всё о любом фильме:

igiss > Друзья

 

Друзья в цифрах
всего друзей63
в друзьях у68
рецензии друзей7019
записи в блогах-
Друзья (63):

В друзьях у (68):

Лента друзей

Оценки друзей

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Лондон кишмя кишит древнеегипетскими мумиями, средневековыми тамплиерами и дезертировавшими из глубокого тыла Месопотамии, нынешнего Ирака, разведчиками. Именно такое впечатление складывается после просмотра новой версии о реинкарнации почивших без мира личностей версии Алекса Куртцмана. Снова безбашенный авантюрист теперь в условно военной форме, снова энциклопедически подкованная девушка-ученый и очередной вариант одержимой мировым господством давно иссохшей принцессы, решившей начать свою пост-смертную карьеру в столице Британии. Условный сюжет в данном случае условен дальше некуда, ибо создатели фильма намешали в одной куче и древней мистики и современной науки и викторианских страшилок, и микс получился безусловно ярким и впечатляющим, но при этом не слишком гармоничным.

Основным локомотивом происходящего является Том Круз, который стандартно для себя отстреливается от террористов, падает с самолетов, тонет в катакомбах, а в перерывах обаятельно улыбается, охмуряя очередную красотку. В паре с ним выступают Аннабель Уоллис, та самая ученая и София Бутелла — та самая неупокоенная древнеегипетская принцесса. Эта троица образует условный треугольник, внося в основной приключенческую сюжет условно любовную линию. Условную, потому что ни о каких отношениях между героями речи не идет. Псевдоположительные герои, несмотря на общий цинизм профессии и поведения, проникаются друг к другу неожиданной любовью, псевдоотрицательная героиня хватает первого попавшегося мужчину, чтобы слепить из него себе бессмертного избранного. История, которая в теории должна внушать ужас и трепет (ужасный трепет? трепетный ужас?), на деле парадоксально вызывает жалость — к древней девушке, чью боль не заглушили 5 тысячелетий, и к современным мужчине и женщине, которые при всем желании не смогли найти ничего общего.

С другой стороны, сложно представить себе что-то более подходящее на звание летнего блокбастера. Том Круз (который по сюжету Ник, но кого это волнует?) в перерыве между мельтешением по экрану проникновенно смотрит в камеру, намекая на свою человечность, принцесса Аманат сверкает ярким золотом 4-х радужек, Рассел Кроу в скромной роли гениального, но не совсем адекватного ученого, потирая толстенькие ручки, радеет о судьбе человечества, а зритель получает чисто эстетическое удовольствие от творящегося на экране бедлама. И кто скажет, что это однозначно плохо?

22 июня 2017 | 21:13

Основоположник большинства компьютерных поединков никогда не отличался хорошим сюжетом. Собственно, «Уличному бойцу» он и не был нужен, не за то его полюбили. Революционный файтинг брал другими вещами: горой классных персонажей, продуманной системой боя, яркой графикой и динамичным процессом. Как основа для экранизации игрушка подходила слабо, что и подтвердила неудача знаменитого боевика с Ван Даммом. А за год до премьеры провалившегося фильма ватага «стритфайтеровцев» умудрилась забраться сразу в две картины, обе гонконгского производства. И если уморительное «камео» в отличной джекичановской постановке — «Городской охотник» — спровоцировало всеобщий восторг, то фантастическая комедия «Полиция будущего» единодушного признания не снискала. Что, учитывая пиратский статус производства, вряд ли кого-то сильно удивило.

Исполненная в пародийном ключе кинолента сразу дает понять, что из себя представляет. Группа гавриков, различающихся лишь деталями внешности, гордо именуют себя футуристическими копами и противостоят аналогично нелепым плохишам. Схватываясь в курьезных боях, они используют хорошо знакомые спецприемы из Street Fighter, что, конечно, не делает их похожими на игровых прототипов. Еще теплится надежда, что драчливым почином фильм не обманет ожиданий, но вместо этого он предстает сборной солянкой из картин «Назад в будущее» и «Полицейской истории». Доблестные защитники отправляются на пятьдесят лет в прошлое, чтобы уберечь от подосланных убийц будущего судью, в их времени готового вынести смертный приговор криминальному лидеру. И так этой удалой троице нравится в новом времени, что их стараниями тихий Гонконг 93-го начинает походить на размашисто празднуемый день рождения, виновник которого до 28 лет не может закончить школу. Очевидно, в будущем все судьи имеют столь же выдающееся происхождение.

Поскольку авторы сумасбродной свистопляски не владели правами на персонажей игры, то фильм по духу резко отличается от прочих экранизаций «Стритфайтера». В качестве аналога на память снова приходит «Городской охотник», который так же являлся пародией на клишированные боевики. Впрочем, создатели «Полиции будущего» пошли дальше Джеки Чана и Ко — в их фильме обнаруживаются отсылки даже к чаплинской «Золотой лихорадке» и «Рыбке по имени Ванда». Не претендуя ни на грамм серьезности, кинолента ухитряется держать внимание на протяжении всех полутора часов, убеждая в справедливости истины, что «настолько плохое становится хорошим». При должном отношении и самоиронии разработчиков, естественно. Фильм пестрит шутками и гэгами ниже пояса и выше оного, попутно высмеивая кучу подростковых стереотипов. Всерьез озлобиться, кажется, здесь никто ни на кого не способен, благо и симпатичных стройных китаянок на всех желающих хватит. А когда запас остроумия грозится иссякнуть, на горизонте появляются зловредные преступники из будущего, с которыми так удачно можно провернуть парочку знакомых приемов, выстрелов «огненными шарами», «вертушки» и прочие радости.

