всё о любом фильме:
dwhiter
Дмитрий Белов, Латвия, Riga, 44 года, 4 апреля 1973, М
Добавить в друзья

 заходил 51 минуту назад

Регистрация: 16 июля 2014 Рейтинг комментариев: 19 (75 - 56) Обновления сайта: 0
 

Оценки пользователя

все оценки (105)

 


Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Рецензии на фильмы: 102

Продолжений хороших мультфильмов сделано немало. Разных: хороших, плохих, средних. Но чтобы получился классный триквел, нужна История уровня Игрушек. Перед фильмом «Гадкий я 3» стояла трудная и ответственная задача.

Злодей с мировым именем Бальтазар Брейк пытается украсть самый крупный в мире розовый бриллиант, чтобы использовать его силу в гигантском роботе-кукле для выпиливания из земли части Голливуда и отправки её в космос. Достойный план! Агенту Анти-Злодейской Лиги Грю удаётся предотвратить похищение, но не удаётся задержать самого Брейка. Новая начальница АЗЛ увольняет его и Люси за провал операции. У Грю находится богатенький брат-близнец с длинными и шелковистыми белокурыми локонами, владелец свинофермы и внушительного автопарка. Дрю очень хочет стать злодеем, и Грю, давно перешедший на светлую сторону, решает использовать эту хотелку для возвращения бриллианта (Брейку всё-таки удалось стащить его из парижского музея).

Проблемы «Гадкого я» не уникальны, с такими же столкнулась, например, знаменитая «Матрица». Идея реализована в первом, тогда ещё единственном фильме, и не подразумевает развития: хрестоматийный мультзлодей (добрый глубоко внутри) нейтрализован и перевоспитан любовью и заботой трогательных детдомовских девочек. Продолжения обречены на высасывание приключений из пальцев и размещение их в рамках существующего, законченного мира. Весь груз ответственности ложится на плечи сценаристов: техническая часть проработана и готова к повторному использования, характеры героев прописаны. Конечно же, приключения в Матрице высосаны качественнее, но первый фильм был слишком гениальным, и пропасть между ним и сиквелами шире и глубже, чем в любом мультфильме.

«Гадкий я» был не гениальным, а просто хорошим, и деградирует постепенно (совсем детский спинофф-миллиардер «Миньоны» не в счёт). Если в «Гадком я 2» сценаристы изловчились и кое-как справились со вторичностью, то в третьей части подняли лапки: «Гадкий я 3» почти целиком состоит из самоповторов и упражнений по пересборке гаджетов и старых сюжетных конструкций. Но из этих кубиков «вечность» не соберёшь — даже непритязательный зритель-хохотун начал уставать от Грю и его миньонов: динамика кассовых сборов уже не та (хотя, признаться, всё ещё впечатляющая).

Оригинальный мультфильм при всей своей безумной фантастичности был милым и человечным, девочки-сиротки основательно отщипнули от зрительских душ. И в нём была прекрасная сцена, единственная, которую я помню до сих пор без подсказок: малютка Агнес изо всех сил, до дрожи, сжимает игрушечного единорога и надсадно, хрипло вопит: «ПУШИ-ИСТИ-И-ИК!!!». Ценность сцены очевидна не только для меня — в третьей части есть два эпизода по её мотивам. Но, по-моему, это так не работает. Это как дети, раз за разом повторяющие одну и ту же шутку, потому что в прошлый раз взрослые смеялись. И если бесконечных одинаковых миньонских кривляний, кочующих из фильма в фильм, не жалко, то здесь попахивает предательством и бессилием. Не можешь — не делай ничего, продолжай кривляться, хихикать и пукать зелёным дымом, а святое не трожь!

Девочки на месте, они всё такие же хорошенькие и всё ещё самые живые (у Марго, например, появился поклонник), но они — только тень, только воспоминания о былой трогательности. Вернуть её с переменным успехом пытается Люси. Ей надо стать хорошей матерью, и некоторые связанные с этой темой моменты, включая лучшую шутку фильма про включение мамаши, действительно удались.

Остальной юмор тоже не обойдём вниманием, потому что «Гадкий я 3» — это сплошной и бурный мутноватый поток вторичного (или уже третичного?) юмора, с редкими выныриваниями на вдох. Примерный состав: падения, кривляния, цепляния, прилипания, врезания, скакания (в т. ч. на свиньях), задницы, удары по чувствительным местам, ну и две-три неплохих с детишками. Миньоны живут прежней бесшабашно-дурковатой жизнью, сами похожи на золотые яйца и несут золотые яйца, и самоубийца тот продюсер, который будет что-то менять. Лично меня они утомили, а казались такими клёвыми в 2010-м. Но кто я был тогда — 37-летний жизнерадостный юнец!

