всё о любом фильме:

dmitrythewind > Рецензии

 

Рецензии в цифрах
всего рецензий162
суммарный рейтинг4453 / 2267
первая18 апреля 2009
последняя24 июня 2017
в среднем в месяц3
Рейтинг рецензий


 




Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Все рецензии (162)

Мы говорим — Агнешка Холланд — мы подразумеваем тот самый запретный фильм 1995 года «Полное затмение» с Леонардо Ди Каприо, который после успеха «Титаника» пытались не пускать в США, дабы не шокировать поклонниц актера. Но не Ди Каприо единым — прошло 22 года, а пани Агнешка не растеряла хватку и сняла очень странный фильм — одновременно поэтичный и шокирующий, нежный и бьющий наотмашь, убаюкивающий и насылающий кошмары. Львиная доля успеха картины приходится на еще одну Агнешку — Агнешку Мандат. Несмотря на грозную фамилию, актриса играет совершенно не грозную героиню — эдакий божий одуванчик, которая всем птицам и зверям лесным друг — ни дать ни взять добрый доктор Айболит. А вот с людьми у пани Душейко складывается сложнее.

Собственно, все герои картины по своему несчастны — и сама Душейко, потерявшая любимых собак и не способная остановить страсть местных мужиков к охоте на милых зверюшек, и ее сосед Славосвят, ставший в детстве свидетелем самоубийства матери, и сооружающий в подвале взрывчатку, и девушка из секонд-хэнда по прозвищу Добрая Весть (девушка, а не магазин), которой запрещают видеться с родным братом, и очкарик-минималист-эпилептик из местного отделения полиции, не позволяющий себе иметь в доме более восьмидесяти вещей. По сравнению с ними хмурое охотничье население городка — сплошные стереотипы — усатые, грубые, безжалостные. Так кто же убивает охотников по одному, и почему вокруг трупов столько следов животных? Неужели сама мать-природа ополчилась на них?

В фильме столько натуралистичных сцен охоты и жестокого обращения с животными, что поневоле начинаешь задуматься, как это снималось. Очень хочется верить, что «ни одна лисица (кабан, косуля) не пострадала во время съемок». Так что симпатии зрителя предсказуемо на стороне слабой бабули, которая еще и вздумала разыгрывать из себя мисс Марпл…

А еще главным героем фильма является… лес. Дремучий, покрытый густым туманом. Копошащийся жуками и личинками. Вспыхивающий в темноте красными глазами. Верный друг для своих, жестокий враг для чужих. Агнешка Холланд снимает его так, что невозможно оторваться от экрана. Смело вальсируя между жанра комедии, триллера, хоррора и мелодрамы, «След зверя» ведет к непредсказуемой развязке, заставляющий зрителя если не пересмотреть свои взгляды на конфликт героев, то крепко задуматься…

9 из 10

24 июня 2017 | 03:26

Вот как это было. Два кинематографиста — режиссер ЖАН-СТЕФАН БРОН и оператор — провели полгода, снимая в Парижской Опере (кстати, продюсер не в курсе, на какую камеру они снимали). Как ни странно, они не сняли тысячу часов материала — видимо, долго присматривались, прежде, чем начать снимать. Даже для бонусов на DVD вырезанных сцен оказалось немного. Иногда вообще ничего не снимали, иногда по паре минут. Приступая к съемкам, они не имели четкого плана действий — да и как можно было предсказать увольнение главного балетмейстера, массовые забастовки артистов, жалобы хора на беруши, требования «сверху» уволить побольше сотрудников и повысить цены на билеты, теракты в Париже, появление в опере русского певца Миши из Оренбурга и поведение живого быка по кличке Беспечный Ездок, участвующего прямо в оперной постановке. В общем, нормальная жизнь. Опера простояла почти 300 лет, и дай Бог, еще столько же простоит. А мы — простые смертные — так, мимолетные свидетели.

Этим и интересен фильм. Никакого туристического глянца. Никаких актеров. Даже знаменитый фасад не показали — все снимали изнутри. Снимал споры. Переговоры. Перебранки. Вот певец Миша после своего первого выступления уходит за кулисы, обессилено падает на стул и шепчет единственное русское слово за всю картину: «Хреново» (кстати, продюсер не в курсе, как это переводится). Вот бык навалил кучу.. ммм… удобрений возле звукоусилителя. Вот девочка-виолончелистка с десятого раза не может изобразить энергичную ноту, выдавая мягкое, тихое звучание ("Ты, наверно, очень добрая девочка!» — мягко говорит преподаватель, который только что предложил ей представить, что он выбросил из окна ее любимый телевизор).