Глупая экстравагантность фильма больше подходит, что неудивительно, самым безнадежным поклонникам игрушки. Художественная ценность этого творения лишь немногим больше нуля, но приснопамятной экранизации с ЖКВД она способна дать тысячу очков вперед в плане честного отношения к зрителю. Не раз и не два скромненькая картина способна заставить взяться за платок, чтобы смахнуть ностальгические слезы, и, видимо, для этого она дотянула до наших дней, тихонько ожидая интереса. Псевдобойцовский карнавал, стебущийся над нелепостью и бахвальством своей публики, демонстрирует недурной комедийный потенциал «Стритфайтера», который, однако, вряд ли еще когда-нибудь окажется востребованным. Что же, лента более чем отвечает духу своего времени — эпохе зарождения крутых файтингов, обеспечивших раздолье армии игроманов. Какими бы новинками в индустрии компьютерных развлечений не потрясала реклама, а родного духа тех самых, «ламповых» образцов для шестикнопочных джойстиков она не заменит.

22 июня 2017 | 19:50

Видимость

Про таких, как Майло, обычно говорят: «Родился под счастливой звездой». Привлекательная внешность, интеллект гения, надежные друзья, милая девушка и блестящие перспективы. Ничего удивительного, что кронпринц информационного престола с лицом Гейтса и эксцентричностью Джобса спешит привлечь самородка в свои ряды. Талантливой голове — соответствующий размах, и у Майло есть возможность впечатать свои инициалы в бинарную энциклопедию под номером один. Лишь слабый червь сомнений грызет парня — выбирая большое дело, он вынужден расстаться с малым. Карьера обесценивает дружбу, и теперь давний приятель становится конкурентом. Грустить, впрочем, нет времени — запуск новой сверхумной мультиспутниковой программы не за горами, и во имя него не жаль ночей за рабочим монитором.

РЕАЛЬНОСТЬ

Криминально-компьютерная драма с нотками триллера и щепоткой боевика в минимальной степени все-таки базируется на некогда крутых «Хакерах». Та картина зажгла звезду Анджелины Джоли, и кроме того, подсказала направление, по которому двигаться попсовому кино на кибертематику. Однако считать «Антитраст» идейном продолжением не совсем верно, так как структурой сюжета он тяготеет к «Адвокату дьявола» и «Шоу Трумана». Совершенно разные по духу, идее, масштабу и структуре фильмы объединены центральной фигурой обаятельного везунчика, который в один неприятный момент понимает обманчивость жизни и лицемерность окружения. Выдающиеся способности, к великому сожалению, не спасают от потрясений и неприятных сюрпризов. Не жизнь, а запущенный в безостановочном режиме ленточный конвейер несет Майло навстречу горькому осознанию уязвимости в грандиозном высокотехнологичном раскладе. Лишний шаг влево, ненужный поворот вправо ведут к непредсказуемым последствиям, принимать которые приходится с заведомым опозданием. Как выясняется, вопрос доверия с большим отрывом опережает в значимости грядущие миллионные гонорары.

Опьянение

Легко сказать: «Не доверяй никому». Блуждая подобно слепому котенку от одного вероятного союзника к другому, Майло неизбежно обнаруживает себя в углу. Большой бизнес не терпит сантиментов, выживает в нем сильнейший — но что если уникум, сыгранный Райаном Филиппом, тяготится ролью звезды? Скопировавший создателя Microsoft Тим Роббинс декларирует ценности современного общества, в котором жизни различаются лишь величиной денежного эквивалента. Господства монополий подчинили себе множества правил, без которых не могут обходиться люди, и каждый вступающий в круг избранных — господин для тех, кто ниже, и одновременно раб того, кто выше. Власть опьяняет и лишает контроля, но ее основной недостаток в том, что подходит она не всем и не для каждого. Скупой на эмоции Майло — на удивление эффективная попытка изобразить стереотипного сопротивленца могущественной системе. По-хорошему, свою благородную голову юноша должен был сложить сразу же после снятия розовых очков, но из Филиппа получилось и какое-то подобие экшн-героя. В его случае все работает по самому безупречному плану. А как иначе, ведь он же везунчик!

ПОХМЕЛЬЕ

То ли сказалась специфика темы, то ли именам исполнителей не хватило звучности, но «Антитраст» не сорвал всех покровов, хотя это было в его возможностях. Достаточно правдивая картина проржавевших ценностей цифрового века могла стать наглядным пособием под названием «Как не верить людям». Вместо этого создателям приходится довольствоваться статусом продолжения «Хакеров», который по чьему-то недогляду определил судьбу фильма. Странно, что накрепко связав свою жизнь с компьютером, людям в основной массе совершенно не интересен механизм устройства, от которого они настолько зависимы. Неслучайно персонаж Филиппа показан этаким альтруистом, готовым сутками пахать «за идею». В такое действительно поверить непросто, ведь креативный голод не имеет общего с голодом физиологическим. Точно так же крутая бизнес-модель создается с вполне прозаическими целями, а не ради «знания, открытого для всех». Изобретательный коллектив «антимонополистов» достойно справился со своей задачей, и не их это вина, что многим по-прежнему хорошо в мире грез. И осуждать за такую позицию, если уж по-честному, не представляется возможным. У каждого своя правда и похмелье от разрушенных надежд.

