всё о любом фильме:

flametongue > Друзья

 

Друзья в цифрах
всего друзей67
в друзьях у254
рецензии друзей10609
записи в блогах-
Друзья (67):

В друзьях у (254):

Лента друзей

Оценки друзей

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Лондон кишмя кишит древнеегипетскими мумиями, средневековыми тамплиерами и дезертировавшими из глубокого тыла Месопотамии, нынешнего Ирака, разведчиками. Именно такое впечатление складывается после просмотра новой версии о реинкарнации почивших без мира личностей версии Алекса Куртцмана. Снова безбашенный авантюрист теперь в условно военной форме, снова энциклопедически подкованная девушка-ученый и очередной вариант одержимой мировым господством давно иссохшей принцессы, решившей начать свою пост-смертную карьеру в столице Британии. Условный сюжет в данном случае условен дальше некуда, ибо создатели фильма намешали в одной куче и древней мистики и современной науки и викторианских страшилок, и микс получился безусловно ярким и впечатляющим, но при этом не слишком гармоничным.

Основным локомотивом происходящего является Том Круз, который стандартно для себя отстреливается от террористов, падает с самолетов, тонет в катакомбах, а в перерывах обаятельно улыбается, охмуряя очередную красотку. В паре с ним выступают Аннабель Уоллис, та самая ученая и София Бутелла — та самая неупокоенная древнеегипетская принцесса. Эта троица образует условный треугольник, внося в основной приключенческую сюжет условно любовную линию. Условную, потому что ни о каких отношениях между героями речи не идет. Псевдоположительные герои, несмотря на общий цинизм профессии и поведения, проникаются друг к другу неожиданной любовью, псевдоотрицательная героиня хватает первого попавшегося мужчину, чтобы слепить из него себе бессмертного избранного. История, которая в теории должна внушать ужас и трепет (ужасный трепет? трепетный ужас?), на деле парадоксально вызывает жалость — к древней девушке, чью боль не заглушили 5 тысячелетий, и к современным мужчине и женщине, которые при всем желании не смогли найти ничего общего.

С другой стороны, сложно представить себе что-то более подходящее на звание летнего блокбастера. Том Круз (который по сюжету Ник, но кого это волнует?) в перерыве между мельтешением по экрану проникновенно смотрит в камеру, намекая на свою человечность, принцесса Аманат сверкает ярким золотом 4-х радужек, Рассел Кроу в скромной роли гениального, но не совсем адекватного ученого, потирая толстенькие ручки, радеет о судьбе человечества, а зритель получает чисто эстетическое удовольствие от творящегося на экране бедлама. И кто скажет, что это однозначно плохо?

22 июня 2017 | 21:13

Основоположник большинства компьютерных поединков никогда не отличался хорошим сюжетом. Собственно, «Уличному бойцу» он и не был нужен, не за то его полюбили. Революционный файтинг брал другими вещами: горой классных персонажей, продуманной системой боя, яркой графикой и динамичным процессом. Как основа для экранизации игрушка подходила слабо, что и подтвердила неудача знаменитого боевика с Ван Даммом. А за год до премьеры провалившегося фильма ватага «стритфайтеровцев» умудрилась забраться сразу в две картины, обе гонконгского производства. И если уморительное «камео» в отличной джекичановской постановке — «Городской охотник» — спровоцировало всеобщий восторг, то фантастическая комедия «Полиция будущего» единодушного признания не снискала. Что, учитывая пиратский статус производства, вряд ли кого-то сильно удивило.

Исполненная в пародийном ключе кинолента сразу дает понять, что из себя представляет. Группа гавриков, различающихся лишь деталями внешности, гордо именуют себя футуристическими копами и противостоят аналогично нелепым плохишам. Схватываясь в курьезных боях, они используют хорошо знакомые спецприемы из Street Fighter, что, конечно, не делает их похожими на игровых прототипов. Еще теплится надежда, что драчливым почином фильм не обманет ожиданий, но вместо этого он предстает сборной солянкой из картин «Назад в будущее» и «Полицейской истории». Доблестные защитники отправляются на пятьдесят лет в прошлое, чтобы уберечь от подосланных убийц будущего судью, в их времени готового вынести смертный приговор криминальному лидеру. И так этой удалой троице нравится в новом времени, что их стараниями тихий Гонконг 93-го начинает походить на размашисто празднуемый день рождения, виновник которого до 28 лет не может закончить школу. Очевидно, в будущем все судьи имеют столь же выдающееся происхождение.

