всё о любом фильме:

igiss > Рецензии

 

Рецензии в цифрах
всего рецензий79
суммарный рейтинг3650 / 3843
первая5 июня 2015
последняя16 марта 2017
в среднем в месяц3
Рейтинг рецензий


 




Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Все рецензии (79)

Япония обречена. Кругом невоспитанные и самодовольные девицы. Куда делись хорошие женщины? Такие мысли посещали Сигэхару Аояму несколько дней назад, а сейчас он уже просматривает анкеты актрис для прослушивания на роль в несуществующем фильме. Аояма отворачивает в сторону портрет жены. Он думает, что предаёт свою давно умершую супругу, — а обман множества живых девушек не вызывает в нём тревоги.

Аояму (роль исполняет Рё Исибаси) отличает обывательская, трусливая мораль: он не задумывается о последствиях своих решений, но по инерции ведёт себя как добродетельный бизнесмен и семьянин. Эмоциональность ему не свойственна, только страх одинокой старости заставляет беспокоиться. Идея выбора супруги через кинопробы пришла в голову его другу, телепродюсеру с опытом устройства таких мероприятий. Девушки попадаются хорошо обученные, добродетельные и красивые — больше ничего и не требуется. Но легкомысленная затея оборачивается для героев неожиданными последствиями. Асами Ямадзаки в исполнении модели и актрисы Эйхи Сийны — сущий ангел, женщина в белом, робкая, святая; в прошлом она была балериной, но пережила травму, помешавшую ей продолжить карьеру, травму, принесшую ей безысходность сродни смерти. Анкета номер 28 сразу же лишила Аояму душевного покоя.

«Кинопроба», которая начинается как ода одиночеству, внезапно обретает новоявленный драматизм: Аояма, хладнокровный герой, впадает в депрессию, затем попадает под чары странной, навязчивой любви, затем отдаётся гневу. Но характер фильма окончательно меняется в тот момент, когда Эйхи Сийна надевает чёрный фартук и возвращается на экран в обличье мстительной леди.

Такаси Миикэ в «Кинопробе» подтвердил свою способность снимать быстро и очень эффективно. Всего за три недели съёмок ему удалось создать фильм ужасов, которые многие называют одним из самых запоминающися в истории жанра. Визуальной красоты и изобретательной жестокости у Миике не отнять, но скорость не всегда идёт на пользу. Многие эпизоды выглядят как незаконченные ветви истории, которые было решено обрубить на полпути. Появление секретарши, с которой Аояма однажды переспал, и подружки его сына обставлены как значимые события, а затем обе исчезают так же быстро, как появляются. Ближе к финалу место ненужных героев занимают ненужные сны, сцены галлюцинаций, которые ничего не добавляют к содержанию фильма, — разве что отвлекают от развязки. Композиция напоминает стиль Кроненберга и Линча, но Миике значительно слабее как рассказчик (если не считать парадоксальный саундтрек Кодзи Эндо, который похож на музыку из фильмов Линча). Смотреть «Кинопробу» больше одного раза нет смысла: когда тайны решены, неоправданная затянутость сразу же бросается в глаза.

Но и в первый раз фильм Миикэ воспринимается лучше, если о нём ничего не знать: даже краткая аннотация искажает впечатление. «Кинопроба», которая начинается как обывательская драма с элементами комедии, уносится в мир ужасов совершенно непредсказуемо — но о какой интриге может идти речь, когда зловещее лицо Асами со шприцем смотрит на нас с обложек и афиш? Героиня Эйхи Сийны здесь самое слабое место — она выглядит как случайная женщина-мститель, пережитые ею испытания ничуть не оправдывают звериную жажду крови. Скомканный финал выглядит единственным выходом из невероятно запутанной истории. Герои Миике проходят долгий, загадочный путь, но этот путь не влияет на их сухие, невзрачные души, — только терзает их тела.

