всё о любом фильме:

dwhiter > Рецензии

 

Рецензии в цифрах
всего рецензий99
суммарный рейтинг2492 / 1594
первая16 июля 2014
последняя24 июня 2017
в среднем в месяц3
Рейтинг рецензий


 




Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Все рецензии (99)

Вот раньше были мумии! Всем хорош был фильм 1999 года: и смешной, и страшный, и приключенческий. История всё расставила по своим местам, но тогда «Мумия» здорового человека конкурировала с самой «Матрицей». Она придала звёздного блеска совсем молоденьким Брендану Фрейзеру и Рэйчел Вайс и вдохновила студию Universal на два сиквела — хороший и плохой. Новая «Мумия» совсем другая. Не сиквел, не приквел, не ремейк.

Теории струн впору завидовать кинематографу: вселенные в нём растут, множатся и наблюдаются. Есть вселенная Marvel, есть вселенная DC, Годзиллу скрещивают с Кинг-Конгом в мире крупных организмов, помним мы и Хищников в дружеских объятиях Чужих и даже Фреди, объединённого в одну вселенную с Джейсоном. Новая «Мумия» — первая ласточка Тёмной Вселенной, которую, по слухам, населят Чудовище и Невеста Франкенштейна, Дракула, Существо из Чёрной лагуны, Человек-невидимка, Человек-волк, Призрак оперы и даже Горбун из Нотр-Дама. Есть мнение, что с такими персонажами Тёмную Вселенную ожидает скорая сингулярность. Но, с другой стороны, новый шёлковый путь освоен: китайцы едят всё, от чего воротят нос в Америке — за первый уикенд «Мумия» собрала 32 миллиона в США и 142 в остальном мире.

Но это завтра, а что сегодня? Сегодня Том Круз, он же Ник Мортон, армейский искатель сокровищ и приключений, вместе со своим напарником вторгается в иракский городок в провинции Мосул, занятый некими мятежниками, самозабвенно разрушающими памятники старины. Благодаря опыту, личной храбрости Ника и подоспевшей поддержке с воздуха вандалы повержены. Ковровая бомбардировка открывает вход в египетскую гробницу (да, это всё ещё Ирак, фишка такая). Кроме бомб, военные самолёты приносят Нику нового попутчика, вернее, попутчицу — красивую женщину и настоящего египтолога Дженни (Аннабелль Уоллис). Несмотря на недвусмысленные намёки в виде ртутного бассейна, цепочки и полчищ фаланг (потом ещё будут полчища крыс — скарабеи, видимо, были бы плагиатом), не в меру любопытные смертные достают саркофаг, грузят его в «Геркулес» и вылетают в Лондон.

Дженни играючи справляется с иероглифами Верхнего царства и переводит Нику то, что мы уже знаем из флешбеков. Здесь, мол, заживо мумифицирована девушка из царской семьи по имени Ахманет за грехи и связь с богом смерти Сетом. Концентрированное зло. Не открывать.

В первые минут сорок кажется, что физические параметры новой вселенной очень близки нашим. Пули впиваются в камни не хуже, чем в «Падении Чёрного ястреба», а падение самолёта — одно из лучших, что я видел на экране. К сожалению, на этом всё: реалистичность постепенно снижается, и мы наблюдаем обычную комиксовую картинку, без излишней магии и c точечными визуальными находками (например, двойные мумийные глазки выглядят весьма привлекательно).

Когда только-только вылупившаяся мумия высасывает своих первых доноров и демонической походкой, похрустывая и прихлюпывая, ковыляет на поиски новых жертв, кажется, что создатели сделали ставку на хоррор, и это может быть страшно — «зловещая долина» работает безотказно. К сожалению, на этом всё: мумия выпрямляется в Софию Бутеллу, хоррор-часть редуцируется до нескольких «бу» и своры живых мертвецов — до дорогого, качественно отснятого, но нестрашного зомби-муви.

Когда Том Круз неуклюже шутит, едва появившись в кадре, вскидываешь бровь и думаешь — может быть, шестеро сценаристов всё-таки придумают что-то смешное, и будет как тогда, в 1999-м? Но юмор делается не числом, а талантом. Том предпринимает ещё парочку неловких попыток, бровь возвращается на место, и с минуты так сороковой всё серьёзно. Может, это и к лучшему. В смысле — меньшее из зол.

В этом фильме не только не с чего посмеяться, но и не над чем поржать. Это не «Защитники» и не «Пятьдесят оттенков серого», не выходишь из зала, ухмыляясь, потирая ручонки и купаясь в сладком ощущении интеллектуального превосходства. Нормальненький такой фильм, добротно сработанный, недешёвый, но и не самый дорогой, не умный и не тупой, никакой. Серый. В роли Зла — Чистое Зло, без хитростей и изюминок, не Джокер, говорить с ним не о чем. Ни один из иероглифов не указывает ни на одну загадку, к середине фильма становится неинтересно, что там дальше. И соревнование героев в банальностях ближе к финалу воспринимаешь как должное. Одна сцена, правда, даст сто очков вперёд «Пятидесяти оттенкам»: если собрать все БДСМ-сцены самого популярного фильма о БДСМ и умножить на пятьдесят, всё равно не получится так же бэдээсэмно, как Бутелла в цепях, в татуировках и в костюме мумии.

Если и смотреть этот фильм дольше, чем сорок минут, то только для того, чтобы оглядеться в Тёмной Вселенной. Мы познакомимся с новым миром, а Том Круз — с новой ситуацией под названием «сняться в шлаке». Он сделал первый шажок в этом направлении, согласившись на «Джек Ричер — 2», но 15 процентов положительных рецензий — это в первый раз. Поздравляем, Том.

24 июня 2017 | 23:54

При чуть более пристальном рассмотрении киновселенной DC Comics нового века обнаруживается, что в целом не так уж всё плохо, как кажется. Были нолановские Бэтмены, муровско-снайдеровские Хранители, был Киану-Константин, были РЭД-шпионы. Но потом прямиком с Криптона прибыл Супермен. Человек в Трусах Поверх Лосин на пару с Каменным Беном Аффлеком учинили нам самый унылый кинокомикс последних лет. И появившаяся на экране девушка в кожаном белье выглядела на общем сером фоне вполне себе светлым пятном. Логично, что вскоре она получила свой собственный фильм: спустя год на экранах «Чудо-женщина».

Рядом с обычным миром, в котором живут люди, созданные Зевсом по своему образу и подобию, существует ещё один небольшой мир, настоящий райский уголок под названием Темискира. Остров с мягким субтропическим климатом и белыми нормандскими берегами окружён лазурными водами и заселён прекрасными амазонками, которых Зевс выдумывал из головы, но всё равно получилось похоже на людей. Их главное предназначение — усердно тренироваться в фехтовании, стрельбе из лука и рукопашной борьбе, чтобы в нужный момент суметь отразить нападение мятежного бога Ареса, зализывающего нанесённые Зевсом раны.

Одно существо на Темискире ещё круче амазонок. Царица Ипполита слепила себе дочь из глины, а Зевс вдохнул в неё жизнь. Даже у богов порой пропускают клапана: вместе с жизнью в Диану вдохнулось немного божественной силы, которая стала расти вместе с девочкой. И очень кстати, потому что в один прекрасный день красивый британский шпион Стив Тревор пробивает самолётом дыру в ткани пространства-времени и падает прямиком в лазурные глубины, притащив на хвосте свору немецких солдат. Диана спасает диковинное создание (мужчин она пока не видела) и участвует в ликвидации немцев, но хочет спасти ещё больше хороших и убить ещё больше плохих: она отправляется в мир людей, чтобы вместе со Стивом остановить Первую Мировую войну.