Поскольку авторы сумасбродной свистопляски не владели правами на персонажей игры, то фильм по духу резко отличается от прочих экранизаций «Стритфайтера». В качестве аналога на память снова приходит «Городской охотник», который так же являлся пародией на клишированные боевики. Впрочем, создатели «Полиции будущего» пошли дальше Джеки Чана и Ко — в их фильме обнаруживаются отсылки даже к чаплинской «Золотой лихорадке» и «Рыбке по имени Ванда». Не претендуя ни на грамм серьезности, кинолента ухитряется держать внимание на протяжении всех полутора часов, убеждая в справедливости истины, что «настолько плохое становится хорошим». При должном отношении и самоиронии разработчиков, естественно. Фильм пестрит шутками и гэгами ниже пояса и выше оного, попутно высмеивая кучу подростковых стереотипов. Всерьез озлобиться, кажется, здесь никто ни на кого не способен, благо и симпатичных стройных китаянок на всех желающих хватит. А когда запас остроумия грозится иссякнуть, на горизонте появляются зловредные преступники из будущего, с которыми так удачно можно провернуть парочку знакомых приемов, выстрелов «огненными шарами», «вертушки» и прочие радости.

Глупая экстравагантность фильма больше подходит, что неудивительно, самым безнадежным поклонникам игрушки. Художественная ценность этого творения лишь немногим больше нуля, но приснопамятной экранизации с ЖКВД она способна дать тысячу очков вперед в плане честного отношения к зрителю. Не раз и не два скромненькая картина способна заставить взяться за платок, чтобы смахнуть ностальгические слезы, и, видимо, для этого она дотянула до наших дней, тихонько ожидая интереса. Псевдобойцовский карнавал, стебущийся над нелепостью и бахвальством своей публики, демонстрирует недурной комедийный потенциал «Стритфайтера», который, однако, вряд ли еще когда-нибудь окажется востребованным. Что же, лента более чем отвечает духу своего времени — эпохе зарождения крутых файтингов, обеспечивших раздолье армии игроманов. Какими бы новинками в индустрии компьютерных развлечений не потрясала реклама, а родного духа тех самых, «ламповых» образцов для шестикнопочных джойстиков она не заменит.

22 июня 2017 | 19:50

Видимость

Про таких, как Майло, обычно говорят: «Родился под счастливой звездой». Привлекательная внешность, интеллект гения, надежные друзья, милая девушка и блестящие перспективы. Ничего удивительного, что кронпринц информационного престола с лицом Гейтса и эксцентричностью Джобса спешит привлечь самородка в свои ряды. Талантливой голове — соответствующий размах, и у Майло есть возможность впечатать свои инициалы в бинарную энциклопедию под номером один. Лишь слабый червь сомнений грызет парня — выбирая большое дело, он вынужден расстаться с малым. Карьера обесценивает дружбу, и теперь давний приятель становится конкурентом. Грустить, впрочем, нет времени — запуск новой сверхумной мультиспутниковой программы не за горами, и во имя него не жаль ночей за рабочим монитором.

РЕАЛЬНОСТЬ

Криминально-компьютерная драма с нотками триллера и щепоткой боевика в минимальной степени все-таки базируется на некогда крутых «Хакерах». Та картина зажгла звезду Анджелины Джоли, и кроме того, подсказала направление, по которому двигаться попсовому кино на кибертематику. Однако считать «Антитраст» идейном продолжением не совсем верно, так как структурой сюжета он тяготеет к «Адвокату дьявола» и «Шоу Трумана». Совершенно разные по духу, идее, масштабу и структуре фильмы объединены центральной фигурой обаятельного везунчика, который в один неприятный момент понимает обманчивость жизни и лицемерность окружения. Выдающиеся способности, к великому сожалению, не спасают от потрясений и неприятных сюрпризов. Не жизнь, а запущенный в безостановочном режиме ленточный конвейер несет Майло навстречу горькому осознанию уязвимости в грандиозном высокотехнологичном раскладе. Лишний шаг влево, ненужный поворот вправо ведут к непредсказуемым последствиям, принимать которые приходится с заведомым опозданием. Как выясняется, вопрос доверия с большим отрывом опережает в значимости грядущие миллионные гонорары.

