всё о любом фильме:

Soleyl > Рецензии

 

Рецензии в цифрах
всего рецензий886
суммарный рейтинг15491 / 9626
первая20 марта 2009
последняя22 июня 2017
в среднем в месяц10
Рейтинг рецензий


 




Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Все рецензии (886)

Лондон кишмя кишит древнеегипетскими мумиями, средневековыми тамплиерами и дезертировавшими из глубокого тыла Месопотамии, нынешнего Ирака, разведчиками. Именно такое впечатление складывается после просмотра новой версии о реинкарнации почивших без мира личностей версии Алекса Куртцмана. Снова безбашенный авантюрист теперь в условно военной форме, снова энциклопедически подкованная девушка-ученый и очередной вариант одержимой мировым господством давно иссохшей принцессы, решившей начать свою пост-смертную карьеру в столице Британии. Условный сюжет в данном случае условен дальше некуда, ибо создатели фильма намешали в одной куче и древней мистики и современной науки и викторианских страшилок, и микс получился безусловно ярким и впечатляющим, но при этом не слишком гармоничным.

Основным локомотивом происходящего является Том Круз, который стандартно для себя отстреливается от террористов, падает с самолетов, тонет в катакомбах, а в перерывах обаятельно улыбается, охмуряя очередную красотку. В паре с ним выступают Аннабель Уоллис, та самая ученая и София Бутелла — та самая неупокоенная древнеегипетская принцесса. Эта троица образует условный треугольник, внося в основной приключенческую сюжет условно любовную линию. Условную, потому что ни о каких отношениях между героями речи не идет. Псевдоположительные герои, несмотря на общий цинизм профессии и поведения, проникаются друг к другу неожиданной любовью, псевдоотрицательная героиня хватает первого попавшегося мужчину, чтобы слепить из него себе бессмертного избранного. История, которая в теории должна внушать ужас и трепет (ужасный трепет? трепетный ужас?), на деле парадоксально вызывает жалость — к древней девушке, чью боль не заглушили 5 тысячелетий, и к современным мужчине и женщине, которые при всем желании не смогли найти ничего общего.

С другой стороны, сложно представить себе что-то более подходящее на звание летнего блокбастера. Том Круз (который по сюжету Ник, но кого это волнует?) в перерыве между мельтешением по экрану проникновенно смотрит в камеру, намекая на свою человечность, принцесса Аманат сверкает ярким золотом 4-х радужек, Рассел Кроу в скромной роли гениального, но не совсем адекватного ученого, потирая толстенькие ручки, радеет о судьбе человечества, а зритель получает чисто эстетическое удовольствие от творящегося на экране бедлама. И кто скажет, что это однозначно плохо?

22 июня 2017 | 21:13

Кандидат в президенты дает интервью. Слепят вспышки телекамер, волнуется море зрителей, сыпется с потолка конфетти. В это время парень в черном эффектно спускается с крыши, профессионально раскидывает охрану и… черт, это точно как в плохом кино! Подождите, это ведь и есть плохое кино. Тогда все в порядке, можно не переживать. Плохое кино, чтоб вы знали, бывает 2-х видов — то, которое раздражает до зубовного скрежета и красного текста, и то, которое заинтересовывает. Заинтересовывает не целиком сюжетом/актерами/саундтреком, а какой-то деталью, совершенно субъективной и для кого-то возможно вовсе незначимой. Но эта деталь, будь то кадр, или диалог или — чем черт не шутит! — сочетание светофильтров как прожектор расцвечивает фильм, придавая ему новое звучание, выявляя то, чего там, возможно, и нет.

Габриэль Ховард владеет закусочной, шпыняет работника и любит жену. Это днем. По ночам он убивает кандидатов в президенты и политических лидеров. Или нет, ему только снится, что он убивает? Или нет, ему только снится, что он владеет закусочной? Неразбериха с местоположением реальной жизни ведет к тошноте, мигреням и тремору, от которых Габриэль идет к врачу, который выписывает ему таблетки. От которых тошнит, мигренит и треморит еще сильнее. Небольшой городок на глазах заполняется бывшими спецагентами, фанатичными учеными и подставными женами. Или вся эта теория заговора только в голове у Габриэля?

