всё о любом фильме:

Linnan > Друзья

 

Друзья в цифрах
всего друзей45
в друзьях у54
рецензии друзей7557
записи в блогах-
Друзья (45):

В друзьях у (54):

Лента друзей

Оценки друзей

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

За нашу жизнь!

Хочу сказать огромное спасибо Светлане Устиновой, Анне Чиповской и всей съёмочный группе фильма! «Блокбастер» — очень хороший фильм о жизни и человеческих ценностях! Отдельное спасибо персонажу Светланы Устиновой Лизе — очень живой, не стереотипный и по-человечески близкий характер!

9 из 10

  • Полезная рецензия?
  • Да / Нет
  • 1 / 0
24 июля 2017 | 16:08

Два признанных мастера хоррора Джордж А. Ромеро и Дарио Ардженто обладали разными взглядами на жанр, имея собственный художественный почерк и культурные традиции. Совмещение их вместе в одном проекте — неожиданный подарок зрителю. Связующая нить нашлась быстро в виде общего вдохновения произведениями классика Эдгара Аллана По. Вдохновение — ключевое слово, ведь авторы не делали дословные экранизации, лишь интерпретируя идеи рассказов под себя, расставляя личные акценты, где считали нужным.

Дуплет страшилок открывает «Правда о том, что случилось с мистером Вальдемаром». Мы встречаем супругу тяжелобольного богача, которая вступила в сговор с его лечащим врачом и своим любовником по совместительству. Они намереваются провернуть аферу, заполучив всё состояние, загипнотизировав больного, безвольно подписывающего любой документ. Куда приведёт затея, если дряхлое тело подопечного шагнёт за грань смерти, но подчинённый гипнозу разум продолжит существовать?

Многие считают, что Ромеро досталась его фирменная тема о зомби. Это отчасти так. Однако подобный подход к творчеству американского режиссёра слишком узок, потому что он чрез жанр проносил неглупые мысли, часто кренясь в социальный аспект, применимый к нашей обыденной жизни, чтобы вызывать отклик у зрителя. Явно не случаен выбор рассказа, где стержень базировался на жутком, но увлекательном эксперименте, хитро поданном писателем документальным свидетельством о переходе больного человека в стадию покойника, который в загипнотизированном состоянии вещает обо всех процессах, даже будучи мёртвым. Посему Ромеро вначале переносит на экран хронику преступления, до самого итога не забывая о главном катализаторе злодеяния — деньгах, которые движут всем и вся, как слетает из уст персонажей, а далее пристально концентрируется на невольном опыте, когда мошенник пробуждает в себе врача, оказываясь зачарованным возможностью бесед с умершим пациентом. Именно эта тяга к познанию неподвластного ни одному живому становится временным заменителем страсти к богатству, ведь от смерти не удрать и не откупиться. Пред смертью равны все, какой бы у тебя ни был счёт в банке или скоростной автомобиль, посему персонажа охватывает неподдельный ужас получать информацию из той дали, что однажды призовёт всех нас.

По своей стилистике фильм не столь страшен, снятый весьма буднично, напоминая телевизионную неторопливую постановку, тем не менее в нём силён эффект чарующей таинственности, чтобы вместе с мошенниками быть частью эксперимента, постепенно нагоняющего безысходную жуть, осознавая, что где-то там за гранью жизни есть иная жизнь, неотвратимо ждущая каждого. Эффектный апогей лишь усугубляет эту пугающую мысль, когда режиссёр в своей традиционной манере прибегает к еле уловимой чёрной иронии, ещё раз указывая на фатализм жизни, что деньги пред смертью оказываются только никчёмными бумажками, мельтешащими на ветру, и самый беспринципный цинизм с медицинской наукой не станут спасением от неминуемого. Но и это не весь инструментарий ужаса в умелых руках мастера, потому что в его мудром понимании смерть является естественной частью бесконечного пути человека, и весь истинный кошмар сосредоточен в ходе наперекор закону мироздания, когда происходит вечная остановка посреди дороги.