Опьянение

Легко сказать: «Не доверяй никому». Блуждая подобно слепому котенку от одного вероятного союзника к другому, Майло неизбежно обнаруживает себя в углу. Большой бизнес не терпит сантиментов, выживает в нем сильнейший — но что если уникум, сыгранный Райаном Филиппом, тяготится ролью звезды? Скопировавший создателя Microsoft Тим Роббинс декларирует ценности современного общества, в котором жизни различаются лишь величиной денежного эквивалента. Господства монополий подчинили себе множества правил, без которых не могут обходиться люди, и каждый вступающий в круг избранных — господин для тех, кто ниже, и одновременно раб того, кто выше. Власть опьяняет и лишает контроля, но ее основной недостаток в том, что подходит она не всем и не для каждого. Скупой на эмоции Майло — на удивление эффективная попытка изобразить стереотипного сопротивленца могущественной системе. По-хорошему, свою благородную голову юноша должен был сложить сразу же после снятия розовых очков, но из Филиппа получилось и какое-то подобие экшн-героя. В его случае все работает по самому безупречному плану. А как иначе, ведь он же везунчик!

ПОХМЕЛЬЕ

То ли сказалась специфика темы, то ли именам исполнителей не хватило звучности, но «Антитраст» не сорвал всех покровов, хотя это было в его возможностях. Достаточно правдивая картина проржавевших ценностей цифрового века могла стать наглядным пособием под названием «Как не верить людям». Вместо этого создателям приходится довольствоваться статусом продолжения «Хакеров», который по чьему-то недогляду определил судьбу фильма. Странно, что накрепко связав свою жизнь с компьютером, людям в основной массе совершенно не интересен механизм устройства, от которого они настолько зависимы. Неслучайно персонаж Филиппа показан этаким альтруистом, готовым сутками пахать «за идею». В такое действительно поверить непросто, ведь креативный голод не имеет общего с голодом физиологическим. Точно так же крутая бизнес-модель создается с вполне прозаическими целями, а не ради «знания, открытого для всех». Изобретательный коллектив «антимонополистов» достойно справился со своей задачей, и не их это вина, что многим по-прежнему хорошо в мире грез. И осуждать за такую позицию, если уж по-честному, не представляется возможным. У каждого своя правда и похмелье от разрушенных надежд.

21 июня 2017 | 09:21

Телевизор я практически не включаю, а уж если включил, то из всех телевизионных каналов предпочитаю именно Animal Planet, ибо наблюдать возню бабуинов в саванне гораздо увлекательней и не так противно, как возню тех же бабуинов в государственной Думе или их ужимки на передаче гиены-Малахова. К тому же я просто люблю животных и природу, в детстве любимыми передачами были «Подводная одиссея Кусто» и «В мире животных». Поэтому «Историю олененка» я начал смотреть не без интереса, предвкушая хороший документальный фильм про жизнь красивых и благородных северных животных.

К сожалению, режиссер Триш Митчелл, сценаристка довольно популярного документального сериала «Дикая природа России», видимо, получила заказ от американского аналога передачи «Спокойной ночи, малыши», иначе чем еще можно объяснить, что фильм оказался для детей не старше 3-х лет, знакомящихся с миром дикой природы?