Кэм Жиганде полностью органичен что в роли невменяемого убийцы, что в качестве любящего мужа и, кажется, только что шагнул из эпохи видеосалонов. Его Габриэль накачан как фитнес-тренер, прямолинеен как шпала и доверчив как котенок. Он пьет таблетки и идет к жене, от нее направляется в ночной кошмар или к очередному убийству, а, проснувшись/очнувшись, снова оказывается у врача. И это замкнутое движение, бессмысленное с самого начала, должно бы реально бесить, но… Парень борется за свой рассудок. Останавливается сердце, отказывает мозг, теряется доверие к памяти. Исчезают базовые определяющие, которые само/идентифицируют человека в нормальной жизни. Но он смотрит в зеркало себе в глаза и борется за свою личность. Собирает себя по кусочкам и слепляет собственной волей. Схематичный сюжет с научными открытиями и правительственными заговорами блекнет на фоне мужества человека и вопросов, возникающих попутно. Где находится человеческое «я»? В материи тела или психике разума? Где находится разум и какой процент потери мозга означает потерю личности? Длительный ли это процесс или то, что составляет суть человека, исчезает одномоментно? Ответов нет, да и вопросы лишь смутно обозначены, и фильм, ясное дело, не станет жемчужиной кино, но тот короткий момент внутреннего совершенства, смысловой заполненности заслуживает как минимум блеска перламутра.

Со всем уважением к любимым кадрам и дрянным фильмам посвящается SinInGrin и Венцеславе

11 мая 2017 | 19:21

Джейкоб, ты меня слышишь? Поговори со мной, Джейкоб! Я твоя новая няня Верена. Твой папа нанял меня, чтобы я научила тебя снова говорить. Что ты липнешь к этим камням, Джейкоб? Твоя мама Мальвина говорит с тобой оттуда? Джейкоб… Ты же знаешь, твоя мама умерла, да и камни не говорят! Я точно знаю, и Мальвина со мной согласна. Правда, Мальвина?

Серая громадина уединенного замка встречает молодую девушку не слишком приветливо, также как его немногочисленные обитатели. Широкая неуверенная улыбка Верены вызывает только язвительное недоверие хозяина, известного скульптора и отца мальчика, и насмешливое презрение дворецкого (садовника? охотника? разнорабочего?) И только Джейкоб последовательно искренен — в своем горе по матери и неприятии чужачки. Странности поведения мальчика — ночные посиделки у глухой стены или бдения в домашнем некрополе — не слишком волнуют окружающих, зато каждый считает своим долгом поддеть психолога-самородка, которая всего лишь пытается вернуть Джейкоба к нормальной жизни. Как будто ее работа не имеет значения, как будто все они знают что-то большее…

Предсмертный наказ матери сыну — вполне достойный мистический гвоздь, на который можно было бы подвесить сюжет фильма, если бы только у зрителя не вызывало глухого отторжения сама идея поставить нормальную психику ребенка в зависимость от второго пришествия матери. Бесконечная любовь, на которую вроде бы намекают создатели фильма — не более чем эгоизм и самолюбие жестокой сильной женщины, которую не остановила даже собственная могила. Чувствуется сходство с макабрическими настроениями в творчестве Эдгара По, с притягательностью и украшением образа смерти, но серьезного развития это не получает, ибо Э. Хауэлл и Ко никак не могут (или не хотят) определиться с жанром — то ли чистая мистика, то ли психологический триллер, то ли вообще легкая эротика. Сложно, знаете ли, проникнуться общением пацана со всеми каменными поверхностями, если его няню корежит от сексуального голода по его отцу. В результате зрителя, которого по идее должно было бы увлечь в сверхъестественные дебри, из противоречия заносит в глухой рационализм, и фильм из разряда «как много непознанного на свете» переходит в группу «они совсем с ума сошли»

Невнятность сценария еще более подчеркивается стремлением киноделов к визуальным изыскам, из-за чего в сюжете образуются смысловые тупики. Наивно-трогательная внешность Эмилии Кларк как нельзя лучше оттеняет наивно-трогательную суть Верены, которая являясь по сюжету врачом, поначалу еще пытается деликатно и незаметно (практически неразличимо) лечить мальчика, зато потом заполошной курицей бегает по замку, живописно размахивая волосами и сверкая голыми плечами. Хозяин замка сокрушается о недоделанной скульптуре — чтобы показать зрителю достоинства фигуры девушки со всех ракурсов. Охотник-дворецкий, подрабатывая между делом гидом и проводя ознакомительную экскурсию, рассказывает о прошлом замка — чтобы продемонстрировать возможности подводной съемки. Линии, введенные в сюжет, не ради логики повествования, а исключительно для демонстрации красот пейзажа и достоинств камеры, обрываются также внезапно, как и появились. Как следствие, то что должно было стать завораживающей (и замораживающей) историей подавления одной инфернальной личностью другой живой, на деле оказывается ожидаемым, но по-прежнему несправедливым схождением в безумие.