На киноэкране это вступление выглядит ничуть не лучше, чем то, что вы прочитали. Размашисто, тоскливо, предсказуемо, под торжественную музыку, но совершенно необходимо. Нельзя оставить без объяснения женщину, разгуливающую по улицам с мечом, щитом, в диадеме и в цветном корсете. Нужно проглотить эту горькую пилюлю, чтобы весь фильм не испытывать спазмов при виде Дианиного наряда. Пилюля громоздкая и горькая, как многое в DC, но с попкорном и кока-колой съедобная. Красиво — да, но что сейчас не красиво там, где дороже 100 миллионов? Если бы «красиво» было бы достаточно, не вымерли бы фильмы-катастрофы. В общем, щит, меч и корсет — не анахронизм из 1941 года (именно тогда была придумана Чудо-женщина), а так принято у амазонок. Так хочет Зевс.

На Верховного можно свалить и не самую лучшую физику божественных прыжков и полётов Дианы — с чего бы нам судить их по человеческим меркам? Вычурность, претенциозность, артистичность, акробатичность и фантастичность боевых сцен можно объяснить снова Зевсом, продюсером Заком Снайдером (вспоминаем «300 спартанцев»), а также тем, что режиссёр фильма Пэтти Дженкинс родилась на военной базе.

И вдруг — как отрезало. Пилот-шпион оказался не только духоподъёмным, но и многозадачным. Он не только сподвиг чудо какую женщину на подвиг, он заставил сценаристов супергеройского DC-фильма шутить. А такой дерзости не позволял себе даже великий и ужасный Крис Нолан: брал натурализмом и боевой психотерапией. И, что характерно, получилось остроумно. Одна хорошая шутка от Стива, вторая, тут уже и Диана подхватила, тут парочка милых неловкостей, тут уже и небольшой намёк на взаимный интерес, а потом, глядишь, история плавно перетекла в беспроигрышное русло: простодушный и могущественный гость из Другого Мира изучает Наш Мир и попадает в забавные ситуации. Приходят в голову такие удачные примеры, как Стрелок из «Тёмной башни» или старик Хоттабыч из «Старика Хоттабыча». Так и ходит принцесса Диана (гм, совпадение?) по пабам и штабам, вскрывая язвы английского общества, раздавая зуботычины, называя трусов трусами, восхищаясь смелыми, порываясь помочь каждому, кто нуждается в помощи, и изо всех сил сопротивляясь лицемерной человеческой «мудрости».

А когда начинается главное и довольно типичное супергеройское рубилово, с мечом, щитом, диадемой и в корсете (спасибо, что не цвета американского флага, спасибо, что успели сыронизировать над дурацким обмундированием), оно воспринимается лучше, чем того заслуживает: мы ещё смакуем неожиданно приятные ощущения от предыдущих сцен и уже любим героев.

Как же не полюбить Чудо-женщину? Принцесса Темискиры Диана и в недавнем прошлом солдат ЦАХАЛ Галь Гадот, отважная амазонка, ученица Антиопы и в чуть более давнем прошлом Мисс Израиль, наивная и добросердечная, открытая и бескомпромиссная, изучившая 12 томов «О телесных наслаждениях» авторства самой Клио, красивая в любом виде, а как распустит волосы и наденет диадему — так вообще богиня. И если вы начнёте придираться к её актёрской игре — вот кто вы после этого?

Супергеройский кинокомикс — это практически всегда символ, заведомая условность, заранее оговоренная неправда. Именно поэтому из собратьев так выделяется «Логан». Вопрос в том, как ты воспользуешься этой неправдой. Уже дважды упомянутый Кристофер Нолан в своём «Тёмном Рыцаре» виртуозно использовал особенности жанра для исследования экстремальной социопсихологии. Создатели «Чудо-женщины», к сожалению, пошли по пути гораздо меньшего интеллектуального сопротивления. Аккуратнее в следующих фильмах, дорогие авторы супергеройского DC — у вас наконец-то получилось что-то приличное.

9 июня 2017 | 23:40

Проклятие простое, понятное. Первые «Пираты» получились просто прекрасными, полными приключений. Плюс паруса, палубы, порты, пушки, пороховые пистолеты, папирусы, поразительные подвиги, подлые предательства, пальба по противнику. Потом пошли продолжения послабее. По прошлой памяти поклонники продолжают предполагать приятное. Прочитайте проклятие полностью: «Понравились первые «Пираты» — пойдёшь, посмотришь пятых». А полное название нового фильма такое: «Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки».

Суета вокруг трезубца

Генри, десятилетний сын Уилла Тёрнера, хитроумно и зрелищно проникает на борт «Летучего голландца», затонувшего и проклятого корабля, и обещает обрастающему ракушками отцу найти Трезубец Посейдона, чтобы разом снять все морские проклятия. Спустя десять лет Генри, сам имеющий проблемы с британскими законами, вступает в преступный сговор со скрывающейся от правосудия ведьмой по имени Карина Смит, по-нашему Кузнецова. У неё есть мозги и доставшаяся от отца карта, «которую никто не может прочитать», у него — бравада и решимость. Рыбак рыбака видит издалека: к двум уголовникам присоединяется третий — Джек Воробей (капитан переживает упадок: «Чёрную жемчужину» сменила стоящая на приколе «Умирающая чайка», команда сменила обожание на презрение, волшебный компас обменян на выпивку). Со дна Дьявольского Треугольника поднимается ещё одно проклятое судно под названием «Немая Мэри». Его призрачный капитан Салазар жаждет найти Джека (для мести) и Трезубец (для владычества морского, артефакт обладает и такой функцией). Утопающий в роскоши и уставший от гедонизма капитан Барбосса имеет свои виды на Трезубец и тоже вступает в гонку.



Его Воробейшество


Ох, неспроста на диснеевской заставке «Пиратов» появляется Мрачный Чёрный Замок. Джонни Депп продал студии душу за пару сотен миллионов золотых пиастров. Проклятие сработало примерно к третьему фильму. Некогда прекрасный актёр, один из самых многоликих в Голливуде, не оброс ракушками или щупальцами. Капитан Воробей поглотил его целиком. С тех пор, где бы Джонни ни играл, он всегда Джек.

А в новых «Пиратах» Джек играет Джека, и получается Двойной Джек. Во всяком случае, в первые полчаса пятого фильма это так. Видимо, новые режиссёры франшизы (теперь это парочка из Норвегии) чуть переоценили тоску зрителя по капитану. В результате этого недопонимания нашим взорам предстал вдвойне вихляющийся, вдвойне кривляющийся Джек Воробей, как бы кричащий нам с экрана вдвойне заплетающимся языком: «Я вернулся!». Вкупе со стартовой идиотией и первым пробным юмором получается совсем уж myotahapea (финское слово, описывающее ситуацию, когда кто-то делает глупости, а стыдно почему-то вам).

Гусеница и бабочка

Лиха беда на самом деле только в начале. Как только Джонни-Джек откладывает первую скрипку, перестаёт усердствовать, перетягивать одеяло и встраивается на своё место в повествовании, то и всё остальное становится на свои места: проклёвывается сюжет и выясняется, что у сценаристов есть хорошие шутки (две). Мы видим то, за чем пришли: лихую приключенческую волшебную сказку с пиратами и призраками, в которой зло получит от добра по зубам и по заслугам, «Чёрная жемчужина» снова выйдет в море, Барбосса откопает свой самый ценный клад, а воды в этой истории будет много только в буквальном смысле. Подводных камней в виде дополнительных смысловых нагрузок и скрытых моральных посылов не замечено.