Чем-то это напоминает «производственные романы» Артура Хейли, вроде «Отель» или «Аэропорт», где показывали подноготную большой организации — а уж Парижская Опера, поверьте — очень большая. Никакого морализаторства не будет — режиссер не становится ни на сторону «бастующих», ни на сторону руководства, ни на сторону «верхов», понастроивших по стране роскошные культурные центры, а потом урезающие их недешевое содержание. Просто взгляд со стороны — но очень деликатный. Похоже, они и правда хорошо осмотрелись по сторонам, прежде, чем начать снимать.

Посмотрите и вы на этот причудливый мир — который совсем как наш, только немного волшебный. А то, что после волшебства уборщицы проходят по рядам с пылесосом — так это и есть реальность. Только оперу про нее еще не сняли.

8 из 10

24 июня 2017 | 02:49

Уж сколько лет прошло с премьеры советского фильма «Интердевочка», а тема-то все еще актуальна! И вновь юные девушки «на которых хорошо сидят купальники» решают, что кратчайшая дорога к мечте (у кого-то это Порш, у кого-то — муж-олигарх, у кого-то — куча денег, но суть примерно одна и та же) — это «продать» себя подороже. И тут вопрос в том — как «продать» и кому «продаться». И как не продешевить.

История «золушки» Кати, выпорхнувшей из-под крыла заботливой мамаши прямо в жесткий мир больших денег и больших проблем, не может не зацепить — уж слишком больно падать придется и ей, и ее близким подругам, устроившим эдакий «клуб по интересам» в отдельно взятой съемной однушке в Москве. Настолько больно, что к фильму хочется прицепить неприятное слово «назидательный». Но делать этого не хочется, потому что «на зеркало неча пенять, если рожа крива» — да, вот такая она, Москва, вот какая она, жизнь. Эйфелеву башню в окно не видно, первый встречный может оказаться насильником или убийцей, человек человеку кэш.

А самый интересный вопрос, на который довольно трудно дать ответ — что же хотела получить девушка Катя? «Хочется оргий, оргий, оргий» — декламирует она в камеру в первом же кадре фильма, но потом оказывается, что это цитата из Белинского. А ведь чего-то она хочет, да так сильно, что едва мамаша растворилась в аэропортной толпе, ей еле удается досчитать до десяти, а потом — схватить чемодан на колесиках и бежать, бежать, бежать… Куда?

Она примеряет на себя одну за другой мечты своих подруг. Подруга хочет Порш — она достает ей Порш. Подруга хочет олигарха Костю — она достает ей олигарха Костю. За женатого бизнесмена Сурена она цепляется тоже скорее из имитации — чтобы не отставать от подруг. Но в том-то и трагедия — то, что так трудно достается другим, и так легко достается ей — самой ей не надо. Ей бы почитать Ходасевича под одеялом и посмотреть на Эйфелеву башню в окно. И признавая всю правдивость и поучительность фильма, остается зудящий неотвеченный вопрос — что такого случилось в жизни Кати ДО цитаты Белинского, ДО поездки в Эмираты, ДО однушки с Москве, ДО Сурена — почему она с такой скоростью понеслась, сломя голову, во все тяжкие? Как в одном человеке может уживаться наивность ("а что, нас везут в Эмираты не для модельного бизнеса»?) и акулья хватка, которую она приобретает не ПОСЛЕ испытаний, а практически мгновенно — прямо со сцены танца перед шейхами. Узнав, что в Эмиратах ее будут трахать, а не фотографировать, она не бежит обратно к мамочке, а практически мгновенно перестраивается и начинает манипулировать всеми — подружками, мужчинами… Манипулировала, манипулировала, да не выманипулировала…

И только финал возвращает ее к тому, что, кажется, ей было действительно нужно. Почему для понимания этого нужно было пройти все круги рая и ада — наверно, ради этого вопроса и снят фильм.