21 июня 2017 | 09:21

Три близкие подруги, молодые девушки-провинциалки делят комнату в рабочем московском общежитии, мечтая найти своё счастье в столице. Скромная застенчивая Тоня. Яркая, нахрапистая Людмила, уверенная, что ей в лотерее жизни достанется главный выигрыш. Мечтающая поступить в институт, уткнувшаяся в книги Катя. Город — жизнерадостный малыш, а ты — красная краска, которую он слизывает со своей игрушки. Вокруг тебя и с тобой происходят важные и неожиданные события. Ты заваливаешь экзамены в институт, но переселяешься на месяц из общежития в отдельную квартиру дяди-профессора в престижной высотке на Площади Восстания. Знакомишься с прекрасным принцем, стоящим за телекамерой и вдохновенно вещающем о роли зарождающегося телевидения. Влюбляешься в него, но низвергаешься с Олимпа высотки обратно в комнатку общежития, где тебе придётся одной растить дочку, разрываясь между работой, детским садом, и вечерним институтом, надеясь и рассчитывая только на себя. Москва, безусловно, одно из главных «действующих лиц» картины, но история, которая разворачивается в течение 20 лет, универсальна. Она посвящена близким и важным для всех темам любви и профессионального успеха, извечной борьбе полов и реализации себя как личности.

Режиссёр фильма Владимир Меньшов и его жена, исполнительница роли Кати, актриса Вера Алентова испытали на себе жизнь москвичей в первом поколении, пройдя через общежития, через творческие неудачи, через борьбу за выживание в большом, не всегда приветливом городе, который кому мать, а кому — мачеха. Именно поэтому, фильм, во всяком случае, его первые 100 минут, получился достоверным в изображении жизни столицы и её обитателей в совсем античном, 1958-ом году, а затем, двадцать лет спустя, в 1978-ом. Меньшов удачно использует реалии московский жизни конца 1950-х годов, такие, как песни и эстрадные номера, звучащие в первой серии. И Бесса Ме Муче, и песня из индийского фильма «Бродяга» действительно были очень популярны в то время. Молодёжь собиралась у памятника Маяковскому, чтобы послушать стихи молодых, многообещающих поэтов Андрея Вознесенского, Евгения Евтушенко, Роберта Рождественского. Виртуознo написана и снята сцена приезда популярных кино-артистов конца 50-х годов на фестиваль французского кино в Москве, во время которой Катя и Людмила вместе с толпой поклонников с восторгом встречают кино-кумиров того времени — Георгия Юматова, Татьяну Конюхову и Леонида Харитонова. А никому тогда неизвестный, поздно начавший артистическую карьеру Иннокентий Смоктуновский стреляет лишний билетик, как и простые смертные. И это всего лишь несколько из примет времени, которые органично вплетены в ткань повествования. Они дают возможность приобщиться к истории страны, Москвы, понять заботы, чаяния и радости наших матерей и бабушек, когда они были молоды, прелестны, исполнены надеждой и мечтами, готовые к покорению столицы. Пусть она и не сразу строилась, и не сразу всё устроилось.

Во второй половине фильма в центре оказывается Катя, которая за двадцать лет, что пролетели между двумя звонками будильника, прошла достойный восхищения путь. Провинциалка в чужом городе, мать-одиночка, она работала, училась, сама вырастила дочь, добилась высокой и ответственной должности, стала членом Моссовета. Но успешная карьера не спасает от одиночества, которое в большом городе кажется ещё острее, от стыда за урванные тайком встречи с чужим мужем, от страстного желания встретить своего единственного, суженного. Как и положено в мелодраматической комедии-фантазии, встреча, конечно же, состоится. Золушка встретит своего принца. Точнее, Золушок встретит неузнанную принцессу. Не на балy в королевском дворце, а в поздней электричке. И будут на нём замызганные ботинки вместо хрустальных туфелек. Но он окажется уверенным в себе, с захлёстывающим обаянием, золотыми руками. А ещё умён, умеет ухаживать и готовить. Почему же манера поведения с женщиной, которая привлекла его с первого взгляда, начинает вызывать недоумение, а затем раздражение и желание выставить его и захлопнуть за ним дверь? Он душит в ней любой импульс индивидуальности, предполагая, что лучше знает, чего она хочет, что ей подходит, а что нет. Он и не скрывает, что относится к ней свысока; унижает её, возможно не замечая и не задумываясь об этом, начиная с первых же слов» «У вас глаза незамужней женщины». Тот, кого она искала долгие годы, в ком надеялась обрести родственную душу, сидя в её доме, за её столом, в присутствии её взрослой дочери заявляет: «Я буду все решать на том простом основании, что я мужчина!» Кому-то это покажется обезоруживающей простотой, а кому-то грубой фамильярностью и ни на чём не основанной самонадеянностью.

«Москва слезам не верит» вышла на экраны всего на два года позже не менее известного и любимого зрителями разных поколений «Служебного романа» Эльдара Рязанова. Глубоко московские по духу, оба фильма всматриваются в незаурядных женщин, приближающихся к сорокалетнему рубежу, сделавших блестящую карьеру, но одиноких, никогда не бывших замужем. Обе героини руководят сотнями подчинённых. Обе — сильные, волевые личности, в чьих жизнях отсутствует что-то очень важное и необходимое. Но если «Служебный роман» приводит к выводу, что нет в жизни женщины истинного счастья без любви и взаимопоминания, то «Москва слезам не верит» пытается убедить, что главное для женщины — это штамп в паспорте и мужчина за её столом. Робкий и застенчивый Анатолий Ефремович Новосельцев, Золушок «Служебного романа», кажется поначалу прямым наследником Акакия Акакиевича Башмачкина. Но сколько в нём достоинства, благородства и силы характера, раскрывшихся постепенно и особенно ярко проявившихся в сцене объяснения с подонком, стоящим гораздо выше его на служебной лестнице. Новосельцев учится противостоять властной героине, общаться с нею на равных. Он разглядел в ней тонкость, ранимость, глубоко запрятанную женственность и, при этом, всегда относился к ней с истинным уважением. Гоша же, он же Гога, он же Жора, «настоящий мужчина» не верящей слезам Москвы, так и стремится поставить Катерину на место — «помалкивай и делай так, как я скажу». Интересно, что исполнитель роли Гоши, прекрасный и тонкий актёр Алексей Баталов очень скептически относился к созданному им образу интеллигентного слесаря. Он считал, что одинокие советские женщины, для многих из которых Гоша стал идеалом, просто не рассмотрели его как следует. Этого ли мужчину так долго искала и ждала Катерина, преодолевая в одиночку непреодолимые препятствия, реализуя свой потенциал, достигая определённых высот? Мужчину, не разделившего тяготы её жизненого пути, безразличного к её внутреннему миру, прикрикивающего на неё в её же доме. Да просто не уважающего её. Как долго сможет она мириться с этим? Единственная ли это возможность счастья для умной, независимой, самодостаточной женщины, уставшей от одиночества?