Какая Кая!

Да, Кая Скоделарио — не Кира Найтли, которая юной восемнадцатилетней ланью впрыгнула на экраны и вместе с первыми «Пиратами» покорила мир. Думаю, Кира до сих пор звезда во многом благодаря этим светлым воспоминаниям. Кае перевалило за 25, на её счету две главных женских роли в двух «Бегущих в лабиринте», а самые внимательные любители фантастики вспомнят дочку астронавта в фильме «Луна 2112». Не бог весть какая карьера, и если 230-миллионный блокбастер её разгонит, мы будем только рады. Каина Карина, астроном, хоролог, благодарная дочь, ведьмочка и просто красавица, кажется мне лучшим персонажем фильма: девушка бесстрашна, романтична, целеустремлена, остра на язычок, и с её веснушчатых щёчек не сходит румянец (виной тому то азарт молодости, то ухаживания Генри, то морской бриз, а иногда всё сразу). Что касается Генри… да плевать мне, кто там играет Генри, какой-то там человек. По совокупности смену поколений прошу считать успешной.

Моисей нервно курит

«Пираты Карибского моря» — ужасно дорогая в производстве франшиза. Третий фильм, например, до сих пор удерживает лидерство в категории «Самый дорогой фильм в истории» — 300 миллионов долларов. Не всё уходит на зарплату Деппу по Сатанинскому Контракту — мастера-визуальщики постоянно выдают новые запоминающиеся аттракционы. «Пираты» — вообще фильмы-аттракционы, но всегда есть что-то такое эдакое, выделяющееся на фоне эффектнейших морских сражений, шевелящейся причёски Хавьера Бардема и головокружительных трюков (таких, как, например, фокус с гильотиной в свободном падении). В самом дорогом фильме это была совершенно невероятная, ураганная дуэль «Чёрной жемчужины» и «Летучего голландца» в беснующемся водовороте. В новой части расступился океан. И так как механизм разделения воды был гораздо более сложным, чем обычная молитва — пришлось долго искать нужный остров, потом правильно складывать рубины в отражении звёздного неба, ну, в общем, непросто — то и получилось гораздо зрелищней: герои сражаются среди обнажившихся губок и кораллов, призраки толпятся в толще воды, а по обрывистому океанскому краю барражирует, взбивая пену, «Чёрная жемчужина с тяжёлым якорем наготове. Красотища!

Иди и смотри

Если, конечно, ты устойчив к образу капитана Джека Воробья. Важно перетерпеть начало и помнить, что это диснеевская сказка, а не историческая реконструкция. Очень красивая и немного мрачная сказка со скособоченным стартом, стройным телом (понимайте как хотите) и нагромождением милоты на финише (чтобы разбавить сироп, нужно дождаться сцены после титров, а не как я).

2 июня 2017 | 17:41

От Гая Ричи нового тысячелетия я ничего выдающегося не жду, считаю «Snatch» венцом его карьеры. Но и пропускать не пропускаю, потому что а вдруг. Так что «Мечу короля Артура» не удалось обойти наш кинорадар.

В древней Англии неспокойно. Идёт большая война с участием людей, магов и огромных волшебных слонов. Король Утер утер носы всем захватчикам, но, как и всякий человек с совестью, оказался бессилен перед предательством. Брат короля Вортигерн заключает союз с тёмными силами и захватывает трон. Утер с семьёй пытается бежать, но спасти удаётся только сына, лодку с которым прибивает к проституткам. Они воспитывают мальчика как своего. Идёт время. Мальчик Артур вырастает авторитетом столичного дна. В Лондиниуме под пятой Вортигерна царит стабильность: бесчинствуют черноногие (царская охранка), каждый горожанин норовит ударить женщину или хотя бы ребёнка. «Если не Вортигерн, то кто» продолжалось бы много лет, если бы не отлив, обнаживший камень с застрявшим в нём Экскалибуром. Каждый мужчина королевства должен был попытаться его вытащить. Очередь дошла и до Артура.

Если в конце прошлого — начале нынешнего века вы видели остроумную криминальную драму, снятую со множеством ускорений и замедлений, с неожиданных ракурсов, с нестандартными диалогами, с картинками в картинке, с лихой запоминающейся музыкой и с американскими актёрами, то, скорее всего, вам попался фильм Квентина Тарантино. Если актёры были британскими, то, вероятно, режиссёром вашего случайного фильма был Гай Ричи. Квентин Тарантино повзрослел, помудрел, чуть умерил визионерский пыл и дал крен в сторону вестерна. Гай Ричи остался верен стилю, но стал эксперементировать с жанром. Через Шерлока Холмса и «Агентов А. Н. К. Л.» англичанин пришёл к полноценному фэнтези.

«Меч короля Артура» — это такой головокружительный микс из «Игры престолов» (рыцари, интриги, шаткий трон, общий вид) и «Властелина колец» (магия, чудовища, дорогие спецэффекты), снятый в присущей режиссёру клиповой манере: чуть подольше моргнул, считай, сцену прозевал. Иногда Ричи чуть притормаживает, чтобы вернуть зрителя на сюжетные рельсы, герои степенно разговаривают, но потом обычный диалог разбивается на фирменные фрагменты, начинается мельтешение, и всё по новой. Смотрится отлично, на одном дыхании.

Получив от братьев Уорнер невероятные 175 миллионов долларов (с возвратом, похоже, у Ричи проблемы, разве что вмешаются китайцы), создатели позволили себе несколько ярчайших визуальных образов. Среди них апокалиптичных размеров слоны на магическом ходу (они даже крупнее, чем в битве за Минас-Тирит, вот, вот откуда мгновенная ассоциация с «Властелином колец»!), три сирены, сплетённые в одного жаждущего королевской кровушки кракена, гигантская змея и удивительной красоты подводная сцена передачи заветного меча с участием Артура и Леди Озера в развевающихся белых одеждах.

У «Игры престолов» позаимствованы два актёра. Мизинец стал Скользким Биллом — благородным и искусным воином, лорд Болтон так и остался сволочью — сержантом черноногих. Но не они правят королевский бал. И пусть Артур — главный герой, а Чарли Ханнэм симпатичный парень с брэдовой (питтовой) внешностью, хочется выделить Джуда Лоу в роли Вортигерна, тёмного короля, упивающегося властью и страхом, самого живущего в страхе разоблачения, жестокого, неуверенного, камень за камнем строящего свою совершенно фрейдистскую Башню Могущества. Сразу за ним — Астрид Берже-Фрисби, знакомая нам по фильму «Я — начало», где она сыграла роль Софи, девушки немного не от мира сего. В «Мече короля Артура» она вообще не имеет имени, но тоже не от мира сего, а от мира магов. Персонаж очень интересный, слишком человечный, слишком уязвимый для мага, и к тому же с отнюдь не безграничными возможностями. Но при всей её симпатичности этот фильм — о красавцах-мужчинах: кроме упомянутых Ханнэма и Лоу, мы увидим Эрика Бану и даже немножко Дэвида Бэкхема.