Второй сегмент озаглавлен «Чёрный кот». Фоторепортёр различных жестоких убийств, любящий выпить, начинает испытывать приступы ярости, поначалу изливая их на чёрном коте, которого подобрала жена. Специфическая работа и иррациональная тяга к насилию ввергает всё в беспросветный мрак…

Ардженто тоже выбрал литературную основу исключительно близкую к себе, хотя тут можно встретить целую охапку отсылок к иным произведениям классика, помимо базиса рассказа «Чёрный кот». Например, имя главного персонажа является Родерик Ашер, одно из убийств, где он делает снимки, совершенно при помощи дьявольского изобретения в виде огромного маятника, разрубившего жертву пополам, а также есть сцена из произведения «Береника» о молодом человеке, который одержим прекрасными белоснежными зубами своей больной невесты. Итальянский маэстро близок к сюжетному остову первоисточника, но ему интересна экранизация самой кошмарной атмосферы. Он проводит попытку воссоздать на экране зловещую ауру колдовского пагубного наваждения, перемалывающего людей ничуть не меньше, чем различные кровожадные маньяки из джалло, где автор сделал себе имя и которым выдал учтивый реверанс в начальных титрах показательно жёлтого цвета. Узловое коварное преступление окутано в тот самый книжный дух первоисточника, несмотря на общую особенность проекта снимать в призме современности, где чарующей готики попросту нет места.

Виртуозно обращаясь с полётом камеры оператора и придерживаясь итальянской специфики жанра, когда музыкальное сопровождение полноправный участник всех событий, неотъемлемо звучащий запоминающимся мотивом от Пино Донаджо, автор воссоздаёт густую параноидальную атмосферу, взращивающую тёмное семя внутри индивида, метающегося, но упорно подпитывающего ростки зла до самого расцвета. Фатализм пронизывает абсолютно всё, напоминая дурной сон, когда человек получает страшное предзнаменование в грёзах, и уже все свои действия наяву невольно направляет, чтобы перенести беду в жизнь, интуитивно идя к указанной предсказанием пропасти, а не подальше от неё. Работа художником, запечатлевающим чужие насильственные смерти и извращённые убийства, нездорово влияет на разум главного персонажа, достоверно играемого Харви Кейтелем, превращающим загадочного кота в символический чёрный омут бездны, куда не следует смотреть, иначе сама бездна заглянет в тебя. Предрешённость сюжета известного рассказа работает лишь на пользу режиссёрской идеи, дабы демонстрировать постепенную хронику падения в кромешную тьму человека, тяготеющего к остаткам чужых злодеяний, которые он изощряется художественно красиво передать на фото.

В целом, проект далёк от статуса шедевра. Пожалуй, более всего расстраивает, что классику книжной готики переложили на наши дни, посему первозданный шарм рассказов не соблюдён, лишая зрителя очаровывающей старины. Напрасно ждущим гротескного кровожадного хоррора результат вряд ли придётся по вкусу, хоть мастером специальных эффектов задействован искусник Том Савини. Пред нами идейные преемники бессмертных детищ По, старающиеся вызывать чувство тревожного любопытства от соприкосновения с чем-то таинственным, пугающим и манящим одновременно. Фильм напоминает экранизацию изложенных своими словами двух страшилок маэстро, где в рассказчиках выступают сами Ромеро и Ардженто.

7 из 10

23 июля 2017 | 13:28

Один из ключевых режиссёров-авангардистов ныне отошёл от режиссуры, предпочитая работать как оператор ("Территории», «Бомж с дробовиком»). В то же время он снял единственный фильм своего друга — продюсера Митча Дэвиса «Деление на ноль», который, как и собственный дебют Хуссэйна «Подсознательная жестокость», столкнулся с цензурой. Ныне мы имеем возможность посмотреть эти два неординарных фильма в авторском варианте, дабы поразмышлять на те темы, что они затрагивают.

В то время как немецкий авангардист Йорг Буттгерайт отошёл от дел и стал делать радиоспектакли для детей, а также снимать сериал «Леккс», Хуссэйн наследовал его темы. Он тоже обращается к тёмной стороне бытия человека, исследует одиночество, безумие, препарирует религию. И Хуссэйн, и Буттгерайт, и Дэвис представляют экзистенциальный авангард, в будущем поддержанный Мэриеном Дора.

Короткометражка Хуссэйна «Последний голос» снята совместно со своим продюсером Жюльеном Фонфредом на французском языке. Она во многом перекликается с будущим «Вояжем в Агатис» Мэриена Дора. Хуссэйн творит почти антиутопию, изображая мрачное будущее, пожалуй, пострашнее, чем пророчества Гиллиама и Пройаса. В этом будущем у людей нет голосов, всё время идёт дождь, а представления о жизни как постоянной боли находят вполне явное выражение в бдсм-отношениях людей.

Главный герой вырезает на животе девушки слова «я люблю тебя» и гуляет с ней по улице, в окружении таких же пар. А закадровый голос как бы озвучивает мысли его спутницы, доносясь с другой стороны, из того мира, где ещё не до конца потеряна коммуникация между людьми. Мотивы абсурдного существования людей, их страха перед отчуждённым миром нашли зримое воплощение в изобразительном ряде фильма, отсылающего зрителя как к фильмам нуар, так и к авангардным антиутопиям, вроде «Бразилии» и «1984». Люди, как марионетки (неслучайно персонажи их напоминают даже внешне), как будто управляются чужой волей, не в состоянии контролировать свою жизнь и справиться с надвигающейся бездной.

