всё о любом фильме:

plantasy > Рецензии

 

Рецензии в цифрах
всего рецензий452
суммарный рейтинг7084 / 3508
первая27 марта 2009
последняя18 июля 2017
в среднем в месяц4
Рейтинг рецензий


 




Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Все рецензии (452)

Местные локализаторы, вероятно предполагая о возможном будущем перерождении известной гоночной франшизы из уличного гангстерского триллера с заряженными тачками в масштабный межконтинентальный боевик с танками и самолётами, не заморачиваясь, изначально использовали лишь одно слово «Форсаж», восьмой фильм которого теперь поставил достаточно серьёзный режиссёр Ф. Гэри Грэй. Знакомый зрителю по нескольким крепким остросюжетным лентам, постановщик уже успел поработать с тремя ведущими, одинаково лысыми актёрами фильма, поэтому освоение продюсерского бюджета, который стал ещё больше и покорное следование сценарным изыскам нескольких авторов не стало сложной задачей, что совершенно не отразилось на знакомой структуре быстрой и яростной франшизы. Подобно предшествующему постановщику мистических ужасов, влияние создателя криминальных драм на конвейерное производство нисколько не ощущается, ибо продюсеры ленты отлично знают, что хотят видеть зрители на экране, успешно перенёсшие просмотр двух предыдущих фильмов, значительно уступающих так называемой «Судьбе яростных» практически по всем кинематографическим фронтам, включая количество экшена, актёрский состав, закрученность сюжета и, конечно-же, наличие всеми излюбленной и достоверной физики с чётко продуманной логикой каждой сцены. Если кому-то может показаться, что франшиза набрала достаточный повествовательный масштаб, то это окажется величайшим заблуждением, поскольку создателям ещё есть куда разворачиваться, и возможно шутки о гонках в космосе, в скором времени, примут пророческий характер.

Восьмая лента представила на удивление интересный сценарий относительно главных героев, которые спокойно занимались тем, что делали в оригинальной ленте, только без криминала, пока на пути Доминика Торетто не появилась киберпреступница Сайфер, удивительным образом заставившая гонщика играть по её жёстким правилам. Украв при сомнительной спецоперации электромагнитную установку, Дом оказывается вне закона, как и проваливший спецзадание Хоббс, вынужденный вместе с Летти, Романом, Теджем, Рамзи, и той неизвестной парой чуваков из четвёртой ленты, не без посильной помощи господина Никто и его агенства, сжигать покрышки по стопам Сайфер. В то время пока напряжённые сцены на летающей и хорошо оснащённой базе террористки постепенно раскрывают настоящую человеческую драму, что смотрится на удивление необычно для сложившихся настроений последних фильмов серии, команда автомобилистов-конструкторов поднимают градус фантастики высокотехнологичными примочками, предоставленными Никто Младшим, подобно «Отряду самоубийц», второпланово сыгранным Скоттом Иствудом. «Форсаж 8» старается лавировать на эмоциональных гранях, параллельно совмещая опасные игры Доминика с острыми прибаутками Хоббса и бывшего заключённого Декарда Шоу, Романа и Младшего, порой вербально шутя до такой степени, что героям приходится смеяться над самими собой и нести в фильме долю здравой самоиронии. Помимо диалогового юмора, лента изрядно хвастается событийными перипетиями, способными вызвать до селе неизвестное чувство разочаровывающего восторга.

Разочаровывающе восторгает не наличие в кадре разноразмерных женских шорт и юбок на кубинских гонках, по умолчанию вставленных для оправдания названия ленты, но виртуозные, масштабные и взрывные экшен-сцены, ностальгически отсылающие к далёкому детству, когда в мальчишеских играх было возможно абсолютно всё. В ленте Ф. Гэри Грэя, последовательнице оригиналов, нет места страху перед оружием или скоростями, теперь здесь правит бал штурмовые винтовки, РПГ и множество других внушительных средств уничтожения, поскольку главные герои помимо спасения друг-друга, спасают мир от ядерной угрозы. Одновременно впечатляя уличной сценой в Нью-Йорке, где автомобили оказываются способны подчиняться через Сеть, грозно выезжая через стекло автосалона с мыслями, что они трансформеры, и в виде оправдания, радуя «гарпунной» дуэлью, «Форсаж 8» окончательно сдаёт позиции здравых смыслов, переезжая куда-то во Vladovin, что в вечно заснеженной России. А ведь Торетто заявлял, что не работает на морозе. Отчётливо напоминая второй «Бросок кобры» своим гусеничным транспортом и искусно разъезжая на спорткаре по снегу, фильм не брезгует прослыть политически подкованным и напоминать об извечной проблеме непобедимых российских сепаратистов, совершая под финал просто невообразимые вещи. Сценарий подобных сцен не подразумевает даже малой возможности технически оправдать показанное, исключая какую-либо нейронную активность при принудительном отключении большей части извилин, тем более если всплывает русская подлодка. Долго всплывает. Дольше, чем кувыркалась цистерна в четвёртом фильме, но не дольше, чем взлетал самолёт в шестом.

В сравнении с предшественником, лента остаётся более скромна в выборе локаций, позволяя оказаться на солнечной Кубе, многолюдном Большом Яблоке, который последнее время редко пускает на свои улицы такие амбициозные съёмочные группы и в Исландии, переменно включая на фоне малоизвестные латиноамериканские треки. Внушительный актёрский состав, помимо серьёзно разыгравшегося здесь Вина Дизеля, менее потного Дуэйна Джонсона, традиционно резвого и острого на словцо Джейсона Стэйтема, а так-же привычной комедийной братией, приятно дополнялся Шарлиз Терон, исполнившей роль кибертеррористки, оказавшейся несколько не на своём месте, подобно неожиданной Хелен Миррен и Курту Расселу, вновь заставляющего внимать окружающих с особым интересом. Отдельного упоминания стоят пара уже знакомых по серии персонажей, имеющих сценарный вес в «The Fate of the Furious», превращающих новую историю в состоявшуюся экшен-драму, насколько это позволяет возрастной рейтинг и в нелогичную глупость в разрезе идейного содержания фильма, противоречащего самому себе в угоду зрелищности и дополнительного веселья. Восьмой заезд оказался не менее быстрым и яростным с поправкой на прямолинейный пафос, воспринимающийся как двигатель истории и абсолютное отсутствие чувства меры создателей, на этот раз превративших и без того раздутый блокбастер в эталон визуального развлечения, в котором больше всего жаль разбитые и перевёрнутые Dodge Caliber.

6 из 10

HBD to Mark Sinclair Vincent & Elsa Lafuente Medianu.

18 июля 2017 | 22:34

В последнем десятилетии прошлого века, загадочный мангака Масамунэ Сиро опубликовал свой самый известный на сегодняшний день комикс, название которого до сих пор вызывает положительный кивок на востоке и одобрительную улыбку на западе, поскольку «Призрак в доспехах» снискал всемирную популярность благодаря мультипликационной работе Мамору Осии, перенёсшего историю художника на экраны ещё в середине девяностых. Аниме, по праву считающееся культовым среди многочисленных полнометражных работ Страны восходящего солнца, имеющее не менее интересное продолжение и пару-тройку сериалов, вполне способно дать отпор современным научно-фантастическим кинопостановкам о ближайшем будущем, исследующим грани искусственного и настоящего, роботизированного и человеческого. Западным кинодеятелям подобный успешный и долгоиграющий проект, к ожидаемому зрительскому скепсису по всему миру, показался чрезвычайно интересным, вопреки разнице в идейном менталитете, да общей амбициозности в предстоящей сложной работе над художественной экранизацией. За режиссуру взялся Руперт Сандерс, некогда создавший брутальную средневековую версию детской сказки, что однозначно заставило заранее проститься с потенциально дельной лентой, в основе которой должен быть заложен целый мир Сиро-Осии, визуально заимствовавший элементы киберпанка того-же дяди Ридли и целого снопа писателей-фантастов прошлого века. Но, как оказалось, вполне крепкая режиссура подверглась сдерживанию возрастным рейтингом, обескровившем к примеру «Кайт» и «Грань будущего», да необходимой американизацией основного сюжета, подрастерявшей в фильме первоначальную и далеко не жизнерадостную атмосферу первоисточников.