3 мая 2017 | 15:19

Однажды в альтернативном средневековье, где вместо чумы и антисанитарии властвовали волшебство и песни-пляски, нелегкая принесла одну колдунью ко двору одного принца. Принц был высокомерен, а колдунья обидчива, в результате чего принц обзавелся рогами и шерстью, а колдунья еще раз доказала, как важно быть осторожным при общении с незнакомой женщиной. Чтобы принц, упаси небо, не привык к своему волосатому существованию, колдунья оставила ему розу с наказом — до тех пор пока с нее не упадет последний лепесток найти девушку *склонную к зоофилии* которую он взаимно полюбит.

История любви Красавицы и Чудовища имела множество экранизаций, среди самых известных — аляповатый французский фильм с Сейду и Касселем, популярный диснеевский мультик начала 90-х и классический фильм Кокто. Но при бесконечном многообразии бесчисленных экранизаций бессчетного числа самых разных фильмов мне еще никогда не доводилось видеть столь дотошного ремейка. Билл Кондон в лепешку расшибся, чтобы перенести все мельчайшие нюансы мультфильма на большой экран. И в этом заключается его главное достижение и основной недостаток. Огни свечей кружат голову, бархатистость роз ощущается через экран, а от песен и танцев обеденной посуды захватывает дух, но все это — лишь достойное повторение того, что уже было, без новинок или переосмыслений (не считать же за открытие пресловутый рейтинг?). Единственное, чем может откровенно похвалиться лента, так это исполнителями. Гастон во плоти мог быть только Люком Эвансом, а убойное ехидство Люмьера под силу передать разве что Эвану Макгрегору. Второстепенные персонажи вообще — как выстрел в яблочко (а вовсе не беспорядочная пальба в спину Чудовища) И пусть Эмма Уотсон не настолько прекрасна как Белль, а Дена Стивенса просто чудовищно мало, они все равно возвращают ту сказку почти 30-летней давности, которую мы смотрели детьми.

С другой стороны, сказочный сюжет не стал менее схематичным от того, что в нем появились живые люди. Даже наоборот — трогательные диалоги мультперсонажей в киноформате вышли довольно невнятными, а волшебная условность истории растворилась в связке мизансцен. И как обычно, чтобы прикрыть логические дыры сюжета в игру вступил Его Кинематографическое Величество 21 века — визуал. Конечно, нынешний уровень компьютерных технологий не предполагает серьезных косяков (также как заявленный бюджет фильма x_x), но бал в столовой действительно неприлично красив, а мимика канделябра-Люмьера вполне может претендовать на Оскар. Душераздирающая сцена умирания-засыпания интерьера со смертью хозяина наверняка исторгла потоки слез из мягкосердечных зрительниц. Да и в целом условно-живые обитатели заколдованного замка получились ярче и человечнее, чем живые фактически. Трусоватый Когсворт и заботливая миссис Поттс, поющий гардероб и всегда-на-посту вешалка — посуда и мебель подчистую переиграла даже самодовольного Гастона и его зефирно-мягкого Лефу (и даже рейтинг 16+ не помог) Но!

Есть фильмы как целостные истории, в которых «убавить луч иль тень отнять» нельзя — каждая деталь на своем единственно возможном месте. И есть картины, в которых запоминается одна-единственная сцена — например, поцелуй Ханны и Джейкоба в «Этой дурацкой любви» или сцена превращения Чудовища в человека здесь. На самом деле даже меньше — крупный план его глаз, лучащихся, наполненных счастьем до краев до донышка и момент, когда Белль его узнала. И все. Ради этого, воплощенной в живых людях сказки из детства, наверно, уже стоило бы посмотреть весь фильм.

22 марта 2017 | 00:43

Ли чинит проводку. Меняет трубы. Выносит мусор. Прочищает туалеты. Он живет в полуподвале 3 шага на 4, пьет после работы и дерется в баре. Смерть брата возвращает его в родной Манчестер, где Ли неожиданно оказывается опекуном своего племянника. Когда-то он был здесь очень счастлив, но однажды совершил ошибку, и поэтому не может оставаться здесь, не может заботиться о бесконечно любимом Патрике, не может, не может, НЕ МОЖЕТ!!!

