем истинная проблема, на что указывает и Магнето ближе к развязке картины, произнося следующее: «Вот он, наш истинный враг — человек!». Парадоксально то, что показав жестокость людей и других людей, эффект был бы мизернее, а выбрав заведомо слабое звено — мутантов, и показав их более человечными, чем людей, результат оказывается в разы эффективнее. Таким образом, Мэттью Вону удается продемонстрировать драму, фантастику и боевик в одном флаконе, вкупе с посылом, который прост — власть развращает, а люди в погоне за ней становятся чудовищами пострашней, чем сами мутанты.

Нельзя долго жить в мире, нельзя жить и без войн, как говорил мудрый царь, все в жизни переменчиво. Не от нас ли зависят перемены? Некоторые считают фильмы Marvel наивными во многих отношениях, однако зрительским массам есть о чем поразмыслить, замените мутантов на других людей отличимых от остальных, да хоть на зверей или диких бизонов, в сухом остатке останется та же драма, без комиксовых шаблонов. Война или мир? Нам решать, в каком мире жить, и пусть нам об этом напоминает комиксовая история. Не суть. Да хоть боевик со Стивеном Сигалом, главное вырвать все важное из контекста, отмахиваясь от всего остального. Человек — создание удивительное, способное даже в тривиальном сюжете разглядеть нечто замысловатое. А временами легче посчитать все «пшиком», но «пшшш» это тоже звук, что-то и предвещающий. Сложно угадать, как упадет монетка, так же неизвестен и человеческий путь, как и путь мутантов. И останется этот путь неизвестным подобно иксу.

Мы с вами дьявол свой, и целый мир мы превращаем в ад.

23 апреля 2017 | 01:03

«Форсаж 8» — тупая, бессмысленная, абсолютно не имеющая никакой логики фигня, потому что увиденное я не в силах назвать словом «кино».

Миллионы людей из года в год твердят одно и то же, мол, это уже не «Форсаж» и бла-бла-бла… Это, в принципе, правда, но я считал, что это все продолжается ради достойного финала. Этот достойный финал состоялся в седьмой части, даже сам Фатум так распорядился, к сожалению, весьма трагично, но, благодаря этому, конец не оставил никого равнодушным. Это был лучший финал из всех возможных, под потрясающую песню «When I see you again». Но, благодаря этой душераздирающей развязке, «Семерка яростных» порвала кассу, имея в итоге около миллиарда и семисот тысяч долларов США. За этим последовала банальная жадность продюсеров, только на этот раз они вообще не позаботились об антураже картины. Бред, чепуха, полнейший абсурд и маразм — вот слоган восьмого «Форсажа». Это не тот момент, когда настолько плохо, что хорошо, таковыми были шестая и четвертая части, а это уже настолько плохо, что злишься на создателей картины за пресловутое неуважение.

Рукопашных боев в принципе не оставили. Здесь повторилась ошибка третьих «Неудержимых», когда на светлой стороне все знаменитости, а на темной — одни ноунеймы, которые просто ложатся толпами. Всегда, во все времена, было интереснее смотреть боевики, когда противостояние происходило между двумя равнозначными личностями. Даже у Джона Уика был такой соперник в лице Дениела Бернхардта, создатели Уика даже еще лучше сделали — в очном рукопашном бою они отдали победу именно герою Дениела, тем самым показав, что их герой не бессмертен и не непобедим. Это настоящее, а настоящее всегда подкупает. Другое дело «Форсаж», где, как и в фильмах Марвел, заранее известно, что никто не погибнет. Наверное, львиной доле зрителей больше нравится тупой качковский махач, начисто лишенный техники и мастерства, потому что все малое время, уделенное режиссером на рукопашку, отдано Скале с его постановочно-рестлинговым маханием конечностями. А герой Скотта Иствуда? Дружище, твой отец разочаровался бы увидев какой ты червяк, ведь в свое время он был самым крутым в Голливуде. Однако, я заценил шутку про «Никого-Младшего», но этот юмор поймут лишь те, кто знаком с фильмографией незабвенного Клинта Иствуда, то есть 0,1% всех зрителей.

Никакой истории в этом фильме нет, порой настолько скучно, что ты в моменте задаешься вопросом, мол, ради чего все это происходит. И вроде бы куча экшна, но он настолько пресен и не цепляет, что на него по барабану. А учитывая то, что «Форсаж» в принципе живет одним лишь тупым экшном и черным юмором ниже пояса, уровня 6-7 классов средней школы, весьма печально, что он настолько забил на зрителей, запустив даже то единственное, в чем он был силен. В общем, я в полном разочаровании, единственным светлым пятном во всей этой фигне является лысый Стэтхем, он хорош, хотя здесь даже его технику умудрились испоганить. То, как его присобачили к команде, я вообще отказываюсь понимать, ведь дело даже не в том, что он был главным злодеем седьмой части, а в том, что он убил двух членов семьи Торетто, за которую он, якобы, горы свернет. Так что же, Хан и Жизель были подкидышами в семью, за которых не нужно мстить? Это тупая недоработка, такая же тупая, как и сама франшиза, как и сами сценаристы и продюсеры этой вакханалии.

А знаете, зал ржал и кайфовал… Хочу ли я описать этих людей теми же эпитетами, какими я описал сам фильм? Честно, я бы не хотел никого оскорблять, но ведь констатация факта не может быть оскорблением, верно?

23 апреля 2017 | 00:17

Не бойся выглядеть смешно,
Пускай от смеха слезы льются,
Пусть лучше надо мной смеются,
Чем будут плакать надо мной.


