всё о любом фильме:

Linnan > Друзья

 

Друзья в цифрах
всего друзей42
в друзьях у50
рецензии друзей7200
записи в блогах-
Друзья (42):

В друзьях у (50):

Лента друзей

Оценки друзей

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

В восемь лет у человека интересов много. Кто-то любит рисовать, кто-то кататься на велосипеде, кто-то днями ждет очередной серии любимого мультсериала. Джули Бейкер интересует любовь. В дом напротив как раз переехала семья по фамилии Лоски, и их младший сын Брайс уже в первую встречу бесцеремонно похитил беззащитное девчоночье сердце. Сам мальчик, впрочем, не знает, что делать с этим товаром, и при каждом удобном случае пытается сбыть краденое, да только никак не получается. Не выходит подружиться и родителям детей, различия во взглядах на мир слишком велики, и взрослые поддерживают вежливый, но холодный нейтралитет. Годы идут, и вот вчерашние малыши уже подростки. Джули все так же влюблена, а Брайс все так же нет.

В одноименной книге Вэнделин ван Драанен год действия не упоминается, но отдельные моменты, в частности, наличие интернета, позволяют читателю удостовериться в том, что книга описывает то время, когда она и создавалась, а первое издание книги датируется 2003-м годом. А вот фильм «Привет, Джули» начинается с 1957 года. Маленькая и незначительная деталь. Но зачем сценаристам и режиссеру менять год? И, казалось бы, что фильм, что книга — истории о подростковой любви, произведения прекрасные и искренние, но безыскусные и, в целом, рядовые, а от того, совершенно неважно, когда встретились Джули и Брайс, в 1957-м или во второй половине девяностых. Но тогда получается, что дети родились всего на несколько лет позже Второй Мировой войны, и диалектика основного конфликта картины, противопоставления уклада двух совершенно разных семей приобретает совсем другой окрас. В пятидесятые прагматизм, широко распространившийся еще во времена Великой депрессии, приобрел статус доминирующего философского течения в американском обществе. Адептами прагматизма становятся Лоски. Романтизм в те времена был уже много лет как мертв, и от того, семья Бейкеров на общем фоне смотрится еще нелепее, ведь сознание и мышление буквально каждого члена их семьи подернуто романтической пеленой. Таким образом, из-за смены эпохи конфликт развивается не только между персонажами, но и философскими течениями, и выходит на новый уровень.

Разумеется, что писательница, что режиссер предпочтение явственно отдают Бейкерам. Персонажи этой группы становятся безупречно положительными, а их недостатки деликатно упоминаются лишь мимоходом. А изъяны все же есть — оторванность от реальности, неумение приспосабливаться и нежелание заботиться о собственном быте, так как это подразумевает размышления не только о красивом, добром, вечном, но и проблемах насущных: чистоте двора или финансовых нуждах. Прагматики Лоски, живущие на противоположной стороне улицы, как ни парадоксально, выписаны более выпукло и интересно. Если у Бейкеров все члены семьи, как это принято говорить, «не от мира сего», то каждый Лоски индивидуален. Лоски живут совсем по-другому. Отец — глава семьи не только на словах, но и на деле, все в их доме буквально дышит патриархатом. Папа благочестивого идеального американского семейства в представлении тогдашнего общества, собственно, и есть главная отрицательная фигура романа и фильма. Вселенским злом его назвать трудно, но у мистера Лоски есть неоспоримое сходство с Джеймсом Броуди, героем романа Кронина «Замок Броуди». Джеймс Броуди, личность с тяжелым характером, подавляет всех своих домашних, что в результате приводит к трагедии. Лоски на фоне Броуди, конечно, бледная копия, лишь начинающий деспот, и его тирания встречает сопротивление, но и «Привет, Джули» легкая мелодрама на вечер, а не монументальная драма. И само произведение структурно и идейно ближе к «Евгению Онегину», а не к «Ромео и Джульетте».

Подкупает в фильме простота высказывания. Любовь, мол, величайшая тайна человечества, она способна двигать горы, разрушить стереотипы и полностью изменить человека. Хотя, мистер Лоски наверняка думает по-другому. Брайс начал испытывать чувства к Джули только в тот момент, когда она сама начинает разочаровываться в объекте, выбранном для всепоглощающей страсти (но не спешите с выводами, разочарование еще не повод убить в себе наслаждение, которое приносят любовные муки). Перефразируя классика: «Чем больше женщину мы любим, тем меньше нравимся мы ей». Став недоступной, Джули Бейкер мгновенно превращается из назойливой соседской девчонки в желанную красавицу с глубоким внутренним миром. Эта возможная точка зрения отца Брайса, к сожалению, не лишена смысла. И, чтобы получить удовлетворение и эстетическое удовольствие от «Привет, Джули», подобные рассуждения необходимо подавить в зародыше.

История о первой любви всегда оставляет ощущение недосказанности. Что станется с этими героями? Будут ли они вместе через год, два, десять или разбегутся на следующей неделе? Зритель додумывает сам. Но в «Привет, Джули» эта неуверенность в завтрашнем дне существует только с одной стороны. Джули Бейкер точно знает, кто навсегда останется тем самым белоконным принцем в ее душе, а вот Брайсу очень повезло. Ведь где бы он ни был и что бы ни делал, он может быть уверен, что найдет пристанище у бесхитростной и открытой девчонки, которая и спустя полвека простит все, обогреет, да и на водку, скорее всего, даст.

  • Полезная рецензия?
  • Да / Нет
  • 3 / 0
24 апреля 2017 | 18:06

Молодой человек по имени Декстер Вард приезжает на похороны дядюшки-библиотекаря, который посреди церемонии вдруг передумал умирать, поднялся из гроба с наказом племяннику найти некую Марису Орлак, поехать с ней к ее отцу графу Мариусу Орлаку и забрать у него старинную книгу, которую библиотекарь легкомысленно отдал ему 20 лет назад. Книга же, небезызвестный Некрономикон, оказалась воротами зла в наш мир и должна быть непременно уничтожена. Мариса оказалась красоткой-блондинкой, начинающей актрисой и певицей. Вместе они отправляются в далекую Трансильванию за колдовской книгой, навстречу опасностям, взяв в свою компанию Виктора Ван Хельсинга, знаменитого охотника на вампиров.