«Манчестер у моря» тяжело смотреть. Он отстраненно нетороплив — в бытописании Ли, его настоящего и прошлого, он светел — в прозрачной чистоте морского воздуха, он естественен и натуралистичен — в скрипе лодки, покачивающейся на воде, и пронзительных криках чаек. Но своим молочно белым небом он полосует по нервам, а от классического саундтрека хочется рыдать от безысходности. Режиссер Кеннет Лонерган не ставит перед собой философских задач, чтобы потом удивить зрителя неожиданными решениями. Он рассказывает историю, которая могла бы произойти с каждым, с обычным неплохим, веселым и общительным человеком, но произошла с Ли, и ничего уже не изменить, ничего не исправить, и остается только жить и помнить. «Манчестер у моря» — это история вины, которую не искупить, вины непреднамеренной, случайной, но кому от этого легче? Три фотографии у кровати не усугубят ее сильнее, а безмолвное (а иногда и очень громкое) осуждение окружающих не сделают ее тяжелей. День за днем Ли живет, помня о своей чудовищной ошибке, живет по инерции, не сводя счеты с жизнью единственно из равнодушия к ней же. Все уже отболело, выгорело и закончилось. Ничего больше нет — так говорит сам герой Кейси Аффлека.

Жизнь человека складывается из мелочей, как бы затасканно это ни звучало. Лонерган не пропагандирует, но ненавязчиво показывает то значимое, что скрывается за этими мелочами. Патрик — общительный и одаренный подросток, удивительно беспроблемный для своего возраста, который при этом впадает в истерику при виде мороженых куриц. Бывшая жена Ли, ныне счастливо замужняя и ожидающая ребенка, все еще мучается от сказанных когда-то сгоряча слов. И брат Ли, из могилы доверивший ему самое ценное, что у него оставалось — собственного сына. Каждый из этих людей при внешней обыкновенности, ординарности прекрасен в своем человеческом несовершенстве, и каждое из этих событий — своеобразная история любви, горькой, не осознающей себя или безоглядной, но удивительной в своей бесконечной искренности. Сам город, Манчестер у моря, одновременно светлый и морозно свежий в реальности и полный огня и дыма в воспоминаниях — как аллегория на тему жизни, многоликой, болезненной, отчаянной, но меняющейся. Ноша Ли тяжела, вина неизбывна, а память жестока, но, может быть, безмолвный ход времени дарует ему утешение?

Неповторимое очарование «Манчестера у моря» — в деталях, неприметных, но значимых, в бережном любовном внимании к мелочам, составляющем суть жизни обычного человека, в неоправдании, но сочувствии к ошибкам и в возможности просто пережить боль. Персонаж Кейси Аффлека, угрюмый, красноглазый, издевательски вежливый и неадекватно агрессивный Ли не может нравиться — но его практически любишь как самого себя, потому что понимаешь — как самого себя. И истово надеешься, что в аду, в котором он живет, аду, в который он сам себя запер, когда-нибудь появится надежда.

20 марта 2017 | 20:56

Любовь это … странно. Это как выпрыгнуть из машины, когда твоя жена рассказывает о своей измене. Это как влюбиться в свою няню, которая влюблена в твоего отца. Это как дожить до средних лет, переспав всего с одной женщиной — то ли трогательно до слез то ли реально глупо. Джейкоб прав — да здравствует прогресс, если он позволяет днем добропорядочно ходить на работу, а по вечерам — тусить в клубах уходя оттуда каждый раз с новой девушкой. Брюнетки и блондинки, а особенно рыжие как пламя — неизвестно, что ими движет, внезапное прозрение о своем парне или долго копившееся желание что-то изменить, но однажды дежурный набор пикап-фраз даст осечку, поблекнет, уступив место искренности на грани — то ли абсурда, то ли душевного стриптиза, и это так нелепо со стороны, но… действительно понятно только тем двоим, которые внутри.

Любовь это… всегда по-разному. Для тех, кто испытывает это чувство впервые, смущаясь до заикания и лихорадочно горящих щек; для тех, кто в кризисе среднего возраста судорожно ищет причину угасания отношений, которое на самом деле просто привычка, что тоже не айс, конечно, но не так критично: и для тех, кто в самом расцвете лет и перманентной охоты за новыми ощущениями вдруг с перехваченным дыханием выясняет, что физиология, оказывается, не главное. Такое глупое, совсем не открытие, но для каждого как маньяк из-за угла — неожиданно и наповал.