О Сергее Капитонове Аллен вряд ли слышал, но озвученной в четверостишии мысли следовал на протяжении всей карьеры. Его критиковали, а он не унывал. Не понимали, а он продолжал. Отказывали в серьезности, а он опровергал. Бойкий старичок Вуди не стеснялся собственной комичности, ведь где есть юмор, там и азарт приключений найдется. А что может быть увлекательнее для юного сердцем мужчины, как не идти по следу, собирать улики и прижимать преступника к ногтю? Особенно, если весь этот розыскной каскад происходит в Лондоне. Пасмурная английская столица со времен Джека-Потрошителя благоволит жуликам всех званий и рангов. Только одного отловишь, как другой уже плотоядно облизывается, не успеешь в блокнот приметы записать. А торопиться средней руки иллюзионисту и свежеиспеченному сыщику есть куда: нелепой, но оттого не менее очаровательной напарнице хочется, не дожидаясь журналистского диплома, опубликовать свою первую сенсацию.

Будучи идейным продолжением нашумевшего «Матч Поинта», картина выдает залп праздничного конфетти в честь новоявленного тандема Вуди Аллена и Скарлетт Йоханссон. На смену напряженному триллеру пришла авантюрная комедия с практически безостановочным действом. Разговоры с призраками, ловкие фокусы, масса забавных ситуаций, сатира на все слои общества — «Сенсация» традиционным журналистским расследованием не исчерпывается. Парочка рассеянных недотеп в исполнении сухопарого режиссера и сексапильной актрисы словно вылезла из какого-нибудь подросткового детектива. Отчаянно-наивные и улыбчиво-смелые, они выслеживают лондонского маньяка, но с большим успехом могли бы наведаться в Тауэр, чтобы написать о вековой терпимости его застенков. Для Аллена преступления, к тому же остающиеся за кадром — не более чем повод отправить добровольных сыщиков в жерло английских поместий, к хозяевам которых отношение после предыдущей киноленты лучше не стало. Аристократия в очередной раз выставлена сборищем самодовольных индюков, жить не могущих без постоянных раутов. Легко поверить, что кто-то из величавых особ освоил новый способ досуга — убийства проституток.

Поскольку толчком к расследованию послужила просьба недавно скончавшегося журналиста, то и все дальнейшие обстоятельства получаются, мягко говоря, нерядовыми. Благодаря общей несерьезности тона, Аллен удачно обыгрывает традиционное сыщицкое разделение на «верующего» и «скептика». Вина героя Джекмана выглядит несомненной то для начинающей журналистки, то для ее пожилого компаньона, и согласия им никак не достигнуть. Уподобляясь персонажам басни Крылова, они, сами того не ведая, берут к себе в компанию главного подозреваемого, что обесценивает смысл расследования в угоду традиционному для Аллена высмеиванию снобизма. О себе он говорит максимально прямо: «Воспитывался в иудаизме, но, когда повзрослел, обратился в нарциссизм». Этой же особенностью характеров козыряют и Йоханссон с Джекманом. Им не мешает ни череда двусмысленных ситуаций, ни игра в конспирацию, ни соревнование за лидерство. Внешность, как водится, обманчива. Журналистка хоть и выглядит «ботаничкой», а способна удивлять не хуже наследного лорда. И все ради смеха, во имя обезоруживающей естественности, преподносящей серьезное происшествие с фирменным режиссерским сарказмом.

Если бы всякое преступление раскрывалось при помощи трюков, подсказок с того света и постельных утех, то в Скотланд-Ярде служили бы одни девушки. Но тогда прирожденные комедианты рисковали остаться без работы, ибо где отыскивать слабости для последующей сатиры, как не в экстремальных ситуациях? Аллену чужда застенчивость, он не боится сморозить глупость и комфортно чувствует себя в центре внимания. Распространяемая им аура незаметно охватывает всех, кому посчастливилось повысить уровень самоиронии и почувствовать себя властителями сцены. В заслугу режиссеру можно поставить его нежадность. Крепко держа в руках все нити управления, он щедро потчует налаженными чувствами — настолько гармоничным получился союз Джекмана и Йоханссон. С одинаковой точностью их можно назвать как соперниками, так и любовниками, не теряя при этом ощущения, что в решающий момент они разделятся на победителя и проигравшего. Законы жанры остаются святыми даже для большого оригинала, но авторская многогранность Аллена становится очевидной в концовке, попутно демонстрируя главное отличие «Сенсации» от «Матч Поинта» — ожидаемый исход.

Анекдотичный с легким налетом мистики детектив вызвал бы горячее одобрение барона Мюнхгаузена. Пусть и не от страшной скуки, а по повелению сердца, но герои ежедневно шлифуют умение выпутываться из неприятностей. Дежурная для Аллена серия ироничных замечаний на тему секса и собственной национальности воспринимается итоговой росписью большого мастера на выполненной им работе. Чем будут дышать герои «Сенсации» дальше — вопрос из области абсолютно не нужной демагогии. Если есть интересное дело, то оно должно распутываться здесь и сейчас, на неизменную потеху для всех окружающих. Вся грусть осталась на теннисных кортах вместе с разбитыми женскими сердцами, а в этот раз можно, не тратясь на прелюдию, просто поднять себе настроение. Благо ретивый господин в смешных очках того и гляди зазывно крикнет: «Улыбайтесь, господа, улыбайтесь!»

For my dear Alisyonok

22 апреля 2017 | 21:31

I look inside myself and see my heart is black
I see my red door and it has been painted black
Maybe then I`ll fade away and not have to face the facts
It`s not easy facin` up when your whole world is black.