16 марта 2017 | 21:57

«Защитники» — один из первых (после «Викинга») представителей жанра «российский экзистенциальный постмодерн». Фильмы этого жанра создаются не для того, чтобы их кто-либо смотрел. Основная интрига заложена в самом смысле их существования. А «Защитников» зачем-то смотрят и превращают в объект насмешек, зависти и злобы. Объяснить такой градус ненависти решительно невозможно.

Некоторые уже предвкушают смешные ролики или разбор ошибок, хотя такого рода ролики совсем не нужны. Мы привыкли смеяться над «турецким Рэмбо» и нигерийскими фильмами со смешными спецэффектами. «Защитники» забавляют не действием, а постмодернистской иронией, которую сложно уловить неподготовленному зрителю. Этот фильм сам разбирает собственные ошибки. Над некоторыми репликами действительно можно посмеяться. Но хорошие диалоги — даже единственная удачная фраза — превратила бы «Защитников» из арт-объекта в средний боевичок с балаганными героями.

Аура смыслов «Защитники» лежит за пределами самого фильма. Критики изобретают вымученные шутки о том, где медведь находит штаны, чтобы превратиться в человека. Эти усилия гораздо смешнее всего, что происходит на экране. Не менее смешны упрёки о том, что сотни миллионов рублей (среди которых немало денег налогоплательщиков) ушли в песок. Множество людей заплатили за шанс посмотреть «Защитников», чтобы высмеять их, и все они подшутили сами над собой. «Защитникам» защита не нужна, то, что мертво, не может умереть, а если вы до сих пор предвкушаете шутку про штаны, вот и она: Сарик Андреасян всё объяснит в режиссёрской версии.

25 февраля 2017 | 20:55

В сорока семи световых годах от Земли обитает цивилизация, полная зелени, гибких форм и живой воды, способной течь снизу вверх; корабль, созданный её обитателями, попадает в метеоритный поток недалеко от Земли, теряет маскировку и входит в земную атмосферу. Страну для приземления гости выбрали неправильно. Корабль сбивают отечественные истребители, и он падает прямиком на Чертаново.

Бондарчук черпает штампы об инопланетном вторжении из десятков голливудских первоисточников: большая штуковина падает на Землю, вокруг неё летают самолёты и вертолёты, суровые военные, которым лишь бы жахнуть, обустраивают кордон. Придумывать ничего не надо, и перенос концепции на российскую почву был делом денег и времени. Денег хватило: разрушение панельных домов инопланетным кораблём — давно такого ждал! — нарисовано неплохо. Но по-настоящему чувствуешь Россию только тогда, когда появляется ОМОН, который месит людей дубинками ровно так же, как на Болотной площади. Перед лицом вооружённой гопоты полиция внезапно теряет решимость и ведёт себя не в пример нежнее, чем с либеральной оппозицией; так оно в жизни и бывает: те, кто приходят с миром, получают в награду худшую жестокость, чем те, кто готов к войне.

Середина фильма снята как длинная реклама чипсов Lays: она наполнена примитивными сценам и аляповатыми диалогами, которые актёры (особенно Олег Меньшиков) произносят с видимым отвращением. «Молодёжные шутки про соцсети» не вызывают смеха, попытки изобразить «Форсаж» в дворовом гараже — вызывают, и уж совсем уморительно смотрится slow motion, который здесь, как и 3D, совсем не нужен. Герои гуляют по бесконечным военным штабам, смотрят выпуски новостей и объясняют друг другу то, что зрителям давно понятно. В дальнейшем военный антураж сменяется пепельным апокалипсисом московской подворотни, где районная гопота готовят едва ли не государственный, судя по масштабам замысла, переворот.