23 июня 2017 | 13:01

Жанровых фильмов на Московском Кинофестивале, особенно в конкурсной программе, бывает не так много. И «Преисподняя» — хорошее исключение. Формально это многократно проверенная экраном формула а-ля «Жажда смерти» — положительный, неконфликтный герой (архитектор, математик, хирург) начинает мстить за дорогого человека (жену, ребенка, брата) и в процессе мести добивается справедливости, но по дороге теряет что-то важное (веру в людей, жизнь, свободу). Так что тут важнее не что, а как, а точнее, где. Действие происходит в иракской диаспоре в Дании — кто-то из мигрантов успешно «ассимилировал» в европейское общество — как главный герой хирург Заид, кто-то провел в стране тридцать лет, но продолжает считать, что он как будто в Ираке — как отец Заида, а кто-то устанавливает свои порядки, радуясь свободе волка посреди европейской «овечьей стаи». Так что Заиду приходится преодолеть не только внешний конфликт с бандой наркоторговцев, которая втянула в свои сети, а потом и убила его брата, но и внутренний — сбрасывая с себя наросший покров цивилизованности и «европейскости» вернуться на дремучий древний уровень кровавой мести. И то, что его 100% датская жена при этом ждет от него ребенка, только усугубляет проблему.

В фильме много лифтов и это, возможно, прямая метафора — кто-то поднимается вверх, кто-то опускается на самое дно. До своего почетного места в европейском обществе Заид поднимался годами, но спуск будет стремительным. Местами фильм тоже «опускается» в жанровые клише. Хирург, чей основной инструмент — руки — превращает их в настоящие кувалды мести, продолжая при этом делать операции. Выдавленный глаз в следующем кадре оказывается здоровым. Любые увечья и травмы не мешают герою лететь на крыльях ночи, как Бэтмену. Но финал — уже после кульминации — возвращает фильм к идее расплаты не только за злодеяния других, но и за собственный моральный выбор.

23 июня 2017 | 12:07

В квартире героев фильма тесновато — некуда приткнуть старый телескоп, некуда ставить сушилку для одежды, негде даже прилечь отцу семейства… Вот бы еще одну комнату, да и машину побольше. Но — в тесноте, да не в обиде. Немудрено — в семье пятеро детей, включая грудного младенца. Но постойте… Как-то раз после похода в магазин детей оказывается шестеро…

Тема приемных детей слишком чувствительная и деликатная. Надо отдать должное с каким тактом, юмором, а главное, любовью подошли к ней авторы фильма. Необычный «новенький», как называют его члены шумной семьи, поначалу кажется настоящим инопланетянином — он молчит, моет посуду, помогает отцу починить телескоп, а ватагу детей приобщает к кулинарии. Да, а еще он носит оранжевую одежду и говорит на непонятном языке.

Как бы развивалась дальше ситуация в реальной жизни, вполне можно себе представить. Ну куда им еще одного ребенка, да еще такого странного… Но, к счастью для зрителя, история у нас почти сказочная, так что комичные полицейские вместо того, чтобы сдать найденыша «куда надо», не верят отцу семейства — мол, шутки шутите — ваш это ребенок, и все тут! Приходится бедным родителям потесниться и пытаться найти семью «новенькому» самим. А может быть, эта семья уже найдена?

Право же, очень жалко становится, когда фильм кончается — 30 минут пролетают абсолютно незаметно. Будь это полный метр, приключений в этом «Один дома наоборот» хватило бы с лихвой. Но и в отведенное короткому метру время авторы успевают многое — влюбить зрителя в эту «безумную» семейку — рохлю и добряка отца, строгую, но любящую маму, шебутных детей и, конечно, в этого оранжевого «маленького принца», который словно из другой реальности. И когда сказка кончится, титры возвращают нас в реальность — далеко не все истории детей-сирот так волшебно кончаются. Но тепло этого маленького, но душевного кино, остается со зрителями. И может быть эта история поможет хотя бы одному настоящему «маленькому принцу», который прямо сейчас где-то ждет своих родителей.