The Rolling Stones


Каждому поколению свои герои. Или антигерои. Случившаяся 18 ноября 1983 года реальная история о захвате и попытке угона самолёта Ту-134 — мало кого оставила равнодушными, особенно в Грузии. В тот, казалось бы, вполне обычный день авиарейсу Тбилиси-Батуми ничего не угрожало, разве что помимо неблагоприятной погоды, однако взлёт с аэродрома в скором времени обернулся в панику, с выстрелами и убийствами, с целью бегства из советской Грузии в западную даль, во время чего погибли несколько человек, а преступников приговорили к высшей мере наказания — расстрелу, и лишь единственную девушку из них — к 14 годам тюрьмы. Об этой трагедии, затронувшей экипаж самолёта и непосредственно родителей молодых людей, решившихся на опасную авантюру, вспоминает грузинский писатель Давид Турашвили. Признавая тяжесть преступления, совершённого угонщиками, он критикует также советскую власть, чья идеология противостояла практически любым западным ценностям, в том числе и обычным джинсам. Некоторые наивно полагали, что там, где джинсы, — там и счастье. Отсюда и возникло понятие «поколение джинсов» — людей, жаждущих свободы и стремящихся к её совершенству, но в основном обречённых на жизнь в угнетающих для них советских рамках. Таковыми и были те семеро молодых людей, которые, с невыносимостью своего бытия, коротали жизнь, подпольно слушая пластинки Beatles или Rolling Stones, или выкуривая такой же раритетный Marlboro. Им не хотелось купаться в море по расписанию или проживать рутинную жизнь своих родителей, они всё сильнее желали отсюда убежать. Куда угодно, только бежать, как «маменькины сынки» Федерико Феллини.

Но режиссёр Резо Гигинеишвили, вернувшийся на родину и поставивший картину на грузинском языке, не стал разносить советскую систему, по крайней мере — однозначно делить всё на чёрное и белое. Взяв в соавторы другого грузинского писателя, Лашу Бугадзе, он годами работал над сценарием, изучая исторические архивы и напрямую общаясь с людьми, которых так или иначе коснулась эта жуткая история. Помимо отображения подлинных событий и создания аутентичной атмосферы того времени, для Гигинеишвили и Бугадзе было важным психоэмоциональное состояние своих героев, их отношения с родителями, в сущности, их жизнь и мотивы, которые для многих до сих пор остались неясными, ведь «жилось-то им хорошо». Режиссёр не изображает оруэлловского тоталитаризма и также не романтизирует своих героев, а показывает обычную грузинскую прозу жизни, с присущими ей преимуществами и недостатками, с традиционным застольем и танцами, свадьбой, которую Ника с Анной разыгрывают накануне перед тем, как реализовать свой план, к чему они упорно готовились, словно всю свою жизнь. Некоторые из старшего поколения, вроде отца Ники, когда-то также хотели кардинально иной жизни, но с годами привыкли, чего не случилось с поколением джинсов, которое отличилось большим радикализмом. В обветшалом, но прочном механизме сработали не все винтики, и случился сбой. Эти молодые люди научились мечтать и стрелять из пистолета, и не пренебрегали любыми средствами для достижения своей цели, несмотря на то, что в глубине их охватывал страх, и, по мере приближения заветного дня, он усиливался. И после того, как они совершили этот безвозвратный шаг, ничто больше не было, как прежде. Собственно, ничто и не стало.

Начинаясь пресловутой бытовой драмой, картина, методично и неторопливо, с накаляющимся эмоциональным фоном героев, перерастает в напряжённый триллер — хладнокровный и интригующий, вопреки известному исходу, и в то же время отдающий обманчивой безмятежностью. Кадры беспечного купания в море перемежаются с кровавой перестрелкой в воздухе, люди стремительно гибнут на борту, и даже ноты выдающегося Гии Канчели сохраняют эту мнимую бесстрастность. Режиссёр даёт больше вопросов, чем ответов, ведь ему меньше всего хочется искать виновных. И тем не менее Гигинеишвили, по следам Антониони, Бертолуччи и Феллини, выражает знак протеста против какого бы то ни было притеснения человеческой свободы, плата за которую как никогда высока. Заложники здесь не только члены экипажа, но и сами захватчики, ставшие узниками обстоятельств. Ими двигало не только желание исчезнуть, но и быть услышанными, стремление громко заявить о своём протесте. И их услышали, и слышат, даже спустя десятилетия, ведь им удалось если не сломить систему, то пошатнуть, хоть от их голоса остался лишь отзвук обречённости и трагизма. Наверное, они сами и не могли подумать, как долго будет витать в воздухе этот отголосок непостижимой и утраченной свободы, этот след горестного эскапизма.

Они так хотели улететь, что действительно улетели

21 апреля 2017 | 21:44

- Поймите, что у меня боли в груди!
- Лечитесь. Уезжайте в отпуск. Морфием не лечатся.
М. Булгаков «Морфий»


Печальная вещь «Морфий» Булгакова: уездный доктор Поляков не фельдшер и не фармацевт, — внутривенный раствор, на котором он уже плотно сидит, готовить сам не умеет, разнообразия никакого, поставки по зимним российским дорогам ужасные, жизнь невыносимая. То ли дело фармацевт Даг в современной американской аптеке, в которой алхимия кайфа и сверхчеловеческих достижений таится в бесконечных, заполненных до отказа лекарствами полках. Нужно только решиться злоупотребить достижениями химической науки, чтобы изменить свою невероятно отстойную жизнь.

Да, вы угадали: урок исповеди в любой зависимости состоит в том, что игра не стоила свеч. Или немного по-другому: игра была хорошая и эффектная, но похоронных свечей всё же не стоила. Любая химическая радость дорого обходится человеку, будь то антибиотики или капли для носа, что уж говорить о морфии и барбитуратах. Но как можно упрекать человека, который взращивается на сказках, мифах и супергеройских комиксах, в желании стать хоть немного счастливее и круче?