Но даже для малышей, по-моему, важна правда. Точнее, сказка отдельно, информация — отдельно. Любой документальный фильм — прежде всего, носитель информации. Сказочные олени есть в историях про олененка Рудольфа, «Холодном сердце», «Снежной королеве» и т. д. И там антропоморфные животные обусловлены правилами игры, которую ведут с юным (и не очень) зрителем рассказчики и могут действовать наравне с прочими героями. Зачем в «Историю олененка», хорошо снятую, запечатлевшую прекрасных животных в естественной среде, вполне могущую стать отличным познавательным и увлекательным фильмом превратили в идиотский балаган, делая всех оленей (не сказочных, а реальных!) — слугами Санта-Клауса, которые именно по желанию бородатого старпера и орды алчных детей, жаждущих рождественских подарков, преодолевают тысячи миль ледяной пустыни, гибнут, сражаются с холодом, голодом, хищниками и злыми ветрами…

Меня это просто взбесило. Что это за лицемерная паточная ложь, превращающая сильных животных и их борьбу за жизнь в слезливую новогоднюю гирлянду, настоящую не больше, чем ватный снег под елкой? Что это за подлое «информирование» детей? Что это за наука, с детства заставляющая ребенка считать себя венцом всего созданного? Именно так и закладывается потребительское отношение к животным! Именно так природа становится развлечением и шоу, превращаясь в цирк, где затурканные животные выполняют трюки на потеху попкорножующих жирных сопляков.

Нет, я совсем не против сюжетов в документальных фильмах о животных. Сюжеты есть в каждой серии замечательного цикла ВВС «Прогулки с динозаврами» и его продолжениях. Сюжет и даже довольно сентиментальный, понятный и детям, и взрослым, есть в «Медведе» Анно и в той же «Одиссее Кусто». Но сюжеты не превращают эти фильмы в глупые неправдоподобные угодливые сказочки, а раскрывают красоту дикой природы, учат любить и беречь ее, восхищаться ею, уважать ее. После «Истории олененка» уважать этих рабов Санты как-то совсем не хочется.

И еще фильм напирает на абсолютно человеческое — «будь собой», «поверь в свои силы и у тебя все получится!», «действуй», «слушай свое сердце!» Это прекрасно, но… при чем тут олени? И как бы олень не верил в себя, никогда крохотный слабенький олененок не станет ни с того ни с сего вожаком стада, которое он поведет в урочный час к Санте! Это ложь. И очень некрасивая. И использовать для этой лжи животных, которым плевать и на Санту и на детей — некрасиво. Лгущий детям — лицемер вдвойне.

Возможно, авторам не давали спать спокойно лавры «Бэмби». Но «Бэмби» — это добрая сказка и таковой остается. Она учит добру, заставляет детей ассоциировать себя с олененком, помогает разобраться в мире, понять, что хорошо, что плохо. Отсюда можно почерпнуть только то, что олень — слуга Санты и готов в лепешку расшибиться, лишь бы доставить детям подарки. Вот не спит и не ест, только и думает о Санте да о детях!

Что касается картинки, то она весьма интересна. Олени живут своей жизнью, оператор фиксирует на пленку разные моменты оленьего существования — от рождения и первых шагов по снегу — до драк за место вожака, спаривания и гибели в волчьих пастях. И если бы не откровенно идиотский закадровый текст, умильно несущий чушь, был бы добротный документальный фильм, интересный даже детям, которые вряд ли увидят оленей в ближайшем парке (если они, конечно, не чукчи).

Если вам интересны документальные фильмы и животные, а также олени — в частности — выберите другой фильм. Если вы хотите показать своему карапузу, как живут эти звери — выберите другой фильм. Если вы хотите посмотреть красивые кадры дикой северной природы, снабженные тупейшим закадровым текстом — выберите этот фильм. Кстати, когда я услышал, что оленей в пути сопровождают русские церковные песнопения, я чуть не помер со смеху. Митчелл, видимо, уже тогда интересовалась Россией, только использовала свои знания как бабка вертолет — рассаду в нем посадила.

Надеюсь, в следующий раз канал про животных расскажет мне про настоящих животных, и не сделает моржа повелителем стихий, а гуся — президентом страны — под церковную музыку.