10 из 10

22 июня 2017 | 03:23

Следует признать — для больших студий время «отдельно стоящих» фильмов прошло. Даже быть звеном прочной цепи ремейков или сиквелов недостаточно — настоящее «блокбастеростроение» начинается там, где персонажи некоторой условной «вселенной» набиваются, как люди в переполненный автобус, начинают пересекаться, дружить, враждовать, обрастая «персональными фильмами», кросс-оверами, и, наконец, мощной мясорубкой а-ля «Мстители». Вот и студия Universal, вспомнив, что на заре своего существования сделала себе имя (и деньги) именно на хоррорах, решила, что просто перезапустить уже перезапущенную в 1999 году «Мумию» (получившую два сиквела и один спин-офф, подарившего миру Дуэйна «Скалу» Джонсона) недостаточно. В «Темную Вселенную» — а именно так называется «прекрасный новый мир» студии — кроме самой мумии нужно пригласить еще кого-нибудь. Выбор ученого с раздвоением личности Джекила/Хайда кажется достаточно случайным — могли ввернуть и Человека-Оборотня, почему нет. Главное, чтобы все держалось на кинозвезде, крепкой, как вбитый гвоздь. И такой звездой стал Том Круз.

В отличие от многих звезд 80-х и 90-х, вышедших в тираж с наступлением нового века, Круз только наращивает обороты и не боится экспериментировать. Помимо франшизы «Миссия невыполнима» он берется тянуть за собой потенциальную франшизу про Джека Ричера, играет в качественной (а потому не всегда прибыльной) фантастике, и вообще не боится примерить на себя персонажа, который ему, в общем-то, не так-то и подходит. Ну, к примеру, какой из невысокого Круза двухметровый Джек Ричер? И что общего у него с историей про «Мумию», где нужно было либо сильно пугать, либо сильно веселить — ни то, ни другое коньком Круза не является. Зато его коньком является забористый экшн, и потому добрая половина первого трейлера про мумию была вовсе и не про мумию, а про падающий самолет — вот это «крузовский материал».

В результате, когда начинается кино, персонажу Круза — пройдохе и ловеласу Нику — не очень-то и веришь. Комические сцены у актера получаются натужными («Я думаю… я думаю… я думаю мы тут умрем!»), смачная пощечина от брошенной девушки и вовсе подошла бы, скажем, Деппу с его родным Джеком Воробьем. Но зато стоит дождаться, когда все взлетит на воздух — в прямом смысле слова — чтобы насладиться качественным зрелищем. Темп у фильма такой бодрый, что не обращаешь внимания на нелепости сценария (герои спокойно стоят и шутят под дождем из ядовитой ртути!), на натужные натяжки вроде «камень надо вставить в кинжал, и вот мы случайно нашли и камень, и кинжал одновременно в разных частях света». Фильм сильно «мотает» по жанрам — из легких приключений, которыми была «Мумия» с Бренданом Фрейзером, мы тут же попадаем в жуткий зомби-фильм, а оттуда — в фильм катастрофу

.

Вышеупомянутый доктор Джекилл (он же злодей Хайд) в исполнения Рассела Кроу, пришит к сюжету такими белыми бинтами, что даже не верится. Да и за главного героя как-то не очень переживаешь — ведь вместе с египетским проклятием ему досталась тотальная неуязвимость — ему не только в драке все по плечу — он может в разбитом самолете грохнуться, и ничего!

Наконец, ценители женской красоты могут обратить внимание на заглавных героинь — подругу Ника в исполнении Аннабель Уоллис (по странному совпадению игравшей в фильме, повторяющим ее имя — «Проклятие Аннабель) и, собственно, мумию, для разнообразия ставшую девушкой Софией Бутеллой — актрисой алжирского происхождения и экзотической внешности. Многочисленные флешбеки дают зрителю полюбоваться на актрису, потому что большую часть экранного времени красавицей ее не назовешь — серая кожа, покрытая рандомными иероглифами, грязные бинты, торчащие кости… Ну, на то она и мумия.

Словом, получилось лихо, забористо и немного скомкано — в этом смысле «Мумия» 1999 года была куда более цельным и ярким произведением. Но раз уж за дело взялся Том Круз — за «Темную Вселенную» можно не беспокоиться. И остается только ждать, кого из многочисленных «монстров Universal» мы увидим в следующий раз — неужто Франкенштейна-Бардема? Но это будет уже совсем другая история…

9 июня 2017 | 03:15

Костя и Аня — вроде бы идеальная молодая пара. Все рушится, когда Аня случайно застает Костю c другой девушкой. Чтобы жена не ревновала, Костя придумывает безумный план с участием друга-гаишника и… вымышленного француза Теодора, как две капли воды похожего на Костю.