Глянцевые, прилизанные, идеальные голливудские комедии на один уютный вечер, снятые хоть новичками, хоть людьми поопытнее, всегда показывают нам мир, который не надо спасать красотой, потому что в нём и так красиво всё, от кухни до гаража. Красивые актеры, такие типа немного печальненькие проблемы, идеальный дом, гламурная работа, отличная машина, уютные красивые бары, бесконечные перепихоны и свидания… ну вы понимаете о чем я, правда? И мы такие, бедные, одинокие и негламурные, сидим и сопереживаем красивым, счастливым, богатым людям в охрененных декорациях, которые никак не могут определиться, выбрать ли им супермодель N 1 или супермодель N 2. Так и здесь: сценарий содержит некую завязку с проблемами главного героя, ибо он слабовольный подкаблучник, подвелосипедник то есть, потому что его жена каблуков особо не носит, зато живёт всевозможными телесными практиками, кроме секса. Неудачника Дага не уважают и не боятся тесть, сын, жена, друзья жены, ученики жены, собственные подчиненные, ну и он сам, конечно. И тут в эту несчастную жизнь унылого и инфантильного Малыша с заблокированным женой порно на лэптопе, вторгается безбашенный Карлсон в самом расцвете сил в обличии горячей, скучающей жены миллионера, готовой пуститься во все сексуальные и медикаментозные тяжкие шалости. Ну и дальше начинается бесхитростный, не особо печальный аттракцион для зрителя с элементами молодежной комедии и криминальной мелодрамы тоже по мотивам детских сказок о том, как легко и быстро получить желаемое, как сладок триумф и как тяжёл отходняк с раскаянием. А что тут хорошего, спросите вы? А актёры. Мишель Монаган и Оливия Уайлд прекрасны в своих антонимичных и довольно шаблонных образах: обдолбанность, фригидность и оргазм помимо ухоженности и красоты сыграны на отлично. Сэм Рокуэлл — вообще без комментариев. После «Удушия» Чака Паланика сыграть торчка с элементами бурного секса — расплюнуть. Сэм невероятно органичен и в амплуа тихони-неудачника, и в амплуа дерзкого задиры, и изображая тяжелейший отходняк, и передавая моральные искания совести. Очень забавно минутное появление Джейн Фонды, закадрово рассказывающей эту историю, страдающей самыми неприличными заболеваниями. И просто браво Норберту Лео Батцу, который играет недотепу из отдела наркоконтроля в лучших традициях Коломбо, практически держа на себе всю интригу: то ли он что-то подозревает, то ли уже затянул петлю вокруг шеи преступника, то ли реально дурачок. Прекрасные актерские работы вкупе с приятной картинкой и приятными лицами — словно отличные камни, которыми инкрустирована незатейливая вещица. Увлекательно? В каждой минуте. Эстетично? Да без вопросов. Забавно? Конечно. Поучительно? Вполне.

Эта комедия учит, конечно, не тому, что надо идти через звёзды и тернии наркомании к уверенности к себе, а, скорее, с охами и вздохами (шуток и прибауток тут поменьше будет) красиво показывает, что точка сборки человека находится где-то очень близко от него, нужно только осмелиться найти в себе силы собраться. Режиссеры ловко идут по фарватеру между банальными голливудскими мыльными счастьем и любовью к пониманию того, что для тебя в жизни важно, полному открытию своих вполне себе возможностей. Это такая версия сказки, в которой Золушка не остается во дворце с принцем после бурного курортного романа с пьяной идеей укокошить короля, но ставит мачеху и сестер на место, понимает, что им больше не по пути и радостно смотрит в свое трудовое честное будущее. Удивительно, но этот фильм какой-то очень правильной гармонией между сказочностью, реальностью, дерзостью, не совсем хэппи-эндовостью и тонким намёком на порядочность и семейные ценности добивается бархатистого ликерного послевкусия, и даже какая-то левая смерть человека не особо печалит. Тебе не грустно, не тупо смешно, не скучно, не подташнивает от морализаторства — ты просто очень приятно провёл полтора часа и спокойно думаешь над тем, что можно изменить в своей жизни, как перестать быть неудачником и начать жить полной жизнью, ну или хотя бы в соответствии со своими ценностями и уважая себя и свой выбор. А значит, лекарство этого фильма было приготовлено отлично.

21 апреля 2017 | 00:53

Эх, 2000-е. Славные времена, годы расцвета романтических комедий, эволюции спецэффектов в кинематографе, а также сезон отличных компьютерных игр, которые очень быстро становились шедеврами. Времена, когда фильмы делались с азартом, от души, а случалось и так что режиссеры действовали беспечно, не боялись идти на риск, в конечном итоге их ожидания и огромные труды вознаграждались с лихвой. Ах, 2000-е, когда подростки не пропускали ни единой передачи канала MTV, то таймлайн, когда народ… не будем обобщать, смеялся над шутками «ниже пояса» до колик. Чем еще примечателен 2000-й год? Так, давайте подумаем, точно! Интересными идеями и их смелыми реализациями в фантастических кинокартинах. В свое время Герберт Уэллс и другие авторы оставили после себя неплохие задумки, которыми и по сей день пользуются современные режиссеры, будь то атака инопланетян или же тема менее тривиальная. Герберт Уэллс и «КО» словно подмигнули будущим кинематографистам, подсказывая, что можно использовать литературные достояния во время спада собственных идей. Пол Верховен никогда не страдал отсутствием идей, однако воспользовался неплохой тематикой писателей фантастов о незримых людях. Представьте, вы загадочны, аки боги, сверхлюди, но так ли это хорошо? Опыт подсказывает, что эксперименты людей над людьми ни к чему хорошему не приводят, мысли ученых порой амбивалентны, а временами коварны, да и испытуемые те еще какахи, когда речь идет о лентах подобных «Невидимке».