«Гадкий я 3» — это вообще-то история о злодеях: Грю был злодеем, его отец был злодеем, его брат хочет быть злодеем, существует Анти-Злодейская Лига, даже миньоны — это маленькие негодяи. Так что о таком высшем пилотаже, как в «Головоломке», которой удалось обойтись без антагониста, речь тут не идёт. Главный злодей ожидаемо образцовый: обиженный нарцисс-психопат с подростковой травмой, подпольной фабрикой, истеричным голосом и зловещим смехом.

Может быть, восприятие предлагаемого юмора зависит от сиюминутного настроя, но есть ощущение, что франшиза дала крен в сторону аудитории «13-». Так что, если всё-таки хотите это посмотреть — идите с детьми. А то будете выглядеть странно — одинокий взрослый в тёмном зале, улыбнувшийся три раза за фильм.

16 июля 2017 | 23:44

Гламурные высокобюджетные блокбастеры — не самая сильная сторона российского кинематографа. Недостаёт бюджета и опыта, а на одном гламуре далеко не уедешь. Авторское кино куда более конкурентоспособно, а Павел Чухрай — несомненный автор кино. Его новый фильм «Холодное танго» — в наших кинотеатрах.

Лето 1941 года. Немецкие войска входят в Литву и на ломаном русском предлагают местному населению избавление от большевистско-жидовского ига. Месседж доходит до многих адресатов: энергичный новоиспечённый полицай Антанас везёт еврейских детей «в госпиталь» и может уступить матери Макса и Лии за её драгоценный камень только одного ребёнка из двух. «Выбор Софи» ей не удаётся, и Макс вынужден спасаться сам, оставив сестрёнку. Он возвращается в дом, уже занятый литовской семьёй. Максу разрешают пожить в чулане. Между ним и литовской девочкой Лаймой возникает что-то хорошее: то ли интерес, то ли привязанность, то ли дружба. Но приходит молодой унтер-офицер, и беспомощный, забившийся в угол Макс, наблюдающий за беспомощной, бьющейся на полу Лаймой, вынужден сменить зарождающиеся чувства на неподъёмный моральный долг. Этот долг приводит его обратно к Лайме через несколько долгих лет скитаний по российским детским домам.

По моему не очень твёрдому убеждению, основанному на суете вокруг последнего фильма украинского режиссёра Сергея Лозницы, если автор снимает остросоциальное, злое кино о несчастьях, зверствах и проблемах целой страны, то желательно, чтобы это была его страна. Размахивание чужой правдой из-за границы выглядит немного агиткой. Даже если это самая правдивая правда. Даже если ложечки кое-как нашлись — мне, например, объяснили, что Лозницу можно и нужно считать русским режиссёром тоже — осадочек остаётся. Всё равно получается минус один к честности фильма, а если страны находятся в состоянии войны (холодной, горячей, гибридной — любой), то минус три. Так что фильм Сергея «Счастье моё» 2010 года — это минус один, его «Кроткая» 2017 года — это минус три.

Относится ли этот предустановленный мной дефицит честности к Павлу Чухраю, снимающему военную и послевоенную Литву из полувраждебной Москвы 2017-го? Опасения, не скрою, были — и после кратких отзывов, и после просмотра трейлера. К счастью, они не оправдались. Чухрай показал нам не литовцев-карателей, а литовцев, русских и евреев, ставших винтиками в чудовищном механизме Второй мировой войны. Война закончилась, а механизм остался.

«Я не стрелял ни баб, ни детишек, — бормочет Винцас, отец Лаймы, — я просто подвозил уголь». Актёр Андрюс Бялобжескис, который даже не удостоился фотографии на Кинопоиске, замечательно воплощает на экране образ не идейного коллаборациониста, а приспособленца, пытающегося пожить там, где другие пытаются выжить. Он тащит в дом еврейское серебро, но укрывает Макса, а когда приходит время, то не сдаёт его немцам, а тайно вывозит в лес. «Мы просто подвозим уголь, да?» — спрашивает повзрослевший Макс у майора Таратуты, когда тот говорит, что решения о депортациях принимаются в других местах и другими людьми.