«Меч короля Артура» не нравится не только американским зрителям, но и критикам. К микросборам (14 миллионов за первый уикенд в США) добавились 27 процентов на Rotten Tomatoes. Остальные 73 сошлись на том, что фильму не хватает цельности. Не понимаю. По-моему, это простая внятная (даже слишком линейная для Гая Ричи) фэнтези-история, без любви, но зато с добром, встающим с колен для борьбы с незамутнённым злом. История как наука не пострадала: король Артур — он же что-то вроде Иисуса, легендарная личность, герой народных сказок, то ли с прототипом, то ли без. А перевирание фигуры Вортигерна не должно задеть чувств никакой социальной группы — о нём знали, небось, человек десять во всём мире. Да и то забыли. Что же получается — всем можно снимать свои версии легенды, а Гаю Ричи — нет?

26 мая 2017 | 21:30

Когда мы, свидетели оригинального космического хоррора и его единственного легального (по нашему мнению) сиквела узнали, что режиссёром фильма «Чужой. Завет» будет Ридли Скотт, сердца наши преисполнились надеждой. Сейчас-то всё снова будет хорошо. Как раньше. Как тогда, когда мы ходили по три раза кряду в тесный видеосалон, а потом рисовали десантный бронеавтомобиль (получался хорошо), давящий ксеноморфа (получался так себе). Не будет «Чужого-3», «Чужого-4». Как по волшебству, исчезнут в сизой дымке «Чужие против Хищников». Снова будет только он и Кэмерон.

Ридли Скотт начинает нетрадиционно и молодёжно, даже не сразу понимаешь, начался уже фильм или ещё продолжаются трейлеры и коммерческие ролики. Сначала на экранах появляется реклама синтетического человека модели «Уолтер», потом — команда судна «Covenant» перед погружением в гиперсон, потом — шутка с кашлем от режиссёра для тех, кто в теме. А за 38 лет существования Чужих в той или иной мере в теме вообще все.

И, наконец, всё становится на места. Торжественный гимн «20 Century Fox», корабль «Covenant» следует на планету Origae-6, на борту 15 членов экипажа, 2000 колонистов и 1600 эмбрионов, расчётное время до прибытия — чуть больше семи лет. Внезапно мощный поток нейтрино обрушивается на корабль. Робот Уолтер будит членов команды, но без потерь не обходится: в результате аварии погибают несколько спящих колонистов и капитан. Пилот Теннесси, вышедший на ремонт оборудования в открытый космос, случайно принимает обрывочный радиосигнал с планеты, которая при ближайшем рассмотрении оказывается намного ближе и намного более пригодной для жизни, чем Origae-6. После непродолжительных дебатов и. о. капитана принимает решение высадиться и осмотреться.

Ксеноморфы в тёмных коридорах — тема отличная, но обсосанная до самой палочки в прошлых фильмах. Ридли Скотт всерьёз взялся за философскую базу и саму историю создания знаменитых чудовищ. Это мы с вами, когда не в кино, давно знаем, что их нарисовал швейцарский художник с демонической внешностью и дьявольским талантом, обитатели же киновселенной и зрители в кинозале заждались объяснения происхождения Чужих.

На философско-этическом поприще вкалывают роботы, а не человек. Ридли Скотт не стал мучиться выбором, какого синтета ввести в повествование — доброго или злого, Бишопа или Эша. Просто ввёл сразу двоих — Уолтера и Дэвида на радость женщинам, ведь их обоих играет Майкл Фассбендер. Да-да, тот самый Дэвид, а не другой экземпляр модельного ряда. В конце 2015 года Скотт говорил о том, что «Завет» будет первым фильмом новой трилогии «Чужой». Нет никаких причин подвергать сомнению эти слова, но и с «Прометеем» новый фильм связан крепко — Дэвидом, Элизабет Шоу и Инженерами.

Уолтер, более современный, но более машинообразный робот, и гораздо более человечный старина Дэвид, оба созданные компанией «Вейланд-Ютани» («Дэвид, я твой отец» — говорит мистер Вейланд во флешбэке, ну ты подумай!) ведут чувственные теологические и мировоззренческие беседы о создателях и их творениях. Девушки, держитесь. Как в фильме «Стыд», может, и не будет, но будут поцелуйчики, будут дудочки и будет «blow, I`ll do a fingering». Если закрыть глаза, представить можно всё что угодно. Кроме этих приятных мелочей, роботы-фассбендеры выяснят, кто же на самом деле создал идеальные организмы, впоследствии ставшие известными как Чужие.

Людям не до философствований, им бы выжить. Но даже это получается у них не очень хорошо. Искусственная агрессивная живность планеты (а это не только ксеноморфы классического вида, но ещё всякая эффектная ксеноморфоподобная мерзость) ловко выпиливает неосторожных членов команды одного за другим, почти не отходя от канонов — сначала второстепенные персонажи. В отличие от первого «Чужого» и особенно от вторых «Чужих», где сплошь солдатня, у каждого погибшего есть пара, есть кому погрустить о потере, в одном случае даже один бородач грустит о другом бородаче. И. о. капитана в процессе выживания проявляет чудеса наивности, но давайте считать это не ляпом, а стрессом. Остальные выглядят просто нервными и неподготовленными, а как тут подготовишься? Никто же ничего не знает. Напомню, что десантный корабль U.S.S. Sulaco будет отправлен на LV-426 для разорения гнезда ксеноморфов лет эдак через 85.

Конечно же, идея раскрытия Создателя не похоронила дух франшизы. Организмы всё так же притягательны в своей отвратительной реалистичности, есть зловещая атмосфера с 14 процентами кислорода, есть Решающий Поединок и даже немножко коридоров. Спускаемый аппарат формой напоминает свой аналог из «Чужих», с поправкой на развитие технологий. Новая главная героиня в исполнении знакомой нам по «Фантастическим тварям» Кэтрин Уотерстон очень ответственна и сражается достойно, посмотрим, как пойдёт дальше. Прошлая «Элен Рипли» по имени Элизабет Шоу (Нуми Рапас), например, не прижилась.

Несмотря на «ужас» в определении жанра этого фильма, он не очень страшный, особенно для бывалых. Ксеноморфы за несколько десятков лет стали культом и мемом, они изучены вдоль и поперёк. Их не боятся, ими любуются. Ридли Скотт даёт нам эту возможность, вытащив крупную и шуструю особь из темноты на дневной свет.

В гамме чувств, обуревающих поклонника ранних Чужих, переминающегося на пороге кинозала в день премьеры, можно выделить два противоположных ощущения: решимость спросить со Скотта по самым высоким меркам (установленным лично) и готовность простить Прародителю чуть ли не любые выкрутасы. Лично мне, как поклоннику, не понадобились радикальные методы: я не заметил смысловых противоречий (правда, я очень не люблю их искать, а в глаза ничего не бросилось), получил большое удовольствие от просмотра и считаю, что «Завет» непременно займёт своё, именно для него предназначенное место в Хронике Чужих.

Да он уже это сделал, а как же иначе. Хочу напомнить недовольным (уверен, что таких будет вагон с тележкой), что этот фильм — самая настоящая, единственно возможная предыстория самого первого «Чужого». Неважно, что фанаты напридумывали «лучше» за эти почти сорок лет, слово Ридли здесь — закон. Вы можете препарировать, анализировать, любить, ненавидеть, игнорировать этот мир, насмехаться или восторгаться, но вы не можете его отменить.

Оправдал ли фильм мои ожидания? Было ли это интересно? Несомненно. Оправдал ли он мои самые смелые мечты? Было ли это «АХ»? Пожалуй, нет. Но дело скорее во мне. Я всё своё выахал на вторых «Чужих», с Рипли, Хиксом, Васкес, малышкой Ньют и десантной бронемашиной. Но фильм вышел хорошим, раскрывающим древнюю сорокалетнюю тайну, да ещё с таким жирненьким клиффхэнгером, что сразу же хочется продолжения.