Градация событий в фильме проста: Ученые работают над созданием оружия, которое способно сделать человека невидимым, в то время испытуемые позавидовали бы героям старых сказок, где для скила невидимости достаточно было надеть шапку-невидимку, а не вкалывать в себя неизвестные субстанции. Но вряд ли обезьяны читали такие сказки, так что этот вариант с завистью можно смело отмести. Обезьяны — первые испытуемые, до тех пор, пока ученые не наберутся смелости, а когда животная любознательность достигнет своего апогея, то должно провести эксперименты на людях, такая вот «человеческая» натура.

Трюизм для фантастического фильма, можете даже посчитать такую банальность огрехом, когда все раскручено так, что подопытным должен стать человек, а это уже активирует цепочку других событий со всеми вытекающими последствиями, вплоть до психического состояния подопытного «кролика». Режиссерское влияние Пола Верховена заметно в отдельных эпизодах, но в «Невидимке» маэстро не так сильно проецирует свои сатирические и политические убеждения, как было в «Звездном десанте». Однако и здесь, и в «Звездном десанте», фантастичность происходящего блекнет, когда Верховен начинает раскрывать своих персонажей, отдавая львиную долю хронометража взаимоотношениям героев вкупе с динамичными событиями. Разумеется, Верховен отлично совмещает, таким образом, глаза не устают от трупных голубых и серо-белых цветов киноленты, которые заведомо могли бы стать катализатором скуки, да и музыка Джерри Голдсмита не вызывает у зрителей ощущения, что они смотрят нелепую тягомотину.

В «Невидимке» у каждого персонажа своеобразная «соль», каждый чем-то примечателен, каждый вызывает эмоции. Героя Кевина Бейкона хочется задушить, за героиней Элизабет Шу приятно наблюдать во всех отношениях, ах, 2000-е, когда у Элизабет Шу были розовые пяточки и милая фигура. Персонаж Джоша Бролина, который не особо и важен, является эдаким всезнайкой, с ним определенным девушкам интересно крутить романы на стороне, по причине его ума и сдержанного характера. Однако, как противник безумного Себастьяна Кейна он вписывается на ура, эдакая «темная лошадка», но тесно связанная с событиями повествования, отражение Кейна наоборот. Мет все же образец слабого мужчина, это явственно заметно ближе к концу повествования, когда героя Бролина надо спасать. Двое ученых — аля «пушечное мясо», которых используют создатели, и бойкая героиня Ким Диккенс. Собственно вот и весь комплект личностей, которые отлично абстрагируют от сценарных и режиссерских огрехов. Весомый минус в том, что Себастьян Кейн порой себе противоречит, временами нелогичен, рискует быт пойманным, хотя обладает такими силами, что мог бы запросто завалить всю команду, но хорошо, это можно списать на его психическую нестабильность, это не крупнокалиберный провал. Зачем взрывать лабораторию, чтобы уничтожить улики преступлений, парень, тебя нельзя заметить очнись! Проехали.

Казалось тема «касперов-людей», «дымка» прошлого, но даже после стольких лет смотрится на ура, а со спецэффектами изрядно постарались, они были великолепны. В 80-е Джон МакТирнан добился чего-то аналогичного с инопланетным-охотником, но будем честны, команде Верховена повезло больше, однако тут роль играют прошедшие годы и то, что со спецэффектами в 2000-х экспериментировали и эксперименты были весьма успешными. Да и дело не только в спецэффектах, дело и в самом Себастьяне Кейне, его экранный злодей настоящий безумец, который вероятно всю жизнь был завистливым и похотливым садистом, только не было поводов выпустить демонов. Будучи invisible все его животные инстинкты и агрессия обострились, поначалу он был падок на женское тело и мелкие забавы, а позднее стал сходить с ума. Поначалу был повод для злости — измена, а потом все переросло в развлечение. Себастьян Кейн творил то, о чем и думать не смогла бы женщина-невидимка из старой комедии, не смешной, но все же комедии. Плохо, когда у невежд и психопатов есть власть, которая заведомо должна служить благой цели, и лучше уж стабильность, нежели деморализация.

Реклама сыра «Хохланд»

- Пап, а хорошо ли быть невидимкой?
- Нет, сынок, это фантастика.
- Эмм.
- Власть плохо влияет на мозг.

20 апреля 2017 | 00:25

- Ты меня любишь?
- Да.


Если в жизни все так просто, то это жизнь счастливого человека.

Черная ночь. Тени деревьев нависают над дорогой, которую блекло освещают ночные фонари. Мрак. C темных тонов Леос Каракс начинает свое насыщенное дурманом романтизма повествование — историю о двух людях, которые встретились на «зачахшем» мосту.

Алекс хромает по дороге, еле стоя на ногах, его сознание ищет отголоски реальности, однако все смутно. Позднее случается происшествие, буквально сбивающее его с ног… Машина беспечного водителя. Алекс остается жив, ему подлечивают переломы, но уже привычный непутевый образ жизни мешает учиться на ошибках. Чтобы забыться, ему нужна новая доза успокаивающего «лекарства». Однако наркоманы, бомжи и прочие личности, которым в жизни не особо повезло, порой способны очень тонко чувствовать, рассуждать о прекрасном, любить. Нужно слушать Алекса, под взором которого Мишель демонстрирует свою наготу, и верить в его наивную искренность. Зачастую первое впечатление всегда обманчиво. Несмотря на мрачную экспозицию, лента обладает французским шармом, а также своеобразной магией, заставляющей жадно смотреть на события слегка минорной, но в то же время очень изящной кинокартины. Вероятнее всего то, что Леос Каракс видел в своем сознании не полноценный художественный фильм, а некий танец двух людей, чьи судьбы случайно переплелись, начали кружиться в ритме жестокого мира, под нагнетающими сердце мелодиями плачущей скрипки.