20 июня 2017 | 23:57

Третий по счёту режиссёрский фильм Роналда Нима «Ловкач» представляет собой довольно близкую к тексту экранизацию одноимённого романа английского писателя Арнольда Беннета.

В центре внимания — Генри Мачин, житель промышденного района «Пять городов», который всеми правдами и неправдами идёт к успеху. И если первые его шаги на этом пути были именно «неправдами» — сначала подделка оценок в школьной ведомости, а после — мошенническая манипуляция пригласительными билетами на важный светский приём, то в дальнейшем Генри старался избегать противозаконных методов для достижения цели.

Именно светский бал заложил фундамент будущих побед героя — молодой клерк выиграл пари, пригласив на танец казавшуюся недоступной графиню. Это поступок принёс Генри репутацию «Ловкача» (The Card (анг.) — человек, заставивший о себе говорить). И вся дальнейшая жизнь героя — это подтверждение сложившейся репутации.

Сбор арендной платы, репортёрская деятельность, кредиты, ссуды и даже управление футбольным клубом — чем только не занимался Генри, чтобы заработать не только деньги, но славу и уважение. Добивался всего этого молодой человек находчивостью, настойчивостью, ловкостью и амбициозностью, при чём методы использовались самые что ни на есть законные (не стоит путать с ловкостью и находчивостью, которые помогали в делах советскому ловкачу Остапу Бендеру). Приятнейшим бонусом к карьерным успехам стала и победа Генри на любовном фронте.

Таким образом, «Ловкач» Рональда Нима — это прекрасный образец светлой комедии середины прошлого века, немного наивной и пропитанно1 добротой, что было свойственно послевоенным картинам в Европе; с продуманным сюжетом и отличной актёрской игрой.

8 из 10

20 июня 2017 | 23:13

В мире бы стало еще больше несправедливости, пройди Финчер мимо бестселлера Стига Ларссона. Многостраничная история женской ненависти к нетерпящим мужчинам идеально подходила наследнику перфекциониста-экстремала Жан-Пьера Мельвиля. Как и французский властитель детективных дум, Дэвид нутром ощущает тягучую бессмысленность жизни по распорядку. В отличие от сомнамбулического существования, подчиненного смертельной гонке с монструозным противником ради жалкого приза и туманных перспектив. Водруженное в событийное ядро дело, которым с одинаковой увлекательностью может быть преступление века и расследование сорокалетней выдержки, подчиняет себе задействованных исполнителей. Извлекает потайные страхи, застарелые комплексы и, как апофеоз, сталкивает с паскудной действительностью, от которой ноги беглецов сами уносят. «Это безумие, чертово безумие» — чуть не деря волосы, восклицает оплеванный журналист, ухвативший шанс взять реванш у обидчика на суде и циничных обстоятельств. Микаэль Блумквист еще не знает, какую извращенно-привлекательную форму способно принять умопомешательство, и какие секреты анорексичной хозяйки выдаст наколотый дракон.

В разумно выгороженном от сомнительных трендов микрокосме Финчера поднятая шведским детективом проблематика ранее была успешно апробирована. «Девушка» логически развивает визионерские ходы «Семи», «Бойцовского клуба» и «Зодиака», превознося безоговорочное господство стиля. Выходец из Колорадо вновь бросает вызов бездушной системе ценностей, в которой и серия убийств может считаться предметом гордости. По режиссерской традиции с обоснованием проблем нет: их обеспечит если не Данте, так книга Левит, а на вахту американских маньяков уже готовятся заступить скандинавские. Мытарства персонажей, вынужденных противостоять вольготно раскинувшемуся злу, привлекают внимание не к мотивации, а к природе создания. Для Финчера в порядке вещей, что распутывать страшные комбинации, зафиксированные протоколами, приходится нерешительному репортеру Блумквисту и безумной хакерше Лисбет. Кроме них и некому — в густо смазанном агрегате истеблишмента действуют нуарные законы Ланга, Хьюстона и Преминджера. О порядочности вспоминают лишь на смертном одре — если повезет. Другое дело — азарт расследования. Он интересен обеим сторонам, а благодаря безукоризненно выстроенному кадру гендерные различия стираются с той же легкостью, с какой по-разному трактуются поступки.