А финальная часть демонстрирует, что начало мы терпели не зря. Появляется и нормальная драматургия, и хорошие боевые сцены, и неожиданно трогательный и осмысленный финал. У Бондарчука среди невразумительных сцен попадаются такие, которые иначе как шедеврами не назовёшь: чего стоит наблюдение за летящей сферой из окна электрички! «Притяжение» полно фальши, плохо срублено, но местами смотрится эффектно и обаятельно; не совсем ясно, почему, но оно работает. Забываешь про чипсы, лайки и репосты и боишься за героев, как за родных.

1 февраля 2017 | 23:19

Русью правят трое братьев-рюриковичей, но лучше всех дела идут у младшего, Владимира Святославовича. Славный был князь Владимир, не зря у Боровицких ворот Кремля ему поставили гигантский памятник.

Данила Козловский играет светлейшего со свойственным ему благодушным спокойствием: он произносит фразу «Будешь женой моей. Буду тебя любить» (после изнасилования) с той же интонацией, с которой попросил бы в ресторане добавку мороженого. Хладнокровие выдаёт в нём храброго человека, но цель, к которой стремился режиссёр Андрей Кравчук, этим не исчерпывается.

Показывая путь Владимира от трусости и морального уродства к свету православной веры, Кравчук вторгается на тонкий лёд языческих и христианских чудодействий. Язычество у режиссёра получилось похожим на современное российское православие: мрачное, гнетущее, бескомпромиссное, готовое уничтожить каждого за «оскорблённые чувства». Оттеняет впечатление только верховный волхв в чудном исполнении Антона Адасинского, звезды сокуровского «Фауста», который напоминает современного художника Павленского.

Зато христианство в «Викинге» носит яркие одежды осовремененного хиппарского язычества: поляк Павел Делонг в роли греческого монаха Анастаса похож на восточного гуру, а византийская знать напоминает участников выставки цветных халатов. Церемония крещения на берегу Киева похожа на восторженный языческий праздник. Деликатно-христианским получился лишь сам Владимир, который в финальных кадрах напоминает едва ли не нового Иисуса: погрешившего с тремястами наложницами, но всё-таки святого человека.

История про трёхсот наложниц Владимира Красно Солнышко — единственное прегрешение князя, которое Кравчук решил не экранизировать. В остальном житие получилось жестоким (у фильма две версии, я видел ту, что 18+) и морально амбивалентным. Неплохо, но художественные качества «Викинга» не поспевают за прогрессивной начинкой. Снятый студией «Тритэ» Никиты Михалкова, этот фильм тянется почти два с половиной часа и состоит из тягучих диалогов, перемежаемых случайным жестоким насилием. Похожим образом сняты последние две части «Утомлённых солнцем», но там, где у Михалкова случались светлые моменты интересной режиссуры, у Кравчука нет вовсе ничего. «Викинг» — самый утомительный фильм на свете, жуткая метафора современной российской жизни, где к давящей скуке то и дело примешивается ложка напрасно пролитой крови: хочется отвернуться и проверить ленту твиттера, но заголовки жутких новостей всё равно возвращают к реальности. Тематический парк, открытый в Крыму (где проходили съёмки) по мотивам фильма, только дополняет впечатление. «Викинг» — не только самое ужасное, но и самое концептуальное российское кино последних лет, потому что оно насквозь правдиво.

1 января 2017 | 22:10

Простой деревенский механик Джим (Крис Пратт) просыпается на борту межзвёздного лайнера «Авалон» и вскоре узнаёт, что из пяти тысяч пассажиров бодрствует лишь он один, а до пункта назначения — девяносто лет пути. Он объедается фаст-фудом для пассажиров эконом-класса, отращивает бороду и предаётся отчаянию; но его жизнь меняется, когда в одной из капсул криосна он замечает писательницу по имени Аврора (Дженнифер Лоуренс). Лёгкие уколы совести не мешают одинокому Джиму разбудить Аврору и заесть печаль хорошим завтраком: писательница путешествует классом повыше.