Символично, что режиссер делает главного героя факиром — он сам, как огонь. И, вероятно, пламя наконец растопило его сердце, заставив затрепетать, едва он увидел картины, нарисованные полуслепой Мишель. И так, под полуразрушенным мостом, зарождается химия между героями. А если задуматься, то чем Алекс и Мишель не пара? Они едят вместе, пьют вместе, смеются вместе, Алекс за этот промежуток даже забывает о зависимости. Для полноты созданной режиссером романтической картины не хватает лишь отдельного дома для героев и крепкого здоровья героини, а также отказа Алекса от наркотиков. Два совершенно разных человека встретились, очень сильно привыкли друг к другу, даже больше чем просто привыкли: под божественным «микроскопом» можно было бы, наверное, разглядеть, как их души переплетаются. Скорее всего ангел с небес увидел бы самое прекрасное чувство на свете, пока Бог занимался судьбами других топтунов земной коры. Всегда можно попытаться сделать идейный и структурный анализ чего-либо, но в случае с «Любовниками Нового моста» хочется плыть по направлению, заданному Леосом Караксом, оставив придирчивость позади. Ведь фильм «дышит», рефлексирует за счет экранных героев, позволяя зрителю полностью погрузиться в происходящее. Хотя до конца хронометража судьбы Алекса и Мишель остаются неясны, однако созданный ими запредельный мир вызывает улыбку и дарит тепло, отодвигая более удручающие обстоятельства на задний план.

Таким образом Каракс дает понять -да, все до жути плохо, однако два человека невольно связанные душами, смогут пережить все невзгоды. Это как сильная зубная боль после выпитой таблетки — может уйти на время, а может и насовсем сгинуть. Ну ладно, может, любовь — слишком громкое слово для таких быстрых отношений и привязанности. Однако, анализируя все те беды и радости, через которые прошли, а возможно, и дальше будут проходить герои Дени Лавана и Жюльет Бинош, ничего другого на ум не приходит, кроме как назвать показанные события этим примитивным, но прекрасным словом. Вряд ли любовь когда-либо станет анахроничной темой — это означало бы превращение Земли в «адскую старушку». Так что Love is. «Любовники Нового моста» не апогей драмы и романтики, но лента очень близкая зрителю фактом того, что проникает в душу. Когда человек говорит, что любит, то он априори прав, он счастлив и ему не нужно ничего никому доказывать. Ловите момент, живите сегодняшним днем, дайте чуду свершится, но не забывайте прилагать к этому усилия, хотя бы мечтайте, ну хоть немного, а вселенная позаботится об остальном, ведь мысли материальны.

Кхм, кто я? Я всего лишь кошка, живущая сама по себе и под мостом, оставившая этих придурков, когда они стреляли из пистолета и веселились. Но они были счастливыми придурками, надеюсь, они и сейчас счастливы. А я пойду дальше, виляя хвостом. Говорят, что где-то под мостом есть милый красный клубочек. Мяу. Ах, да, мост наконец-то достроили — добрый знак.

18 апреля 2017 | 03:26

«Жена смотрителя зоопарка» — фильм, пропитанный идеями гуманизма, милосердия и человеколюбия — но, увы, немного поверхностный, простоватый, отчасти даже «глянцевый». Это тот случай, когда проект реализован с большой любовью, но не всегда с большим умением. Самым слабым местом ленты оказывается сценарий, который ближе к концу начинает распадаться на фрагменты, что портит целостность общей картины. Действие перескакивает то на полгода, то на год вперед, вдруг возникает короткая и поспешная батальная сцена, а эпизод с воссоединением героев в финале и вовсе выглядит уж совсем заезженным штампом. Есть в сюжете и интересные находки — например, появление знаменитого педагога и писателя Януша Корчака (увы, всего лишь в двух сценах). А вот любовный треугольник между четой Жабинских и их немецким визави вызывает чувство какой-то неловкости. Из Даниэля Брюля получился вообще довольно странный антагонист — вроде и отрицательный герой, но не настолько жестокий и зловещий, каковыми обычно изображают нацистских офицеров. Джессика Честейн здесь действительно хороша и ожидаемо тянет на себе слабый сценарий, впрочем, она уже не раз доказывала, что относится к числу актрис, способных даже чтение телефонного справочника превратить в интересное действо. В целом получается этакий «Список Шиндлера для бедных». Лайт-версия фильмов о Холокосте, где самой по-настоящему жуткой сценой оказывается бомбардировка зоопарка, случающаяся уже на десятой минуты ленты. Как-то так получается, что гибель животных тут вызывает у зрителя куда больше эмоций, чем перипетии людских судеб. Вероятно, дело как раз в излишней заштампованности большинства персонажей и предсказуемости сюжета — почти все это мы уже где-то видели, почти каждый следующий эпизод можно предугадать. Впрочем, возможно здесь же заключена и основная метафора фильм: что среди всех созданий именно человек остается самым жестоким, злобным и безжалостным, что делает его опаснее всех диких зверей вместе взятых.

7 из 10

17 апреля 2017 | 14:16

Вечно юная и неискоренимо популярная тема перемещений во времени, помимо питающей фантастичности как постоянной нематериальной величины, основывается на естественной самокритичности человека. В шутку либо всерьез, но, очевидно, каждый из нас после признания ошибки убеждал себя, что мог (и должен был) поступить иначе. В решающий момент, дескать, сглупил, а теперь стал умнее и все осознал. Не жизнь, а сплошной карнавал воцарился бы в этом случае: не нравится — переместился и исправил. Если повезет, то и в привычку подобные «скольжения» не войдут. Только судьба — не фирма-производитель: штампы качества не ставит, гарантии на лучший исход не выписывает, и хорошо, если смелый путешественник по пространственно-временному континууму попутно не доломает все хорошее, что успел нажить.