Джим Уайнорски вместе со своим другом и учителем Роджером Корманом оказали огромное влияние на американское кино категории В-муви в 80-е и 90-е годы. Снимали они фильмы самых разных жанров: хоррор, фантастику, фэнтези, приключения, детективы, эротику, комедии. Уайнорски самозабвенно любил кино, сам процесс его создания, работал много и с удовольствием, потому в его фильмографии огромное количество малобюджетного независимого трэша, коего в то время снималось немеряно, самого разного качества и тематики. Но фильмы Джима Уайнорски отличались в этой массе непременным присутствием юмора, иронии, какого-то внутреннего драйва, наличием большого количества полуголых красоток, при случае нехватку актерского таланта у которых вполне заменяли роскошные формы и симпатичные личики. Эротике в его фильмах уделялось значимое место, и часто она так близка была к границам порно, что порой мягко сливалась с ним в сюжете, заполняя немалую его часть собою, словно жидкость в сообщающихся сосудах, независимо от жанра. Уайнорски считал, что наличие красивых женщин в картине — это половина успеха фильма, а обнаженная женская грудь на экране — самый лучший спецэффект. Он пользовался этим рецептом успеха смело и уверенно, добавляя, компонуя и дозируя ингредиенты по вкусу и настроению.

«Поворот на Трансильванию» являет собой комедийно-пародийный коктейль, в котором намешаны сатирически-иронические оммажи к разным культовым и узнаваемым фильмам ужасов разных мастей, детективам, мюзиклам, а также к актерам из этих фильмов. Ирония рассыпана по всему фильму щедрой рукой режиссера — зрителю же, чтобы ее заметить, оценить и понять, нужно быть хорошо насмотренным любителем ужастиков. Этот фильм как ребус, лабиринт-загадка, который можно не только смотреть, но и отгадывать, на какой фильм намекает та или другая сцена или из какого фильма появился тот или иной персонаж.

Что вам напоминают мистические ритуалы по вызову демона с пафосными речами, метаниями молний и дурацкими заклинаниями? Или Пинхэд, выходящий из здания под вывеской «Трансильванская акупунктура» и указывающий на утыканную иглами голову со словами: «Мне плевать, кто и что про это говорит, но это больно». Узнаваемо-шаржированного в комедии много. Трансильванский аэропорт, пассажирские зоны которого делятся на белую, красную и сумеречную, а носильщиками там работают зомби. Нелепый монстр-инопланетянин, похожий на бочку с клыкастой головой и клешнями из фантастических фильмов 50-х годов. Многочисленные громы и молнии в темной синеве неба, волны бушующего прибоя, расшибающиеся о прибрежные скалы, на которых стоит мрачный старый замок — без этих атрибутов не обходится ни один готический ужастик. В лесах бродят динозавры из «Парка Юрского периода» и волки-оборотни, воющие на Луну. Даже само вступление, в котором знаменитые монстры Кожаное лицо, Фредди Крюгер и Джейсон Вурхиз преследуют прекрасную селянку, которую сыграла королева крика Моник Габриэль, идущую с корзинкой через ночной лес, загоняют бедняжку в лесную хижину и… здорово жалеют об этом, ведь дело происходит в Трансильвании, где вампиров не меньше, чем в Бразилии донов Педро. В фильме спародированы и высмеяны расхожие штампы и приемы хоррор-фильмов, популярные сюжетные линии, мизансцены и ракурсы.

Сам замок как огромный мир кино, многочисленные залы которого являют собой декорации разных классических фильмов страшного жанра. Тут есть залы «Фантазма», где Энгус Скримм, совсем как в кино, метает в гостей свои смертоносные сферы, как бейсбольные мячи, а вне этой комнаты он просто служит дворецким этого замка. В собственной комнате живет Борис Карлофф, скучая от одиночества. Есть комнаты 3D фильмов, огромные гостиные с фамильными портретами на стенах, один из которых — точная копия героини. И конечно же, дух этой дамы вселяется в свою пра-пра-правнучку, которой героиня и оказывается. У них даже имя одинаковое — Мариса. Тут режиссер не упустил возможности оттоптаться на «Изгоняющем дьявола» с явными признаками одержимости нечистым духом. Не оставлены без внимания и кочующие из фильма в фильм туповатые, но отважные местные жители, решительно отправившиеся с вилами и граблями, чтобы сжечь замок вампира, но заблудившиеся по дороге, поскольку ошиблись и взяли карту Армении вместо Карпат, и весь фильм бродящие по горам и лесам в поиске поворота на Трансильванию.

В своем фильме Уайнорски поиздевался и над телевидением с дурацкими конкурсами и ток-шоу, глупой рекламой, видеоклипами с эффектным, но бессмысленным видеорядом, ситкомами с подложенным смехом, который раздается вне зависимости от того, что говорят на экране персонажи. Сами герои иногда комментируют друг другу происходящее на экране, совсем как это часто делают зрители в кинозале. Воспоминания Ван Хельсинга вдруг пробегают фильмом перед глазами Марисы и Декстера во время его рассказа, как рекламный ролик по телевизору, выключить который нельзя — надо лишь дождаться его окончания, отпуская по ходу свои комментарии. Иногда герои вдруг начинают петь, как это делают люди в фильмах или мюзиклах, но в реальной жизни — никогда. Как пародия, выглядит это довольно комично и весело, а финальный общий танцевально-песенный номер всех персонажей фильма и вовсе грандиозен.

Надеемся, многим любителям хорроров будет интересно посмотреть трэш-комедию «Поворот на Трансильванию» и проверить себя, отгадают ли они, сколько пазлов других фильмов легло в общую карикатурную картину этой очень достойной кино-пародии.

8 из 10

21 апреля 2017 | 16:04

Итальянцы всегда были большими молодцами, когда дело касалось недорогих ужастиков, фантастики или эротики, эксплуатирующих популярные картины. Они попросту чихать хотели на всякие авторские права, стряпая на скорую руку различные фильмы с налётом трэша, выпуская свои собственные неофициальные сиквелы или откровенные подделки, обладающие неповторимым наивным обаянием. Естественно, затейник Клаудио Фрагассо не остался в стороне от подобных творческих авантюр. На этот раз он выдал свой очередной «американский» ужастик, укрывшись псевдонимом на западный манер. Можно даже пропустить хитрое заглавие, обманывающее публику о третьей «техасской резне бензопилой», ведь картина рассказывает о неком маньяке, обладающем резиновой маской, явно слепленной с мордашки Фредди Крюгера, и когтистой перчаткой. Но и эти нескрываемые аллюзии на торговую марку в полосатом свитере очень быстро забываются, ведь экранный мир невероятно переполнен всевозможными ляпами и глупостями, вызывающими постоянную улыбку.