«Пассажиры» основаны на сценарии, написанном Джоном Спэйтсом ещё в 2007 году. Первая версия фильма, в которой могли сняться Киану Ривз и Эмили Блант, так и не появилась на экранах. За обновлённую редакцию с участием Криса Пратта взялся норвежец Мортен Тильдум, запомнившийся «Игрой в имитацию» (2014). Многообещающий сценарий, неплохой режиссёр, к тому же космический сеттинг и большой бюджет, — что могло пойти не так? Да, завязка проста, как две копейки, но межзвёздная порнушка с катастрофой в финале — не худший жанр на свете.

Оказывается, что механик — скорее не герой порнофильма, а воплощение мечты застенчивого подростка. Почему бы не найти среди тысяч спящих женщин ту, у который самые красивые губы и самые гладкие ноги? Джим для Авроры — единственный мужчина на свете. Остаётся проявить немного терпения, но мешает чувство вины. Это чувство — единственное, что Пратт может сыграть в «Пассажирах» (и играет, надо сказать, с успехом). Повторение зацикленных эмоций и одинаковых реплик, с которыми оба героя заходят в бар за бесконечным алкоголем, делает их похожими на роботов, тогда как бармен-андроид (Майкл Шин) приобретает человеческие черты. Если это мелодрама, то она посвящена навязанной, мучительной любви: Лоуренс справилась с ролью запутавшейся жертвы без особого труда.

Снять фильм о том как насильник и косвенный убийца случайно искупает свою вину, — дело любопытное, только вменяемый сюжет бы здесь не помешал. История, которую много раз меняли (пересъёмки продолжались до октября нынешнего года), отличается обилием дыр и нестыковок. Корабль, который эффектно смотрится снаружи, изнутри соткан из разрозненных кусков-съёмочных павильонов, лишённых атмосферы и характера. Неплохая музыка Томаса Ньюмана («Побег из Шоушенка», «007: Скайфолл») местами напоминает мелодии Жана Мишеля Жарра, а на Дженнифер Лоуренс в бассейне приятно смотреть. Всё остальное в «Пассажирах» — пусто, как межзвёздный вакуум.

23 декабря 2016 | 20:56

Простой деревенский механик Джим (Крис Пратт) просыпается на борту межзвёздного лайнера «Авалон» и вскоре узнаёт, что из пяти тысяч пассажиров бодрствует лишь он один, а до пункта назначения — девяносто лет пути. Он объедается фаст-фудом для пассажиров эконом-класса, отращивает бороду и предаётся отчаянию; но его жизнь меняется, когда в одной из капсул криосна он замечает писательницу по имени Аврора (Дженнифер Лоуренс). Лёгкие уколы совести не мешают одинокому Джиму разбудить Аврору и заесть печаль хорошим завтраком: писательница путешествует классом повыше.

«Пассажиры» основаны на сценарии, написанном Джоном Спэйтсом ещё в 2007 году. Первая версия фильма, в которой могли сняться Киану Ривз и Эмили Блант, так и не появилась на экранах. За обновлённую редакцию с участием Криса Пратта взялся норвежец Мортен Тильдум, запомнившийся «Игрой в имитацию» (2014). Многообещающий сценарий, неплохой режиссёр, к тому же космический сеттинг и большой бюджет, — что могло пойти не так? Да, завязка проста, как две копейки, но межзвёздная порнушка с катастрофой в финале — не худший жанр на свете.

Оказывается, что механик — скорее не герой порнофильма, а воплощение мечты застенчивого подростка, ни разу не видевшего женскую грудь. Он оказывается на космическом корабле в полном одиночестве, а затем выбирает из пары тысяч спящих женщин ту, у которой самые красивые губы и самые гладкие ноги. Он оживляет её и подглядывает, как она купается в бассейне. Он для неё — буквально единственный мужчина на свете. К тому же он больше похож не на застенчивого подростка, а на Криса Пратта, пусть и в скучнейшей на свете роли. Переспать, нельзя не переспать.