Годам чувства неведомы, и ажиотаж вокруг «Эффекта бабочки» давно выветрился, а благодаря кретинским сиквелам вряд ли кто из уважаемых кинематографистов захочет возвращаться к этой теме. Раскрученный фильм стал напоминать откупоренную бутылку шампанского. Приятный сладковатый вкус еще в наличии, но пузырьки с газом уже испарились, прихватив удовольствие. А все потому, что ничего особенно уникального в картине не было изначально. Схожим образом сражались с временными протуберанцами многие, от Сэма Беккета из «Квантового скачка» до одиозного магната из сериала «Даллас» или хрестоматийного двоечника из «Простых истин». В каждом случае, как нетрудно догадаться, множащиеся неприятности от лихорадочно перестраиваемого прошлого планомерно гасили азарт от игры с всемогущей владычицей-судьбой. Словно на пестрящей опасными поворотами гоночной трассе, все участники рано или поздно признавали свое поражение, однако герой Эштона Кутчера оказался самым упорным среди братьев по возможностям.

Благодаря лихорадочно поблескивающим глазам растрепанного, небритого парня, в нем можно опознать кого угодно: хоть стереотипного пациента психиатрической лечебницы, хоть сказочного Аладдина. Арабский мальчик не сразу нашелся, что ответить джинну на требование огласить три желания, а ведь и его жизнь также была несахарной. Однако Эван Треборн, вооруженный собственными дневниками с нервно исписанными страницами, гораздо более несчастен, чем Аладдин, ибо ему даже посоветоваться не с кем. Приходится постоянно пробовать, ошибаться, надеяться и далее по кругу. А учитывая то, к каким невеселым последствиям приводят его вроде бы благие преобразования, «Эффект бабочки» можно счесть чуть ли не фильмом ужасов. Неспособность привести в порядок собственную жизнь и наблюдение за тем, как близкие люди все сильнее от тебя отдаляются — разрушают психику покруче электрошоковой терапии. И при обоих «методах лечения» никак не добраться до мысли, что не всякому по плечу роль Атланта, способного выдержать небосвод из обстоятельств.

Производимое фильмом впечатление практически неизбежно провоцирует каскад рассуждений о значимости личных воспоминаний. Всегда есть такие, что нещадно жгут душу раскаленной кочергой, и все никак не желают быть стертыми. Наша жизнь — нередко цепь ошибок, часть из которых мы уже осмыслили, а остальные только предстоит. Желание вернуться в прошлое и где-то в нем вильнуть направо, а не налево, двинуться назад, а не вперед — так же естественно, как мечта о неземном счастье. Но глядя на двухчасовые мытарства Эвана, тяжело не задуматься об уровне человеческих возможностей и о том, в какое решето превратилась бы жизнь, стань мы все богами — покорителями времени. Вера в будущее — зачастую последнее, что остается в неприкосновенности, она не дает окончательно примириться с неудачным раскладом и толкает на попытки что-то исправить. Но, быть может, лучше иногда просто смириться и отпустить от себя, как бы тяжело ни давался этот выбор. Настолько многообразие концовок фильма показывает поливариантность развития событий, насколько и каждый из нас способен увлеченно фантазировать, все глубже утопая в бездне пессимизма.

«Эффект бабочки» с трудом можно назвать жизнеутверждающей картиной, и как теперь становится понятно, в непримиримой битве с циничным временем статуса фаворита у нее нет. Что же, это логично, однако вне зависимости от наших предпочтений история по-прежнему вращается по спирали: сегодня что-то кажется привычным и надоевшим, а уже завтра оно может предстать свежим и новым. Каждый день неповторим и щедр на открытия, если только хочешь их увидеть и распознать. Отнюдь не строгое следование фильма научным теориям, вне всякого сомнения, идет ему на пользу. Картина неизбежно утрачивает эффект революционности, но преобразуется в нечто не менее интересное. Драму жизни человека, наделенного даром, легко примерить на себя, чтобы подметить буквально за спиной то, что прежде не волновало. Не страшно совершать ошибки. Гораздо хуже бояться их допустить, ибо из страха помощник прескверный. Лучше положить в себе в карман плутовку-надежду перед тем, как соберешься что-то менять. И в этом случае взмах крыльев бабочки не принесет тяжелых последствий.

17 апреля 2017 | 05:48

Очень медленно, спустя три недели после просмотра, я наконец начинаю постигать, что же хотел сказать Вербински… Но начну рецензию так, как и собиралась.

Если я обычно имею чётко обозначенное мнение по поводу каждого фильма и в рецензиях гоню тряпкой, побывавшей в употреблении, режиссёра от кинокамеры «я сейчас покажу КАК надо» ("Что же вы так убиваетесь? Вы же так никогда не убьётесь»), то с «Лекарством» у меня наступил период ступора. Любую оценку от единицы до десятки я считаю для фильма абсолютно релевантной (сама я поставила семёрку). Каждый критик не преминул употребить словосочетание «визионер Вербински», вполне отчётливо осознав, что никакого ответа на вопрос «Да что же это, чёрт возьми, такое было?» не будет никогда и придётся сосредоточится исключительно на визуальной составляющей.