В переработанном для широкого круга зрителей сценарии Крюгера, Уилера и Мосса, очевидно старающихся таки придерживаться изначальным смысловым идеям произведения, действие всё так-же происходит в азиатском мегаполисе будущего, в те пугающие, но манящие времена роботизации человеческого тела, постоянного апгрейда заменённых частей, вживлённых в живое мясо. Основным антуражем кинематографический «Призрак в доспехах» выбирает разноцветный, мерцающий ночной неон с многолюдными улицами, переполненными рекламой и как полагается, нередко выходит на бледный дневной свет, оголяя неприглядные многоэтажные спальные районы с замусоренными подворотнями. Под руководством Арамаки, в Девятом отделе служит обворожительный киборг Мира Киллиан, претерпевшая радикальные жизненные изменения после, так называемой «катастрофы», ей помогает напарник Бато в поимке киберпреступника под именем Кудзэ, способного сквозь цифровое пространство подключаться к любому роботизированному телу, оставаясь везде и нигде одновременно. Сохраняя общий каркас истории, лента Руперта Сандерса перевирает некоторые привычные любителям аниме и манги элементы, превращая главного персонажа из Мотоко в Миру, делая это не просто в угоду западному зрителю, не готовому лицезреть на экране неизвестных азиатских актёров, но по причине отличительного сюжета, оправдывающего выбор на главную роль Скарлетт Йоханссон. Фильм, возможно и теряет те знакомые и тревожные ноты неторопливого созерцания показанного будущего в поисках загадочного Кукловода, но телесно материализуя антагониста в образе Майкла Питта, «Призрак в доспехах» становится историей очень личной, предлагающей на более простом и понятном уровне воспринимать самоидентификацию главной героини в окружающем мире.

Помимо аккуратного упрощения путей самосознания Миры, в виду вынужденного отказа ленты от намеренно отталкивающих эпизодов в представлении прогрессирующего будущего, что в жанре киберпанка особо превалировало, Сандерс практически исключает наличие безмолвных сцен, наталкивающих на зрительские умозаключения при просмотре. Стараясь не растерять атмосферу неонового футуризма, порой излишне стерильного после анимационного источника, лента под весьма не оригинальным сценарным взглядом голливудских писак-адаптаторов заступает на территорию антиутопии, постоянно напоминая о корпорации Hanka Robotics, что курирует научные разработки, в том числе и для Девятого отдела. Подобное решение, демонстрирующее едва-ли не монополию корпорации на рынке кибернетики и представляющее её как далеко не самое лояльное для главных героев структурное образование, закономерно пригрозило «Призраку в доспехах» остаться в рядах многочисленных фильмов на подобную тему. Будучи кинопостановкой известного сюжета, из которого избраны идеи для более современных фантастических блокбастеров об искусственном интеллекте, фильм по восприятию большинства, ожидаемо оказывается второсортным, уже повторяющим свои-же заимствованные идеи, что было например с «Джоном Картером» Стэнтона. Следуя визуальным образам Мамору Осии, порой кадр в кадр повторяя целые сцены, что не может не радовать и с покорностью принимать на протяжении всего хронометража нескрываемые элементы фансервиса, лента умудряется привносить в показанную историю образы рисованного сиквела и даже сериалов, что возможно, говорит об излишней осторожности создателей остаться в проигрыше, но благом намерении запечатлеть больше из мира Масамунэ Сиро.

Представляя на экране главных персонажей, лента совершенно забывает об остальной команде спецотдела, остающейся лишь в незначительных эпизодах, за исключением китчевого Такеши Китано в роли Арамаки. Героиня Скарлетт Йоханссон, оказавшаяся на удивление схожей с рисованной версией, успешно помогает зрителю почувствовать значимость «призрака» в каких бы «доспехах» он ни был. Актриса, уже не первый раз представляющая персонаж не в своей оболочке, сохранила малоэмоциональный спектр, будучи более живым созданием, чем может показаться поначалу, а ей в контраст выступил Йохан Филип Асбек в роли более разговорчивого громилы Бато, создавшего определённую неуловимую химию в отношениях с напарницей, что заставляет переживать за этот профессиональный дуэт. В визуальном плане «Ghost in the Shell» вполне силён в не стесняемом представлении проработанных панорам города, множеством голограмм и остальных футуристических атрибутов жанрового кино, разве что экшен-сцены так и хотят быть чуточку бодрее и жёстче, ведь звуковое оформление с проблесками synthpop и бойкие музыкальные темы Клинта Мэнселла и Лорна Бэлфа с прекрасными вкраплениями проникновенных песнопений от Кэндзи Каваи этому весьма способствуют. Отсутствие в ленте должной атмосферы технологически усложнённого и далеко не безоблачного будущего, диктуется изначально изменённым вектором смыслового повествования, поглощённого поисками преобладания человеческого в искусственном теле, чем самой человечности в искусственном разуме. Киноадаптация культовой манги, при наглядном предварительном изучении матчасти её создателями и уважительным отношением к истоками, вероятно удостоится повторного просмотра.

7 из 10

«Когда нашу уникальность мы увидим как добродетель, только тогда мы обретём мир»

15 июля 2017 | 18:00

Трилогия Гора Вербински о пиратах Карибского моря, оказавшаяся одним из самых дорогих проектов в истории кинематографа и неоспоримым, наипопулярнейшим и прибыльным флагманом Дисней, превратила студию во всепожирающего монстра, некогда собравшегося захватить разум зрителей приключениями одинокого рейнджера. Но, как оказалось, дикий запад менее интересен нежели истории о пиратах, поэтому выброшенного за борт Вербински сменил Маршалл, сумевший поставить добротный, но по всем параметрам уступающий предшественникам фильм, по сей день остающийся самым слабым во всей этой пиратской серии. Казалось, «На странных берегах» даже не пытался поравняться с лентами Вербински, избрав менее фантастическую историю, уходя в неизведанные сюжетные дебри, не оставляя после себя хоть что-то, за что можно было-бы ухватиться, но положение исправила лента двух норвежских режиссёров, чуть-ли не со школьной скамьи, работающих вместе. Хоаким Роннинг и Эспен Сандберг, известные номинированной на Оскар художественной историей Тура Хейердала, представили ленту, вобравшую всё самое лучшее из приключений экранных пиратов и плотно скомпоновав в кадре нескончаемое действо, превратили «Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки» в квинтэссенцию фирменного экшена, юмора и морского фэнтези, которое вопреки свежим идеям, смотрелось весьма утомительно.