Экзистенциализм не просто так был заявлен Сартром как синоним гуманизма. Ибо только в экзистенциальной философии каждый человек впервые получал право на сочувствие. Жизнь несправедлива, а бога, скорее всего, нет, поэтому смерть есть прекращение бытия людей. Но человек обречён быть свободным и когда-нибудь каждый переживает свою экзистенцию, осознает себя как мыслящее и чувствующее существо.

Жизнь — это боль, и режиссёр не скрывает этого. И любовь — это боль. Но только боль делает человека живым. Каждый из нас когда-нибудь окажется у врат безмолвия. Не стоит туда спешить, не выдерживая препятствия на своём пути. Страдание делает человека человеком, затрагивает главные струны его души.

Короткий фильм Хуссэйна, почти зарисовка, учит нас со смирением принимать этот мир, где, как ни парадоксально, часто боль приносит позитивные плоды. Ценность фильма Хуссэйна ещё и в том, что он избежал gore-сцен, чего не сделал, увы, Маркус Кох, и остался именно в традициях авангарда, где один ёмкий образ часто важнее многих слов.

7 из 10

21 июля 2017 | 23:26

Локхарт обыкновенный серый клерк, работающий кем-то в какой-то очень крутой компании. Только фирма сейчас дико трещит по швам. Контракты горят, а кредиторы уже понемногу начинают приспускать штаны наклоняя компанию в позу собачки. Главному герою дали поручение, — поехать в Альпы и привезти большого боса назад домой, дабы та ленивая скотина подписала нужные бумажки для спасения всех их грешных. Казалось бы, куда проще. Да и лучше уже в Альпах подышать свежим воздухом чем сидеть в офисе, пить воду с кулера и со страхом ждать, когда кредиторы проникнут в тебя без каких-либо предварительных ласк. Приехав в те самые столь отдаленные места, Локхарт начинает понимать, что провернуть задуманное будет не просто. И не потому, что начальника на выходе тормознули с отельными полотенцами, тапочками и туалетной бумагой. Здесь, ребята, конкретный полтергейст, со всеми вытекающими ужасами и прочей непонятной ерундой.

Довольно таки уже мейстримное ощущение, когда фильм долго ждешь, а в итоге получаешь ногой в рыло и шокером в яичко. Не то, чтобы Гор Вербински капец какой крутой режиссер (до Нолана расти и расти), но посмотреть его новую картину хотелось ну уж очень сильно. То ли жанр симпатичен, то ли опять трейлер падло слишком обманчивый (уже в который раз) получился, не знаю, затрудняюсь с ответом. Одним словом, меня встретил очередной ужас в плане сценарной работы непонятных умельцев. Картина здоровсвки интригует вначале, подает большие надежды на свою сюжетноаппетитною ключевую середину и финальную развязку, но… увы, увы. В режиссерском плане, кстати, фильм смотрится добротно, как ни странно. И монтажнооператорский цех моментами создавал сказку эффектных нарезок плановых съемок и ракурсных переходов. Но вот сам по себе сценарий еще то говно, которое без ершика хрен отмоешь от унитаза.

Кто видел «Остров проклятых» любимого мною дяденьки Скорзезе, тот сразу ощутит некое сходство как в сюжете, так и в образе главного героя, в его поведение, манере речи и так далее. Уродливый брат близнец так и лезет в глаза, но вот чем дальше он колесит к своей конечной станции, тем больше начинаешь понимать, что никакой это не брат, а очередной киношный выкидыш, имя которого забываешь сразу же после просмотра. Прошу прощения за столь нагруженный ряд метафор, которыми я наполняю рецензию на этот фильм, но по-другому писать на скучное кино скучно. Если уж вернуться к серьезной манере изложения мыслей по поводу блевотного пятна режиссера Гора Вербински, скажу кратко: драмоужастик «Лекарство от здоровья» перегружен лишними не нужными сценами, слишком всего много на фоне такой банальной глупой идеи. Хронометраж как будто специально растягивали длинными диалогами и придурковатыми затяжными взглядами главного героя в даль, в неизвестность. Ну а финал всего этого заезда обоссал и уничтожил меня в пух и прах.