Режиссёр явно писал сценарий феноменально быстро, а снимал ещё шустрее, поэтому новая сцена может легко и просто противоречить предыдущей, например, рассказывая из уст репортёров, что таинственный маньяк неоднократно (!) насилует жертв перед убийством, но ранее мы встречали лишь расправу злодея над девушками. Кстати, говоря про все эти убийства, то тут возникает комичный парадокс — сумасшедший пробивает насквозь грудную клетку рукой, но при этом он обычный человек, укрытый маской. Откуда такая феноменальная сила? Почему перчатка с мягкими когтями из резины настолько опасна? У каждого свои недостатки! Фрагассо пытался подражать успешным жутикам о Крюгере, а с серединки как-то отвлёкся, забросил, встал не с той ноги, погрузившись в серьёзный триллер с психологией и полицейским расследованием… Вернее, это творцу так казалось, потому что на полном серьёзе происходящие события воспринимать сложно. Да, есть здесь стремление уйти в джалло с загадочным душегубом, атакующим исключительно представительниц слабого пола, чьи физические данные строго подчинены модельной внешности, но необходимого изящества направления никакого нет.

Запутанный детектив отсутствует, сведённый в примитив с финальным срыванием маски, обнажающей самую первую зрительскую догадку, а жертвы будут безликими, появляющимися из ниоткуда и уходящими в никуда. Их жанровая однотипность возведена в абсолют, когда различия заключаются в паре мельчайших штрихов: первая блондинка-красотка является танцовщицей, потому что пришла на репетицию; вторая блондинка-красотка будет учёной, так как носит очки и белый халат; следующая блондинка-красотка просто блондинка-красотка, ведь фантазия режиссёра тоже небезгранична, шутливо говоря. Обнажёнка не менее смехотворна от своей прямолинейности, когда героиня без всякой причины спускает верх одежды, стоя у зеркала, говоря по телефону или бродя по дому — Фрагассо был не намерен тратить зря хронометраж, совместивший «обязательную» жанровую пикантность с вполне обычными сценами. Убив таким нелепым способом сразу двух зайцев, он в подобном ключе выписывает центровую пару персонажей, чьё знакомство состоит из героя, распивающего алкоголь за рулём, домогающегося в женском туалете к своей даме сердца, которая, в свою очередь, наставляет на него револьвер, заставляя раздеться и спустить одежду в унитаз. Дальнейшие детали их взаимоотношений описывать не следует — это надо видеть, еле сдерживая смех от умопомрачительного бреда, ведь романтическая линия здесь, как и обнажёнка — бессмысленна и беспощадна к зрительской логике. Конечно, поголовная аляповатая актёрская игра с нелепым выпучиванием глаз идёт в комплекте нам на радость.

В целом, очередная американская халтурка Клаудио Фрагассо получилась в его фирменном духе, где не следует ждать чего-то качественного или уникального в жанре. Разница лишь в том, что здесь характерные для творчества режиссёра вольности, недоработки и ляпы обрели доминирующее положение, сводящее фильм в разряд бездарно-забавных картин, где всё настолько плохо, что даже хорошо, ведь общий итог напоминает ненарочную комедию. Хотел зритель испугаться, а посмеялся — тоже результат.

4 из 10

20 апреля 2017 | 12:48

Бразилия, Япония, Лондон, Испания, Азербайджан, ОАЭ. Где только не появлялась команда Торетто за время существования Форсажничества. Разве что ещё космос не осваивали, не сбивали астероиды и не колонизировали Марс. Исколесив многие уголки земного шара в погонях и ограблениях члены так называемой «семьи» не раз были на волосок от гибели, некоторые из которых предотвратить так и не удалось. Однако не смотря на потери, каждое последующее соединение происходило с новой силой и свежим запалом в душе, которые непременно вкупе с чёткими тачками гарантировали невероятные по масштабам и звезданутости свершения. Разумеется, все если не многие из тех прекрасных автомобилей что были у команды, волей неволей оказывались в тиге утилизированы самыми разнообразными способами. С 2001 года история данного утиля может сложиться в отдельный рассказ из всех наименований, технических характеристик и уникальных особенностей каждого отдельно взятого болида.

Совсем немного прошло времени после рождения потомка в семье О`Конноров. По сюжету Брайан благородно ушёл с семьёй на покой, завязав с бесконечным приступлением линии закона — семья дороже; Хоббс после последних событий ушёл из органов и тренирует детскую футбольную команду из девочек, в которой играет его дочь, собственно натаскивая её и наделяя своей отцовской мощью; Дом и Летти продолжают путешествовать по миру, находя возможность везде где не ступала их нога участвовать в гонках, которая на этот раз в республике Куба вышла куда реликтовее многих последних; А Декард преспокойно содержится в тюрьме особо строгого режима и только грезит о возможном ревенже. Всё вроде происходит тихо и мирно, пока Торетто не встречает загадочную женщину, как две капли воды похожую на Елену Летучую, которая сначала просит помочь ей с машиной, а потом и вовсе сподвигает на моральный и нравственный инцест, с целью повернуть главного лысого героя против своей же команды. Конечно разумный Торетто с устойчивым эго сразу отказался, пока таинственная незнакомка не вынула джокера из своих дред.

Некто женщина, которая навязывает свои интересы интересам Доминика — никто иная как Шарлиз Терон, но сходство здесь с Летучей феноменальное. Она как-будто явилась прообразом, придя во сне Гэри Скотту Томпсону, который воскликнул «Аллилуйя, такова будет наша новая злодейка. Довольно мужиков!» придя в сознание и подняв голову с подушки по утру. Шарлиз предстаёт в образе кибер-божества Сайфер, которой не подвластно разве что поменять плоскость эклиптики в желаемый момент, запустить морозную стужу в Африке или прекратить глобальное потепление и таяние льдов своими девайсами. Благо, эти возможности не прописал ей сценарист Крис Морган. Во всём остальном антагонистка с лихвой оправдывает звание кибер-богини, которое не смогут оспорить не десятки нью-йоркских автомобилей, управляемых из её центра связи, равно как и подводная лодка во льдах, быстро и яростно выпускающая торпеды по задним бамперам форсажников в заброшенном населённом пункте России, в котором и будет происходить основное жарево сюжетной канвы.