Одержимость режиссера к завлекающей мимикрии съемки создана не на пустом месте. Без оглядки на предыдущую экранизацию Финчер педантично следует тексту Ларссона, но расставляет акценты самостоятельно. Исключительно его заслугой является столь удачная рокировка обязанностей между лидером-мужчиной и исполнителем-женщиной. Движущиеся полфильма по параллельным дорогам судьбы Блумквиста и Лисбет сходятся в тот момент, когда каждый готов раскрыть душу партнеру. Дэвид обходится без напрашивающего взаимообогащения, предпочитая развивать отношения в русле рокового романтизма. Показательна сцена секса, в которой герою Крейга уготовано положение ведомого. Отказ сопротивляться подчеркивает необходимость принять чужие правила, если собственные доказали свою неэффективность. После такого поворота поиски начинают носить прикладной характер, на который не влияет и со смаком преподнесенная кульминация. Как и в предыдущих фильмах, Финчер увлекается игрой с уверенностью хозяина казино. Вожделение риска, удовольствие от чужого мандража и пика страстей подпитывает собственное существо, а психология жертвы оказывается в непосредственной близости от преступника, особенно когда становится известно о тяжелом детстве и нацистских идеалах. Все грешны и безумны, и после отправки грандиозного дела, неминуемо ощущение потери.

«Девушку с татуировкой дракона» от «Зодиака» и большинства нео-нуаров отличает горьковатое послевкусие законченности идеи. Заставив вникнуть в психологию персонажей и прочувствовать их непрекращающуюся рефлексию, режиссер не заигрывается. Напротив, образцовый монтаж помогает воспринимать фильм логичной историей, дающей возможность самостоятельно назначить всех виновных. Достаточно долгое кино на удивление динамично смотрится, а знаменитый финчеровский саспенс обозначается с признания старика-заказчика о неприглядных качествах своего семейства и заканчивается на финальных титрах. При этом картина отмечается зацикленностью на атмосферных изысках, а давящий психологизм и вовсе оказывает недобрую службу. Строгий шведский шарм в сочетании с черно-серой моралью не скрывает слегка чужеродного превращения Лисбет из дикой пантеры в одомашненную тигрицу. Безусловно, Финчер всего только следовал первоисточнику, но концовка вызывает ассоциацию с не озвученным параграфом на успешном сданном докладе.

При всей горделивости дракон остается мифическим существом. О его логике и даровитый постановщик может иметь лишь примерное представление. Впрочем, благодаря блестящему вхождению Руни Мары в сложный, готический образ, охотно признаешь за ее героиней право на любую непоследовательность. Совместными трудами фанатичного неофита режиссуры и способной молодой актрисы хакерское прозвище Оса обрело тонкий метафоричный смысл. Своим стальным жалом она пронзает тело тонущего в жиже предсказуемости общества и нагло бросает ему вызов. При этом очевидное желание извлечь из его недр самую ценную добычу приближает девушку с татуировкой дракона к более традиционному женскому типажу, и в этом ее главная трагедия. Гениальный интеллект тоже подчиняется законам, и установлены они извне. Если суждено им быть однажды разрушенными, то без возвращения за штурвал Дэвида Финчера обойтись едва ли получится.

17 июня 2017 | 15:51

Место встречи — заурядное кабаре, каких десятки в американском захолустье. Публика сомнительная, обслуга жуликоватая, концертная программа — отнюдь не бродвейская, но с этого заведения берет свое начало тандем гениального режиссера и выдающегося композитора. Для Дэвида Линча его верный Анджело Бадаламенти — не половина успеха, но солидная часть очарования «Синего бархата», «Твин Пикса» и «Диких сердцем». Музыка укрепила индивидуальность авангардных постановок, стала терпеливой спутницей петляющих по заковыристым режиссерским аллеям персонажей. Без роскошных партитур не было бы ни магии порочной любви, ни безмятежности перед ирреальным путешествием, ни обжигающей страсти. Творческий союз не заключался на небесах, но создал собственный рай внутри промышленного каземата, куда нет пути ангелам. Их крылья окутаны огнем, а слезы летят искрами — смерть неизбежна, но один чудом выжил. Для того чтобы заставить почувствовать боль, протереть глаза и забыться в мире снов. Джули Круз. Это ее тихий, мягкий, сказочно-нежный вокал позволяет вглядеться в каждый осколок разбитой женской мечты.

В раю Линча — Бадаламенти не сияет солнце, и не распускаются цветы. Творится насилие, льется кровь, полыхают пожары, а девушка исполняет свой последний танец. Многоголосьем разносится скупое «прощай», отправленное в телефонную трубку, и на темных подмостках загорается огонек. Более неподходящей обстановки для наслаждения искусством как будто не сыскать, но, окунувшись в гостеприимное озеро чарующего вокала, поневоле веришь в превосходство человеческого над механическим. Сюрреалистическое содержимое то ли активного сна, то ли предсмертных видений приглушает разочарование, притупляет боль потери и провоцирует осознание технократического ужаса, в котором люди увязли, точно в гнилой трясине. Все действо подчинено могущественному механизму, и ангел становится подобен марионеточной кукле, опускаясь по веревке. Из такого рая отчаянно хочется бежать, не разбирая дороги, но успокаивающее пение сохраняет лоскуток надежды, что окончание грез будет все же счастливым. В конце концов, обезлюдевшее место можно заселить, а разрушенное — восстановить. Знакомый по «Твин Пиксу» карлик, усердно орудующий ножовкой, вселяет веру.

Являясь идейным продолжателем и одновременно ниспровергателем «Диких сердцем», музыкальное творение выворачивает наизнанку идеализированные представления о любви, что оригинальным образом только подогревает к ней интерес. Написав слова к композициям, исполняемым Джули Круз, Линч охотно поиронизировал над святостью романтичных клятв, которые обычно мало весят после ударов жестокой жизни. Настоящая любовь по версии режиссера сочится кровью, толкает на безумства, наподобие проникновения в машину через заднее стекло, но остается при этом самым будоражащим чувством. Для Линча идиома «убийственная красота» отнюдь не эфемерная игра слов, а вполне натуральное изображение на импровизированной сцене. Сложно остаться равнодушным при виде извивающейся в чувственном танце девушки, на которой лишь открывающее восхитительные ноги платье, а рядом — очевидная угроза жизни. Пригодный больше для слащавых дамских романов «последний миг» в сферической киноленте растягивается на добрых полчаса, в течение которых доведется поволноваться, погрустить и улыбнуться. И все это с возбуждающе-лукавым музыкальным сопровождением. С таким и приближение смерти покажется восстанием ангелов, заново учащихся летать.