3 из 10

21 июля 2017 | 17:55

Археологическая научная экспедиция исследует развалины древнего города майя, который племя давным-давно внезапно покинуло. Произошло это как раз в то время, когда около Земли пролетала комета, названная майя Небесной девой. Согласно преданию, ее приближение грозило уничтожением всего живого в их городе и окрестных лесах.

Ученые нашли подземную пещеру, оказавшуюся храмом богини любви, с озером, на дне которого лежало множество золотых вещей и останков человеческих скелетов — жертв, принесенных богине. К тому же, в пещере уровень радиации оказался очень высоким. А со дна этого озера поднялся ужасный монстр, страж храма — огромная бесформенная амеба, нападающая на людей, покусившихся на жертвенные драгоценности, и пожирающая человеческую плоть до самой кости моментально. Одного из ученых монстр схватил за руку. Чтобы его спасти, его друг топором отсек фрагмент монстра, присосавшийся к руке. Эту часть решили изучить в лаборатории, самого монстра сожгли. И тут при анализе ткани фрагмента выяснилось, что монстру более 200 тысяч лет, он одноклеточный и растет при радиации. А к Земле снова приближается та самая комета — Небесная дева, готовая уничтожить все живое, согласно древнему предсказанию майя.

Этот простой сюжет и служит основой фильма, его каркасом, на который крепятся второстепенные сюжетные линии в виде сложных взаимоотношений героев и героинь, научные изыскания и версии о взаимосвязи кометы, радиации и монстра, борьба с самим монстром, ну и ближе к финалу объединенные усилия всего населения против смертельной опасности. По этой немудреной схеме снято во второй половине прошлого века великое множество фильмов ужасов, фантастики и приключений. Она прекрасно работает и в наше время как при создании ремейков старой классики, так и в виде самостоятельных сюжетных историй.

В конце 50-х и начале 60-х годов на экранах многих стран стали очень популярны истории о гостях из космоса, задумавших уничтожить человечество или поработить его. Или истории о доисторических монстрах, вдруг разбуженных людьми и движимых желанием смести с лица Земли назойливое человечество как в глобальных масштабах, так и в более скромных, местечковых. Многочисленные экранные Годзиллы, Кинг-Конги, громадные динозавры, питоны, анаконды, акулы, крокодилы и прочие чудовища невероятных размеров в тысячах кинотеатров разрушали города, массово уничтожая их население и пугая зрителей в зале до сердечных приступов.

Фильмы были разные по бюджету, по качеству сценариев, режиссуры и актерской игры, по количеству спецэффектов на минуту экранного времени и по степени популярности у зрителей. Что-то стало классикой, что-то породило франшизы и ремейки, что-то утонуло без следа в бурном потоке времени. Но тема монстров до сих пор пользуется любовью и у авторов такого кино, и у целевой аудитории. Например, «Капля» 1958 года со Стивом МакКуином, имевшая огромный успех и давшая хороший старт актеру, породила несколько киноподражаний, к числу которых относится и «Калтики», была переснята через 30 лет и тоже получила свою порцию зрительского признания. В настоящее время планируют снять третий ремейк «Капли», которым отметят 60-летие выхода оригинального фильма.

«Калтики — бессмертный монстр», в отличие от вышеупомянутой «Капли», получился более скромным вариантом и по бюджету, и по актерской работе, и по сценарию. Сам монстр выглядел аморфной массой, бесформенной и похожей на огромный брезентовый рукав на железных обручах, который накачивают воздухом, расправляющим складки его необъятной туши. Выглядит он не слишком пугающе, и потому, видимо, для усиления эмоций у зрителей, почти все сцены с ним сняты в темноте, а сам ужас, вызванный монстром, изображают актеры с перекошенными от страха лицами, которые широко распахивают глаза, отчаянно кричат или пронзительно визжат, если это женщины. При этом, порой они откровенно переигрывают.

Вообще, игру актрис трудно отнести к достоинствам фильма, но девушки — блондинка Диди Салливан и жгучая смуглая брюнетка Даниэла Рокка — удачно компенсируют этот мелкий недостаток своей яркой внешностью, роскошными фигурами, отсутствием комплексов в стиле одежды и действительно украшают кадр своим присутствием. Впечатляет и энергичный, эротичный с элементами стриптиза ритуальный дикарский танец девушки-индеанки, поставленный настолько красиво, что выглядит готовым номером для любого ночного клуба.