4 из 10

20 июня 2017 | 21:45

В мире бы стало еще больше несправедливости, пройди Финчер мимо бестселлера Стига Ларссона. Многостраничная история женской ненависти к нетерпящим мужчинам идеально подходила наследнику перфекциониста-экстремала Жан-Пьера Мельвиля. Как и французский властитель детективных дум, Дэвид нутром ощущает тягучую бессмысленность жизни по распорядку. В отличие от сомнамбулического существования, подчиненного смертельной гонке с монструозным противником ради жалкого приза и туманных перспектив. Водруженное в событийное ядро дело, которым с одинаковой увлекательностью может быть преступление века и расследование сорокалетней выдержки, подчиняет себе задействованных исполнителей. Извлекает потайные страхи, застарелые комплексы и, как апофеоз, сталкивает с паскудной действительностью, от которой ноги беглецов сами уносят. «Это безумие, чертово безумие» — чуть не деря волосы, восклицает оплеванный журналист, ухвативший шанс взять реванш у обидчика на суде и циничных обстоятельств. Микаэль Блумквист еще не знает, какую извращенно-привлекательную форму способно принять умопомешательство, и какие секреты анорексичной хозяйки выдаст наколотый дракон.

В разумно выгороженном от сомнительных трендов микрокосме Финчера поднятая шведским детективом проблематика ранее была успешно апробирована. «Девушка» логически развивает визионерские ходы «Семи», «Бойцовского клуба» и «Зодиака», превознося безоговорочное господство стиля. Выходец из Колорадо вновь бросает вызов бездушной системе ценностей, в которой и серия убийств может считаться предметом гордости. По режиссерской традиции с обоснованием проблем нет: их обеспечит если не Данте, так книга Левит, а на вахту американских маньяков уже готовятся заступить скандинавские. Мытарства персонажей, вынужденных противостоять вольготно раскинувшемуся злу, привлекают внимание не к мотивации, а к природе создания. Для Финчера в порядке вещей, что распутывать страшные комбинации, зафиксированные протоколами, приходится нерешительному репортеру Блумквисту и безумной хакерше Лисбет. Кроме них и некому — в густо смазанном агрегате истеблишмента действуют нуарные законы Ланга, Хьюстона и Преминджера. О порядочности вспоминают лишь на смертном одре — если повезет. Другое дело — азарт расследования. Он интересен обеим сторонам, а благодаря безукоризненно выстроенному кадру гендерные различия стираются с той же легкостью, с какой по-разному трактуются поступки.

Одержимость режиссера к завлекающей мимикрии съемки создана не на пустом месте. Без оглядки на предыдущую экранизацию Финчер педантично следует тексту Ларссона, но расставляет акценты самостоятельно. Исключительно его заслугой является столь удачная рокировка обязанностей между лидером-мужчиной и исполнителем-женщиной. Движущиеся полфильма по параллельным дорогам судьбы Блумквиста и Лисбет сходятся в тот момент, когда каждый готов раскрыть душу партнеру. Дэвид обходится без напрашивающего взаимообогащения, предпочитая развивать отношения в русле рокового романтизма. Показательна сцена секса, в которой герою Крейга уготовано положение ведомого. Отказ сопротивляться подчеркивает необходимость принять чужие правила, если собственные доказали свою неэффективность. После такого поворота поиски начинают носить прикладной характер, на который не влияет и со смаком преподнесенная кульминация. Как и в предыдущих фильмах, Финчер увлекается игрой с уверенностью хозяина казино. Вожделение риска, удовольствие от чужого мандража и пика страстей подпитывает собственное существо, а психология жертвы оказывается в непосредственной близости от преступника, особенно когда становится известно о тяжелом детстве и нацистских идеалах. Все грешны и безумны, и после отправки грандиозного дела, неминуемо ощущение потери.

«Девушку с татуировкой дракона» от «Зодиака» и большинства нео-нуаров отличает горьковатое послевкусие законченности идеи. Заставив вникнуть в психологию персонажей и прочувствовать их непрекращающуюся рефлексию, режиссер не заигрывается. Напротив, образцовый монтаж помогает воспринимать фильм логичной историей, дающей возможность самостоятельно назначить всех виновных. Достаточно долгое кино на удивление динамично смотрится, а знаменитый финчеровский саспенс обозначается с признания старика-заказчика о неприглядных качествах своего семейства и заканчивается на финальных титрах. При этом картина отмечается зацикленностью на атмосферных изысках, а давящий психологизм и вовсе оказывает недобрую службу. Строгий шведский шарм в сочетании с черно-серой моралью не скрывает слегка чужеродного превращения Лисбет из дикой пантеры в одомашненную тигрицу. Безусловно, Финчер всего только следовал первоисточнику, но концовка вызывает ассоциацию с не озвученным параграфом на успешном сданном докладе.