19 мая 2017 | 20:44

Кинокомиксы заполонили планету. Очередной раз после просмотра очередного бэтмена против очередного супермена смачно плюёшь в пол и обещаешь себе, что больше никогда. Вот сейчас уж точно. А потом начинаешь рыскать, ища повод сделать это ещё раз, и студии, как недобросовестные полицейские, подбрасывают тебе этот повод, словно пакетик с героином. «Стражи Галактики. Часть 2» — из таких, с поводом.

Причём кинокомикс-кинокомедия — уже не свежий приём. Он был таким в 2014-м, когда вышла первая часть «Стражей». Потом были и «Человек-муравей», и «Дэдпул», да и Бенедикт Камбербэтч в «Докторе Стрэндже» проявил себя старательным комиком. Да что там говорить, если даже унылые DC Comics выдавили из себя полуулыбку-полугримасу, сняв «Отряд самоубийц». Нужно было что-то ещё. И оно нашлось. Даже два чего-то ещё. Первое — на предварительных просмотрах сиквел «Стражей Галактики» вызвал 100 процентов положительных отзывов, что есть большая редкость. Второе — один заслуживающий доверия человек киномира передал мне слова другого заслуживающего доверия человека киномира (как тесен киномир, теснее обычного мира!) о том, что для режиссёра и сценариста Джеймса Ганна «Стражи» — не просто бизнес. Это любовь. Так что у меня появился не один, а целых два повода посмотреть «Стражей Галактики — 2».

Команда в полном составе — Питер Квилл, Гамора, Дракс, Ракета и Грут — прибывает на планету Суверенов для заключения сделки. Они обменивают ануляксные аккумуляторы на сестру Гаморы Небулу. Ракета, порочный галактический енот, не может удержаться и крадёт несколько аккумуляторов. Суверены бросают в погоню дистанционно управляемый флот, и стражам приходится уходить сквозь поле квантовых астероидов, а это ох как не просто. Помощь приходит буквально в виде deus ex machina. Из ниоткуда появляется космический корабль и уничтожает всех дронов-преследователей. Из корабля, в свою очередь, появляется благообразный бородач, представляется небожителем Эго и произносит смутно знакомую фразу: «Питер, я твой отец».

Комедийный жанр был не единственным признаком первой части «Стражей Галактики», отличающим фильм от своих собратьев. Подавляющее большинство комиксов более-менее крепко привязано к реальности для более-менее надёжного эмоционального отклика. Джеймс Ганн пошёл по другому пути, по пути Аристарха Самосского и Николая Коперника, исключив Землю и землян из центра мироздания. Совершенно отвязные события и герои в совершенно отвязанной от реальности вселенной позволили сценаристам и художникам проявить максимум фантазии, превратив фильм в ослепительную феерию на грани скатывания в сумбур. Красочностью со «Стражами» может потягаться (скажем так, не безнадёжно отстать), пожалуй, «Тор», а изобретательностью (скажем так, немного опередить) — «Люди в чёрном». Второе сравнение — очень серьёзный комплимент.

К чести и отваге создателей, сумасбродный, суперзрелищный, глумоватый дух без потерь перекочевал в сиквел: есть ещё кванты в обоймах бластеров. Всё так же нереально и феерично: прекрасные златоликие Суверены, роскошная планета-гедонист Эго, своими цветастыми излишествами напоминающая главные православно-мусульманские святилища, толстокожий и зубастый межпространственный головоног, самые красивые в галактике похороны не скажу кого, и много-много-много чего ещё.

Очень много юмора, даже чересчур много, порой проявляется эффект ситкома, когда сценаристы считают своим долгом шутить не останавливаясь. В результате мы наблюдаем очень смешное про толстую кожу и клейкую ленту, очень сомнительное про енотовые какашки и большое количество наполнителя, бодренького и разного, по большей части забавного, но иногда не очень.

Очень много хорошей заводной музыки. Я крайне редко замечаю саундтреки из-за раздавленного медведем уха, но сейчас слушал специально. «Awesome Mix Vol.2» на аудиокассете Звёздного Лорда оказался ничуть не хуже «Awesome Mix Vol.1» из первой части, в него даже вошла лучшая песня Земли об официантке Брэнди.

Очень много яркой, высокоэнергетической компьютерной графики. Вроде всё летит, бабахает и сияет всеми цветами радуги, но в то же время всё как-то стройно и понятно, не нагромождается.

- Вы же всё время орёте друг на друга. Никакие вы не друзья.

- Да. Мы — семья.


Фишкой первых «Стражей» были сами стражи — дикая, нелепая, разношёрстная и разноцветная, полууголовная команда. Но это — отличная мысль для одного фильма (идея Грута с его фразочкой, по-моему, уже исчерпана до дна), дальше нужно снова думать. Думали-думали и придумали семейные разборки. Не бог весть как оригинально, но мы же помним: неважно что, важно — как. И если история отношений сестричек Гаморы и Небулы достаточно тривиальна (если и ваш папка заменял вам части тела за провинности), то отец Питера, его «личный Дэвид Хассельхоф», получился на загляденье. Мозг, обрастающий планетой, отсылает нас к «Солярису», но сам идёт дальше интровертного океана, к вселенской экспансии. Эго Эго растёт и крепнет с каждым миллионом лет, а годы, проведённые в человеческом обличии Курта Рассела, делают его настоящим человеком с неограниченными желаниями и возможностями. Кэш смотрится отлично (Рассел в последнее время снова востребован, да и звезду на Аллее Славы ему как раз приготовили), чего не скажешь о Танго: Сильвестр Сталлоне, при всём уважении, в свою маленькую роль не попадает, несмотря на засунутый ему в руки автомат.

Немного романтики выделили громиле Драксу — хватило на смешной, инфантильный, косичко-дёргательный флирт с миленькой девочкой-жуком-эмпатом по имени Мэнтис. Именно Дракс произносит самую нелепо-патетическую фразу фильма, но из-за природы Мэнтис она имеет практический смысл, и мы, успев только чуть вскрикнуть от досады, с облегчением выдыхаем.

Шедевр? А кто заказывал шедевр? Не надо нам по пять шедевров в год! Присоединюсь к Антону Долину, который охарактеризовал этот фильм словом «славный». И, вне всяких сомнений, вторые «Стражи Галактики» нужно посмотреть в кино (до конца титров, там пять дополнительных сцен) — получить удовольствие и начать предвкушать славную третью часть.

12 мая 2017 | 17:33

Почему нужно, а вернее, как можно выбрать для просмотра фильм «Моя девушка — монстр»? Во-первых, убедиться, что оригинальное название не такое идиотское — «Colossal». Во-вторых, посмотреть, что в главной роли Энн Хэтэуэй — девушка с четырьмя «Э», по которой мы успели соскучиться. В-третьих — не смотреть дурацкий трейлер. В четвёртых — вспомнить, что прошлый фильм с более-менее созвучным названием («Голос монстра») был прекрасным.

Глория пьёт как сапожник, гуляет как кошка и отказывается искать работу. Неудивительно, что бойфренд Глории Тим не выдерживает и выставляет её из своей нью-йоркской квартиры. Глория собирает утлые пожитки и отправляется в пустой родительский дом в тихом тоскливом захолустье. Она надувает матрас, встречает друга детства и случайно обнаруживает, что управляет огромным жабоголовым монстром. Если Глория ровно в 8:05 находится в городском парке, то чудовище материализуется в Сеуле и в точности повторяет её движения. Так как Глория продолжает пить по-чёрному, понятно, что у корейцев большие проблемы.