То есть, Чухрай даже не разбирает и не осуждает, кто там когда записался в какие легионы и отряды (что, несомненно, заслуживает и разбора, и осуждения), он только упоминает. Вместо этого режиссёр вступает на проложенную историками и неплохо утоптанную в соцсетях узкую тропинку сравнения гитлеровского и сталинского режимов. Немцы перед отправкой забирают чемоданы, русские разрешают взять по одному чемодану в руки. Подвозят уголь и тем и другим. В финальных титрах в одном кадре появляются — для справки — два числа. Чухрай как бы предлагает сравнить число убитых литовских евреев с числом депортированных из Литвы жителей. На этом отрезке тропинка становится исчезающе узкой и очень скользкой. Да, первую оккупацию сменила вторая, чтобы снова уступить место первой. Не окажется ли вся тропинка слишком скользкой для автора? Наверное, нет. Военное танго двух стран ещё слишком холодное, да и не 1937-й на дворе. И даже не 1950-й.

Однако, тропинка всё-таки такая узкая, что балансируя на ней между общественно-политическими правдами, Чухрай немного фальшивит в правде художественно-эмоциональной. Совсем чуть-чуть, но по сравнению с другими фильмами неофициальной трилогии — «Вором» и «Водителем для Веры» — заметно. «Холодное танго» в некоторых местах выглядит слегка шершавым и плакатным, автор пишет большими буквами то, что раньше предпочитал спрятать между строк. Его герои проговаривают мысли, которые можно было просто думать, а мы бы уже поняли. Чекист Йонас бросается на Макса с преувеличенной пролетарской ненавистью, некоторые диалоги Макса и Лаймы чересчур артистичны. И если Риналь Мухаметов, известный как сердцеед-инопланетянин из «Притяжения» — просто слабый актёр, то для Юлии Пересильд эта избыточная театральность кажется шагом назад. И совсем уж бледно она выглядит, выплёвывая угловатые, неуклюжие, банальные слова-кирпичики о грядущем советском счастье. Хотя, может быть, мы просто забыли, как это было.

На фоне неудач актёров главных ролей (хотя в случае с Пересильд эта неудача относительная — большую часть фильма она убедительна) радуют второстепенные. Кроме упомянутого Бялобжескиса, это завсегдатай российских вторых планов Сергей Гармаш в роли майора Таратуты и Ася Громова в роли маленькой Лаймы. Светловолосой и голубоглазой, расово подходящей девочке отлично удалось передать снисходительность и лёгкое чувство нацпревосходства, доставшееся Лайме от родителей.

Это фильм о больной, почти невозможной любви и о трудном, почти недоступном счастье на фоне трагических событий нашей общей истории. Павел Чухрай не получает минус три за честность, это и его страна тоже, и твоя, и моя, и страна Таратуты, который кричит волнам: «Эх, родина, подруга ты моя суровая». Добавим к этому восклицание «Собачья жизнь!» другого чухраевского героя, капитана Савельева из «Водителя для Веры», оно идеально подходит и сюда. Фильм получает минус два за большие буквы и минус один за кастинг. А вообще, здорово, что он есть: каждой легенде нужны свои разрушители. Каждой «Легенде номер 17» — по «Холодному танго».

10 июля 2017 | 21:14

Что такое летний блокбастер? Это что-то дорогое, яркое и легкомысленное, это развалиться в холодке кинозала после напряженного пляжного дня и потянуть ледяную кока-колу. Как минимум одному такому фильму 2017 года вдвое снизили бюджет, вчетверо добавили лёгкости в мысли и отправили на пляж. «Спасатели Малибу» призваны испытать границы нашей терпимости к летнему кино.

Этот фильм такой летний, что его слоган звучит как «Вытряхни песок из плавок», а камеры покидают пляж только для того, чтобы поснимать внутри пляжных построек и на яхте.

Этот фильм такой летний, что если вы задремлете на несколько минут и проснётесь от громкого матного шёпота соседа, на которого вы пролили ледяную кока-колу, вы не потеряете нить так называемого сюжета. Олимпийский чемпион по плаванию Мэтт Броуди, потерявший уважение, достоинство и место в команде, устраивается работать Спасателем Малибу. Под чутким руководством бригадира Митча Мэтт начинает понимать, что быть эгоистом плохо, а работать в команде, наоборот, хорошо. Олимпионик быстро плавает и быстро учится: уже очень скоро он со своими новыми товарищами берётся за очистку пляжа от наркотиков. То есть, сюжет настолько летний, что вы просто можете обложить соседа в ответ и дремать дальше.