Этот фильм такой же дурацкий, как любовь, которую он вроде бы описывает, он полон абсурдных совпадений и нелепых поступков людей, которые стандартны и схематичны настолько, что могут произойти в реальности. Его болтает от расчетливого цинизма бытовых драм до приторной слащавости ромкомов, он смешон и вульгарен и трогателен одновременно, он полон скетчей на все подряд, начиная от будней старшей школы и заканчивая легкой эротикой камеры, ласкающей обнаженную спину Гослинга, его практически невозможно смотреть подряд, но… он также полон того, что действительно происходит с людьми. Того, что чувствуют люди. Чувствую я. Или могла бы почувствовать. Или еще почувствую (может быть. не знаю) Это как отрывок реальной жизни, вырванный из контекста, слегка отфотошопленный (или нет?))) и показанный общественности. Он не несет особой морали, не открывает велосипед и не изобретает Америку (только так!), он говорит о том, что подспудно знакомо и близко каждому — что жизнь всегда движение, а значит, единственное постоянное это перемены, то, что было, необязательно повторится, а за то, что любишь, надо бороться. Истины на то и прописные, чтобы повторить их 300 раз, в данном случае при участии Гослинга, Стоун, Карела и Мур. Ненавязчивое легкое кино, оставляющее легкую улыбку и тепло от ощущения сопричастности.

9 марта 2017 | 16:46

Саксофон басовито урчит, ударные задают ритм, фортепиано рассказывает о чем-то радостном — и в легкой джазовой атмосфере однажды встречаются Мия, рыжеволосая наивно-солнечная Эмма Стоун и острый как луч Себастьян, Райан Гослинг. Она, улыбчивая и тонкая, работает в кафе напротив киностудии, восхищенно смотрит вслед зашедшим знаменитостям, в перерывах мотается по пробам и даже пишет пьесы. Себастьян угрюм, малоразговорчив и одержим джазом. Очень разные, они, тем не менее, встречаются — и мир открывается по-новому, загорается небо, и сумасшедший стук сердец снова рассказывает вечно юную историю двоих. И все бы ничего, но когда любят творцы, неважно музыки или выдуманных историй, живое чувство выплескивается только в одну страсть, оставляя другую тихо угасать.

Временами почти индийское кино с песнями, плясками и светом софит, направленным точно на героев, временами — почти драма, когда она не видит жертвы в его компромиссе с мечтой, а его просто нет на ее премьере. И музыка качает фильм от одного жанра к другому, совмещая малосовместимое, добавляя в прозу жизни бурлеск и сказку, а в сказку — элементы реального быта; и задумчивый перебор клавиш под его руками настраивает на что-то вневременное, легкое солнечное и возвышенное, но не забывает щелкнуть по носу, если занесет совсем уж в заоблачные выси. Это история погони за мечтой, рассказанная светло и без пафоса, о том, что успех приходит в свое время и может быть не таким, каким виделся. С какого-то момента поюще-танцующая феерия об абстрактных героях превратилась в искренний живой рассказ о соседской девушке, приехавшей в Голливуд, чтобы стать актрисой, и знакомом парне, бредящем классическим джазом. Двое молодых людей вне контекста времени и пространства варили кофе, бацали популярные песенки, скакали по вечеринкам — в общем, искали воплощения своих стремлений, искали себя в жизни, а нашли друг друга. И обычная в целом история закончилась тоже… обычно, вот только осталось тонкое неуловимое чувство — то ли грусть, что мы что-то потеряли, то ли радость от того, что это что-то было.

Кинопленка жизни крутится только в одну сторону, пусть даже режиссер Дэмьен Шазелл милосердно (или все-таки жестоко?) демонстрирует несбывшееся, шаг за шагом назад, выговаривая несказанное и осуществляя несделанное, показывает другую жизнь, прошедшую мимо, когда-то возможную, но уже недостижимую. И печаль, всегдашняя печаль человека о том, что могло бы быть, соседствует с болезненной усталой улыбкой — воспоминанием о том, что все-таки было.

City of stars
Are you shining just for me?
City of stars
You never shined so brightly…

22 января 2017 | 18:25

Со времен братьев Люмьер и летящего навстречу зрителям паровоза изменилось многое… и ничего. Все также зрителя пытаются впечатлить, научить и запомниться, просто сейчас на подготовительный этап уходит чуть больше времени и денег. И все также среди фильмов попадаются такие, моральный посыл которых по меньшей мере сомнителен, если не сказать — вреден. А ведь ничего вроде бы не предвещало.