Действительно, самая короткая по хронометражу часть из серии о пиратах, насыщена действием до такого предела, что при просмотре создаётся ощущение прикосновения бесконечности, способное лишь самых искренних любителей франшизы приводить в восторг до победного конца. Пятый фильм, забывая о книжных сюжетах Тима Пауэрса, которыми частично оперировал Маршалл, предлагает совершенно новые сценарные образования, обращённые по большей части к трилогии, своим длительным вступлением повествуя о сыне Уилла Тёрнера, пытающегося вызволить отца из вечного заточения на Летучем Голландце. История молодого Генри отягощается встречей с мертвенным испанским капитаном Салазаром, клянущемся при освобождении из Дьявольского Треугольника отомстить Джеку Воробью, который в это время со старой пиратской командой старается похитить сейф из городского банка или весь банк сразу. К ожидаемой встрече Генри и Джека подоспевает весьма образованная и увлекающаяся астрономией Карина, что в сменяющихся с изрядной быстротой эпизодах поначалу смотрится как не пришей рукав, но в последствии оправдывается не только ожидаемыми чувствами к Генри. Разумеется, шикующий под струны запуганного оркестра, капитан Гектор Барбосса, не без помощи гадалки Шансы, оказывается вынужден пуститься на поиски Воробья под весьма серьёзные угрозы Салазара, и теперь всей этой разношёрстной компанией, герои стремятся забрать со дна морского трезубец Посейдона.

Всемогущий посох морского божества, который ещё стоит поискать, обладает такими способностями, что порой задумываешься, почему все пиратские сюжеты не закончились ещё в начале оригинального фильма, но режиссёрскому дуэту удалось жонглировать несколькими линиями весьма удачно, переплетая историю отмщения Салазара с приключениями молодого поколения. Кая Скоделарио и Брентон Туэйтс, выходцы из молодёжных антиутопий, вполне способны заменить подобных протагонистов из лент Вербински, и если бы они присутствовали на экране уже не первый раз, то можно было бы говорить о некоем прогрессе в характерах и привыкании к героям, которые пока что выступают наравне с полураспавшимся героем Хавьера Бардема. Злодей в ленте, внешне сомнительно похожий на временные состояния раскудрявившегося ныне Барбоссы, таки способен внушить страх, позволительный для популярного возрастного рейтинга современных блокбастеров, радуя оправдывающей название сказкой-флэшбеком о былых противостояниях с пиратским флотом, и о том как «Немая Мария» погналась за «Распутной девкой». Самый узнаваемый образ Джонни Деппа в ленте претерпел своеобразную регрессию, изначально появляясь в перманентном алкогольном опьянении, а чуть позже едва-ли кардинально влияя на сюжет, продолжает быть юмористической отдушиной всего этого нескончаемого действа с разницей в том, что каких-либо хитровыдуманных действий от Воробья ожидать не приходится.

Используя диалоговый и ситуационный юмор, который порой оказывается излишне приземлённым, плохо разделяющим совсем детские и «чёрные» шутки, лента местами не стесняется цитировать предшественников, доводя некоторые моменты совсем до мультяшного уровня, приберегая самую фантастику под конец. При всей своей визуальной проработанности, детализированности в декорациях и одежде персонажей, с учётом разнообразных спецэффектов высокого уровня, «Pirates of the Caribbean: Dead Men Tell No Tales» теряет необходимую связь с осязаемым морским реализмом, что был присущ всей серии, поэтому масштабные сцены в виду своей излишней перенасыщенности не впечатляют должным образом, но увлекательно утомляют, заставляя время при просмотре идти медленнее. Разухабистый сценарий Эллиота и Россио, под музыку Джефа Дзанелли, перенявшего популярные мотивы пиратской эпопеи, с введением новых персонажей смахивает на то, что когда-то сделал Тейлор, перекомпоновав сюжеты франшизы со Шварценеггером, с той большой разницей, что новая лента о пиратах Карибских морей является всё-таки продолжением, на короткое время возвращающим в кадр даже старых героев. Забывая топчущуюся на сценарном месте сцену после титров и смело взирая на потенциально интересные горизонты, стараясь высмотреть там, например, Филипа с русалкой Сиреной, хочется размашистого и дельного финала. Одним фильмом.

7 из 10

-Я не только астроном, я занималась горологией.

-Стыдиться тут нечего, каждый зарабатывает как может…

11 июля 2017 | 14:08

Персонаж Дианы Принс, появившийся на страницах комиксов в конце сорок первого года прошлого столетия благодаря психологу Уильяму Марстону, изобретшему детектор лжи в помыслах о том, что женщины врут гораздо реже мужчин, просто обязан был заполучить свой сольный полноценный фильм, вопреки старому телесериалу, да паре весьма неудачных попыток перезапуска. До селе, персонаж Чудо-женщины ютился не только на страницах печатных изданий, но и отлично себя чувствовал во множестве мультипликационных выпусках, ожидая момента присоединения к Расширенной кинематографической вселенной DC, что очень круто получилось в финале противостояния двух комиксовых икон супротив Думсдея в ленте Снайдера. Обоснованный выход героини-амазонки перед ожидаемым кроссовером, соединяющим нескольких супергероев в самую известную команду, претерпел несколько конструктивных изменений не в угоду сгущающегося мрака и серьёзности, которую проповедовали предшествующие ленты, что не отразится на сборах или популярности, а только охладит вечно недовольных критиков, писающих кипятком от работ студии Марвел. Фильм режиссёрши Пэтти Дженкинс «Чудо-женщина» оказался пока лучшим появлением героини на больших экранах, таким классическим супергеройским экшеном, не обделённым должным количеством юмора, порой выдающего пол постановщика, обращающего внимание на определённые вещи с чисто женской позиции, но не окунающегося в тотальный феминизм или ему производные.

Что за люди были рядом с Дианой на старой фотографии, которую разыскал Уэйн, где даже невнимательный зритель успел заметить пару известных актёров? Именно к тому времени и обращается лента Дженкинс, поначалу повествуя о так называемом становлении героини и её безоблачной жизни на острове Темискира или Фемискира, где её мать, королева амазонок Ипполита бережно скрывает от дочери настоящее предназначение, вопреки боевым тренировкам Дианы с военачальницей Антиопой, которые всё ещё ожидают возвращения бога войны Ареса. Лента сохраняет канон истории героини от обновлённых выпусков двухтысячных, где всё так-же присутствует первый интерес Дианы — шпион Стив Тревор, с которым она и совершает выход в мир, поглощённый кровопролитной войной. «Чудо-женщина», стартуя будто один большой флэшбек-воспоминание, сменяет яркие экзотические краски на лондонскую индустриальную серость времён Первой мировой войны, а затем и вовсе превращается в традиционный спецэффектный кинокомикс в битве с богами, что делает ленту полноценным рассказом о героине, где воинственный образ Дианы не раз оказывается объектом юмора. Учитывая не только различие в воспитании, отсутствии всяческих предубеждений с которыми чуть позже выйдут на улицы суфражистки, но и неготовность мира воспринимать женщину как настоящего воина, Дженкинс удачно привносит в фильм более серьёзные вопросы о войне и бесполезных действиях военачальников, со стороны женского менталитета, усложняющих, казалось бы видимые пути к миру.

Будучи взращенной в благоговейном неведении и свято веря в пророчества о возвращении в мир Ареса, Диана Принс воспринимает военные действия лишь со своей стороны, что прибавляет сил в борьбе со злобным немецким военачальником Людендорффом, разрабатывающим химическое оружие вместе с обозлённой на весь мир доктором Яд, которая в ленте оказывается гораздо интереснее генерала, только не получает должного экранного времени. Наивные убеждения героини, изначальное неведение её происхождения по восприятии со стороны новоиспечённой команды, состоящей из певучего стрелка-алкоголика, несостоявшегося актёра и «вождя» под руководством Тревора, заставляют принимать Диану как неспособную кардинально изменить ход событий. Вопреки тому, что лента демонстрирует начало именно «своей» войны амазонки, по лучшим традициям DC, констатирует о человечестве, как о недостойном такой спасительницы, знакомя её с непримиримым желанием человека разрушать свой собственный мир. Это делает главную героиню «Чудо-женщины» более настоящей и живой, вкупе с актёрской игрой Галь Гадот, блистающей на экране не только мини-доспехами, но и натуралистичностью в передаче эмоций, что подтверждает идеальное попадание в роль не только со стороны супергеройского образа. Крис Пайн здесь, к сожалению, ничем не выделяется, как и главный злодей, на роль которого выбор создателей пал несколько нетривиальный, чего нельзя сказать об обитательницах острова, умело отобранных и представляющих воинственную Робин Райт, после «Конгресса»… что уж там, после «Санта Барбары» к которой только тёплые чувства.