Уход из франшизы по трагическим причинам Пола Уокера оставил после себя вопросы, но как ни странно положительно сказался на гоночной серии. Оставь продюсерские руки во главе с Дизелем трёхмерную копию Брайана даже на совсем небольшой временной эпизод, пуканы бы разорвались, а «Форсаж» бы непременно сыскал разящую негативную реакцию в киноманческой среде, стократно умножающуюся на и без того отрицательные веяния к восьмой по счёту серии знаменитой саги, которая многим порядком осточертела. Такой анти-рейтинг не пожелаешь ни тем паче новым Звёздным войнам, сюжеты которых крапают на основе своих же 4, 5 и 6 предшественников, чем при этом только и разжигают холивары поклонниками оригинальной трилогии не хотят восприниматься всерьёз. Быть может, если и не заверения в своё время того же Дизеля о том, что «Форсаж 7 был для Пола, тогда как Форсаж 8 будет от Пола», намекая на его не уклончивое производство, возможно мы и не увидели бы ничего этого старого, по новому кругу прокатанное. Самым логичным вероятно и было бы остановится на предыдущей части, не возвращая и уничтожая одних и тех же героев много-много раз на каждый новый метр съёмочной плёнки.

Но нажива взыграла, продолжение было снято и оно оказалось в чём-то даже лучше последних двух фильмов точно. Одноклеточные разговоры, вроде «Я тебя убью, ты убьёшь меня и мы оба умрём» уже не столь котируются. Вместо них здесь преобладает обилие юморесок конкурирующих Шоу и Хоббса, неожиданно обнаруживших в себе «ген дружбы», а также спектакль откровенных подколов под эгидой «Тедж и Роман представляют», которые как обычно совершенно ненужны в некоторые моменты. Вместе с тем в отличии от двух последних фильмов, здесь нет непомерно растянутых драчек с каменными лицами по десять минут каждая, которые хочется поскорее промотать, надеясь что хороший и плохий как скованные одной цепью в конце лягут и никогда не встанут. Радует комичность некоторых событий. Здесь они настолько невероятны и абсурдны, особенно к концу, что способны вызывать неподдельный смех, ну если зритель конечно приемлет подобное на экране после как минимум двух проигрышей. Интересные локации, впервые шпионская стилистика с похождениями лысых Итанов Хантов и одиночный рейд укреплённого объекта на севере прибавляют пикантности, что делает картину неординарнее всех из покатушечной эпопеи. Главная антагонистка, так похожая на Елену Летучую, на поверку являющейся Шарлиз Терон вполне успешно разбавляет собой монотонную преемственность мужского мира… мужского мира, о котором в своё время так упоительно пел Джеймс Браун и которому здесь Сайфер диктует свои правила. А что до Ф. Гэри Грея то, чёрт, мне уже абсолютно всё равно, кто снимает эту данность для Юнивёрсал, кто ставит эту убитую логику и всё остальное. И пусть этот клятый двигатель только попробует не завестись!

19 апреля 2017 | 21:29

Очень медленно, спустя три недели после просмотра, я наконец начинаю постигать, что же хотел сказать Вербински… Но начну рецензию так, как и собиралась.

Если я обычно имею чётко обозначенное мнение по поводу каждого фильма и в рецензиях гоню тряпкой, побывавшей в употреблении, режиссёра от кинокамеры «я сейчас покажу КАК надо» ("Что же вы так убиваетесь? Вы же так никогда не убьётесь»), то с «Лекарством» у меня наступил период ступора. Любую оценку от единицы до десятки я считаю для фильма абсолютно релевантной (сама я поставила семёрку). Каждый критик не преминул употребить словосочетание «визионер Вербински», вполне отчётливо осознав, что никакого ответа на вопрос «Да что же это, чёрт возьми, такое было?» не будет никогда и придётся сосредоточится исключительно на визуальной составляющей.

Разгадка, что же происходит в лечебнице, куда приехал Локхарт (ДеХаан), чтобы поискать директора своего предприятия, не просто лежит на поверхности, она озвучена впрямую в первые пятнадцать минут фильма. Не ожидали подобное начало триллера? Отсутствие загадки вообще. О том, какой же бред эта загадка и какие замшелые штампы были для неё выкопаны, я вообще молчу. Само собой, Локхарт наступит во все ловушки, которые только возможны в подобном сюжете, доверяя тем, кому доверять не стоило никогда (а также совершив несколько полусуциадальных действий со своим гипсом, что не оставит на нём и тени следа).

Но самое странное в этой кучке чьей-то жизнедеятельности, которую гордо назвали сюжетом, то, что глупость сюжета намерена. Это тоже осознаёшь быстро. После этого мысль «Так зачем это было снято?» будет убивать вас изнутри, пока не придёшь к жутковатому выводу — ради красоты.

Это тот ответ, на который купились критики. Они вцепились в Вербински, вынули из него душу и, тряся ею перед его носом, стали доказывать, что фильм вовсе не красив. Этот ответ на поверхности. И он не верный. Три недели мне потребовалось, чтобы понять: этот фильм снят ради уродства.

Кадры лишены деталей. Практически обесцвечены, а потом прогнаны через отвратительный зеленоватый фильтр. Включите трейлер. Там вы увидите, что каждый кадр лишён деталей. мелочей уже в момент построения эпизода, декораций. Главный цвет, который был в фильме до того, как его прогнали через фильтр — белый. Знаете, какого эффекта добивался Вербински? Стерильности! Не верите? Сравните кадры начала, где Локхарт живёт в реальном мире (множество мелочей, оттенок кадров — синий) с теми, где он уже попал в больницу.

Даже в подборе на главные роли ДеХаана и Мии Гот мне чудится тайный замысел. В них самих присутствует то же, что и в фильме — странная, некрасивая внешность, но при этом такое сильное внутреннее очарование, которое принуждает любоваться ими. То же и сам фильм. Отчётливо некрасивый, он создаёт свой стиль, но только не для того, чтобы им любоваться, а чтобы нагонять жути. И своего он достигает. В момент пыток над Локхартом, зрителю становится почти физически нехорошо, хотя, поверьте, там не происходит ничего такого, что могло бы как-то тронуть опытного зрителя, привыкшего к мясной расчленёнке.