Парень из криминальной семьи и девушка с золотой ложечкой во рту. Сюжет старый и вечно юный, он имеет множество вариаций, в данном случае в фокусе внимания любовь молодого поколения и неприязнь старшего, в обусловленная социально-классовыми и материальными причинами. И препятствия, через которые должны пройти влюбленные, традиционно только укрепят их чувства, сделают их сильнее и послужат воспоминанием в старости и предметом гордости детей и внуков либо же останутся в памяти людей как «самая печальная история на свете», например. Так предполагалось, вроде бы.

Манипулятивность, с которой создатели фильма пытаются вызвать сочувствие и расположение к своим героям, никого удивлять не должна, в конце концов, этим занимаются все киносоздатели, разница только в уровне таланта манипулятора. Но подспудная и в то же время откровенная идея, к которой они ведут зрителя, при ее осознании не может не вызвать откровенный протест. Попытка угодить всем задействованным классам и поколениям, а заодно и всем предпочтениям всех зрителей изначально обречена на провал, ибо справедливости на всех просто не хватит. Принцип «и волки сыты и овцы целы» еще никогда не выглядел настолько и безнравственным и нелепым.

Возможность счастливого/несчастливого исхода ситуации «парень из низов и обеспеченная девушка» равна 50%, в любом случае либо влюбленные либо их родители будут недовольны — так почему бы не сделать так, чтобы любовь была, но издалека и через годы. Парень умный, но в колледж не стремится — намек всем бедным парням, чтоб не рыпались и сидели каждый в своей дыре? Расставание от излишнего благородства и встреча спустя годы благодаря ей же — те же манипуляторские камешки на весах зрительского принятия. Но хеппи-энд даже для взрослых героев — вызов нормам общества. Порядочная женщина, нет, положительная героиня не может уйти от мужа и быть счастлива с любовником. Любовник в силу той же киношной порядочности не может принять решение за них обоих. Значит, с ней останется его лучшая часть. О-бал-деть.

Не уходи смиренно, в сумрак вечной тьмы -

сказано было совсем в другом фильме, и несмотря на субъективное равнодушие к контексту, строки запали в сердце и звучат в лад с мироощущением автора. Не уходи — смиренно — в сумрак — вечной — тьмы. Не сдавайся! Не опускай рук! Не умирай раньше смерти! Не пиши заранее прощальные письма! Не планируй встретиться за гранью…

О чем был этот фильм? О вечной любви или покорности обстоятельствам? О человеческой порядочности или трусливом бегстве от ответственности? Возможно, Николас Спаркс, автор книжного оригинала, и не вкладывал в свое творение столько нюансов, но экранизировавший его Майкл Хоффман снял довольно спорное двусмысленное кино. Нет неожиданных финтов, которые могли бы придать оригинальности истории, а экранной химии не хватает, чтобы вдохнуть жизнь в имеющиеся обстоятельства. На выходе получается однообразная стерильная штамповка с сомнительным содержанием.

15 января 2017 | 14:55

Человек в большей степени существо социальное, чем биологическое. И если среднестатистический индивид просыпается один на космическом корабле в центре космоса, то никакие блага цивилизации, доступные ему в соответствии с …дцатым веком, не в силах увлечь его надолго. Выражение «один во всей вселенной» еще никогда не было так близко к реальности в отношении Джима Престона, обычного инженера, летевшего в качестве пассажира на свежеколонизированную планету и имевшего несчастье не вовремя проснуться. И даже если в пределах корабля спит еще 4999 человек, они все-таки спят. А он один бодрствует. И никакие бытовые удобства и развлекательные излишества не могут перекрыть беспросветное отчаяние его одиночества. Не боль или страх, ежеминутные, а потому преходящие — огромное, четко осознаваемое отчаяние пожизненного одиночества среди сотен умиротворенно спящих людей.

Впрочем, как оказалось 2-ой проснувшийся индивид проходит те же стадии взаимоотношений с реальностью — неверие, злость на судьбу, желание изменить ситуацию, смирение, принятие. И то, что он, точнее, она — вторая, а не первая — ничего не меняет. Вот только смирение перед судьбой в лице технической поломки капсулы для сна вовсе не означает признательность к человеку, ответственному за эту поломку. Хотя, что война, что любовь — все развлечение, когда впереди еще 90 лет полета к пункту назначения.