Лента Пэтти Дженкинс не может похвастаться запоминаемыми особенностями, которые присутствовали в отрицательных или положительных качествах в предшествующих лентах этой киновселенной, разве что выглядит порой наивно и прямолинейно в смысловом плане, который искусно обыгрывается известными метафорами борьбы со злом во плоти, не без присутствия богов, сражения с которыми являются чуть-ли не основополагающими в линии DC. Визуал картины остаётся на должном уровне, вопреки не заоблачному бюджету, по мере продвижения сюжета, притягивающим видами Темискиры, Лондона и различных военных локаций, в которых выходы на передовую целеустремлённой амазонки с мечом, щитом и лассо Истины, порой вызывали восторг от слаженной работы оператора, смакующего кульбиты героини, по разные стороны раскидывающей немецких солдат. Музыкальная тема Циммера изрядно прибавляла драйва в рукопашных схватках, подсознательно отдающих приятной снайдеровщиной, но желаемого и большинством непереносимого визуального мрака хмурого кинокомикса здесь нет, поэтому «Wonder Woman» даже впуская в кадр недостаток конечностей или химические пытки в противогазах, остаётся лентой яркой и вопреки своему хронометражу, действительно интригующей. Самая толковая история Дианы Принс, приправленная первыми чувственными переживаниями, потерями и далеко не лучезарными выводами о людях, достойно занимает свою нишу в DCEU, возможно оставляя желаемую серьёзность Красной молнии или Обитателю глубин.

8 из 10

3 июня 2017 | 02:30

«Мои дела, цари, узрите — и отчайтесь…»

Одна из самых популярных фантастических кинофраншиз о ксеноморфах, состоящая из четырёх совершенно разных по духу лент, дополненных кроссовером из двух частей, была весьма успешно возвращена на большие экраны её идейным зачинателем Ридли Скоттом, представившем совершенно иной по своей атмосфере полуприквел «Прометей». Идя в разрез со всеобщими ожиданиями в представлении истории, лента значительно расширяла ксеновселенную, показывая не только так называемых Инженеров, попутно задаваясь вопросами об истоках Человечества, но и играла с различными мутациями после воздействия на организмы расконсервированного патогена, к концу демонстрируя нечто похожее на известного ксеноморфа. Возвращение к бороздящим космические просторы кораблям компании «Weyland» тогда получилось весьма смелым и масштабным, но столь же разочаровывающим своим многоэтажным сюжетом от Линделофа, переработавшего идеи Спэйтса, после чего режиссёру даже в долгожданном продолжении приходится жестоко обходиться с целыми линиями, что совершенно неожиданно было сделано в ленте «Чужой: Завет». Сиквел приквела, по справедливому решению британского постановщика, умерил амбиции и оказался совершенно иным зрелищем, вопреки многочисленным ожидающим его псевдофанатам, успевшим перед премьерой оценить два коротких метра от Люка Скотта, знакомивших с командой корабля и проспойлеривших финал полёта Дэвида и Шоу. Фильм, казавшийся способным дать ответы на поставленные вопросы, наглым образом обрывает все самые потенциально интересные идеи, предлагая такую историю, с которой будет согласен лишь зритель, находящийся на одной волне с режиссёрским видением.

Можно сколько угодно непростительно хаять и винить дядю Ридли в растраченном профессионализме, приписывая ему обидные ярлыки старика и тому подобное, но в свои семьдесят девять лет, он обратился к далёкому 79-му году, вычленив из собственной классики самые знакомые элементы и соединил их с предшествующим фильмом франшизы, превратив «Завет» в своеобразный гибрид космического хоррора и экзистенциального рассуждения. Умение работать со съёмочной командой и оперирование относительно небольшим для подобного кино бюджетом, позволило режиссёру представить ленту, не уступающую по масштабу со злоключениями на планетоиде LV-223, но воспринимающуюся как весьма камерное представление сплава науки и религии, порой опирающееся на классические земные произведения искусства, что делает фильм более глубоким идеологическим изречением, нежели работы Кэмерона и Финчера, разумеется, не умаляя достоинств последних. Третий фильм ксеновселенной от Скотта уничтожает былые наработки относительно Инженеров, предлагая экипажу колониального корабля, после страшной поломки в пространстве, обратить внимание на спутник 16EG14, четвёртого от звезды и обладающего приемлемой для жизни атмосферой, тем более, именно оттуда будущие колонисты новых миров внезапно получают странный сигнал с человеческим голосом. В ожидании открытий, лента оказывается способна не раз поменять о себе представление, и начиная с набора привычных сцен высадки, использующих популярные серийные клише, с головой окунается в беспросветный полурелигиозный мрак, посмертным балом в котором правит знакомая чёрная жидкость.

Как верно подметил друг, Ридли Скотт в этой ленте окончательно опустил человека на самое дно и оставил безо всяких шансов к выживанию, поэтому экипаж корабля, перевозящего две тысячи спящих колонистов вместе с десятками эмбрионов, будучи хоть трижды профессиональными космическими лётчиками, был совершенно не готов к предстоящему испытанию, в котором человек лишь мясо для агрессивных монстров и необходимый посредник для появления нового и уникального создания. Поведение героев поддаются логике в той-же мере, что и действия летевших с Вейландом учёных: отойти на перекур в окружении незнакомой флоры инопланетного леса или истерически поливать свинцом озверелую тварь вблизи горючих баков, это так по-человечески. По традиции, лишь немногие сохраняют самообладание и пользуются инстинктом самосохранения как жена капитана Дэниелс в исполнении Кэтрин Уотерстон или вояка Лоуп от Демиана Бишира, которые ещё способны выделяться из идущих на смерть, что не сказать об андроиде Уолтере, всячески старающимся выполнять долг по защите экипажа, на искусственную долю которого выпало встретиться с себе подобным. «Завет» явно запомнится совместными сценами Майкла Фассбендера с самим собой, где знакомый Дэвид, цитируя стихи, говорит об истинном предназначении своего существования, оказываясь, наверняка, одним из самых опасных «синтетиков» в истории современного фантастического кинематографа. Здесь человек не страшен, страшен очеловеченный андроид, идеология которого теперь отчётливо прослеживается почти во всей серии о ксеноморфах и Компании, всеми способами старающейся сохранить этот вид, несколько различных особей которого представлены в ленте до появления главного виновника этого заупокойного торжества. Так называемый рай в фильме представлен местом более мрачным, нежели катакомбы Инженеров, а по сему и атмосфера, даже вопреки «возвышенным» отсылкам к человеческой литературе, остаётся безысходная и умерщвляющая.