Отвратительный эстетизм интерьеров замка Гогенцоллерн, более всего напоминающих обстановку заштатной российской больницы, с неизменным дешёвым кафелем и стенами, выкрашенными белым и зелёным, создаёт собственный стиль. Стиль ужаса от ощущения беспомощности, когда попадаешь в руки врачей, когда, как герой Локхарта, добровольно подчиняешься им. Вербински попытался создать больничный ужас. Причём даже тени своей не оставил на самом распространённом больничном штампе — «маньяк с пыточными орудиями». Постоянное параноидальное состояние героя, хотя не происходит никаких событий, никакого расследования, постепенно ввергает зрителя в состояние сонного паралича, как кошмарный сон, который видишь днём, на самом краю пробуждения, но который при этом всё никак не заканчивается.

Судя по всему, по-детски прямой готический финал должен был очищающим красным огнём уничтожить этот бесконечный давящий белый символизм (балахоны, балерина, даже костюм злодея). Увы, но ощущения облегчения не наступило. Да, Вербински удалось создать почти физическое отвращение. Но катарсиса, возможности отвергнуть всё то, что личинкой угря посадили нам в головы, мы не получили. Фильм пугающ физиологически. Он затрагивает те фобии, которые проявляются в наших организмах не страхом, а отторжением. Но пройдя через тяжёлый опыт знакомства со своим отвращением, мы не получили от режиссёра возможности сразиться с ним и победить. Потому, хотя сюжет полностью завершён, в нас самих остаётся чувство недосказанности.

Честно сказать, мне хочется всё равно устроить бучу. Экспериментируя на зрителях, Вербински сам недалеко ушёл от готических вивисекторов. Проверив себя, сумев вызвать у зрителей то чувство (почти физиологическое отвращение, вплоть до тошноты), которого не так-то легко достичь, не используя демонстрацию известных человеческих табу (расчленёнка, копрофилия), Вербински, кажется, и сам не понял, зачем он это сделал. Это не триллер, ни в коем случае. Это экспериментальное кино, которое даёт зрителям открыть те двери в своём мозгу, которые всегда были заперты. И захочется вам плюнуть от этого или воспеть хвалу — при любом вашем выборе вас никто не осудит.

15 апреля 2017 | 23:46

Удивительное дело, но поначалу фильм кажется занятным. Бессменный автор франшизы Джо Кастро берётся продолжать самую первую историю прямо с её завершения, словно более удачного сиквела не существовало. Мы видим возвращение-воскрешение прежних персонажей, сыгранных былыми актёрами и актрисами, пускай миновало целых четырнадцать лет, что заметно отразилось на их внешнем виде. Даже парочка побеждённых мультчудовищ оживает, вызывая улыбку от самого процесса, когда мы можем наблюдать внутренности доктора Резни, где орудует мелкий монстрик, пытающийся их вновь запустить, хозяйничая средь разбитого сердца с другими органами, и его верный подручный Макс Убийца традиционно на подхвате. Снова рассказ приобретает знакомые черты серии, которые перенесли из ограниченных масштабов стандартного жилья спального района в целую больницу, извращённую в настоящий сумасшедший дом мультяшными существами, устраивающими садистские забавы в фирменном гипертрофированном ключе с всякими гигантскими шприцами для уколов, призванными не лечить, а калечить. Автор по-прежнему акцентируется на смехотворном визуальном ряде, нарочно стараясь всё делать из рук вон плохо, сочетая наивные макеты с дешёвой компьютерной графикой.

Увы, продолжается подобное недолго, бестактно прерываясь на совершенно отдельный фильм в фильме, где заслуженный старичок Гершел Гордон Льюис читает зрителям сказку о трёх поросятах. Понятное дело, что режиссёр делает реверанс в сторону слэнга, подразумевая под троицей зверюшек гротескных полицейских, разъезжающих по ночному городу и устраивающих там различные безобразия над такими же безобразными встречными. Честное слово, пересказывать сюжет будет делом сложным, ведь даже фабулу нащупать удаётся с трудом. Проще всего дать лаконичное определение происходящему одним словом — бред. В оригинале и сиквеле имелся чёрный юмор, пускай он был здорово сдобрен gore-эффектами, но повествование всегда имело отчётливые ориентиры, демонстрирующие дьявольские изобретения в виде заколдованных дисков с мультиками, которые следовало включить и выпустить наружу безумных созданий, использующих кровожадные гиперболы. В рассматриваемой третьей части автор попросту позабыл о мультяшном стиле, экранизируя лишённое логики галлюциногенное зрелище, выматывающее сюрреалистичным вздором. Персонажи и мир оторван от всяких логических цепочек, сцены строятся на несмешной бессмыслице воспалённого рассудка, купающегося в кислотных красках и абстрактных зарисовках насилия с вульгарностью. Смеяться не удаётся даже изредка, диалогов почти нет, скудная пара слов будет импровизацией ни о чём, действующие лица — бессодержательные ирреальные образы, которые возникают из ниоткуда и исчезают в никуда, словно рояль в кустах, анимация вытеснена разрозненным месивом примитивных компьютерных эффектов, а сам просмотр ужасно утомляет, хоть хронометраж фильма еле дотягивает до часа!

Вот и получается, что третий выпуск во франшизе вызывает лишь негодование от полной творческой деградации, когда автор даже не сумел повторить былое, показав глупый, любительский, прямолинейный, но всё-таки ужастик с чётким сюжетом, заменив его бредовым видеорядом, а издевательская надпись «Продолжение следует…» и объявленные номерные серии, ждущие нас в будущем, заставляют даже самых отъявленных любителей трэша попрощаться с работами режиссёра, если он не вернётся к прежней концепции мультеррора.