Измена — тема сама по себе невеселая, в которой страдают практически все: тот, кого обманывают (от обиды), тот, кто обманывает (не от хорошей жизни решившийся на авантюру), да и все вокруг. Тем не менее, режиссеру и сценаристу Екатерине Краснер удалось подойти к истории про мужа-изменщика с юмором, фантазией и счастливым финалом.

Перед нами — типичная комедия положений с героями-недотепами, забавными гэгами (хотя француза, оставшегося без паспорта, немного жалко) и «безупречным» планом, в котором, как водится, все пошло не так. Все герои по-своему симпатичны — и неуверенная в своем муже Аня (Вероника Тимофеева), и изменщик Костя, вынужденный играть сразу две роли (Иван Забелин) и друг-авантюрист Антон (Михаил Кремер). Несмотря на тщательно продуманный план, задумка героев трещит по швам, ведь «дьявол кроется в деталях» — и если подделать паспорт француза и переодеть героя за полминуты на лестничной площадке еще можно, то вот избавиться от бытовых привычек не так-то просто.

Сложнее всего в этой истории было, пожалуй, показать Костю таким, чтобы зритель ему все же сочувствовал — несмотря на измену (явно не первую), несмотря на небрежное отношение к другу, который ради товарища готов практически на все. Тут в ход идет весь арсенал комедийного жанра — и «ускоренная перемотка», и естественное сочувствие к герою, когда его план рушится на глазах, и рискованный поступок героя в финале. Тут было важно не ошибиться в кастинге, и Ивану Забелину удается сделать своего героя «обаяшкой», которому зрители — и Аня — простят многое.

Яркие, сочные цвета фильма, бодрая музыка и нарочито ускоренный темп сцен «подготовки операции» помогают «прикрыть» перед зрителем Костю. Особенно удалась сцена в кафе, в которой Косте мерещится сразу десяток одинаковых Ань — технически сцена сделана безупречно, заодно метафорично напоминая оступившемуся герою — играя в двойников, легко потерять ту единственную, без которой и жизнь не в радость. Финал под дождем сделан принципиально в другой тональности — местами комедия переходит почти в саспенс — и, конечно, это сделано для очищающего примирения героев.

И хотя финал не отвечает на пару принципиальных вопросов — что же не устраивало героя в своей идеальной жене и удастся ли ему восстановить дружбу с обиженным другом? — фильм оставляет зрителя на позитивной эмоции. А ради этого мы и смотрим комедии.

2 июня 2017 | 23:51

«Странник» — фильм странный. Такие фильмы принято называть «арт-хаусом» или «авторским кино», но, пожалуй, вы все равно окажетесь не готовы к тому, что увидите на экране.

Иван Качалин уже хорошо известен своими работами «Восьмерка» и «Седьмой грех», в которых ему успешно удавалось смешивать футуристический эпатаж с изрядной долей философичности. В «Страннике», где режиссерами, помимо Ивана, выступили Денис Колонтай и Дмитрий Глазовский, градус всего выше — и эпатажности, и серьезности. Да и героев больше — причем очень, очень странных.

На зрителя вываливается целый паноптикум персонажей, достойных фантасмагории Льюиса Кэрролла — тут и таксист-философ, постоянно сбивающий одного и того же человека, и утешающая мать, и отец с сыном на заднем сиденье автомобиля, мистическим образом меняющиеся диалогами, а потом и сливающиеся в одно целое, и девушки-оторвы на обледенелой платформе, и бомжи, и сотрудницы отдела кадров, и инфернальные бизнесмены, и просто жуткие типы. Сквозь эту разномастную толпу движется Странник — то ли один, то ли сразу несколько — который вроде и не вступает во взаимодействие с реальностью — он «на своей волне», эксцентричен на грани юродивости, несущий то ли бред, то ли откровение. Индустриальные, холодные пейзажи и темные замкнутые интерьеры добавляют мрачной атмосферы — кажется, отступи от Москвы пару километром за МКАД — и попадаешь чуть ли не в сталкеровскую зону, где все не так и все не то.