Человеческий страх перед монстрами, плотский ужас перед фактами живого паразитирования, с тонким цинизмом воссоединены с идеями творения и созидания, где разрывы грудной клетки представлены чуть-ли не как родовые схватки любимой женщины. «Завет» мыслит шире, оставляя выживание героев ступенью ниже эволюции ксеноморфов, рассказывая историю с однозначным рейтингом R, который Ридли Скотт использует в полной мере и совершенно не хочет пропускать на поверхность планетоида лучик надежды. Он пробуждает героев из криосна, расшибая нос об капсулу, а усыпляет под их собственные вопли. Подобно предшествующим картинам, режиссура ленты здесь более слаженная и не даёт ощущения потерянных эпизодов, поскольку динамика, растеряв бодрость к середине, вновь разгоняется в финале, демонстрируя отличную операторскую работу Дариуша Вольски с художниками и декораторами, исполнившими большинство сцен в зелёно-сером цветовом решении. Разве что специалисты, отвечающие за графику оставили мало места для аниматроники, позволяющей лишь в крупных планах ощутить осязаемость зла, которое несёт в себе любимый ксеноморф из «Некрономикона» Гигера. «Alien: Covenant» неприкрыто использует старые режиссёрские приёмы не только в общем оформлении, разыгрывая знакомые музыкальные мотивы вперемешку с новыми уже узнаваемыми находками Джеда Курзеля, но и визуально-стилистической подаче, постепенно забывая высокотехнологичность и возвращаясь к простому железу. Вопреки всем уничтоженным ожиданиям, фильм остался не лишённым идеи, весьма жёстким и крутым зрелищем, привносящим иной взгляд на монстров ксеновселенной.

-Теперь твой выбор: быть владыкой ада или слугой в раю?

9 из 10

Specially for Madarame

29 мая 2017 | 18:34

-Анулаксные батареи.

-Харбулярные батареи…


Третий фильм третьей фазы Кинематографической вселенной Марвел от Дисней, по мотивам комиксов о разношёрстной космической команде, именуемой Стражами Галактики, заведомо был ожидаем не только по глобальному замыслу мегауспешного продюсера Кевина Файги и обещанному возвращению в режиссёрское кресло Джеймса Ганна, но даже потому, что этот фантастический и увлекательный мир, сошедший со страниц и сотканный из множества самодостаточных кинолент, как никогда достоин возвращения на экраны этих знакомых персонажей. Изначально избрав для первой ленты самых интересных героев, постановщик противного «Слизняка» и сшибающего шаблоны «Супер», продолжая самолично колдовать над сценарием вместе с Дэном Абнеттом и другими, выпускает сиквел, который по прежнему абстрагируется от набивших оскомину марвеловских приёмов, продолжая рассказ о пассажирах многострадального «Милано» уже в более дерзкой форме. В отличии от первой ленты, «Стражи Галактики. Часть 2» заметно прибавили в эксцентрике и удали, обращённой не только в сторону отдельных сцен или диалогов, но целых сюжетных поворотов, что говорит о неиссякаемой энергии Ганна в представлении излюбленных им героев, совершенно в наглую издевающегося над супергеройскими историями весьма приземлённым, житейским слогом. Продолжение приключений Стражей, имея достаточно внушительный производственный бюджет, отыгрывает на полную как визуально-развлекательно, так и в смысловом плане, заведомо оставаясь если не лучшим, то одним из таковых во всей марвеловской вселенной.

Оставляя где-то в соседней системе Корпус Нова и всю эту официальность, предоставившую команде определённые права и обязанности, Питер Квилл, он же Звёздный Лорд, вместе с Драксом, Гаморой, Ракетой и малышом Грутом, при отражении безалаберной атаки осьминогоподобного тупого монстра на энергетические батареи золотокожего народа Суверенов, во главе с пафосной Аишей, прихватив в обмен на защиту сестру Гаморы обозлённую Небулу, оказываются в аварийном состоянии и знакомятся с Эго, который уже в лучезарном прологе ленты был представлен как долгожданный отец Квилла. Собственно с этого, параллельно представляя встречу знакомого Йонду с самим Сталлоне в роли Стакара Звёздного Ястреба, главы банд Опустошителей и ультрамодной Аишей, разгневавшейся на Стражей, лента разделяет главных героев, дабы одни в полном умиротворении прониклись эгоцентричными идеями Эго, а другие поборолись за жизнь друзей. Сюжетный каркас фильма заметно меньше оригинала и даже позволяет себе немного просесть, повествуя об отцовских поисках сына и его истинном предназначении, не забывая о «божественной» сущности Эго, являющегося одним из Титанов со страниц комиксов, поэтому «Стражи Галактики. Часть 2» не спешат представить масштабные сражения на бескрайних просторах космоса, обращая внимание на главных персонажей, способных кардинально поменять зрительское мнение о себе уже к середине ленты. Режиссёр здесь непосредственно двигает сюжет главными героями, которые создают ситуации не для собственной комиксовой оригинальности, но для реального развития характеров.

Взаимоотношения команды с сопутствующей шутливой грызнёй, состоящей из крепкого словца, да соревнованиями в размерах различных достоинств, являют собой несколько историй прощения, крепкой дружбы и любви, где Гамора осознает причины ненависти роботизированной Небулы, оказавшейся не совсем прожжённой злодейкой, громила Дракс проявит чувства к «уродливой» Мантис, обладающей эмпатией, а Реактивный Енот и малыш Грут станут заботливыми друг ко другу пропорционально наоборот, порой решая за всю команду самые ответственные задачи. Но, самая тяжёлая доля выпадает именно Питеру Квиллу, встретившему отца-целестиала, знакомого гикам как «живая планета», что определённо вносит разнообразие в коллекцию экранизированных титанов из Марвел и превращает изначально камерное приключение «звезданутой» команды в эмоционально разбалансированную драму о выборе, в хорошем смысле. Джеймс Ганн не осторожничает с чувствами зрителей и запросто перемешивает радостные возгласы с порывами гнева, среди которых ощущается идейное противостояние между всепоглощающим бессмертием и счастьем в мимолётности человеческой жизни с её горькими воспоминаниями, ностальгией и жаждой ярких приключений. «Стражи Галактики. Часть 2» наверняка мало кому напомнят о ленте Энга Ли про Халка и его самой тяжёлой борьбе, к сожалению не вошедшей тогда в марвеловскую антологию, но благодаря ожидаемой перемене идеологических приоритетов у главных героев, совершенно точно выделится среди современных супергеройских историй.

Позволяя меломанскому сборнику Звёздного Лорда под меткой «том 2» изливаться на экран при каждой удобной или не удобной возможности, добавляя звуковую изысканность происходящему, помимо более яркого мотива от Тайлера Бэйтса, постановка этой громкой и яркой ленты нагло использует чёрный юмор, порой граничащий с неуловимой пошлостью, воспринимающейся исключительно на ура, за исключением единичных диалогов, излишне затянутых в обработке одной шутки. Жёлтый шар из аркадной игры вместе с изолентой способны привести в восторг, когда как сам Дэвид Хассельхофф заставит биться в конвульсиях любителей восьмидесятых, не остывших после короткометражного «Кунг Фьюри», что подтверждает свободу создателей в использовании масштабного и специфического юмора. «Guardians of the Galaxy Vol.2» едва ли уступает оригиналу по количеству визуальных эффектов, изрядно насыщающих каждый кадр своими кислотно-неоновыми всполохами сменяющими разнообразные пейзажи в которых ведущие актёры разыгрывают свои партии, где Дэйв Батиста выигрывает в юморе, Зои Салдана вместе с Крисом Праттом эмоционируют, а Майкл Рукер неожиданно раскрывает все «тузы» своего героя. Фильм, при всей своей постановочной лёгкости, приятно тяжеловесен в восприятии многочисленных отсылок к первоисточникам и их сюжетам, где не только камео способны дополнительно развлечь, но и финальные титры.