Джим не спешит и долгие месяцы не решается позвать Аврору на свидание. Проклятое чувство вины — единственное, что Пратт может сыграть в этом фильме (и играет, надо сказать, с успехом). Чтобы поныть, утолить похоть и вкусно поесть, он лишает её шанса воплотить мечту о далёких мирах. Затем, когда Аврора обо всём узнаёт, Джим достаёт её по громкой связи, от которой негде укрыться. Так ведёт себя озабоченный подросток, который не только звонит и строчит сообщения, не только выводит мольбы о прощении мелом на асфальте, но ещё и выжигает их зажигалкой на двери дома своей возлюбленной (и, возможно, на спине соседского кота).

Снять фильм о том, как насильник и косвенный убийца случайно искупает свою вину, — дело любопытное, только вменяемый сюжет бы здесь не помешал. История, которую много раз меняли (пересъёмки продолжались до октября нынешнего года), отличается обилием дыр и нестыковок. Корабль, который эффектно смотрится снаружи, изнутри соткан из разрозненных кусков-съёмочных павильонов, лишённых атмосферы и характера. Неплохая музыка Томаса Ньюмана («Побег из Шоушенка», «007: Скайфолл») местами напоминает мелодии Жана Мишеля Жарра, а на Дженнифер Лоуренс в бассейне приятно смотреть. Всё остальное в этом фильме — пусто, как межзвёздный вакуум.

  • Полезная рецензия?
  • Да / Нет
  • 0 / 1
23 декабря 2016 | 20:03

Имперский адмирал Кренник (Бен Мендельсон) прилетает на глухую каменистую планету, чтобы разобраться с Галеном Эрсо (Мадс Миккенльсен) — конструктором тайного оружия Империи, который решил дезертировать в самый ответственный момент. Империи не помешал бы заложник, ведь Гален незаменим; но его дочь Джин уходит от преследования и наблюдает, как отца увозят обратно строить небесную крепость — Звезду Смерти. Через много лет Джин попадёт к повстанцам: с её помощью они собираются добраться до конструктора и помешать Империи создать неуязвимое оружие.

Если зрителю, не знакомому с историей «Звёздных войн», показать все восемь фильмов в хронологической последовательности, он едва ли скажет, что «Изгой Один» — спин-офф, а не часть основной серии. Бой на планете Скариф, которому посвящено заключение нового фильма, по масштабам превосходит почти все сражения из «Звёздных войн», если не считать грандиозный третий эпизод («Месть ситхов», 2005). Седьмой эпизод Джей Джей Абрамса, вышедший год назад, в сравнении с фильмом Гарета Эдвардса смотрится блекло, как нелюбимый родной сын рядом с любимым усыновлённым.

В распоряжении Эдвардса была целая вселенная, и он умело распорядился множеством хорошо продуманных мелочей. Зрители, не знакомые со «Звёздными войнами», едва ли поймут все хитросплетения технологий, политики и Силы. Для того, чтобы поверить в реальность фантастического мира, глубоких знаний не требуется: дизайн каждой панели управления впечатляет не меньше, чем устройство громадных кораблей и станций. Зато те, кто видел хотя бы одну из прошлых серий, встретят множество знакомых деталей. Немалая часть фильма посвящена эксплуатации ностальгии фанатов: кадры пилотов истребителей взяты прямиком из четвёртого эпизода, к тому же Эдвардс использовал цифровую голову гранд-моффа Таркина, — сомнительное, но эффектное решение.

«Звёздные войны» притягивают не только масштабами, спецэффектами и технологиями, но знакомыми персонажами. Главные герои Эдвардса — новички во вселенной Star Wars, и неудивительно, что именно за них фильм в основном и критикуют. На раскрытие характеров главных героев у Джорджа Лукаса уходили целые трилогии. Эдвардс делает всё, что в его силах, но двух часов для того, чтобы проникнуться сочувствием к героям-повстанцам, всё же недостаточно. Главные действующие лица Rogue One воспринимаются как герои второго плана в другой, более масштабной истории. Фелисити Джонс (взрослая Джин) играет убедительнее Дэйзи Ридли (Рэй из седьмого эпизода), но их роли несопоставимы хотя бы потому, что Джин не связана с главными героями космооперы Лукаса семейными узами.