Где мы видели Энн Хэтэуэй после «Интерстеллара» (в страхолюдном бело-королевском макияже не считается)? В «Стажёре» с Де Ниро — и всё. Мы и правда соскучились, так что в первую очередь — о ней. Анечка — всё такая же волоокая феечка с чуть нескладной фигуркой и, как ни старается, вообще не похожа не то что на больную алкоголизмом, которой, по словам Тима, нужна профессиональная помощь, но даже на обычную горькую пьяницу. Гладкая кожа, чистые глазки и милые попытки невнятно говорить; никакая милитари-куртка, издалека похожая на ватник, никакие нечёсаные волосы не сделают из Энн Хэтэуэй актрису-алкоголичку. Вспоминая Николаса Кейджа из «Покидая Лас-Вегас», я бы вообще предположил, что в Америке под алкоголизмом понимают что-то своё. Но это если бы не было «Shameless» и Фрэнка в исполнении Уильяма Мейси.

Ну да ладно, Глория с выпивкой завяжет, а что там со всем остальным? Этот фильм, не случись с ним монстр, мог оказаться зауряднейшей попкорновой драмедией о типичных американских взаимоотношениях (фильм вообще-то канадско-испанский, но это чистая формальность). Он обладает всеми необходимыми признаками: стандартными персонажами и локациями, а также предсказуемыми диалогами. Наблюдается, правда, некоторое жонглирование архетипами: пьёт и гуляет женщина, а добро и зло перемешались. Почти до самой развязки непонятно, от кого бежать: от гламурного и трусоватого яппи Тима (в его роли недавний принц Дэн Стивенс) или от обиженной на злодейку-судьбу соли американской земли Оскара (Джейсон Судейкис).

Так что монстр пришёлся очень кстати. Одним неловким движением он рушит небоскрёбы, и ему, здоровенному, не хватает ловкости, чтобы сделать из фильма шедевр. Но именно монстр превращает банальную историю в оригинальную сказку — не для детей и подростков, а скорее для взрослых, как бы покорректнее выразиться… уставших после рабочей недели на конвейере или в офисе. И не просто сказку, а сказку с моралью, сказку о двух маленьких людях, получивших в распоряжение волшебные палочки с простеньким переключателем «убивать — пугать — выключить». Декорация «монстр» обрисовала и выпятила разницу между двумя похожими снаружи людьми в схожих обстоятельствах. Один маленький человек оказывается достаточным внутри, другой становится всё мелочней и мельче. Ну правда, разве можно произвести впечатление на девушку, растоптав ещё несколько несчастных южнокорейцев? Детский сад!

Герои фильма получили свои способности мгновенно, молнией в темечко. А ты, мой дорогой постоянный читатель, взрослый и уставший, выращивал своего монстра сколько — двадцать, тридцать, сорок лет? Вот и задумайся, достаточно ли ты велик (эй, не в смысле величия), чтобы держать его в положении «выкл» хотя бы с теми, кто тебе дорог.

Так смотреть или не смотреть? Вопрос сложнее, чем кажется. Конечно, этот фильм лучше трейлера, тут ситуация такая же, как с «Голосом монстра». Но это и всё. Идея неплохая, но исполнение попсовое, особенно финал. С другой стороны, взглянешь на эти громадные Анютины глазки — и настроение улучшается. Но платить за это деньги? Может, лучше подождать на видео, и уже дома, вооружившись попкорном и растянувшись на диване после трудной рабочей недели у конвейера или в офисе, спокойно посмотреть? И глазки на паузу можно поставить.

5 мая 2017 | 21:23

Американцы — первые на Луне. У них вот уже 22 года есть блокбастер «Аполлон-13» с Томом Хэнксом. Русские — первые не только в обычном, но и в открытом космосе. У них не было ничего, в смысле — ничего блокбастерного. Исправить ситуацию доверили режиссёру с режущим глаз именем Дмитрий Киселёв. Теперь у россиян есть «Время первых» с Евгением Мироновым и Константином Хабенским.

И правильно. В советской истории не так уж много бесспорного позитива, Америку чаще пытались догнать, чем обгоняли, взять хотя бы выплавку чугуна. Так почему нужно ограничиваться скромными документалками и не попытаться как можно более массово рассказать славную историю первого выхода человека в открытый космос?

Чтобы сделать Крепкое Коммерческое Кино (далее — ККК), которое при удачном раскладе станет блокбастером, не опошлив идею (для этого есть Сарик Андреасян) и не скатившись в пропаганду (для этого есть Чёрный Дмитрий Киселёв), нужно следовать определённым правилам. Наточим наш самодельный критический скальпель, посмотрим, что внутри у «Времени первых».

Тру стори, бро

У этой истории здоровое, мощное сердце. С чем можно сравнить первый выход в открытый космос? С первым полётом на воздушном шаре, с первым прирученным огнём, с первым колесом, с гагаринским «Поехали», с первым лунным шагом Армстронга. 60-е годы, время космической гонки, время первых, время обжигающих надежд в разгар холодной войны. Последствия той гонки мы видим и сейчас: в GPS-навигации, в панорамах Curiоsity, в горных хребтах Плутона от New Horizons. Кто бы сейчас так же погонялся, уж больно на Марс хочется.

Но даже такой здоровый орган можно угробить, если не следить за мелочами.

Все мои детальки

Похоже, что техническим мелочам уделено необходимое внимание: от эффектного отделения ступеней ракеты-носителя до последней потёртой кнопочки внутри «Восхода-2». Консультантом при создании фильма выступил Алексей Леонов, так что мы можем быть спокойны и за детальки, и за диалоги: всё из первых рук живой легенды, и сколько в этом всём правды, а сколько художественных допущений — решала сама легенда. Выглядит так, будто разумный баланс соблюдён.

Удивительные корабли, конечно, были у шестидесятников. Шарик, шлюз да две антенны, и ничего, скрючивались, но летали. Не то что сейчас. Я уж не говорю про «Авалон» или «Гермес», даже «Ностромо» 1979 года насколько комфортабельнее!

Леон, выйди вон

Самый волнительный и захватывающий дух момент — первый взгляд Леонова из шлюза. Оператору и спецам по спецэффектам отлично удалось передать масштаб — и Земли с орбиты, и самого события. И в целом, поработали здорово, к качеству картинки никаких нареканий. Сейчас высадку американцев на Луне могли бы снять даже россияне, Кубрик уже не нужен (шутка). Невесомость — хорошее место для 3D: космонавты играются с карандашиками, есть высокохудожественная 3D-капля с отражениями, есть даже 3D-шутка с борщом (на этот раз смешная).

Ещё хорошие шутки

Есть.

Тяжёлая артиллерия

И Евгений Миронов, и Константин Хабенский — элита российской актёрской школы. Своих героев они воплощают играючи; даже не коробит пятикратно произнесённая Хабенским фраза «Как родина прикажет», столько в нём харизмы. Сама пара персонажей тоже весьма классическая для ККК: увлечённый, восторженный, лезущий на рожон Леонов и пытающийся сдержать его на особо крутых поворотах спокойный, меланхоличный, прагматичный Беляев. Им бы пожениться, но тогда ещё нельзя было.

При всём уважении к вышеперечисленным, самым убедительным персонажем мне показался Сергей Королёв в исполнении ещё одного супертяжа — Владимира Ильина. Гнутый, но не сломанный, всё понимающий, но принимающий правила, «живущий в кандалах» и позволяющий себе гораздо больше других незаменимый гений, отчаянно ищущий золотую середину между риском проиграть гонку и риском потерять людей, в конце концов рискующий, не теряющий людей и побеждающий в гонке. И цена — всего-то малюсенький сердечный приступ.