8 из 10

«Он может и был тебе отцом, но никак не папой…»

11 мая 2017 | 01:18

Восьмисерийный телефильм «Табу» ещё до полного ознакомления с первым сезоном, внушал доверие и уверенность в предстоящем интересном просмотре, поскольку в создании принимали участие такие известные и уважаемые люди как Ридли Скотт и Стивен Найт, разделившие продюсерские и сценарные обязанности вместе с Эдвардом Чипсом Харди и Томом Харди, где последний исполнил главную роль. Разумеется, присутствовали некие сомнения в качестве постановки, основанной лишь на общей фабуле рассказа самого Тома Харди, но присутствие на первом плане одного из любимейших актёров затмевало разум в предвкушении долгоиграющей истории, окутанной атмосферой начала девятнадцатого века на территории королевской Великобритании. Согласно негласной традиции сериалов, освещающих исторические события, скрашенные присутствием выдуманных персонажей среди реально существовавших личностей, что свойственно избранным проектам дяди Ридли, телефильм каналов FX и BBC One, отвечающих за английский и американский прокат соответственно, остаётся на должном уровне качества, заданном к примеру городскими «Острыми козырьками» или островными «Чёрными парусами». Он эксплуатирует мрачный реализм, перемешанный с мистикой до такой степени, что поначалу становится неким камерным и даже интимным рассказом, обращённым вглубь главного героя, чтобы затем к концу окунуться в приключенческий ритм и принять иной размер повествовательного масштаба.

Главный герой сериала Джеймс Кезайя Делейни, внезапно вернувшийся через десять лет скитаний, во время которых весь Лондон считал его погибшим, хранит множество тайн и загадок, чему свидетельствует странное поведение, ассоциирующееся лондонцами с его недавно усопшим отцом, успевшим в своё время произвести негативное впечатление на горожан. Джеймс унаследовал от отца не только дряхлый и заросший дом на берегу разлившейся Темзы вместе с дворецким Брайсом, но и территорию залива Нутка, что находится на современном острове Ванкувер близ границ Канады и США, что является стратегически важным местом как для Почтенной Ост-Индской торговой компании, хорошо известной зрителям по пиратской трилогии Вербински, так и для американского флота. Едва ли пророняя на свет скрытые факты из прошлого героя относительно крушения корабля всесильной компании, последующими «страшными событиями» в Африке и мистической связи Джеймса с ведьмой-матерью, приходящей через полунаркотические визуально-ощущаемые всплески видений, «Табу» неумолимо следит за каждым передвижением героя, не стесняясь тратить на медвежью походку татуированного и вечно грязного Харди по трети каждой серии. Терпению в просмотре раскачивающегося сюжета, медленно обрастающего такими желаемыми подробностями способствует режиссерская работа датчанина Кристоффера Найхольма и финна Андерса Энгстрёма, в виду своих нордических настроений которые весьма монотонно, но с долей «чернухи» топчут сапогами героев уличные нечистоты Лондона.

Антураж представленной эпохи здесь блещет всей своей вычурной неприглядностью, где улицы центральной части города встречаются в кадре намного реже нежели мертвенные пейзажи пригородных каменистых пристаней, покрытых илом и прочими природными и человеческими субстанциями. Макс Рихтер закономерно музицирует довольно мрачно, дополняя угрюмые виды своими низкими нотами, побрякивая скрипками, позволяя экрану наполняться всеми оттенками тёмных цветов, каждый второй кадр которых способен остаться в рамке или просто запомниться, тем более когда Том Харди в очередной раз выступает тёмной фигурой в пальто и шляпе или фирменно бубнит что-то невнятное, но в контексте сцены определённо понятное. «Табу» вопреки названию, не имеет никаких табу в демонстрации жестоких сцен убийств или совокуплений, разумеется не переходя грани адекватного взрослого рейтинга и отсутствия необходимости лишний раз кровоточить в кадре, помимо диких «приходов» главного героя, не совсем корректно продвигая линию с сестрой Зилфой, со страхом вожделения дрожащей каждый раз, завидев силуэт Джеймса Делейни. К слову, исполняющая роль сестры Уна Чаплин, внучка Чарльза Чаплина, мать которого некоторое время была пациенткой Бетлемской клиники, что в простонародии «бедлам», демонстрирующийся в сериале как заведение заброшенное, имеющее прямое отношение к матери главного героя. Помимо разукрашенных под пиратов детей, находящих трупы на берегу во время очередной игры, заговоров против наследника Ост-Индской компанией в лице любителя крепкого словца председателя Стрэйнджа, которого исполнил привычный к подобным ролям Джонатан Прайс, первый сезон не забывает об алкоголиках-мясниках, и портовых проститутках с содомитами из канцелярии.

Но… не всё так испорчено пороком и кровью, поскольку самый значимый персонаж истории под ликом Тома Харди, вечно находящийся на своей волне и разрабатывающий свои планы относительно выгодного наследства, подпускает близко только избранных людей и будучи самым неадекватным, сохраняет толику осмысленности в не предугадываемых действиях. Дурная слава и страх перед Делейни, оправдывающие невозмутимую хладнокровность и расчёт лишь подтверждают, что главный герой отрицательный, заставляющий таки с нетерпеливым интересом наблюдать за тем, как беснуются от бессилия представители компании и сам припухший принц-регент. Контрастируя с главным героем, остальные персонажи не становятся бледными, заинтересовывая ролями Джесси Бакли, Франки Потенте и Тома Холландера. Первый сезон «Taboo», имея излишние повторы и чрезвычайно медленный разгон, закономерно отсеявший добрую половину зрителей, отвечает лишь на самую малую долю возникающих при просмотре вопросов, очевидно оставляя за собой право сделать это в ожидаемом продолжении, второй сезон которого сгодится даже для полноценного приквела, когда как третий поведёт историю вперёд, во всяком случае, у создателей есть где развернуться, ибо фундамент этой недосказанной истории заложен весьма крепкий.

7 из 10

1 мая 2017 | 08:23

Режиссёр Алексей Мизгирёв, известный несколькими драмами, принятыми зрителями по всему спектру эмоциональной шкалы, при поддержке одной из влиятельных западных кинокомпаний, решился на рискованный шаг, снимая ленту по собственному сценарию. Неизвестно, был ли это специальный заказ из-за бугра, но постановщик определённо справился с амбициозностью весьма дорогостоящего проекта, представив на суд зрителей кинофестиваля в Торонто третий российский фильм, снятый в формате IMAX, бюджет которого даже превышает последние фантастические недоблокбастеры отечественного производства. Ленту «Дуэлянт» сложно назвать масштабным аттракционом, основными целями которого является сбор внушительной кассы, поскольку это больше авторский проект при студийной и продюсерской поддержке, заполучивший право проката в первую очередь за рубежом, нежели на российских киноэкранах. Фильм Мизгирёва, на первый взгляд, для негативно настроенного большинства, способен показаться очередным пресловутым «ответом» кому-то, преисполненным изысканностью в картинке и заимствованным из многочисленных иностранных лент сюжетом, но учитывая оригинальность истории, не основанной на печатном первоисточнике, фильм являет собой крепкий триллер о мести, действие которого происходит в антураже дождливого Санкт-Петербурга шестидесятого года девятнадцатого века.

В отличии от утомительного множества сериалов и полнометражных лент, повествующих о царском времени, отснятых в традиционных телевизионных тонах и общей манере, лента Мизгирёва выгодно отличается тотальной проработкой изображения, что делает показанную историю визуально стильной и запоминающейся. Удачный выбор притемнённых цветов и постановка кадра оператором Максимом Осадчим, успевшим поработать на нескольких громких проектах и заслуженно получившим не одну престижную награду, выделяют «Дуэлянта» из немногочисленного списка лент, способных передать необходимую атмосферу, которой порой так не хватает в нашем большом кино. На экране не только красивая и строящаяся Северная столица, но претерпевший очередное наводнение, отсыревший город с перманентным слоем утрамбованной жижи по которой, сторонясь вываленные на берег лодки, разъезжают запряжённые экипажи, попадая в лужи, обливающие и без того промокших простолюдинов. В преобладающих помещениях же, наоборот, царит дворянский шик и роскошь, переданные через интерьерные оформления и костюмы, которые порой несовместимы с указанным годом, но чрезвычайно импозантны, что указывает на нарочное абстрагирование от исторической документальности в угоду представления истории, которая то и дело напоминает француза Питофа или англичанина Ричи, сдержанно развивая умеренно камерное действие с отсутствием положительных героев.