Мелодраматическая линия тоже проста. Доктор Джон Филдинг и его красавица-жена Элен любят друг друга, у них очаровательная маленькая дочь. Но доктор одержим своей работой настолько, что забывает о семье, предпочитая исследования. При этом он, не задумываясь, приносит домой для изучения кусок монстра, который убил несколько членов его экспедиции и сожрал руку его другу Максу, захватив ее внутрь складок своего тела. То, что монстр может представлять опасность для жены и ребенка, ему даже в голову не приходит. Зато дома он быстрее поймет, как можно спасти Макса, который, очевидно, повредился рассудком в результате атаки чудища.

Нападение в пещере как будто соединило Макса и Калтики. Словно что-то мерзкое проникло в человека, усилив все темное и жуткое, что было в нем, превращая человека в бездушного и безжалостного монстра, быстро теряющего все человеческое в своей природе. Как будто ткани огромной амебы проникли внутрь и продолжали безжалостно пожирать свою жертву, только уже не тело его, а душу. Заставляя его набрасываться на своих жертв, подчинять их себе, убивать без тени жалости. Наоборот, даже с удовольствием. Люди для него — лишь добыча, беззащитная и слабая жертва, с которой он может делать что захочет. Чужая жизнь ничего не стоит для Макса. Имеет значение лишь его воля и желание.

На самом деле в фильме два монстра — огромная одноклеточная амеба и чудовище в оболочке человека. Они оба безобразны и оба безжалостны. Для обоих люди — лишь добыча. Для каждого по-своему, но оба сожрут и не подавятся. Оба растут как на дрожжах. Один в своих размерах, а второй — в своей жестокости. Ну, с амебой люди знают, как бороться. А вот с обесчеловечиванием что делать? Вдруг это заразно?..

6 из 10

21 июля 2017 | 11:21

Для любителей анимэ фигура Мамору Осии будет знаковой, не требующей излишних пояснений. Иным же зрителям режиссёр известен, пожалуй, по самым популярным работам, куда непременно входит его культовая мультипликация «Призрак в доспехах» («Kokaku Kidotai»), получившая немалое внимание публики, ещё в 90-х хорошо разойдясь на видеокассетах и по телеканалам. Взявшись в очередной раз за кино, которое он с лёгкостью чередует с рисованными произведениями, автор использовал излюбленный жанр научной фантастики. Прекрасно понимая, что пересечения с «призраком» будут очевидны и часты, включая образ главной героини одинакового типажа с идентичной причёской подле разных связок проводов, Осии решил выбрать самый экзотический антураж, отойдя от частого восточного киберпанка. Польша японцам показалась подходящим местом для создания далёкого и зловещего мира мрачной антиутопии, где всюду кирпичные стены, невысокие каменные здания, старые бетонные коробки разрушенных домов, древесные оконные рамы, угрюмые люди в серых пальто, скрипучие троллейбусы… А для зрителей постсоветского пространства подобный ход привносит нечто забавное. В картине используется очень много старой советской военной техники, оружия и униформы, создающей весьма специфический эффект в симбиозе с миром, где широко развиты футуристические машины, погружающие людей в виртуальную реальность.

Именно эта нетипичность антуража положительно выделяет работу средь множества похожих друг на друга фильмов, снятых по лекалам анимэ. Естественно, даже поголовно используя местный актёрский состав и оставляя польскую речь, сохраняя ценный колорит Центральной Европы, японец не думает расставаться с традициями родного кинематографа. Европейцы ведут себя, как персонажи азиаты в анимэ, выражая сдержанность эмоций, обладают немногословностью, подолгу застывая в мизансценах, находясь в неторопливом мире созерцания, смакующем панорамы и кадры, напоминающие оживший комикс. Однако для истории подобная стилистика идёт на пользу, не вызывая отторжения, потому что повествует о незавидном варианте будущего, где человечество страдает тотальной отчуждённостью, прочно увязнув в компьютерной игре военной направленности «Авалон». Игра в неё — добровольный эскапизм от царящего упадка вокруг, где всё серо, безвкусно, пасмурно и даже каждая статуя ангела с разбитым лицом, будто Бог оставил всех своих утерявших веру созданий, выдумавших собственный рай — виртуальный. Автор в гротеске, но пророчески прочувствовал развитие тогда только зарождающегося киберспорта, когда взрослые люди объединяются в команды, чтобы подолгу профессионально играть в стрелялки-убивалки, набирая там очки, развиваясь в этом ирреальном пространстве, становясь заправским докой, обретающим славу, покупая себе экипировку и выводя заработанные средства, превращая изначальное развлечение в заработок. Здесь и кроется опаска в режиссёрском вопросе без ответа, когда утеряна первопричина ситуации: неуютная действительность вынудила замещать её выдумкой или это сама ложная фантазия отстранила людей от жизни, превратив реальность в придаток, где все бродят в полудрёме, механически поглощают питательную жижу в столовых, валяются на кроватях, только лишь планируя будущий игровой раунд, мечтая поскорее подключиться к Сети?