Переплетая характерные особенности своих картин, Линч собирает их в неповторимое целое, что приближает выдающийся этап творчества к логическому завершению. Огромный авангардистский пласт годен к изучению, пониманию и обдумыванию в любое время. Адепт сюрреализма постарался, чтобы грань между естественным и выдуманным в его произведениях просматривалась как можно менее четко. В раю с поющим белокурым экскурсоводом гармонично соседствуют ужасы и сатира, мистика и мелодрама. Немыслимое жанровое смузи в инструментальном стакане с соломинкой Джули Круз имеет особый терпко-сладкий вкус, который совсем не похож ни на букет вина, ни на горечь бурбона. Его хочется смаковать и попутно изумляться безграничности человеческой фантазии. Этот предел Линч не искал ни в 90-м, ни сейчас. Мастер метафор и пугающего великолепия был рожден экспериментировать. Как и любой человек, он боялся ошибиться, но всегда верил в здравый смысл, который и на рукотворных небесах не утратил силы. Как и раскованная импровизация всех причастных к индустриальному волшебству, прикоснуться к которому захочется еще не единожды.

15 июня 2017 | 15:56

Когда день сменяется ночью, и зов природы (который в ментальном мире маньяка-психопата олицетворяет собой ужасную фантазию безумца) просыпается в кровожадном убийце, то следует ждать беды, ведь как известно эти душегубы не способны остановится, обычно для этого нужна помощь бравых блюстителей закона. А иногда дело заканчивается тем, что преступника шпигуют свинцом без жалости и не экономят на драгоценном ammo, но в ленте Брэда Андерсона все несколько иначе.

В центре внимания, простой оператор службы 911 Джордан Тернер, она справляется со своей работой хорошо, можно даже сказать отлично, пока в один «прекрасный» день, из-за оплошности Джордан, не погибает Леа Темплтон (Тернер во всем винит себя), ставшая жертвой неизвестного мужчины. Но работа в 911 требует немалой доли хладнокровности и воли, поэтому мисс Джордан Тернер возвращается на работу, но в качестве преподавателя. И вот однажды поступает звонок, а голос на той стороне провода так напоминает голос Леи Темплтон. Чувство ответственности в руках женщины — мощное оружие.

Разумеется, в руках Брэта Рэттнера или Джонатана Демме, у ленты была бы претензия на то, чтобы стать культовой, однако и у Андерсона в кои-то веки получилось снять интересный в своем роде триллер, не имеющий литературного первоисточника. Что у Брэд Андерсон смог реализовать? Ладно, давайте по порядку. Несмотря на эффект «Ей, мы такое уже видели, об этом где-то слышали», «Тревожный вызов» все еще способен держать своего зрителя в напряжении, используя с умом шаблонные скримеры, а также швыряя персонажей кинокартины в нестандартные, полные опасностей эпизоды, когда реально возникает переживание за героев. Во всяком случае, довольно радостно (не сочтите за каламбур), что роль похищенной сыграла Эбигейл Бреслин, а не актриса из труппы Уве Бола или Александра Невского. Что же до Холли Берри, то ей несомненно идут роли сильных женщин, в том случае когда сценарий уместный и лента не называется «Женщина кошка».

Актеры третьего и вторых планов особо не выделились (а их образы были безликими), но на них не было сконцентрировано индивидуального внимания, однако была в меру реализованная попытка раскрыть серийного убийцу, обрывочно рассказывая о его прошлом на протяжении недолгого хронометража. Да, эта линия не получила развития, так как о ней не поведали флэшбеками или своеобразным прологом, как например делают в тематическом сериале, «Мыслить как преступнике», но фотографии из детства Майкла должным образом дают осознать, что такому человеку не суждено изменится. Таким образом, задумано следующее: Оставляя палача несчастных блондинок довольно несговорчивым, картина сама говорит за персонажа Майкла Эклунда, причем довольно доступным методом, ведь гениальное — на деле тривиально, и особой смекалки для создания профиля экранного маньяка зрителю не потребуется. Аллегорично выражаясь, то в загоне с другими тематическими триллерами «Тревожный вызов» даже не посмел бы оскалиться, но всплывает другой логичный вопрос и одновременно ответ, а зачем данной ленте подобная клетка? Поэтому в своей стихии детище Андерсона показывает то, что хотело, без намека на повторный просмотр.

Ну, разве что в поисках пасхалок, которых мало, можно вернутся к twice просмотру.

А теперь немного о минусах. У ленты слегка долгая завязка и тратить почти двадцать минут на экспозицию в киноленте длительностью в полтора часа не то чтобы непростительно, однако раздражающе, увы, музыка не запоминается, а ведь с мелодиями, способствующими напряженной атмосфере проект Брэда Андеросна однозначно получил бы еще один плюсик. Временами раздражающие персонажи, и диалоги о бицепсах двух полицейских (накаченных), способны вызвать facepalm, а может сразу два таких. И еще один минус, точнее запоздавшее пожелание: Было бы хорошо, если бы в кресле главного продюсера восседал Марк Гордон, который и по сей день курирует съемочные группы, работающие над некоторыми детективными сериалами. Под крылом Гордона наверное из-за его любви к деталям, у кинофильма прибавилось бы хронометража, но что поделать, нет, так нет и имеем то, что есть, ну или Майкла Холла в роли маньяка, хотя это уже чересчур круто. Еще на руку героям играют постоянные роковые случайности, типа двойных телефонов и неожиданных просветов в памяти.