2 из 10

12 апреля 2017 | 07:34

01 июля 2002 года в небе Германии столкнулись пассажирский и грузовой самолеты, в результате чего погиб семьдесят один человек. Спустя полтора года трагедия унесла еще одну жизнь; потерявший в катастрофе жену и двоих детей, россиянин Виталий Калоев зверски убил немецкого авиадиспетчера Петера Нильсена, косвенно виновного в случившемся…

В XXI веке каждый новый фильм с участием Шварценеггера ждут далеко не так, как когда-то. Актер значительно постарел, закономерно уступая место в «крутом» кино куда более молодым, а сам всё больше переключается на возрастные роли. Таковыми стали зомби-драма «Мэгги» (отец зараженной девушки), старомодный экшн «Возвращение героя» (пожилой шериф), полицейский триллер «Саботаж» (ветеран спецназа), и даже в очередной серии «Терминатора» Арнольд предстал в образе седовласого киборга. Конечно самые преданные поклонники Шварца радуются самому факту, что Арни не ушел на пенсию. Но массовый зритель и юное поколение зачастую с недоумением воспринимают попытки экс-мегазвезды боевиков перейти в разряд «трагиков» и просто игнорируют «серьезного» Арнольда без автомата в руках. Посему свежие фильмы Шварценеггера (если это только не многозвездный проект, как «Неудержимые») не собирают больших сумм в прокате, ибо это картины уже другого масштаба и художественной направленности, да и актер уж не в форме Мистера Олимпия. Но как бы там ни было, Арнольд продолжает активно трудиться, на этот раз появившись в противоречивом образе Виталия Калоева.

«Последствия», как потенциально увлекательное кино, сразу же оказываются в невыгодной позиции, так как рассказывают общеизвестную страшную историю с железной прямолинейностью и антизрелищной бюджетностью. В картине начисто отсутствует демонстрация воздушного столкновения (любители фильмов-катастроф, вам не сюда) и какой-либо экшн в принципе, а все творческие силы проекта брошены на визуализацию переживаний главных героев. В завязке ленты коротенько, буквально предшествующими часами, показывают жизнь экранных Калоева и Нильсена до трагедии, а далее зритель наблюдает заявленные «последствия», выражающиеся в бесконечных страданиях. Изменив имена реальных людей и перенеся действие в США, режиссер скрупулезно воссоздает хронику жуткого события глазами двух его главных участников. Эллиот Лестер не делит героев на «хорошего» и «плохого», а показывает каждого как жертву чудовищных обстоятельств. «Калоев» и «Нильсен» не находят себе места, не знают — как жить дальше, и неизбежно шагают в пропасть. Создатели фильма обнародуют основные факты трагедии, не пытаясь по-другому взглянуть на произошедшее или отрыть скрытые детали. Поэтому «Последствия» становятся однозначным памятником горю, без претензий на высокую художественность.

Ну а что Арнольд? Арнольд справился с ролью. Он четко держит образ, исправно вызывая жалость к своему герою, как к утонувшему в скорби и обезумевшему от боли человеку. И язык не поворачивается назвать «Последствия» слабым проходным фильмом, просто потому, что он говорит об отнюдь не выдуманной катастрофе. Другое дело, что при всем уважении к теме, в ленте Эллиота Лестера отсутствует блестящая драматургия и выдающаяся режиссура. Это формально качественная, но крайне обыденная по художественным атрибутам драма, из важной смысловой серии «Чтобы помнили». Посему хотелось бы восхититься хоть чем-либо в картине, но, положа руку на сердце, просто не получается.

6 из 10

8 апреля 2017 | 20:52

Африканерское кино — это некая вещь в себе, очень сильно напоминающая советский кинематограф «эпохи застоя». Зубодробительные производственные драмы, сентиментальные мелодрамы с обязательным чтением «правильной» морали, легкие комедии без всякого намека на социальную сатиру… Места жестким, а уж тем более жестоким боевикам, триллерам, не говоря уже о хоррорах, в этой оптимистичной картине мира не было. В англоязычном кино Южной Африки — сколько угодно. А вот в бурском — увольте… Здесь царил консервативный, основанный на библейских добродетелях (кто сказал — «Кодекс строителя коммунизма»?) стерильно-благостный мир. И только к самому концу эпохи апартхейда начали появляться остро-социальные критические ленты, подобные «Зеленому фактору» Кооса Рутса или «Пяти звездам» ("Vyfster») Сиаса Одендааля. Ну, и таким «низким» жанрам, как хоррору и слэшеру внезапно тоже место нашлось. Правда, если подходить к первому и единственному фильму Стенли Рупа с теми же критериями, что и к его аналогам и вдохновителям (вроде «Пятницы, 13-го»» или «Хэллоуина»), то, боюсь, что положительной шкалы оценок не хватит — ниже нуля уйдет столбик. Но для национального кинематографа он выглядит пионером-первопроходцем, открывающим неведомую территорию.

Чтобы сильно не запутывать зрителя, с названием картины решили особо не мудрить: «Ночь страха» — куда уж проще и понятнее. С интригой, кстати, тоже. Личность маньяка раскрывается сразу и без обиняков. Никаких тайн и загадок фильм зрителю не предоставляет, разве что рисует (в прямом смысле этого слова) некую мистическую подоплеку пробуждения Древнего Зла в душе обычного змеелова-зулуса, которого нарисовала молодая художница, вытащив тем самым из подсознания дремавшие там первобытные инстинкты. Нетрудно обнаружить в этом нехитром повороте сюжета известный среди многих, находящихся на низкой ступени развития, народов страх перед изображением своего облика (в рисунке или на фотографии — не суть важно). На этом с мистикой и прочими превходящими обстоятельствами создатели фильма покончили, оставив лишь африканца в боевой раскраске, ночной порой выходящего на охоту на двуногого зверя. Учитывая, что время апартхейда подходило к концу, свои жертвы убивец по расовому признаку не разделял, но поскольку до окончательного торжества Нельсона Манделы еще оставалось несколько лет — активно бороться с маниаком по силам оказалось лишь отважному африканеру Стиву Вослоо и его молодой жене Катрин. Чернокожие жертвы проснувшегося злого духа могли лишь истошно верещать и в отчаянии задирать лапки.

Особенным разнообразием эта борьба не отличается — просто калька с популярных в 80-е годы слэшеров. Только, как и всякая копия на прозрачной бумаге — размытая и нечеткая. «Шорохи и скрипы» у Стэнли Рупа получались так себе, главный женский образ в исполнении Сандры Феррейры — на редкость асексуальным (впрочем, это для бурского кино — дело обычное), маньяк — совсем не страшным… Ну, разве что в главном борце со злом кое-какую харизму разглядеть можно. Чем-то он определенно напоминает Александра Михайлова в заглавной роли «Змеелова»… И не только профессией протагониста. Просто, никак невозможно убежать от сравнения африканерского и советского кино — даже кинематографии социалистического блока не были столь духовно близки между собой. В том числе и в столь «неродном» для них жанре слэшера.