Страннику-сталкеру не страшно и не весело — он просто движется по одному ему известному маршруту, произнося длинные монологи, или мельком встречаясь с персонажами, меняя вскользь их траекторию. Кто он и чего хочет — вопросы не то, чтобы неправильные — сам объект этих вопросов слишком странен, чтобы иметь возможность их задать. Для Ивана Качалина, исполняющего Странника Номер 1, кажется, нет запретных тем для размышления — от этого становится местами весело, местами жутко. Он весельчак, чей юмор некому оценить в мире фильма — остается надежда только на зрителей в зале. Денис Колонтай — Странник Номер 2 — более жесткий, целеустремленный, но также, как и первый, движется в никуда или по кругу.

Это странный и мрачный мир, закольцованный, как МКАД, безнадежный и в то же время безбашенный. Здесь может случиться все, что угодно — как говорит один из героев, «я так далеко не загадываю». Вот и герои «Странника» будто не загадывают, чем окончится их путь, и окончится ли он вообще.

По сравнению с лаконичной «Восьмеркой» и остающейся в рамках одной локации «Седьмым грехом», «Странник» — это большой шаг вперед — с большим количеством интерьерных и натурных съемок, с нарочито усложненным сюжетом и не так-то легко поддающийся анализу. Самое правильное, что может сделать зритель этого фильма, это просто «отправиться» вместе со Странником в путешествие из ниоткуда в никуда, присматриваясь и прислушиваясь к тому, что происходит на экране, собирая впечатления вместе, чтобы после просмотра выбрать, ЧТО из увиденного задело и зацепило — и тогда уже задуматься: почему именно это?

Не ждите ответов. Не ждите вопросов. Странники не задают вопросов и не отвечают на них. Они просто идут. Пройдите эти семьдесят минут вместе с ними. И, кто знает, возможно вы сами почувствуете себя Странником. Потому что, как говорил старина Кэрролл, «слишком много мест не странные — должно же быть хоть одно по-настоящему странное место». И, добавим мы, должен же быть хотя бы один по-настоящему странный фильм.

2 июня 2017 | 23:49

Если малобюджетным хоррор-хитом, о котором все говорят, в прошлом году было «Оно» (It follows), то в этот раз пальму первенства по упоминанию в чатах и разговорах среди поклонников хоррора, пожалуй, стало «Прочь» (Get Out). Сюжет предполагает историю в стиле «2001 маньяк» — только в этот раз не группа «северян» попадают к «южанам», а юноша-афроамериканец попадает… о ужас — не в дебри Амазонки, не в восточноевропейский хостел… попадает в благополучный «белый» район. Практически, «Знакомство с родителями» — хоррор-версия. «Дорогая, а ты говорила своим родственникам, что я черный? — Нет, но уверяю тебя — они не расисты!» И правда, предположить, чем закончится визит темнокожего фотографа Криса Вашингтона к потенциальным тестю и теще, довольно трудно. Вы наверно уже и сами догадались, что самая очевидная версия (белые ненавидят черных!), в которую верит комичный друг Криса из транспортной полиции, вовсе не верна.

В России трудно считать все политические и социальные подтексты фильма, которых там заложена уйма — тут и разговоры про Обаму, и неизбежное «а почему тут все белые» — и как-то подспудно начинает вспоминаться классическая ромеровская «Ночь живых мертвецов», в которой единственного выжившего (негра!) хладнокровно расстреливает белокожая полиция. На фоне регулярных новостей из Штатов о бунтах, вызванных жестокостью полиции по отношению к чернокожему населению, можно предположить, что это и есть главная идея фильма — многоходовка обратной политкорректности, когда черный парень, сообщающий черным (!) полицейским, что белые похитили его друга, вызывает лишь смех. Один эпизод с полицейским на дороге, в самом начале фильма, обозначает эту тему одним штрихом, но дальше она разыграется по полной.

При минимуме локаций (один большой загородный дом) и отличном ансамбле актеров режиссер-комик Джордан Пил (случайно ли, что он играл в сиквеле «Знакомства с родителями»?) сотворил если не манифест, то довольно изящную вещицу, которую можно пересматривать не раз. Как нам хорошо известно, совы — не те, кем кажется — и то же самое касается людей — независимо от цвета кожи. Все ружья — от профессии родителей до чучела оленя на стене — в финале выстрелят каждое в свое время, и если уж придираться к логике сюжета, то разве что к больно прямолинейной «подсказке», которую получает героя тогда, когда, естественно, бежать уже поздно. А еще зрителю дадут насладиться чудесной старенькой песней о бегущем кролике: «Run, Rabbit, Run», которая уже была знаковой мелодией в другом недавнем проекте — «Дом странных детей мисс Перегрин», но в «Прочь» она имеет совершенно другое — прямое значение. «Беги, кролик, беги» — прочь, пока не поздно, из дома странных белых дядь и теть.