И всё же фильм у Эдвардса получился превосходный: динамичный, живой, непредсказуемый, простой, но в то же время достаточно сложный, чтобы с интересом следить за поворотами сюжета. Стилистика его близка к фильмам первой трилогии (эпизоды IV-VI): выпуклые экраны и кнопочные интерфейсы напоминают о семидесятых, повстанческие базы выглядят как партизанские укрытия, да и в сюжете есть отголоски историй о движении сопротивления времён Второй Мировой. Зато «имперская» часть Rogue One бюрократична и напоминает вовсе не старую трилогию, а приквелы, где было меньше героизма и больше политики.

Снимать кино о власти очень сложно — Лукас в приквелах пытался сделать именно это и добился лучшего в своём роде результата (а заодно вызвал ненависть поклонников — после битвы на Хоте дебаты в Галактическом Сенате смотрятся особенно занудно). Эдвардс снимает Империю в стиле приквелов не из-за традиций, от которых Disney сейчас старается дистанцироваться. У него просто нет выбора. Здесь появляются и долгие диалоги, и статичные планы, и глянцевые декорации, больше того, — Дарт Вейдер становится похож на Анакина, и даже момент его механистичной, долгой, сосредоточенной ярости напоминает эпизод отмщения за мать в «Атаке клонов» (2002).

Rogue One действительно образует мостик между «новой» и «старой» трилогией — ведь в старой мы почти ничего не узнаём о том, что представляет из себя Империя, кроме того, что она строит «Звёзды Смерти» и жаждет расправы над повстанцами. Провалы в знаниях о мире восполнены литературой, но седьмой эпизод Джей Джей Абрамса не учитывает полуофициальных дополнений. Попытка вновь удалить из Star Wars политику — создать «Первый орден», туманную злодейскую организацию с неограниченными ресурсами, — получилась неубедительной. Авторы восьмого и девятого эпизода могут исправить положение, но ожидания фанатов слишком значимы, а Disney не любит рисковать. Создатели спин-оффов «Звёздных войн», учитывая кассовый успех Rogue One, могут свободнее распоряжаться законами далёкой галактики. Эта свобода — главное завоевание повстанцев Гарета Эдвардса.

23 декабря 2016 | 19:35

Старшеклассник Коля Смирнов (Семён Трескунов) растёт в эксцентричной семье. Его отец — изменённый до неузнаваемости Константин Хабенский, который торгует пищевыми добавками и предпочитает спать раз в двое суток. Мама и брат безнадёжно испорчены режимом (дня), и Колина бунтарская натура им чужда. Зато школа у героя — загляденье: на уроках физкультуры спортивные игры проходят параллельно с современным танцем, а учительница английского Алиса Денисовна (Иева Андреевайте) не просто соблазнительна, а умна и темпераментна. Всё бы хорошо, но кто поджёг компьютерный класс, на который так старательно собирал деньги директор (Михаил Ефремов)?

Оксана Карас сняла свою вторую полнометражку в жанре житейской драмы, где комичное сочетается с абсурдным, а порой даже с мистическим. Для школьной истории — оригинальный и, как выяснилось, правильный выбор. Вдобавок к остроумию авторов отличает редкое чувство вкуса, а морализаторства, наоборот, нет и в помине. Правда, не все сюжетные линии удались сценаристам одинаково удачно: без детективного элемента, сверхъестественных причуд и пакетов с деньгами «Хороший мальчик» стал бы ещё лучше. Если, конечно, не считать диковинные события из середины фильма безумным сном Коли. Ведь не мог же Смирнов действительно повторить подвиги Розенкранца и Гильденстерна из одноимённой пьесы Стоппарда. И куда всё-таки делись деньги?