Все лишь мелочи, главный посыл — нужно быть готовым к любой чрезвычайной ситуации (а также иметь силу духа и верно использовать смекалку), передан с достатком, а героине приходится спасать жизнь, не отходя от телефона, что не ново, но все еще интересно.

14 июня 2017 | 00:46

В последние десятилетия понятие «арт-хаус» стало широким, как никогда. В него теперь входит и авторское кино, и независимое, экспериментал и т. д. Но в сознании простого обывателя арт-хаус прочно закрепился за интеллектуальными произведениями «не для всех», альтернативой студийному мейнстриму. И это обстоятельство открывает большие возможности для деятельности. Творец больше не боится быть непонятым, напротив он этого жаждет. Непринятие массами становится высшей оценкой и оказывает влияние на оценку условной «интеллигенции». Отсюда в любом виде современного искусства возникает два относительно новых и совершенно противоположных подхода: либо намеренно усложненные перегруженные конструкции, либо характерное упрощение, небрежность и помарки в выполнении. Оба метода созидания позволяют спрятать очевидные недостатки произведения за неясной концепцией, еще более туманной идеей и якобы нестандартностью мышления. И, как известно, творец вовсе не обязан унижаться до объяснения собственного творения. Так и вырастают, словно грибы, новые художники, поэты, режиссеры.

Киприотский арт-хаус «Черная шапочка» оставил минимальный след в истории кино. Самое большое и одновременно единственное его достижение — номинация на лучший короткий метр в 2002 году в рамках Каннского кинофестиваля. Но выиграл конкурс короткометражек тогда другой фильм. Примечательно, что человек по имени Яннис Япанис, автор «Черной шапочки», так больше и не подарил миру ни одной картины, а ведь, казалось бы, демонстрация его незатейливого фильма самому Линчу, бывшему в том году председателем жюри, должна была вдохновить на следующие свершения. Но не вложил ли Япанис в первое и единственное произведение все собственные потуги на оригинальность?

Краткая аннотация к «Черной шапочке», гуляющая по интернету, едва ли даст меньше, чем непосредственное знакомство с картиной. По-крайней мере, в ней изложена фабула короткометражки, которую довольно сложно понять при просмотре. На экране мелькают тени, фигуры, скрытые во мраке, все выполнено в строгой черно-белой гамме. Япанис переделывает классическое содержание сказки о Красной шапочке на «новый лад», рассказывая страшную историю о наркотиках и похоти, царствующих в бедном интерьере убогого домишки. Сквозь густой черный и мутный серый к зрителю с большими усилиями белыми пятнами иногда пробиваются эпизоды, что не дают полное представление о сюжете, но хотя бы заставляют делать предположения. Япанис делает акцент на животном совокуплении, белом порошке, смакует процесс опорожнения мочевого пузыря. Взаимодействие людских фигур с предметами обстановки и друг другом подчеркнуто театрализовано и гипертрофированно, как и редкие закадровые звуки — четкий перестук женских каблучков, неприятный смех мужчины. Вот, пожалуй, и все, из чего состоит короткометражка. Тщетно искать здесь второе дно, скрытые идеи, единственный символ вынесен в заглавие фильма. Отсутствие множества трактовок, неоднозначных образов в качестве пищи для ума и не позволяют режиссеру спрятаться за оригинальную концепцию, которая, впрочем, тоже подвела. Такое переосмысление сюжета о девочке, попавшей в лапы к волку, имело бы право на существование, не будь оно до крайности банальным и вторичным к 2002 году, а оттого и нелепым, и похвалить творца можно лишь за длительность короткометражки, составляющей всего 10 минут. Оноре де Бальзак писал: «Нет шедевров, погибших в забвении», и «Черная шапочка» превосходно иллюстрирует этот афоризм.

1 из 10

13 июня 2017 | 12:36

Столб огня вздымается от шумящего моря до застланных пеплом небес. Охваченные яростью противники не видят себя, не помнят прошлого, забыли о мирной жизни, одержимы желанием уничтожить, сокрушить, покорить. Это — война, самое очевидное ее изображение. Но есть и другое — тихое, задумчивое, многозначительное. Для понимания оно не требует копания в планах полководцев. Лучше отдаться по-восточному пронзительной музыке, восславившей дуэль британского солдата и самурая. На острове Ява, в японском лагере для военнопленных развернулась битва, наградой за победу в которой становится признание: «Мы все не правы». Взявший в руки оружие и окропивший цветущую землю кровью воин привык руководствоваться кодексом чести или бусидо. Но прочитав в таких же смелых глазах желание познать чужой характер, уважение к справедливому противнику, такой боец — уже не деталь страшной военной машины, а яркая и волевая личность. О таких людях слагают легенды, на их примере воспитывают детей, по их поступкам изучают страны. О таких снял свое последнее большое кино Нагиса Осима.