При всей горделивости дракон остается мифическим существом. О его логике и даровитый постановщик может иметь лишь примерное представление. Впрочем, благодаря блестящему вхождению Руни Мары в сложный, готический образ, охотно признаешь за ее героиней право на любую непоследовательность. Совместными трудами фанатичного неофита режиссуры и способной молодой актрисы хакерское прозвище Оса обрело тонкий метафоричный смысл. Своим стальным жалом она пронзает тело тонущего в жиже предсказуемости общества и нагло бросает ему вызов. При этом очевидное желание извлечь из его недр самую ценную добычу приближает девушку с татуировкой дракона к более традиционному женскому типажу, и в этом ее главная трагедия. Гениальный интеллект тоже подчиняется законам, и установлены они извне. Если суждено им быть однажды разрушенными, то без возвращения за штурвал Дэвида Финчера обойтись едва ли получится.

17 июня 2017 | 15:51

Очередной «шедевр аниме» из 90х. Несет на себе печать этой декады — невыносимый, больной сериал Икухары, который очень любит свою рефлексию заворачивать в поток символов и абсурда. Причем так, что не понимаешь, где кончается символизм и начинается дурачество — СПГС провоцирует на отличненько.

Во многом он похож на Евангелион, но со стороны сёдзё. Утэна и Синдзи действительно великие персонажи японских мультфильмов с точки зрения завершенности и полноты своих образов, но вот истории, что с ними творятся… Синдзи переживал эдипов комплекс, онанируя на впавшую в кому шлюховатую подружку. Утэна отбивает суицидально настроенную «Невесту-розу» у агрессивных учащихся академии — каждый из них думает, что закроет дыру в душе, если победит на дуэли и убьет Анфи (Невесту). Лесбиянки, гомосексуалисты, серые мышки, золушки — все хотят, но имеет их только жизнь. Но всех опасней принц, однажды спасший нашу героиню от отчаяния, а теперь насилующий свою сестру.

Shoujo Kakumei Utena энциклопедия изнасилований, журнал записей с горячей линии самоубийц. При этом на треть он наполнен бестолковыми сериями в духе Ранмы, только почему-то не смешно (практически все серии с Нанами), на треть невыносимое жизнеописание молодой девушки со всеми вытекающими (арр, гребаные детишки) и имеет лишь несколько человеческих эпизодов.

В зачет шедевра же идет крик души автора, поток боли за слабый пол. Начиная с красивой сказки о благородной девочке, решившей стать принцем и защищать слабых, Икухара отправляет свою принцессу лишаться девственности в мотель, где глядя в потолок в важный момент своей жизни, она будет изобретать рецепт ужина из остатков в холодильнике. Сэнсей очень любит, надев красивое платьице, заплести косички, чтобы взять себя за них и биться мордой об стену до крови. Кто захочет добавки такого рода перфомансов, идите в Пингвиний барабан — попробуйте рассмотреть там аллюзии на зариновую атаку в Токио. Или пробиться через Лилейную бурю с ее кровожадными медведями. Я же, отдавая должное, постараюсь все его три сериала забыть как страшный сон.

P.S. Хотя кто такой этот Ханно, чтобы судить творца, которому и по сей день дают деньги на такие сериалы. И которого так любят гайдзинские критики и простые фанаты аниме.

17 июня 2017 | 00:11

Место встречи — заурядное кабаре, каких десятки в американском захолустье. Публика сомнительная, обслуга жуликоватая, концертная программа — отнюдь не бродвейская, но с этого заведения берет свое начало тандем гениального режиссера и выдающегося композитора. Для Дэвида Линча его верный Анджело Бадаламенти — не половина успеха, но солидная часть очарования «Синего бархата», «Твин Пикса» и «Диких сердцем». Музыка укрепила индивидуальность авангардных постановок, стала терпеливой спутницей петляющих по заковыристым режиссерским аллеям персонажей. Без роскошных партитур не было бы ни магии порочной любви, ни безмятежности перед ирреальным путешествием, ни обжигающей страсти. Творческий союз не заключался на небесах, но создал собственный рай внутри промышленного каземата, куда нет пути ангелам. Их крылья окутаны огнем, а слезы летят искрами — смерть неизбежна, но один чудом выжил. Для того чтобы заставить почувствовать боль, протереть глаза и забыться в мире снов. Джули Круз. Это ее тихий, мягкий, сказочно-нежный вокал позволяет вглядеться в каждый осколок разбитой женской мечты.