А вы, зрители, пока не поздно, смотрите это кино. Во-первых, проспойлерят, а во-вторых, уже намечается сиквел. Новая франшиза на стыке политической сатиры и слешера, вроде «Судной ночи»? Почему бы и нет?

18 мая 2017 | 03:43

Так уж получилось, что незадолго до премьеры нового «Конга» я пересмотрел «Апокалипсис сегодня». Наверно поэтому новая версия всем известной гориллы-переростка показалась мне гораздо созвучнее антивоенному шедевру Копполы, чем предыдущим версиям, из которых самыми яркими (помимо эпохального, но давно устаревшего оригинала 1933 года) являются версии Джона Гиллермина 1976 года и Питера Джексона 2005. Уж слишком много прямых отсылок — мощь военных вертолетов, улетающих в закатное солнце под бодрый саундтрек (обошлись без Вагнера, зато не забыли про Боуи), «поствоенный» синдром людей, для которых война не кончается с объявления перемирия, опасная зелень тропических джунглей и горящий напалм. И свой «полковник Куртц» в новом Конге тоже есть — это полковник Паккард в исполнении вездесущего (ну, правда, где он НЕ снимался) Сэмуэля Л. Джексона. Увы, как и Куртцу, его персонажу не досталось ни грамма чувства юмора — а мы-то знаем, каким уморительным может быть господин Джексон, так что его герои остается идти на пролом в поисках своего личного «Моби Дика», словно олицетворяющего собой всех недоубитых врагов в недооконченной войне.

Остальных персонажей на удивление много — неудивительно, что некоторым просто не хватает места и времени на экране, чтобы раскрыться. Особенно жаль Джон Гудмана, который способен сыграть кого-угодно и как угодно (вспомним лишь недавний «Кловерфильд, 10»), а здесь ему досталась бледная роль ученого, выбившего разрешение на опасную поездку у сенатора в исполнении еще одного звездного актера — Ричарда Дженкинса, задержавшегося в фильме минуты на три. Да что уж говорить: главная звезда фильма — Том Хиддлстон — практически весь фильм бродит по джунглям с неизменным выражением лица, излучая всем своим видом «держись меня, крошка, и не пропадешь». Главная женская роль досталась не кому-нибудь, а оскароносной актрисе Бри Ларсон, которая, впрочем, лишь щелкает ретро-фотоаппаратом, да заполняет минимальную «романтическую» линию между Конгом и представительницей прекрасного пола — и если в старых фильмах эта линия была главной, то здесь — лишь финальным необязательным завитком.

На этом фоне знаменитых артистов, которым особо нечего играть, внезапно сверкает Джон Си Райли в роли эдакого «робинзона», застрявшего на проклятом острове со времен Второй Мировой. Он буквально излучает харизму, оптимизм и добродушие в отнюдь не простой ситуации — и это, наверно, единственный герой, за которого по-настоящему переживаешь.

Гораздо проще забыть, что мы смотрим фильм про «того самого» Конга и просто смотреть на приключенческий, яркий и лихой приключенческий блокбастер вроде «Путешествия 2: Затерянный остров» с Дуэйном Джонсоном. Сам Конг сделан грозно и смачно, хищная органика острова мерзка и зубаста (от гигантского осьминога до ходячего дерева), при этом фильм не вызывает ощущения ералаша из динозавров, которых получился у Питера Джексона. Всего в меру — и с момента падения первого вертолета на острове от спецэффектов трудно оторвать глаз.

Наконец, если вы останетесь в кинозале после титров, вы увидите небольшую дополнительную сцену, явно намекающую, что вскоре нас ждем кроссовер схватки Кинг-Конга с Годзиллой — а будут ли они друзьями или врагами — посмотрим. Ведь все равно понятно, что главным злодеем в таком кино окажется человек, который любит запах напалма по утрам.

8 из 10

13 марта 2017 | 03:34

Смотрите также:

Все рецензии на фильмы >>
Форум на КиноПоиске >>




 

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...