Разумеется, при подобных вводных, не могло быть и речи об особой «кровавости» сцен или натуралистичности изображения насилия, но и фильмом «для младшего школьного возраста» «Ночь страха» все же не стал — при желании его вполне можно записать в «кино категории «B» и занести в соответствующий раздел коллекции. Но, конечно, сравнивать даже не с лучшими — средними образцами жанра, будет делом заведомо проигрышным. Слишком разными были исходные позиции. Слишком глубоко укоренились традиции африканерского кинематографа, чтобы сломать их одним махом. Для этого, похоже, надо было, подобно настоящим мастерам хоррора из Южной Африки Дарреллу Рудту или Персивалю Рубенсу, снимать на английском языке.

8 апреля 2017 | 10:21

А представь себе любезный читатель, что какой-нибудь пусть и талантливый режиссёр, продюсер или сценарист, копаясь в исторических архивах, нарыл листовки Наполеона, которые тот активно распространял перед наступлением на Россию. Суть их была в том, что Бонапарт грозил отменить крепостное право, дать суверенитет Польше, провести кучу других реформ и преобразований. И вот представим себе, что режиссёр проникся этими планами и снял фильм, где французский император представлялся как гуманист и просветитель, а русский царь как ретроград и реакционер, а русский народ… был…. Недалёким… Так вот. У нас Слава Богу до такого не дожили, а такой фильм, появись он в реале пусть даже и высокохудожественный, вряд ли бы имел успех. У нас такого нет. А в Дании есть.

У народов и стран частенько возникают «белые мифы». Их герои воины, правители, мудрецы, красавицы, которые спасают Отечество, ну или на худой конец суженную… Но случаются и «чёрные мифы» в которых воины трусы, правители глупцы, а красавицы …

«Чёрный миф» развивается примерно в трёхэтапном формате. И Королевский роман яркое тому подтверждение.

Первый этап идёт под девизом «Всё гнило в датском королевстве». Если нам показывают Данию и датчан, то мы видим грязные улицы с крысами, угрюмых людей, недалёких правителей, жестокости пыток и так далее. Даже такая палочка выручалочка как природа и архитектура здесь показаны весьма специфично. В начале фильма мимолётный фрагмент Англии, но при этом природа прекрасна детализирована. Минут через 30 или 40 нам мимолётно показывают природу Германии и снова всё чётко и детализировано. Почему то природу и архитектуру Дании или не показывают или показывают сквозь стекло замка или кареты, а если всё же выходят в чисто поле, то почему-то природа чаще всего быстро превращается в расфокусированный фон.

При этом мы фактически не видим ни одного положительного персонажа из датчан, за исключением каких-нибудь героев(?) третьего плана. Как писал один авторитетный критик «Самого Арселя обвинять в отсутствии патриотизма глупо. »

Второй этап идёт под девизом «Вот приедет барин, барин нас рассудит». Ну или если более пафосно «Нет пророка в своём отечестве». Чёрный миф берёт какого-нибудь варяга, ну или… немца, пусть даже авантюриста и проходимца и вуаля — готов герой нации. Удивительно, но в спасители Отечества зачастую записывают совершенно неподходящих людей от оголтелых фа***ов, до шизанутых юродивых. Вот возьмём герра Струэнзе. Посмотрим на его реформы.

Процитируем известную энциклопедию: «Свои реформы Струэнзе проводил крайне круто, не считаясь ни с чьими интересами, не справляясь ни с чьими мнениями и желаниями… Сокращая государственные расходы, он, например, с беспощадной жестокостью уволил без всякой пенсии массу человек… Ещё сильнее повредило Струэнзе его пренебрежение к датскому языку. Все указы составлялись на немецком языке, все «коллегии», исключая «датскую», употребляли в качестве правительственного и делового языка исключительно немецкий. Прошения всякого рода, адресованные в правительственные учреждения, также приходилось писать по-немецки; иначе их не читали и не давали им хода…»

Ничего не напоминает? СССР конца 80-х. Когда разнообразные реформаторы под предлогом свободы слова, демократических ценностей и прочего просвещения проталкивали чужую культуру, что в конечном итоге привело к краху СССР, засилью английского языка и прочих безусловно полезных демократических «свершений». Но перед нами то второй этап «чёрного мифа», а потому все реформу герра Струэнзе представляются как прорыв и торжество демократии. Вот только когда кто-то что-то делает для народа, то в случае казни такого деятеля тот самый народ или пытается защитить своего… защитника, или на худой конец безмолвствует. А что же Струэнзе? Продолжаем читать энциклопедию

«Переворот был встречен в столице общим ликованием.»

Кстати второй этап это не только Струэнзе. Это и королева, которая приехала из безусловно более демократической страны, привезла крамольные книжки, играла на музыкальном инструменте… Цивилизация, а вот коварные консервативные датчане…

Третий этап развития чёрного мифа «паршивая овца портит всё стадо». Ну тут всё глобальнее. Ибо тут паршивое стадо испортило по сути двух несчастных овечек и Дания погибла…

Кстати. После смерти Струэнзе и приходу Фредерика к власти (формально королём оставался душевнобольной Кристиан) этот Фредерик провёл ряд реформ в Дании: в 1788-1800 годах отменил крепостное право, нормировал барщину (сохранялась до 1848 года), лишил помещиков права назначать судей, отменил рабство в вест-индских колониях (в 1792 году).

То есть реформы таки были проведены и без герра Струэнзе, хотя по логике фильма власть вернулась к консерваторам, которые не хотели ничего менять.

В итоге патриоты всея Дании Николай Арсель, Ларс фон Триер со товарищи вырастили клюкву. Вот только клюква эта получилась какой-то не патриотичной. Для того, чтобы отвлечь внимание зрителей от реальной деятельности герра Струэнзе ему приписали по сути один единственный грех, который у нас был бы встречен на ура ибо лозунг — Любить так королеву тут показан так сказать в чистом виде.