В раю Линча — Бадаламенти не сияет солнце, и не распускаются цветы. Творится насилие, льется кровь, полыхают пожары, а девушка исполняет свой последний танец. Многоголосьем разносится скупое «прощай», отправленное в телефонную трубку, и на темных подмостках загорается огонек. Более неподходящей обстановки для наслаждения искусством как будто не сыскать, но, окунувшись в гостеприимное озеро чарующего вокала, поневоле веришь в превосходство человеческого над механическим. Сюрреалистическое содержимое то ли активного сна, то ли предсмертных видений приглушает разочарование, притупляет боль потери и провоцирует осознание технократического ужаса, в котором люди увязли, точно в гнилой трясине. Все действо подчинено могущественному механизму, и ангел становится подобен марионеточной кукле, опускаясь по веревке. Из такого рая отчаянно хочется бежать, не разбирая дороги, но успокаивающее пение сохраняет лоскуток надежды, что окончание грез будет все же счастливым. В конце концов, обезлюдевшее место можно заселить, а разрушенное — восстановить. Знакомый по «Твин Пиксу» карлик, усердно орудующий ножовкой, вселяет веру.

Являясь идейным продолжателем и одновременно ниспровергателем «Диких сердцем», музыкальное творение выворачивает наизнанку идеализированные представления о любви, что оригинальным образом только подогревает к ней интерес. Написав слова к композициям, исполняемым Джули Круз, Линч охотно поиронизировал над святостью романтичных клятв, которые обычно мало весят после ударов жестокой жизни. Настоящая любовь по версии режиссера сочится кровью, толкает на безумства, наподобие проникновения в машину через заднее стекло, но остается при этом самым будоражащим чувством. Для Линча идиома «убийственная красота» отнюдь не эфемерная игра слов, а вполне натуральное изображение на импровизированной сцене. Сложно остаться равнодушным при виде извивающейся в чувственном танце девушки, на которой лишь открывающее восхитительные ноги платье, а рядом — очевидная угроза жизни. Пригодный больше для слащавых дамских романов «последний миг» в сферической киноленте растягивается на добрых полчаса, в течение которых доведется поволноваться, погрустить и улыбнуться. И все это с возбуждающе-лукавым музыкальным сопровождением. С таким и приближение смерти покажется восстанием ангелов, заново учащихся летать.

Переплетая характерные особенности своих картин, Линч собирает их в неповторимое целое, что приближает выдающийся этап творчества к логическому завершению. Огромный авангардистский пласт годен к изучению, пониманию и обдумыванию в любое время. Адепт сюрреализма постарался, чтобы грань между естественным и выдуманным в его произведениях просматривалась как можно менее четко. В раю с поющим белокурым экскурсоводом гармонично соседствуют ужасы и сатира, мистика и мелодрама. Немыслимое жанровое смузи в инструментальном стакане с соломинкой Джули Круз имеет особый терпко-сладкий вкус, который совсем не похож ни на букет вина, ни на горечь бурбона. Его хочется смаковать и попутно изумляться безграничности человеческой фантазии. Этот предел Линч не искал ни в 90-м, ни сейчас. Мастер метафор и пугающего великолепия был рожден экспериментировать. Как и любой человек, он боялся ошибиться, но всегда верил в здравый смысл, который и на рукотворных небесах не утратил силы. Как и раскованная импровизация всех причастных к индустриальному волшебству, прикоснуться к которому захочется еще не единожды.