В «Ученике» Кирилла Серебренникова школа отличалась тем, что в ней разместили гигантский олимпийский бассейн, необходимый для демонстрации девушек в бикини. Остальная часть школы Серебренникова — дремучий вертеп, запертый в старонемецком здании. У Карас школа едва ли не идеальна: учителя интеллигентны, ученики реалистичны и вместо неловкости (что часто бывает, когда взрослые изо всей силы пытаются изображать детей) вызывают чувство ностальгии. С телесностью у «Хорошего мальчика» всё в порядке и без бассейна: место бикини заняли хорошо скроенные танцевальные костюмы, но вопреки грубой религиозной скабрезности «Ученика» Карас делает своих героев-девушек умными, пластичными и привлекательными. Происходящее на экране легко упрекнуть в нереалистичности хотя бы из-за страсти персонажей к спонтанным танцевальным номерам. Но так даже веселее. А за веселье этому фильму всё можно простить.

Карас и её оператор Сюзанна Мусаева, кроме того, сумели непостижимо красиво снять Москву, да так, что Москва не бросается в глаза. Съёмки проходили на северо-западе, в Тушине и в Филях: кадры с Москвой-рекой божественны, окраинные скверы в весенне-летних цветах смотрятся свежо и оригинально, как будто знакомый город открылся в новом свете. В Москве «Хорошего мальчика» несложно представить совершенную школу, где дети танцуют, учителя влюбляются, а родители точно знают, когда прийти на помощь. Не поверить в такую иллюзию — преступление, тем более что создатели фильма предельно честны. Счастье переменчиво, от разочарований не скрыться: но и незачем, так даже интереснее.

2 декабря 2016 | 20:47

Если бы споры о том, настоящим был подвиг панфиловцев или нет, не разгорелись с новой силой, их следовало бы придумать продюсерам фильма. Нет ничего лучше для раскрутки, чем скандал с привлечением чиновников, учёных и общественности. Если доверять свидетельствам, то дело обстоит так: 316-я стрелковая дивизия во главе с Панфиловым действительно сражалась под Волоколамском, и её подразделения 16 ноября 1941 года действительно героически держали оборону против немцев. Но история про 28 человек, остановивших крупномасштабное наступление, а также все связанные с ней поэтические подробности выдуманы сотрудниками газеты «Красная звезда» по мотивам репортажей с мест событий.

К художественной ценности фильма эти обстоятельства не имеют никакого отношения. Приукрасить события, которые происходили на самом деле, для художественного кино — не преступление, а необходимость. Так случилось, что рассматривать «28 панфиловцев» приходится с производственной точки зрения: деньги на него собирали через краудфандинг, и авторы характеризуют первоначальный сценарий как «постмодернистский». Позже сценарий принял более спокойные и классические формы, став «повестью о войне». Остаётся вопрос: зачем собирать по всей стране деньги на кино, которое бы с радостью профинансировали (и действительно профинансировали) Министерство культуры и Фонд кино?

«28 панфиловцев» — история одного боя даже в большей степени, чем «300 спартанцев» Снайдера. Весь фильм сконцентрирован на длинной сцене схватки панфиловцев с немецкой армией. Сражение показано во всех деталях и ракурсах, начиная от карт и заканчивая подробностями гибели едва ли не каждого участника сражения. Хроникальная точность, скрупулёзный счёт потерь, относительно достоверные кадры поражения техники, — всё это делает честь авторам. К деталям вроде формы (включая немецкую), оружия и танков режиссёры Ким Дружинин и Андрей Шальопа подошли с должным вниманием. Техническую достоверность, правда, обесценивает игровой характер некоторых эпизодов (Gaijin Entertainment не зря появляется в титрах), — советские солдаты практически неуязвимы, а немцев косят пулями, как болванчиков из компьютерной игры; лишь некоторые из них проявляют зачатки интеллекта. «Умный» немецкий танк визуально отличается от обычных, как и положено боссу из 3D-шутера.