Мне могут возразить, мол это не документальный фильм, а потому авторы могут позволять какие угодно вольности, благо никаких фото-видео материалов нет, а бумажные дела основательно подчищены. И вообще фильм нужно оценивать с художественной ценности, ну там игра актёров, оператор, костюмы, музыка… Я не зря в начале рецензии вспомнил историю о Наполеоне. Я не против того, что в исторических фильмах неизбежны те или иные упрощения или перекосы. За датчан говорить не буду, но если бы в России о том же Наполеоне сняли бы тот проект, с которого начинал, то боюсь большинство зрителей не стали бы оценивать художественную ценность, а высказали бы своё… ну назовём это мнением, скорее всего ногами и по возможности по лицу. Но у нас то дикая страна. Не демократическая… варвары… не то что вон датчане…

3 апреля 2017 | 12:50

Том Манкевич, занявший режиссёрское кресло, имел большой опыт на сценарном поприще, поработав и над несколькими частями похождений Джеймса Бонда, поэтому безошибочно ухватил остросюжетный ритм постановки с общим лёгким настроением, когда смертельная опасность тесно соседствует с постоянными подшучиваниями. Фабула у фильма получилась достаточно незамысловатой, где нам показывают случайного свидетеля убийства и детектива полиции, вынужденных удирать от бандитов. Однако, даже имея на руках скромный бюджет и рамки телевизионной картины, режиссёр сумел разыграть увлекательную историю, правильно расставив важные приоритеты.

В первую очередь удалась главная пара героев, состоящая из типичного холёного яппи, ведущего насыщенный образ жизни, крутящегося в мире больших денег, престижных кредитных карт и бизнеса, и детектива полиции в юбке, которая бойкая темнокожая женщина, имеющая за плечами опыт работы в опасных подворотнях, знающая законы улиц. Он — свидетель расправы над человеком влиятельным бандитом, а она — провожатый в здание суда. Естественно, нам на потеху два антипода изначально не поладят, но им предстоит стать одной командой, спасаясь бегством от целой банды по всем неблагополучным закромам Нью-Йорка. Немало места уделено самому городу, часто показанному с высоты полёта, словно он огромный муравейник из бетона и стекла или запутанный лабиринт с несколькими этажами автомагистралей, где подле великанов-небоскрёбов бурлит сумасшедший поток жизни, привыкший не обращать внимания на потасовки или даже выстрелы средь бела дня. Режиссёр нарочно превращает погоню в бесконечный забег, ликвидируя парочку возможности уехать на автомобиле или дозвониться до подмоги, ведь на мегаполис обрушилась феноменальная жара — оригинальное заглавие фильма всё же удобнее перевести «Нагрев», играя с двусмысленностью погодных условий, слэнговой интерпретацией выражения, означающего взбучку, и общим накалом страстей. Высокая температура воздуха создаёт перебои с электричеством, телефонные линии перегружены, полицейские участки и больницы не справляются с наплывом клиентуры, на дорогах жуткие пробки, вездесущие асфальтированные тротуары раскалены, как сковородка, а население сходит с ума, будучи раздражительным и промокшим насквозь, чей мозг вот-вот вскипит. Поэтому наши герои постоянно в движении целый нескончаемый день. Нон-стоп заварушка происходит на безумном фоне, сменяясь чудаковатыми уголками, когда можно лишь на мгновение укрыться в захудалом клубе, где подозрительно много мужчин в кожаной одежде, или наркопритоне, напоминающем многоквартирную заброшенную полосу препятствий с ловушками и привратником, похожим на зомби от затуманенного рассудка.

В лучших традициях боевика старой школы в кадре переизбыток динамики с погонями, взрывами, падениями и смачными перестрелками, а частый юмор бадди-муви, где два подтрунивающих приятеля плечом к плечу и традиционно разного цвета кожи или общественного положения, занятно переиначен ненавистью и любовью, разделённых одним шагом, ведь от нависшей смертельной опасности может спасти только удачная шутка, чтобы не раскиснуть, и в такие моменты любые чувства будут обострены до предела, включая страсть. Тони Голдуин и Линн Уитфилд хорошо передали химию меж персонажами, сделав забавные на контрасте образы, которым охота сопереживать, даже зная, что картина полна жанровых условностей с бесконечными пулями в барабане револьвера или вечно попадающими впросак настигающими злодеями. Здесь даже на втором плане более узнаваемые и маститые артисты под фамилиями Аркин, Сигал, Бойл поддерживают градус юмора, превращая заседание суда в фарс. Серьёзность тут и не нужна. В фильмах подобного плана важно окунуться в напряжённую ситуацию, отправиться в захватывающее дух приключение на полтора часа, местами посмеяться, прочувствовать приятную пикантность, когда ты целый день мчишься с отважной красавицей (для женской половины взамен предусмотрен привлекательный объект защиты), спасаешь её, она выручает тебя, оба стремитесь к общей цели, обязательно всё происходит в самый последний момент, злодеи остаются с носом, кулак непременно летит в челюсть очередному негодяю, выписывающему кульбит в воздухе при падении, и чуть-чуть романтики не помешает перед песенкой Бренды Расселл в завершающих титрах. Всё это есть в картине, а большего, по-моему, и не нужно.

7 из 10

30 марта 2017 | 09:06

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...



Друзья по интересам (297)
они ставят похожие оценки фильмам

имя близость

zuzanov94

87.7025% (28)

Алексей Борзов

86.8866% (29)

florist

84.974% (40)

Goya7

82.4589% (38)

dyakovann62

82.1815% (34)

MarySam69

81.753% (34)

dead-pihto

81.7284% (33)

lyapsys_k

80.3615% (39)

Тираннозаврист

79.9457% (47)

Sshk

78.6696% (39)

ElenRay

78.4469% (36)

CatherineSunny

78.355% (36)

Boo_ka

77.9587% (38)

elisabet bekker

77.8052% (38)

Kristiel

77.7064% (58)

masiania00

77.4404% (36)

Fedotman

77.1049% (36)

shashorkina

76.2281% (37)

JanyS65

76.1741% (37)

Rete

76.0162% (37)

Княжеский дружинник

75.1443% (40)

Bezbojnik

74.4705% (39)

Sergey A

74.2256% (41)

ejonok091

73.7973% (47)

tnndr

73.4782% (41)

agentius

72.6917% (41)

bpokep

72.001% (48)

Harmy

71.3279% (45)

Анастасия Зайцева

70.74% (44)

Xataptax

70.6945% (48)