Несмотря на захватывающие космические панорамы и стильный высокотехнологичный антураж корабля, Мортен Тильдум в своих «Пассажирах» говорит вовсе не о космосе. Он рассказывает о Человеке, его ожиданиях, чаяниях и страхах. 5000 людей покинули свой город, страну и планету и отправились на другой конец космоса в надежде на что-то лучшее для себя. Никто из них не собирался проводить всю жизнь в одиночестве и умирать по пути. Но одному это все-таки было суждено. Теперь лишь от него зависит — погрузиться в себя и всю оставшуюся (по желанию — очень короткую) жизнь сокрушаться о несбывшемся, либо, преодолев собственные страхи, принять ситуацию, как она есть и выстроить новую модель счастья. Другое дело, что там, где заканчивается одиночество одного человека, начинается воздействие на свободу другого, но… дело ведь всегда в конкретных нюансах?

Композиционно фильм можно поделить на 3 части: Джим-спящая красавица проснулся и осваивает окружающий мир (зачеркнуто) корабль, почти шекспировская дилемма «будить или не будить Аврору — вот в чем вопрос» и детский квест «Как починить сломанный корабль в открытом космосе» И если за комедийную часть отвечает 1-ая часть, а экшн обеспечивает часть 3-я, то основная драма разыгрывается во 2-ой. Зритель искренне сочувствует бедолаге, которого слепой случай обрек на одинокую смерть в космосе, но еще больше сочувствия вызывает девушка, которую этот-уже-почти-мерзавец разбудил из самых что ни на есть эгоистичных интересов. В столкновении справедливости с конкретными особенностями ситуации в зрительских умах побеждает оглушительная ничья, ибо подлость не перестает быть подлостью, даже если ее совершил неплохой человек и под воздействием обстоятельств. Впрочем, при внимательном рассмотрении характеристики «хороший/плохой человек» уже не выглядят столь однозначными. Если инженер, улетевший на другую планету, чтобы «чинить что-то руками» — еще куда ни шло, то писательница, навсегда оставившая родных и друзей, чтобы получить «новый опыт проживания» — это уже что-то с чем-то. Да и в целом если Аврора выглядит слегка истеричным, слегка инфантильным, но в принципе вполне жизнеспособным персонажем, то Джим является совершенно идеальным объектом девичьих желаний — сообразительным, рукастым, обремененным совестью и принципами. Интересно, добавь ему сценаристы толику грубых/властных/садистских черт и понимание собственной ненаказуемости, в итоге получился бы триллер или уже порно? Или это я слишком цинична?

При этом «Пассажиры» декорационно и актерски симпатичны достаточно, чтобы перетягивать на себя внимание от багов сюжета. Безукоризненно плавные линии внутреннего убранства корабля и его ритмично сокращающиеся движения в космосе отвлекают от мыслей о целесообразности всего этого великолепия — пассажиры-то спят, зрителей и пользователей теоретически быть не должно. Дуэт откровенно простоватого Криса Пратта и неестественно аристократичной Дженифер Лоуренс неожиданно «химически» совместим настолько, чтобы зритель не задавался во время просмотра логичным вопросом — а на какой коленке забацали этот корабль, если детали его двигателя меняются за 3 секунды, а причиненные астероидом повреждения устраняются космическим «пылесосом»? Впрочем, все логические и механические дыры — что сюжета, что корабля — с успехом перекрывают 2 простые как апельсин идеи — хочешь быть счастливым — будь им здесь и сейчас, и чтобы покорить девушку, достаточно героически погибнуть в космосе. Ну или хотя бы попытаться.

8 января 2017 | 21:30

Where there is desire

There is gonna be a flame

Where there is a flame

Someone`s bound to get burned

But just because it burns

Doesn`t mean you`re gonna die

You`ve gotta get up and try and try and try


В звездной марвеловской семье на свет появился долгожданный мальчик-ботан. Ботан — не потому что «Доктор Стрендж» уродился слабым, хилым или больным, упаси Иггдрасиль! Скорее всего, он еще принесет семейству Марвел и славу и деньги. Просто среди своих божественных («Тор»), гениальных («Железный человек») и искусственно-модифицированных («Капитан Америка», «Халк») собратьев «Доктор Стрендж» единственный, кто сделал ставку не на вещественный, а на тонкий мир, выделился благодаря развитию не тела или разума, но духа.