Главные действующие лица «Дуэлянта» по замыслу режиссёра, лишены возвышенного благородства, истинных понятий чести и ей подобного, с чем в основном ассоциируется царская Россия, говоря о дворянских титулах и кровном происхождении героев. Сюжет, удачно раскрывающий основополагающие события лишь спустя некоторое экранное время, представляют главного персонажа с заведомо негативной стороны, заставляя по-настоящему заинтересоваться Яковлевым, беспристрастно убивающим на дуэлях противников, избранных неким заказчиком, посредником которого является немецкий барон. Яковлев, представляясь дворянином и имея в помощниках молчаливого камердинера, порой смахивает на персонажа некоего нуарного графического романа, путь отмщения которого проходит через смерти других зарвавшихся бретёров, поэтому пара важных флэшбеков смотрится с особым интересом, раскрывая трагичную и полную жестокости ломанную судьбу главного героя. В противостоянии мстителю выступает граф Беклемишев, чей отталкивающий образ собран из самых негативных человеческих качеств, одарённых титулованной неприкосновенностью и позволяющей безнаказанно творить всё, что вздумается его жадной, тщеславной и деморализованной душе. Противостояние героя не только с обидчиком, но системой, не позволяющей официально удостоиться отмщения, при удачном вплетении неожиданного элемента мистики, делают эту полудетективную историю более насыщенной, послевкусие от которой остаётся надолго.

Скрывая в фундаменте сюжета сильные эмоциональные переживания, последствием которых является оправданная жестокость, фильм лишь раз позволяет герою Петра Фёдорова внезапно проявить всплеск неоднородных эмоций в «каретной» сцене с однообразной героиней Юлии Хлыниной, в остальное экранное время позволяя Фёдорову находиться под маской полной невозмутимости, с чем актёр справляется не хуже Владимира Машкова, представившего в «Дуэлянте» своё самое отвратное амплуа. Несмотря на перманентную полуулыбку актёра, в сугубо личном восприятии, просматривающейся даже сквозь самое серьёзное лицо, Машкову удалось представить образ ненавистного подонка, вопреки любым кодексам чести «достойного» самого позорного наказания, которого заслуживает любой бесстыдный сквернослов, заговорщик и убийца, скрывающийся под защитой недостойного его титула. Среди неопытного в своей благородности героя Павла Табакова, поступившего по совести Александра Яценко и фактурного оружейника Антона Кузнецова с вожделением произносящего «прошу испытать Kuchenreuter», положительные впечатления оставляет практически эпизодический Юрий Кузнецов, удачно вливаясь в актёрский состав ленты Алексея Мизгирёва, оказавшейся способной по-настоящему увлечь не только наличием мрачноватой атмосферы, отлично снятыми дуэльными поединками, лишёнными возрастных рейтинговых преград, но и историей мести в псевдоисторической форме, согласно слогану, показывающей тёмную сторону чести.

8 из 10

-Будьте прокляты.
-Опоздали, я давно проклят…

30 апреля 2017 | 12:30

Режиссёр Андрей Кравчук, чьё имя известно благодаря нескольким среднестатистическим сериалам, ленте «Итальянец» и «Адмирал», при огромнейшем содействии продюсерского центра в который входят одни из самых влиятельных членов российского кино, около шести лет разрабатывавших концепции и постановку масштабного исторического эпоса, сумев взять под контроль часть производства, возможно и старался внести в грядущее полотно свой постановочный взгляд, но наконец вышедшая в свет лента «Викинг» так и осталась детищем продюсерским, которое судя по многочисленным мнениям преследует как просветительные идеи, так и пропагандирующие цели. Замахнувшаяся на X век Древнерусской истории, которая описывается не только в Повести временных лет от летописца Нестора, взятой за основу сценария, но и в некоторых вполне компетентных исследовательских работах современных историков, лента при своём огромном по российским меркам бюджете, просто не могла обойтись без шквального напора рекламы, которой оказались положительно или негативно влияемы любители псевдоинформационного и развлекательного ящика. Как-то случайно забыв о более дорогой военной ленте Бондарчука, большинство озаботившихся пересчётом затраченных средств, часть которых ушла на создание тематического кинопарка, отнеслось к фильму сугубо отрицательно, обругав создателей за постановочную халтуру и перевирание исторических фактов, с чем согласиться отчасти невозможно, ибо не школьной программой с обеляющим патриотизмом изображены начальные деяния главного героя художественной ленты, приведшие к причислению его к лику святых как Крестителя Руси.

Создатели ленты подошли к реализации истории об одном из трёх сыновей князя Святослава Владимире с особым художественным рвением, воссоздавая средневековый древнерусский антураж практически с нуля, отстраивая деревянные поселения, чрезвычайно натуралистично выглядящие в кадре, а так-же дотошно колдовали над гримом и одеяниями каждого основного действующего лица и статиста, обращая пристальное внимание на мельчайшие детали в самом достоверном ключе из возможных, что привело к приятным ощущениям осязаемости интерьеров, площадей действия и поношенности тканей, кожи и мехов. Лента не раз демонстрирует чистые одежды и в закономерном отсутствии ожидаемых сияющих доспехов князя с изображением христианских великомучеников, не чурается всё это испачкать кровью подобно откровенной и в некотором роде возбуждающей постельной сцене Владимира и Рогнеды. Следуя принципам реалистичности и аутентичности, «Викинг» не стесняется месить грязь под ногами персонажей, превращающуюся в чёрную жижу во время ливней, но не окунается в полное дерьмо как это делал в своей ленте Алексей Герман. Подтверждая многими боевыми сценами, не лишёнными должной средневековой жестокости с протыканием и отрубанием различных конечностей, что возрастной рейтинг в такой истории может быть только один, фильм демонстрирует отличные операторские навыки Игоря Гринякина, подмигнувшего здесь дяде Ридли с его осадными башнями и постановщиков света в разговорных и боевых сценах, когда как работа звукорежиссёра и его команды с монтажёрами определённо заслуживает принесения в жертву языческим богам.

Боги в фильме весьма дружелюбны, пока одного из них не разбудил вновь Владимир, уповающий на помощь жадно вдыхающего дым деревянного истукана Перуна с изображением злобной морды, которой позавидовали бы даже майя с ацтеками. Трудно сказать какими источниками руководствовались сценаристы Рубанов и Смирнов, представляя языческие обряды с применением варёных грибов, заботливо приготовленных бритоголовыми немыми жрецами, которые выходят за рамки привычных представлений о языческих посредниках, но в «Викинге» вместе с толпами горожан они представляют серьёзную силу воздействия и даже одержимого безумия, способного уничтожить живой символ минувшей победы, тем более, если этот человек приверженец другой религии. Язычество в ленте продемонстрировано весьма неприглядно, что наводит на мысли в угоду грядущего наступления христианства к которому и держит свой путь Владимир, где совершенно исключены какие-либо намёки на сцены «испытания веры», в которых к будущему Крестителю согласно Нестору, приходят представители иных вероисповеданий. Христианство здесь наглым образом подавляет язычество своей идеологической чистотой и рассеивая дождевые облака для ярких лучей благодатного солнца, радостно окунает славян в реку, констатируя избранность религии личными мотивами главного героя. К сожалению, фильм Кравчука отодвигает на дальний план размышления о выгоде в соединении разрозненных и поглощённых войной княжеств посредством общего бога, но взамен предлагает зрителю неожиданную, наполненную звенящей тишиной, искреннюю и сильную сцену в храме осаждённой Корсуни, где Владимир понимает и принимает свое ничтожное бездействие на протяжении последних лет, что делает ленту одновременно отторгающей злостных специалистов по истории древних веков, но привлекающей глубоко эмоциональными, внутренними состояниями.