Режиссёр будто нарочно сводит в одном из эпизодов Королёва и Брежнева, словно говоря, мол, посмотрите, каков диапазон, как огромна разница между нашими лучшим и худшим персонажами.

Плохиш

ККК, метящий в блокбастеры, без антагониста выглядит сиротливо. У автоботов есть Мегатрон, у профессора Икс есть Магнето, у пилота Купера — неумолимое время и съехавший с глузду доктор Манн. Белый Дмитрий Киселёв не стал призывать искусственное зло в виде карикатурного гэбиста, спасибо ему за это. Небольшие, сухонькие, по-военному прямолинейные палки в колёса пытается вставлять генерал Каманин, но умному Королёву он явно по зубам. Королёвским «алмазам» (позывные Беляева и Леонова — «Алмаз-1» и «Алмаз-2») и без плохих парней хватило испытаний — почти всё, что могло пойти не так, пошло не так.

Связки на фоне

Чтобы придать фильму как можно больше человечности, Киселёв эксплуатирует надёжную семейную схему — дома космонавтов напряжённо ждут жёны и дочки.

Чтобы придать фильму как можно больше художественности, Киселёв использует сюрреалистичные флэшбеки: Лёша Леонов бродит по васильково-ржаным полям родной Листвянки, Лёша ищет птицу, Лёша обнимает простого сельского отца, Лёша со светлячками взмывает в космос.

Чтобы держать зрителя в предписанном ККК напряжении, Киселёв заставляет решающие события происходить в последние секунды. Будь у нас таймер обратного отсчёта с крупными красными цифрами, он частенько застывал бы на 00:05, а то и на 00:03.

Мощный финальный аккорд

Здесь — единственный заметный провал, потому что фильм хочется оценить по серьёзным меркам. Два часа драматическая составляющая балансировала на одной ножке, но в конце концов оступилась и рухнула в патетику и сентиментальность. Ты не умрёшь, ты сам поведёшь её в школу, девочка бежит по лётному полю, простирая крохотные ручонки, последний заряд в ракетнице, все таймеры на 00:01.

Петух, выпущенный в финале, всё-таки не смог запороть всю композицию, не хватило сил и времени. «Время первых» — хорошее и крепкое коммерческое кино в стиле, скажем, Рона Ховарда. Это красивая и полезная визуализация важнейшего исторического события. Это фильм, хорошо передающий атмосферу эры первопроходцев и своевременный с том смысле, что любое время годится для того, чтобы перестать смотреть под ноги и хоть на минуту поднять глаза к звёздам.

Скорее бы на Марс.

4 мая 2017 | 21:20

Франшиза «Форсажа» в последнее время ассоциируется у меня только с кассовым парадоксом — невероятными сборами седьмой (!) части. Только один вопрос кажется интересным — соберёт ли «Форсаж-8» больше денег, чем «Форсаж-7»? Я стал забывать о том, что «Форсаж» — это в первую очередь игра в машинки, во вторую — аттракцион, и только в третью — фильм.

Хотите верьте, хотите нет, но этот маленький первый абзац я написал до похода в кино. Первые сцены восьмой части «Форсажа» полностью подтвердили моё смелое заявление. Сначала Вин Дизель и его латиноамериканский противник (который, впрочем, вскоре очень сильно Дизеля зауважал) погарцевали павлинами вокруг машин, окутались огнём и дымом и сгоняли кубинскую милю по улицам Гаваны. Потом по берлинским окраинам под пиротехнический аккомпанемент пролетели на тросах огромные чугунные шары с нарисованными смайликами, прицельно превратив плохие машины в металлическую кашу и не задев хорошие. И только потом «Форсаж-8» начал притворяться фильмом.

Никто не обязан помнить имена героев «Форсажа». Я свои права знаю. Поэтому запомнил только кибертеррористку Сайфер — её имя совпадает с именем предателя в «Матрице». Тема псевдопредательства Дизеля — основная псевдодраматическая линия этого псевдофильма. Не вина Вина, что он оказывается в ловушке. Сайфер берёт в заложники его сына и катает на самолёте-призраке. Прижатый к стенке Вин (сами герои предпочитают цветастую метафору о прижатой шее тигра) тем временем похищает для неё ЭМП (крутая военная штука, отключающая электричество) и русский чемоданчик с кодами запусков ядерных ракет, который министр обороны РФ зачем-то притащил с собой на брифинг в Нью-Йорк. «Они к чему-то готовятся, — сообщает нам один из членов команды, временно оставленной Дизелем, — но вот только не знаю к чему». Что с парня возьмёшь, он простой водитель, даже не дальнобойщик.

Пустое всё это. Я вспомнил, что ещё действительно важно, кроме денег — были ли случайными Три Проникновенных Взгляда, брошенных Вином Дизелем с экрана в «Форсаже-7»? Повторит ли он этот отчаянный актёрский эксперимент? Можете не сомневаться! За большими мышцами скрывается такое же большое сердце. Оно не только подаёт кровь к мощным бицепсам, но и выдавливает на лицо главного героя две слезинки. Смотрится это необычно, нелепо и ужасно забавно — как будто два глаза и под ними ещё два глазика поменьше.

Та часть «Форсажа-8», которая выдаёт себя за фильм, содержит немалое количество житейских мудростей, таких как «неважно, что у тачки под капотом, важно, кто за рулём», «нет ничего необходимого, есть только выбор», «будь тем, кто ты есть». Больше других такую нехитрую философию извергает Сайфер. Шарлиз Терон в этой роли — настоящая акула: красивая, кровожадная, холодная и якобы умная. Кто любит погорячее, тому предлагается Мишель Родригес, чернобровая воительница, эмоциональная настолько, что печально рассматривает свои с Дизелем фотографии уже через полчаса после его исчезновения.

Кастинг, конечно, умереть не встать. Если не любите ни холодных, ни горячих женщин, а любите качаться и бычиться — вот вам ещё два альфа-самца, поигрывающие мускулами, погазовывающие двигателями, похрустывающие шеями и сыплющие тестостероновыми шуточками — Человек-Скала Джонсон и Человек-Джейсон Стэйтем. Последний, будучи завсегдатаем тупых боевиков, выполняет план «Форсажа» по экшен-фразам. Ну, знаете, вот эти все «Охладись!», «Отдохни!», «Не скучай!», «Передавай привет Х» и другие идиотские словечки, возникающие на экранах из-за известного экшен-правила «Мочи и не молчи».

«Форсаж» — это уже не просто тачки, мачо и девки. Франшиза давно вышла за рамки здравого смысла в смысле трюков, которые далеко не всегда находятся в рамках законов физики. Фишкой седьмой части были прыжки на машинах из самолёта, восьмой — атака кортежа министра обороны целой армией автомобилей без водителей, устроенная злым гением Сайфер. Признаюсь, что это было весьма зрелищно, и попробую описать ещё один трюк, раз уж про фильм закончил. Вряд ли это можно считать спойлером.