Доктор Стивен Стрендж, гениальный нейрохирург, как и большинство очень талантливых людей самодостаточен, высокомерен и периодически невыносим. Его ум гибок, память фотографична, а уверенность в собственной исключительности органично соседствует с ироническим отношением ко всему миру. Но вера в свои силы не защищает от несчастных случаев. Минимальное движение руля — и на блестящей карьере можно ставить крест, жить еще можно, но Жизнью это больше не называется. Другой бы сдался, но мистер («Не мистер — доктор!», всегда именно доктор) Стрендж слишком долго был лучшим, чтобы удовольствоваться тем, что есть. Поиски исцеления сталкивают его с людьми, чья сфера интереса намного масштабнее его собственной, с людьми, которые — не больше не меньше — решают судьбу мира. Это не примиряет его с собственным несчастьем, но… возможно, льстит самолюбию?

Преодоление, неважно чего — сопротивления окружающих, обстоятельств, себя — активно разрабатываемая, но по-прежнему очень перспективная для кино тема. Она вносит душевность в сюжет, разбавляет компьютерную графику и спецэффекты достойной идеей, определяет посыл фильма — никогда не сдаваться. В «Докторе Стрендже» присутствует и то, и другое, и третье, и как обычно убедить — и преодолеть — кого-то оказывается намного легче, чем убедить себя. Подогнать под свои желания окружающий мир, вне зависимости от масштаба желаний — вполне возможно, но — нужно ли? Оказывается, гораздо важнее удостовериться в справедливости и конкретной необходимости собственных желаний. Стивен Стрендж — фигура в чем-то одиозная, неоднозначная. Его персонаж вызывает симпатию, но не доверие, его принципы вовсе не выглядят кристальными и в какой-то момент зрителю покажется, что темная сторона привлекает его гораздо больше, чем светлая. К сожалению, на этом моменте драматизм происходящего и завершится. Как только речь пойдет о клятве Гиппократа и «Я не могу убивать» полутона исчезнут, и все персонажи определятся со своими полюсами. С одной стороны, хорошо, что в светлом воинстве прибыло, с другой — без трагедии нет истории, и где бы были «Ромео и Джульетта», если бы не «самая печальная повесть»?

Визуал «Стренджа» психоделичен, геометричен и прекрасен до полного умопомрачения. «Складывающиеся» и «раскладывающиеся» реальности напоминают о «Начале» и одновременно о шестеренках внутри часового механизма. При этом горизонтально-вертикальные пробежки по новообразованным архитектурным граням этих реальностей, совмещенным со стенами и потолками различных сооружений, парадоксально не вызывают головокружения. Говорит ли это о некоторой выхолощенности, стерильности зрелища или всего лишь об устойчивом вестибулярном аппарате автора этих строк — история умалчивает) Конечно, даже просто упоминать о картинке применительно к марвеловским фильмам уже кажется неприличным, но факт в том, что по сравнению с предыдущими М-комиксами, в основе которых лежал серьезный конфликт, в «Докторе Стрендже» форма превалирует над содержанием. И дело не в отсутствии идеи как таковой, а в некоторой прямолинейности ее реализации. Внешние реальные противники — не главное в «Докторе Стрендже», он изначально был ориентирован более на внутреннюю войну. Выбирать же между собственным тихим благополучием и неспокойной должностью Главного мага Земли, возможно, для кого-то и стало бы проблемой, но тщеславие Стренджа не оставляет ему выбора.

Бенедикт Камбербэтч, носящий красный плащ Стренджа не менее гордо, чем знаменитую кепку Шерлока, все также умен, несгибаем и любопытен. В целом роль человека целеустремленного, решительного, готового делать определяющий выбор и следовать ему до конца, подходит ему как нельзя лучше. Другое дело, чем Стивен Стрейндж, бывший врач и нынешний волшебник отличается от Шерлока — гениального сыщика-мизантропа, любителя никотиновых пластырей и навороченных смартфонов? Фанаты с большим удовольствием примерят на образ врача привычки детектива и возрадуются от сходства, но справедливости ради нужно заметить, что переносить на новый персонаж черты полюбившегося старого не есть хорошо. Впрочем, субъективно автор как раз не против)

Марвелловская вселенная имеет множество миров, и не все из них знакомы и любимы в равной степени. «Доктор Стрендж» приоткрывает свой кусочек истории, может быть, и не впечатляющий с первого взгляда, но оставляющий достаточно надежд на достойное продолжение.

31 октября 2016 | 13:54

Смотрите также:

Все рецензии на фильмы >>
Форум на КиноПоиске >>




 

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...