Показанный на экране мир настоящего и цифрового пространства нарочно одинаково подан в единых серо-коричневых тонах сепия, напоминая ожившие старые фотографии. Там и тут люди не живут, а существуют, угрюмо бродя тёмными призраками по опустелым тротуарам, мечтая удрать в иную реальность игры, чтобы идентичными выцветшими силуэтами извечно сражаться друг с другом, забываясь от всех невзгод примитивными правилами перестрелок. Идейный побег человеческого разума в виртуальное наваждение прекрасно обыгран подобным визуальным решением, обладающим рядом эффектных сцен боевика, ведь неплохой бюджет и изобретённая компьютерная игра, чья графика неотличима от реальности, располагали к массовым баталиям с тренированными стрелками всевозможных вооружений и введённой в эксплуатацию бронированной техникой. Локальные войны, разворачивающиеся на различных лесных и урбанистических площадках, привносят остросюжетную динамику в рассказ, а изобретательные находки спецэффектов дарят запоминающиеся кадры, выступая во всё том же нетипичном сочетании подвижных выцветших фотографий, где вспыхивают плоские взрывы в трёхмерном пространстве и гибнут люди, разлетаясь на пиксели, будто в ретро умело вкрапили футуризм.

Философских изысканий в картине заметно недостаёт, а антиутопия сквозит логическими дырами, не позволяющими сложить цельную картину общества. Изобретательная форма довлеет над идейным содержанием, сводя общий результат в безупречно стильный графический роман — комикс, где иллюстрации нарисованы красиво, а материал к прочтению уж больно скуден. Сюжет о главной героине, идущей к вершине рейтинга массовой игры, приближающейся к самому престижному уровню, как к краю пропасти, где сокрыты манящие тайны системы, собственно никуда толком логически и не приводит, низводя постановку лишь в эффектно поданное зрелище. Впрочем, это далеко не развлекательный аттракцион спецэффектов и тем паче — не западный летний блокбастер, а кинематографическое полотно художника, сотканное из фантасмагорических образов, обладающее особой вязкой атмосферой причудливого сна во сне, который однажды пригрезился японскому аниматору, накануне ознакомившемуся с кельтской легендой об Авалоне, и он бережно перенёс это видение на экран, сохранив ирреальность своей странной фантазии, не забыв про окружающую действительность, куда всё сильнее проникает виртуальный мир.

6 из 10

21 июля 2017 | 06:39

Признанный английский режиссёр Майкл Уинтерботтом всегда снимал авторское кино и имел успех на международных киносмотрах класса A. Вот и от этой работы ждали очередного откровения, а получили новый скандал. Забавно, что вышедшая одновременно с этой лентой «Порнократия», куда более провокационная и порнографическая работа, в итоге была встречена куда мягче, как в Европе, так и у нас. Хотя качество у этих двух фильмов примерно одинаковое.

В фильме Майкла Уинтерботтома есть потрясающие сцены. Отлично сняты музыкальные номера, великолепна северная холодная природа, на фоне которой взаимоотношения неких любовников могли бы восприниматься как бегство от одиночества в секс уже в наши дни, а вовсе не в послереволюционные годы во Франции («Последнее танго в Париже»). Но, увы, и здесь шедевра не получилось. Характеры героев совершенно не прописаны, а потому для зрителя они остаются некоей абстракцией: просто два человека встретились и решили потрахаться. Почему? Ну, это нас не интересует. Потому, и всё!

Вот так можно сказать про драматургию Уинтерботтома, да и Катрин Брейа недалеко от него ушла в плане сюжета. Поэтому и откровенная эротика воспринимается как нечто ненормальное, а вовсе не необходимое, как в случае с великим шедевром «Коррида любви», исследующим границы любви и страсти, разума и безумия, жизни и смерти, мужского и женского начала, наконец. Так что вполне оправданно, что на солидном кинофестивале в Сан-Себастьяне был награждён только оператор Марсель Зискинд, без прекрасных панорамных съёмок которого этот фильм был бы ещё хуже.

5 из 10

18 июля 2017 | 11:53

Немецкий мастер спецэффектов Маркус Кох предпочитает работать в США, лишь изредка выбираясь на родину. Именно в американском подполье зародилась идея сделать ремейк японского снафф-сериала, для чего и был приглашён Маркус Кох. Он делал спецэффекты для фильма Стивена Биро, а вторую часть снял сам. Получилось у него, конечно, лучше, чем у малоизвестного деятеля кино, однако при просмотре само собой напрашивается сравнение с сюрреалистическим фильмом Дэвида ДеКото «Колодец и маятник». Ведь там так же повествуется об эксперименте, исследующим границы боли, и если ДеКото понимал боль не столько как физическое явление, сколько как психическое, то в фильме Коха всё свелось к череде членовредительств, дабы из главного героя получилась очередная мученица.