Команда уходит от преследования полчищ авто и снегоходов, а также вертолёта с крупной надписью кириллицей на борту, гласящей «ОПАСНО». События развиваются на льду залива близ секретной российской базы возле славного города Владовин. «Ламборгини» Водителя 1 сваливается в полынью, но водитель 2, управляющий лёгким быстроходным танком армии США, успевает выстрелить в дверь суперкара специальным крюком на тросе. Так они и мчатся в связке — танк по льду, «Ламборгини» под водой. Водитель 2 понимает, что машину ему не вытащить, и кричит в переговорное устройство Водителю 1 — держись, мол, за дверь. Потом он делает резкое движение тросом и выдёргивает из воды дверь «Ламборгини» с прицепившимся к ней Водителем 1. Все радостно стреляют, и команда продолжает на огромной скорости уходить от погони, к которой вот-вот присоединится атомная подводная лодка.

Этот «Форсаж», тем не менее, разозлил меня гораздо меньше предыдущего. Дурацкий, конечно, но какой-то беззлобный, прямо как Дуэйн Скала Джонсон. Пациент психиатрии, конечно, но не опасный, несмотря на напускную брутальность. Скорее всего, дело в самоиронии, поразившей современные боевики (особенно это касается комиксов Марвел) — тоненькие щупальца метастаз дотянулись и до «Форсажа». «Смотрите, какой прикольной фигнёй мы заняты» — в седьмой части ничего подобного не припоминаю. Даже Человек-Стэйтем ближе к финалу неуверенно, всё ещё немного хищно улыбается. И, в общем-то, фильм смотреть можно. Но не нужно.

  • Полезная рецензия?
  • Да / Нет
  • 9 / 3
22 апреля 2017 | 22:43

«Призрак в доспехах» — это манга Масамунэ Сиро. Не читал.

«Призрак в доспехах» — это четыре полнометражных аниме. Не смотрел.

«Призрак в доспехах» — это три сезона сериала. Узнал из Википедии.

Охотясь на таких как я, студии DreamWorks и Paramount забросили голливудский крючок с наживкой из прелестей Скарлетт Йоханссон, покрытых матовым серебром.

Япония будущего. Технологии достигли таких высот, что каждый человек может подобрать себе кибернетический апгрейд любой понравившейся части организма на любую понравившуюся сумму. Кто побогаче, обновляет мозг, кто попроще — приобретает устойчивую к алкоголю печень. Главная героиня, майор Мира Киллиан, приходит в себя в лаборатории Hanka Robotics. В результате атаки террористов тело Миры пострадало настолько, что его пришлось заменить целиком, человеческим остался только головной мозг. Её родители погибли, её воспоминания обрывочны. Первого в мире боевого киборга с полностью синтетическим телом отправляют в Девятый Отдел для выполнения особо сложных заданий МВД Японии. И особое задание не заставляет себя ждать: террорист Кудзе одного за другим убивает высокопоставленных сотрудников Hanka и зрелищно высасывает информацию из их мозгов.

Очевидная удача не только этого фильма, а всей истории — название. Масамунэ Сиро не стал доверять локализаторам (а в данном случае — глобализаторам) и сам дал своей манге английское имя. И правильно сделал: поди разбери оттенки значений иероглифов ???. Один из этих иероглифов звучит как «каку», а послушайте, как звучит «Ghost in the Shell». Музыка! Не хуже, чем словосочетание «cellar door», которое даже Толкиен считает самым благозвучным в английском языке.

Название не только приятно слуху, оно также передаёт лёгкую сумасшедшинку современной японской культуры и как минимум два смысла. Активируя камуфляж, Мира становится почти прозрачной — вполне себе призрак. Синтетическое тело главной героини — вполне себе боевые доспехи. Это второй, поверхностный смысл. Первый, глубинный, заслуживает отдельного абзаца.

Если я правильно понял, Призрак — это некая сущность, позволяющая искусственному интеллекту восстановить свою личность даже при полном стирании информации с носителей. Мира — вовсе не искусственный интеллект, скорее гибридный: человеческий мозг со стёртой памятью, совместимый с ИИ и глобальной сетью. Так что Призрак получает и человеческие толкования: душа, личность, сознание, эго. С доспехами тоже всё ясно — «shell» здесь скорее физическая оболочка, вмещающая Призрака. Процедура стирания человеческой памяти отточена не до конца — майора преследуют разрозненные, непонятные картины (её?) прошлого. И она, уподобляясь всем уважающим себя искусственным интеллектам, отправляется на поиски своего «я». Собственно, фильм именно об этом, остальное — детали и декорации.

Хорошо, что сюжет не слишком сложный, иначе было бы очень легко потерять его нить на улицах и в коридорах зданий японского мегаполиса, которые и сейчас переполнены, а в футуристичном мире «Призрака» переполнены вдвойне: всё вокруг красочное, пёстрое, шумное, мигает, бегает, галдит на разные голоса и вздувается жутковатыми голографическими великанами. Киберпанк налицо: хайтек в каждом кадре, упадок человечества тоже заметен, хотя и не выпячен. Особо хочется отметить визуализацию проникновения Миры в разрушающийся искусственный мозг бота-гейши — воспоминания красиво осыпаются 3D-пикселями, чёрные вирусы тянут к сознанию загребущие ручонки. Арахнофил Масамунэ Сиро снабдил Девятый Отдел девятью паукообразными танками («татикома» по-ихнему), но Голливуд вывел на улицы только один: чай, бюджет не резиновый и фильм не бесконечный.

Отсутствие актёрской игры в этом искусственном паноптикуме вполне естественно. Исключение составляют Жюльет Бинош в роли человечного человеческого доктора Уэлет и Такеши Китано в роли Арамаки, шефа Миры. Всё что происходит в призраке, остаётся в призраке: на оболочке Скарлетт Йоханссон душевные терзания не отражаются никак. Возможно, лицо кирпичом — требование режиссёра, но что-то Скарлетт в последнее время выдаёт кирпичи на-гора: то она Чёрная вдова, то Люси, то инопланетянка в коже женщины, а теперь ещё вот это. Самый эмоциональный персонаж актрисы последних лет — операционная система Саманта из фильма «Она».

Но нет худа без добра — заполним образовавшуюся эмоциональную лакуну смелым киноведческим предположением. В фильме довольно много воды, зеркал и стёкол. Так давайте представим, что сквозь воду, зеркала и стёкла мы смотрим снаружи на внутренние миры Миры — отражённые, эфемерные и утекающие сквозь пальцы. А трещины и осколки пусть символизируют хрупкость бытия её Призрака и изломанность её судьбы. Каково, а? Убиты три зайца: Скарлетт оправдана, пустота заполнена, Чувство Собственной Важности выросло.

Вероятно, у любители оригинальной манги и настоящего аниме есть свои версии, почему «Призрак в доспехах» провалился в американском прокате, собрав за первый уикенд ничтожные 19 миллионов долларов. Но я-то знаю. Дело в том, что Скарлетт Йоханссон в этом фильме не секси. То есть, совсем. Её многообещающий облегающий костюм напоминает то ли скорлупу, то ли панцирь, то ли глазурь — что-то неприятно отколупывающееся. Плюс каменное лицо, плюс дурацкая причёска, плюс расположение камер, делающее героев какими-то громоздкими, напоминающими городских рекламных исполинов. Да я всё понимаю, фильм такой, героиня такая, но, положа руку на сердце (не перепутайте, именно на сердце) — кому нужна несексуальная Йоханссон? Если вам нужна, или вы хотя бы готовы терпеть такую несправедливость, надо идти в кино. Фильм зрелищный и осмысленный, нужно только справиться со стартовым мельтешением и можно получать удовольствие. А если вам нужна нормальная Скарлетт — сидите дома и смотрите «Матч-поинт».

15 апреля 2017 | 13:29

Смотрите также:

Все рецензии на фильмы >>
Форум на КиноПоиске >>




 

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...