Разгадка, что же происходит в лечебнице, куда приехал Локхарт (ДеХаан), чтобы поискать директора своего предприятия, не просто лежит на поверхности, она озвучена впрямую в первые пятнадцать минут фильма. Не ожидали подобное начало триллера? Отсутствие загадки вообще. О том, какой же бред эта загадка и какие замшелые штампы были для неё выкопаны, я вообще молчу. Само собой, Локхарт наступит во все ловушки, которые только возможны в подобном сюжете, доверяя тем, кому доверять не стоило никогда (а также совершив несколько полусуциадальных действий со своим гипсом, что не оставит на нём и тени следа).

Но самое странное в этой кучке чьей-то жизнедеятельности, которую гордо назвали сюжетом, то, что глупость сюжета намерена. Это тоже осознаёшь быстро. После этого мысль «Так зачем это было снято?» будет убивать вас изнутри, пока не придёшь к жутковатому выводу — ради красоты.

Это тот ответ, на который купились критики. Они вцепились в Вербински, вынули из него душу и, тряся ею перед его носом, стали доказывать, что фильм вовсе не красив. Этот ответ на поверхности. И он не верный. Три недели мне потребовалось, чтобы понять: этот фильм снят ради уродства.

Кадры лишены деталей. Практически обесцвечены, а потом прогнаны через отвратительный зеленоватый фильтр. Включите трейлер. Там вы увидите, что каждый кадр лишён деталей. мелочей уже в момент построения эпизода, декораций. Главный цвет, который был в фильме до того, как его прогнали через фильтр — белый. Знаете, какого эффекта добивался Вербински? Стерильности! Не верите? Сравните кадры начала, где Локхарт живёт в реальном мире (множество мелочей, оттенок кадров — синий) с теми, где он уже попал в больницу.

Даже в подборе на главные роли ДеХаана и Мии Гот мне чудится тайный замысел. В них самих присутствует то же, что и в фильме — странная, некрасивая внешность, но при этом такое сильное внутреннее очарование, которое принуждает любоваться ими. То же и сам фильм. Отчётливо некрасивый, он создаёт свой стиль, но только не для того, чтобы им любоваться, а чтобы нагонять жути. И своего он достигает. В момент пыток над Локхартом, зрителю становится почти физически нехорошо, хотя, поверьте, там не происходит ничего такого, что могло бы как-то тронуть опытного зрителя, привыкшего к мясной расчленёнке.

Отвратительный эстетизм интерьеров замка Гогенцоллерн, более всего напоминающих обстановку заштатной российской больницы, с неизменным дешёвым кафелем и стенами, выкрашенными белым и зелёным, создаёт собственный стиль. Стиль ужаса от ощущения беспомощности, когда попадаешь в руки врачей, когда, как герой Локхарта, добровольно подчиняешься им. Вербински попытался создать больничный ужас. Причём даже тени своей не оставил на самом распространённом больничном штампе — «маньяк с пыточными орудиями». Постоянное параноидальное состояние героя, хотя не происходит никаких событий, никакого расследования, постепенно ввергает зрителя в состояние сонного паралича, как кошмарный сон, который видишь днём, на самом краю пробуждения, но который при этом всё никак не заканчивается.

Судя по всему, по-детски прямой готический финал должен был очищающим красным огнём уничтожить этот бесконечный давящий белый символизм (балахоны, балерина, даже костюм злодея). Увы, но ощущения облегчения не наступило. Да, Вербински удалось создать почти физическое отвращение. Но катарсиса, возможности отвергнуть всё то, что личинкой угря посадили нам в головы, мы не получили. Фильм пугающ физиологически. Он затрагивает те фобии, которые проявляются в наших организмах не страхом, а отторжением. Но пройдя через тяжёлый опыт знакомства со своим отвращением, мы не получили от режиссёра возможности сразиться с ним и победить. Потому, хотя сюжет полностью завершён, в нас самих остаётся чувство недосказанности.

Честно сказать, мне хочется всё равно устроить бучу. Экспериментируя на зрителях, Вербински сам недалеко ушёл от готических вивисекторов. Проверив себя, сумев вызвать у зрителей то чувство (почти физиологическое отвращение, вплоть до тошноты), которого не так-то легко достичь, не используя демонстрацию известных человеческих табу (расчленёнка, копрофилия), Вербински, кажется, и сам не понял, зачем он это сделал. Это не триллер, ни в коем случае. Это экспериментальное кино, которое даёт зрителям открыть те двери в своём мозгу, которые всегда были заперты. И захочется вам плюнуть от этого или воспеть хвалу — при любом вашем выборе вас никто не осудит.

15 апреля 2017 | 23:46

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...



Друзья по интересам (298)
они ставят похожие оценки фильмам

имя близость

Mazzolata

87.0791% (22)

inokoni

85.8676% (25)

darthmefisto

84.5169% (20)

Jelena Ivanova

81.845% (21)

leonovadashka

79.8066% (21)

Aleksandr Chernyy

79.192% (23)

mars021212

78.5959% (22)

Katherine Earnshaw

78.4698% (24)

Byalexei

77.6544% (22)

jaroslav

77.5658% (24)

a_erisova

77.461% (24)

naumkin90

77.1966% (26)

Ким Сиа

77.0821% (26)

JohnDorian

76.9295% (34)

Пых Пых

76.5179% (26)

luckjanovairina

76.2748% (25)

LegendaryLove

76.1832% (27)

through_sin_and_self_destruction

75.6319% (29)

valeriy59

75.475% (24)

Артём Карапетян

75.4485% (24)

gcor

74.9631% (24)

vaQoom

74.8894% (26)

jaruk111

74.7564% (25)

diana_norkina

74.7104% (26)

TrutoxaTheSlayer

74.5128% (29)

A-jhon

74.48% (24)

Albertinio

74.3843% (28)

madam bulochkina

74.2781% (34)

Owland

74.0154% (25)

Леди Тешши

73.7369% (30)