«Кровавый шок» — это как растянутый на полный метр эпизод мучений главной героини из фильма Паскаля Ложье, в результате чего потенциальная аудитория этого авангардного фильма сильно уменьшилась — ведь не всем приятно смотреть череду издевательств над человеком. А для того, чтобы фильм превратился в серьёзный авангард, элементарно не хватает смысла и более образного решения.

В то же время нельзя не отметить очевидные плюсы. Удачная стилизация под чёрно-белое кино, причём такая манера съёмки имитирует кошмарное сновидение, что-то, что никак не прекращается, а попавший в некую клинику человек поневоле чувствует себя загнанной мышью. Операторская работа, монтаж, спецэффекты — всё на высоком уровне. Режиссёр даже создаёт тревожную, давящую атмосферу, так что зрителю несложно окунуться в фильм, как в страшный сон.

Но, как и любое продолжительное сновидение, рутинное повторение одного и того же, фильм постепенно надоедает, поскольку не может похвастаться ни психологической глубиной, ни разветвлённым сюжетом. Может быть, Кох выжал максимум, что можно было, из японского «Эксперимента дьявола» и хилого сценария Стивена Биро. И поэтому, из уважения к безусловно талантливому человеку, попавшему в узкие рамки снафф-кино и вынужденного крутиться, дабы удержать у экранов хоть кого-нибудь, можно накинуть этой посредственной работе лишние полбалла.

5,5 из 10

17 июля 2017 | 14:33

С фамилией Комиссаров прочно ассоциируются воспоминания из прошлого:

Ориентировочно в середине 90-х годов, по каналу, который тогда вероятно назывался РТР, крутили программу про «семейные косяки», в которой двое — мужчина и женщина, они же друг другу муж и жена.. или нет, стоп…

Всё-таки, там кажется показывали одну женщину, а не их вдвоём. Женщина была в маске на манер масок закрытого клуба из фильма Кубрика «С широко закрытыми глазами». Быть может продюсеры этого шоу и вычерпывали вдохновение из этой ленты, которая для патриарха стала последней прижизненной. Маска на женщине была двуликая — чёрно-белая, контур которой проходил по линии носа, между двух… ноздриц.

А, не, не-не-не…

Короче, маску одевали все — как М так и Ж. В шоу приглашались, кажется, только лица совершившие супружескую измену, а маска, в которой появлялись участники напоминала женский лик. Комиссаров был там ведущим, который с сочувствующим видом и понимающей мимикой предисловствовал каждой новой семейной «трагедии». Программа выходила около 20,00 по Мск, кажется по воскресеньям. Если вспомнили — хорошо, каждый второй её смотрел в то время.

Ну а в фильме «Корабль двойников», это даже псевдо-фильм, потому что здесь нет проработанной игровой линии. Все выступают очень натурально, как в реальной жизни, по-русски, но морду набить друг другу никто не решается, хоть и появляются для этого подоплёки почти с лёгкой руки.

По сюзету, люди загримированные под известных деятелей из разных стран плывут в Верхневолжск, участвовать в конкурсе двойников за приз в $100 тон. Главную роль играет лидер партии ЛДПР! Вернее его двойник в облике капитана милиции. Он остр на язык, на глаз и на фуражку. Любого заткнет за пояс и раздавит, нащелкает и устроит выволочку. С ним лучше не шутить — себе дороже.

16 июля 2017 | 23:51

Из истории, рассказанной испанкой Пилар Миро в картине «Преступление в Куэнке» можно было бы сделать напряженный детектив или даже триллер с неожиданной, щекочущей нервы развязкой, но вместо этого режиссер выложила все карты на стол, рассказав сюжет в предваряющих начало картины титрах. То есть сразу продемонстрировала, что ей нужен зритель, знающий о чем пойдет речь, и не отвлекающийся на сюжетные перипетии, потому что на экране демонстрируется не шарада с увлекательными загадками, не головоломка и не приключения — вместо этого сеньора Миро выпустила политический манифест, который и сегодня вполне могли бы взять на вооружение всевозможные анархические группировки и «A.C.A.B.»-движения. Причем манифест этот был столь откровенно экстраполирован на современную для режиссера эпоху, что даже в постфранкистской Испании у фильма возникли серьезные проблемы с получением прокатной лицензии. Правда, надо сказать, что не только из-за его политической направленности, но и наличия натуралистичных сцен пыток, способных вызвать шок даже у зрителей XXI-го века.