Персонаж Данилы Козловского изображён далеко не таким, каким его представляет большинство, очевидно позабывшее не каноничные представления о Робин Гуде от Кроу или Моисее от Бэйла, поскольку Владимир ещё не стал великим за свои свершения, он лишь безвольный воин под давлением окружения и жертва обстоятельств не раз спасающих ему жизнь то ли по глупости, то ли по велению кого-то свыше, поэтому должным образом и вызывает противоречивые эмоции даже в таком представлении, не обращающим внимания на любвеобильную похоть, оставившую большое наследие для славянских земель. Варяг-манипулятор Свенельд, сыгранный Сухановым, нелогично заменивший Добрыню и несколько северных воинов оказались менее интересны, чем Варяжко от неожиданно брутального Игоря Петренко, укравшего несколько интересных сцен, а самый неузнаваемый Владимир Епифанцев запомнился больше чем Светлана Ходченкова в своей не самой раскрытой роли, в отличие от беловолосой, эмоциональной Рогнеды от Александры Бортич, излучающей жизнь. «Викинг», который при наличии небольшой частички логики мог быть назван как «Варяг», оставляя положительные впечатления от музыкального сопровождения в котором множество различных мелодий, закономерно ассоциирующихся с языческим славянским средневековьем и колокольным перезвоном христианства, как и многие подобные ленты пострадал от одержимых ножницами монтажёров, укравших двенадцать минут материала, который дополнил бы слегка монотонное повествование Кравчука, пока не имеющего особого опыта в конструктивном рассказе большой истории за два с лишним часа, что наводит на подозрения о существовании сериальной версии ленты. На большом экране «Викинг» впечатляет и увлекает, сохраняя извечные недочёты российского кино, но заставляет вновь обращаться к истории, поскольку даже богослов Нестор не отменял художественности своего произведения.

8 из 10

-Смерти нет…
-Есть.

15 апреля 2017 | 21:07

После многочисленных разногласий по поводу и без повода на съёмках фильма по мотивам своего одноимённого «провокационного» романа, Эрика Леонард Джеймс предала немедленному изгнанию сценаристов и режиссёра, избрав на эти посты своего супруга, который более чутко ощущает желания супруги, и постановщика, который не сможет каким-либо образом воспротивиться ныне популярному автору эротических книг, сметающихся некогда с прилавков книжных магазинов запада. Режиссёр Джеймс Фоули, причастный ранее к созданию адекватных криминальных триллеров и нескольких детективных сериалов, то ли по доброте душевной, то ли по забаве поставил «На пятьдесят оттенков темнее», как утверждает пресса, практически построчно, согласно написанному, вбитому чернилами в бумагу или нажатому клавишей. Это автоматически подразумевает и подтверждает дальнейший просмотр, что ни единой толики режиссёрского видения или еле прощупываемого стиля зритель, разумеется не увидит, как и в продолжении, которое согласно традициям экранизаций печатных первоисточников, завершит полноценную трилогию «серого» в ожидании ещё одной книги, уже от лица Кристиана Грея, если автор не допустит очередной утечки в сеть, как это было с «сумеречной» сагой.

Сиквел популярного романа не снискал такого ошеломляющего информационного шквала разбрызгивающегося восторга избранных зрительниц или струящегося мощным потоком негатива со стороны одиноких завистников главного героя, и даже содрогающегося от ненависти к плохому кино критиканства множества издательств, поскольку вожделенные ожидания утихли ещё с первой ленты, а в отсутствии полного удовлетворения пришёл сухой и расчётливый скептицизм… с искусственной надеждой на лучшее. История когда-то девственной недотроги Анастейши и загадочного, брутального и дорогого Кристиана старалась зацепить наклонностями последнего, ознакомиться с которыми решила главная героиня, только тогда это и осталось знакомством, которое пытается сохранить и приумножить дотошный бизнесмен, доказывающий девушке, что действительно влюблён и не собирается остервенело хлестать её плёткой. Вторая лента не отличается изысканностью в демонстрации окружающих удобств, коими соблазнял и склонял кроткую Анастейшу деловой Кристиан, так-как она теперь не ищет приключений на своё досчато-брусчатое тело, теперь истинная любовь и её проявления в приоритете интересов. Сиквел сталкивает героиню с другим Греем, открывая новые тайны и выводя на свет тех персонажей, о которых ходили лишь разговоры, когда как сама мисс Стил остаётся совершенно неинтересной и даже отталкивающей, вопреки демонстрации её профессиональных способностей.

По мере растапливаемого льда в возобновляющихся отношениях заблудшей Анастейши, которая теперь не прочь и поиграть с более монструозными игрушками из «красной комнаты», включая крутой фиксатор на ноги или забавные шарики в причинное место, в сюжете к большому удивлению появляются напряжённые моменты, связанные с тёмной стороной её возлюбленного, уже закрывшего глаза на предыдущие два часа экранной мозготряски оригинала. Вот и женщина, у которой молодой и нежный Кристиан стелился под ногами, вот и «бывшая» одержимая с огнестрельным оружием, вот и понимание того, что видавшая виды Стил вновь поглощается омутом красивого извращенца с прищепками на соски в сильных руках. Но нет. Мелодрама берёт своё, обидно отодвигая на второй план самое интересное, эмоциональное и импульсивное, что могло бы присутствовать в этой истории, повторно ставшей «серой» и практически безжизненной в показе взаимодействия Кристиана с враждебной и завистливой окружающей средой. Если еле заметные эмоциональные скитания, отрицания и возвращения героини, логика которой подобна взрослым школьницам ещё поддаётся пониманию, то погребённый под маскарадными масками скрытый потенциал истинного характера мистера Грея, реально способный нагнать мрачные оттенки, уничтожается излишними сентиментальными моментами.

Чем-то отличительным, и уж тем более скандальным «Fifty Shades Darker» точно не назвать, ибо вся провокационность и ожидаемая многими откровенность новых сцен заканчивается всё теми-же досчатыми местами и собственным воображением, дорисовывающим самые сладкие подробности, а это уже кино лично каждого. Создателям и в этот раз не удалось сохранить чувство вкуса и мастерство, необходимое при показе постельных сцен, способное пробудить те самые эмоции или ощущения, предлагая невпечатляющее однообразие от которого лишь у зрителя с девственным разумом потечёт слюна. Подобно первой ленте, у сиквела была возможность в раскрытии линий, оставшихся лишь побочными, способными были вдохнуть хоть что-нибудь в это монотонное действо, старающееся взволновать бесполезной сценой с вертолётом и совершенно не напряжённым эпизодом со взвинченным начальником из издательства. К слову, ружьё ещё выстрелит, что подтверждает скрытая сцена, а пока персонаж Дакоты Джонсон пытается повзрослеть в то время как у Джейми Дорнана появляется мужественная щетина по заказу зрителей, остаётся разочарованно осознавать, что даже несправедливо эпизодическая Белла Хиткот больше подошла бы на роль Анастейши, а миссис Линкольн в исполнении Ким Бейсингер, могла бы дать жару.

4 из 10

«На колени…»

10 апреля 2017 | 19:34

Смотрите также:

Все рецензии на фильмы >>
Форум на КиноПоиске >>




 

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...