К теме войны и тяжести ее последствий японский режиссер за долгую карьеру обращался неоднократно. Тонкий дипломат и сильный психолог — он редко клеймил кого-то безапелляционными обвинениями, признавая естественную уязвимость разума. Война — безусловное зло, но она же открывает возможность почувствовать своего врага, как самого себя. За армейскими порядками, шумом зычных приказов и бесстрастным подсчетом убитых практически утрачивается дух воина — полузабытый средневековый идеал, о котором чаще можно прочесть лишь в старых книгах да чьих-нибудь мемуарах. Это сакральный образ, которому соответствуют два обитателя лагеря: английский пленный Джек Селльерс и японский комендант Йоннои. Непокорный бунтарь по прозвищу «Бесшабашный» и ревностный блюститель самурайского этикета не могли не схлестнуться, но вместо беспощадного сражения или проявления хозяйской воли над жертвой случается совсем другое. Осима четко разделяет блуждания в сомнениях и склонность к самоанализу, заставляя учиться прощать. Как бы ни было тяжело или неприятно. Перед ротой подчиненных или лицом смерти, но это необходимое искусство. Противника простить — очень сложно, но самого себя, за совершенные ошибки — еще сложнее. Однако лишь в этом случае можно ощутить себя правым не по букве кодекса, а по одобрению собственных инстинктов, прошедших закалку и очищение.

В понимании Осимы безжалостность идет рука об руку с безупречностью. Два стержневых качества прирожденного воина подвергаются испытаниям значительно чаще, чем можно было бы предположить, находясь за линией фронта. Будучи сильным лидером и талантливым командиром, капитан Йоннои неожиданно наталкивается на безвестного, как он считает, британца, который словно бы в издевку не желает слыть трусом. По философии самурая, сдавшийся в плен противник заслуживает только презрения, но в представлении европейца капитуляция — отнюдь не синоним несмываемого позора. Особенно, если находясь в неволе проявить себя мудрым и дружелюбным человеком, как старый однополчанин Джека — мистер Лоуренс. Единственный английский пленник, владеющий японским языком, он — связующая нить между противоборствующими нациями, схлестнувшимися на клочке суши, и неспособными уважать друг друга. А насколько это полезно и нужно, легко понять по поведению Йоннои. Комендант то в ужасе спрашивает Селльерса, не злой ли он дух, то пытается сломить его волю приказом обходиться без воды и питья двое суток. «Наградой» японскому капитану за неразумность выступает лицо Бесшабашного Джека, самоуверенно жующего сорванные цветы. Не всегда сила оказывается верным средством, и уж точно не всегда терпение приравнивается к слабости.

По сравнению с красочной выразительностью «имперской» дилогии, картина отличается скромностью исполнения, под стать самурайской сдержанности. Осиме было крайне важно не обмануться в исполнителях, и, следуя интуиции, он доверил сложные роли выдающимся музыкантам, в чьих образах накрепко отпечаталась национальная узнаваемость, дополненная внешним колоритом. Закопанная по самую шею во всех смыслах светлая голова Дэвида Боуи — самое грустное и одновременно сильное воспоминание о картине. Столько мыслей проносилось в голове его персонажа, а было и всеобъемлющее чувство — искупленный годами войны и месяцами заточения стыд перед когда-то преданным младшим братом. Страшное дело: Джеку потребовалось шокировать надменного японского командира, чтобы суметь простить самого себя. А о значимости Рюити Сакамото в этой киноленте лучше всего скажет ошарашенное лицо Йоннои в момент крепких неприятельских объятий. Видит Будда: красноречивее передать глубину потрясения несгибаемостью воли — попросту невозможно. Нет сомнений, написанная Сакамото музыка к фильму выражает среди прочего и личное признание мужества, которое как духовная сущность не имеет страны происхождения.

Какой бы жестокой и бесчеловечной ни являлась война, у нее должен быть конец, и не обязательно счастливый. В то же самое время у великолепного кинофильма только оптимистичное послевкусие. Сыновья своих стран, японцы и британцы, сошлись при трагических обстоятельствах, в их отношениях было немного человеческого, но пройдя сложный извилистый путь, они многое поняли и осмыслили. Не войною единой, есть и мирная жизнь, в которой существуют праздники. Есть разница в пожелании «Счастливого рождества», когда оно сказано с насмешкой, пьяным в доску японским сержантом, или им же — совершенно трезвым, освоившим чужой язык, и теперь добавляющим слово «мистер» к имени. Неизбежно наступает пора перестать делить всех на правых и виноватых — в свою гуманистическую и высокохудожественную картину Нагиса Осима вложил именно эту идею. Предубеждение — зло для всех и каждого, и только отринув, пробившись сквозь его толщу, можно ощутить настоящую мудрость. В ней состоит оправдание победы, и во имя этого великого осознания страшиться смерти не нужно.

13 июня 2017 | 10:16

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...



Друзья по интересам (298)
они ставят похожие оценки фильмам

имя близость

NellysM

85.9412% (20)

inokoni

85.8676% (25)

Irene Friholm

85.3545% (22)

darthmefisto

84.5169% (20)

Bugmenot01

82.0168% (22)

Jelena Ivanova

81.845% (21)

NeSmesno

81.2942% (22)

Mazzolata

81.1642% (27)

Игорь Байбаков

79.4787% (22)

Aleksandr Chernyy

79.192% (23)

Katherine Earnshaw

78.4698% (24)

mars021212

77.8532% (23)

jaroslav

77.5658% (24)

a_erisova

77.461% (24)

naumkin90

77.1966% (26)

Пых Пых

76.5179% (26)

Dmitrichenko Daria

76.4612% (24)

luckjanovairina

76.2748% (25)

vaQoom

74.8894% (26)

Андрей Лазоренко

74.7597% (28)

jaruk111

74.7564% (25)

diana_norkina

74.7104% (26)

madam bulochkina

74.5645% (36)

Albertinio

74.3843% (28)

Zodiac451f

74.0116% (27)

ExitusLetalis

73.3795% (30)

Ким Сиа

72.9777% (27)

tchekalina

72.9722% (33)

tosnocahek

72.8661% (27)

JuliaMas96

72.5468% (28)