«Советское» авторы демонстративно заменяют на «русское». 316-я дивизия была сформирована в Алма-Ате, и многие из бойцов были выходцами из Казахстана, так что лейтмотив межнационального единения на русской почве присутствует едва ли не в каждом втором кадре. В начале ленты персонажи рассказывают мелодраматичные байки и произносят пафосные речи наподобие «Родина — это место, где живут. А Отечество — то, как живут». После боя диалоги из первой половины фильма практически забываются, и у создателей хватает такта не повторяться: речевой пафос сменяется визуальным, и смотрится это достойнее.

Забываются, увы, и погибшие герои. Глубиной и индивидуальностью авторы их не наделяют: исключение — украинец, который то и дело перескакивает с русского на мову и говорит с выраженным акцентом. За единственным ярким образом остальные панфиловцы становятся массовкой, коллективным олицетворением храбрости. Один молчаливый герой есть и на немецкой стороне — педантичный артиллерист в круглых очках, который наводит вражеские батареи. Эта педантичность во многом определяет характер всего фильма. У Дружинина и Шальопы получилась не киноповесть, а технологичное произведение о войне, — эффектное, красивое, но почти лишённое эмоциональных моментов. По меркам современного патриотичного кино — далеко не худший результат.

26 ноября 2016 | 19:02

Биржевой управляющий Сок Ву вместе с дочерью Су Ан отправляется на поезде из Сеула в Пусан (с севера на юго-восток Южной Кореи). Тем временем в стране начинается зомби-апокалипсис, ходячие мертвецы кушают людей, занимают города и постепенно пожирают пассажиров поезда, которые наивно надеются на помощь извне.

«Поезд в Пусан» впервые показали у нас месяц назад на кинорынке Кинопоиска, и российский прокатчик представил его как один из самых успешных азиатских фильмов в мировом прокате: так это кино сейчас и рекламируют. Но забывают предупредить, что азиатский прокат — штука специфическая, и кино, даже массовое, там снимают по несколько иным законам, чем на западе. Аудитория большого зала «Октября» во второй половине просмотра была не в силах сдерживать смех. Закономерная плата за нелепость в маске античной трагедии.

Режиссёр Ён Сан-хо прежде занимался анимацией, и «Поезд» — его первый игровой фильм. Герои фильма просты и колоритны, они похожи на анимационных персонажей, но не в лучшем смысле: склонны к истерикам и карикатурным жестам, демонстративно не замечают грозящую им опасность и умирают настолько по-идиотски, что к концу смотреть на это уже не страшно, а весело. Ничего смешного авторы в виду не имели: весь фильм выполнен в серьёзном, патетическом ключе, а несколько шуток буквально заперты в туалетных кабинках. Странная фиксация режиссёра на туалетах — видимо, ещё одна особенность, к которой зрителям предстоит привыкнуть.

Попытки сравнивать «Поезд в Пусан» с триллером «Сквозь снег» (Snowpiercer) Пона Джун-хо не слишком убедительны. В Snowpiercer поезд проезжает вокруг Земли по путям длиной в пятьдесят тысяч километров, а Сеул от Пусана отделяет всего двести. Качество фильмов тоже соотносится в пропорции 250 к 1; «Пусан» в сравнении выглядит неряшливой любительской постановкой, студенческим фильмом, приправленным плохо нарисованными спецэффектами. Его стоит смотреть только в том случае, если вы любите подобное кино и знаете, чего от него ждать. В иной ситуации лучше пересмотрите Snowpiercer. Прошло три года, а он по-прежнему прекрасен.

25 ноября 2016 | 21:37

Смотрите также:

Все рецензии на фильмы >>
Форум на КиноПоиске >>




 

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...