Этот фильм такой летний, что главную роль в нём сыграл Дуэйн Скала Джонсон. При всей симпатии к вечно позитивному здоровяку, надо признать, что снимается он, за редчайшим исключением, или в стыдной хрени, или в развесёлой дребедени. Сейчас его позвали во что-то среднее, хотя назвать этот фильм любым производным слова «веселье» можно лишь при наличии чувства юмора очень широкого спектра. Скала, впрочем, на своём месте: обладающий великолепной фигурой и обострённым чувством справедливости лейтенант Митч обаятелен, белозуб и гладок, как тихоокеанский дельфин (смешной вариант из фильма — масляная безволосая горилла).

Этот фильм такой летний, что одну из героинь зовут Саммер. А одну из актрис — Ильфенеш. А одного из актёров — Яхья. А ещё одного — Ганнибал. Всё это (кроме Саммер) вкупе с появлением в титрах компаний «Шанхай Фильм Груп», «Хуахуа Медиа» и почти блокбастерным бюджетом наводит на мысль о межконтинентальном распиле. Ну куда 70 миллионов с одной гонкой на водных мотоциклах, двумя минутами пиротехники и таким скромным кастингом? Приходится считать звездой Александру Даддарио (это Саммер), которая уже имеет опыт спасательных работ со Скалой в фильме-исключении «Разлом Сан-Андреас». А кличка олимпийского чемпиона, в роли которого Зак Эфрон — «блюющая комета». И я не уверен, что зарифмованность этой шутки в англоязычном оригинале делает её изящной.

Этот фильм такой летний и к тому же с рейтингом R, что готовишься увидеть хотя бы сиськи. Но не тут-то было: купальники на Александре Даддарио, Ильфенеш Хадере и Келли Рорбах (ещё одна звезда) сидят плотно, без зазоров. Весь R-пар ушёл в тестикулы. У сценаристов прямо какая-то фиксация на яйцах: яйца то, яйца это, яйца там, яйца здесь. Полагаю, что нас хотели таким образом насмешить, но получилось как с тем пионером, который, зажмурившись, кричал «лифчик». На живых людях, правда, не показывают, но зато детально обследуют и иронически обыгрывают гениталии трупа (новые грани таланта Оскара Нунеза из «Офиса»).

Этот фильм такой летний, что персонажи постоянно шутят и попадают в юмористические ситуации. Помимо кишечнополостного запоминается мочеполовое, например, смешную ситуацию с блюющим в олимпийском бассейне Мэттом предваряет примерно семиминутная смешная ситуация с ботаном Ронни, который застрял яйцами (!) в дощатом лежаке. Несмотря на этот казус, влюблённый Ронни — самый живой персонаж этого фильма, и именно с ним связано несколько средних шуток и единственная хорошая. При более позднем рассмотрении обнаруживается, что ничего особенно хорошего в ней нет, но контраст — страшная сила.

Этот фильм такой летний, что местами метаморфирует в трэш, угар и самопародию, и не всегда понятно, так задумано или так получилось. Натянули вожжи или ослабили? Молоденькие спасательницы бегают в слоу-мо, спасатели-старожилы Памела Андерсон и Дэвид Хассельхоф появляются для того, чтобы медленно взмахнуть волосами и сказать нравоучительную ахинею соответственно. Когда Скала в обтягивающем гидрокостюме бросается спасать (в слоу-мо), играют те же инструменты, что в «Трансформерах» и гимнах большинства стран; когда Скала гоняет на аквабайке, раздаётся бодрый рэпчик; когда Скале грустно, старина Лайонел Ричи заводит свою «Say You Say Me».

Этот фильм такой летний, что главную злодейку нарисовать нарисовали, а раскрасить забыли. Контурно-картонная Виктория в исполнении межконтинентальной звезды Приянки Чопры вызвала к жизни древний вопрос: как и зачем сотрудничать со злом, у которого для тебя только кнут и ни одного пряника?

Этот фильм слишком летний, не ходи на него, дорогой кинозритель. Позволь шанхайцам и хуахуайцам прогореть, подумать и вложить деньги в хорошее кино. Не допусти сиквела! Твой доллар имеет значение!

1 июля 2017 | 21:13
Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...