Собственно, шок явился для Пилар Миро основным инструментом воздействия, раз уж она отвергла сюжетную интригу, рассказав ее до начала действия. История судебной ошибки начала прошлого века действительно вошла в анналы мировой юриспруденции и с ней можно ознакомиться не только из фильма сеньоры Миро. Суть ее в том, что два человека были осуждены к длительному тюремному заключению не просто за преступление, которого они не совершали, но за преступление, которого вообще не было. То есть налицо классический пример: нет ни трупа, ни показаний свидетелей, ни косвенных улик — ничего, кроме признаний подозреваемых и непомерных амбиций полицейских чиновников, стремящихся выслужиться перед вышестоящим начальством. Именно так были приговорены к смертной казни, по счастью замененной вскоре длительными каторжными работами, два испанских крестьянина Леон Санчес и Грегорио Валерио. Только потому, что вновь назначенному окружному судье захотелось показать себя с лучшей стороны и он методом тыка открыл старое дело об исчезновении деревенского дурачка, обнаружив в нем имена подозреваемых. А дальше все просто — арест и выбивание признания.

И вот здесь режиссер разошлась не на шутку. Пыткам и издевательствам над попавшими в жернова не-правосудия мужчинами посвящена добрая треть экранного времени. Причем, при всем понимании (вроде бы) целей и задач, которые Пилар Миро ставила перед собой, подробно демонстрируя изощренные мучения, все же не отпускает чувство, что иногда она выводила на экран крупный план истязаний с каким-то садистским наслаждением. Особенно, вспоминая, что незадолго до «Преступления в Куэнке» сеньора Миро сняла откровенно патологическую садистскую драму «Помолвка», героиня которой получала сексуальное удовлетворение, мучая и убивая мужин. Как говорится один раз случайность, два — повод задуматься… Особенно, когда перед глазами стоит картина подвешенного за гениталии несчастного псевдо-преступника.

Ну, да ладно. Что там было у режисера в голове помимо откровенно анархических идей в перманентном обвинении власть предержащих в произволе и насилии над личностью — теперь уже не столь важно. Все-таки запредельное насилие и натуралистичная жестокость в этом фильме оставались средством для заявления своей гражданской позиции. Другое дело, что никакой объективной критики сеньора Миро не предъявляла: «Преступление в Куэнке» — это просто большой и красочный плакат на котором огромными буквами написано «All Cops Are Bastards» и ничего более. Ну, а плакатное искусство априори предполагает упрощенные художественные приемы и понятную с первого взгляда наглядную агитацию. Ничего более доступного, чем отвратительно-притягательные картины пыток и карикатурного судилища режиссер не придумала. Впрочем, если почитать историю невинно осужденных крестьян, то понимаешь, что ничего придумывать ей было и не нужно. Другое дело, что она представила из ряда вон выходящий случай как нечто типичное и обыденное — словно любой полицейский или судья только и ждет возможности засадить за решетку первого попавшегося ему на глаза человека. Но, стоит отметить, что в подобном мнении сеньора Миро была далеко не одинока, и ее откровенно популистский антиполицейский манифест без труда найдет своих поклонников в любую эпоху.

16 июля 2017 | 10:09

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...



Друзья по интересам (296)
они ставят похожие оценки фильмам

имя близость

2732734

89.1645% (27)

zuzanov94

87.7025% (28)

Алексей Борзов

86.8866% (29)

florist

84.974% (40)

Goya7

82.4589% (38)

dyakovann62

82.1815% (34)

MarySam69

81.753% (34)

dead-pihto

81.7284% (33)

lyapsys_k

80.3615% (39)

Тираннозаврист

79.9457% (47)

Sshk

78.6696% (39)

ElenRay

78.4469% (36)

CatherineSunny

78.355% (36)

Boo_ka

77.9587% (38)

elisabet bekker

77.8052% (38)

Kristiel

77.6163% (59)

masiania00

77.4404% (36)

psergv72

77.1855% (38)

Fedotman

77.1049% (36)

Rete

76.5461% (37)

shashorkina

76.2281% (37)

JanyS65

76.1741% (37)

Княжеский дружинник

75.1443% (40)

Bezbojnik

74.4705% (39)

Sergey A

74.2256% (41)

ejonok091

73.7973% (47)

tnndr

73.4782% (41)

agentius

72.6917% (41)

bpokep

72.001% (48)

Harmy

71.3279% (45)