15 июня 2017 | 15:56

В «Чудо-женщине» неординарным образом сталкивается античный эпос и Первая Мировая, но ни к тому ни к другому не стоит подходить с буквоедской точки зрения. Всё-таки любой комикс — это вселенная либо чистого вымысла, либо полувымысла. Если вы запишите в уме этот факт, то не станете обращать внимание на то, что история создания Вселенной в фильме не имеет ничего общего с древнегреческой, а также на то, что описываемых в нём событий в 1918-м году не было. Главное — ни эллинская мифология, ни 20-й век здесь не выглядят, как карикатурный комикс. Стилистика миров и достоверность общения их персонажей сохранены. Античный эпос с амазонками похож на какое-нибудь качественное античное фэнтези, да и в Первую Мировую веришь абсолютно, просто представляя, что авторы открыли нам некую её неизвестную главу. Единственной комикс-персоной здесь является та, кому и положено ею быть — Чудо-женщина (Галь Гадот), совершающая путешествие из одного мира в другой.

Её детство проходит на Темискире — раю подобном острове, населяемом одними амазонками. И вначале она ни какой не супергерой, а Диана — обычное дитя, дочь царицы амазонок Ипполиты. Однажды царица рассказывает дочери историю создания мира. Когда-то в нём правили Боги, главным из которых был Зевс. Зевс создал людей счастливыми и беззаботными, но его сын Арес, бог войны, поселил в их душах скверну, после чего уничтожил всех остальных Богов. Пал в битве с ним и сам Зевс, но перед этим нанеся Аресу настолько мощный удар, что Арес был вынужден надолго удалиться. Однако все амазонки знают, что рано или поздно он вернётся, чтобы закончить дело — уничтожить человечество. И единственная, кто может его остановить — это избранная, конечно же, наша Диана, которая на момент взросления лишь начинает осознавать свою истинную силу и истинное предназначение.

Ускоряет процесс понимания один аномальный эпизод — видимо, через дыру в пространстве-времени в мир амазонок попадает терпящий бедствие самолёт. Главная героиня вытаскивает из воды лётчика, им оказывается британский шпион Стив Трэвор (Крис Пэйн). А когда после целой череды событий она сбегает с ним, чтобы остановить Первую Мировую, т. е. остановить Ареса, в фильме появляется огромный ляп. Их в «Чудо-женщине» не так много, но они есть. Ибо в Лондон 1918-го герои попадают не обратно через дыру в пространстве-времени, как логично стоило предположить, а просто… доплывают! Под парусом.

Зато в ленте присутствует хотя бы попытка создать свою внятную философскую или духовную, если хотите, концепцию. В отличие от большинства современных комиксов, типа тех же «Мстителей», где есть примитивнейшее противостояние добра и зла, вернее, комического добра и комического зла. …Гай Ричи называл его Мистером Голдом, Аль Пачино говорил, что у него «так много имён», а в фильме Он именуется Аресом. Это он склоняет людей к всему низменному, порочному, агрессивному. «Чудо-женщина» с чудо-мечом и чудо-щитом архангелом является в наш мир, чтобы повергнуть Его, наивно полагая, что убив персонифицированное даже в Нём зло, она автоматически уничтожит зло и во всех людях. К врагам из рода человеческого, т. е. немцам, она относится не как к злодеям, а как к «поражённым Аресом». То есть зло — это болезнь, вирус, проникший в нас через античного змея-искусителя.

Сочетание святой простоты и бесспорной красоты и делает Чудо-женщину такой привлекательной. Особенно здорово это проявляется в тех моментах, где фильм превращается в кино о путешествиях во времени. Первое явление Дианы в Лондон начала 20-го века полно юмористических и просто очаровательных моментов. Крис Пэйн называет её самой красивой девушкой в мире и он, чёрт возьми, не далёк от истины. А когда Галь Гадот скидывает тесные пуританские наряды и обнажает всё то, что её супергеройский костюм позволяет обнажить, ты видишь, что в ней и сексапильности с лихвой. И пусть играет она временами как получится, но если актёрский талант — это дар Богов, то красота — это тоже дар Богов. Так почему же одним даром не заменить другой? В театре этого не сделаешь, но в кино при должной хитрости режиссёра получалось и не раз.

Упомянутое в начале столкновение казалось бы несовместимых миров в фильме реализовано очень органично. Пусть не настолько, как в том же «Торе», где действие и вовсе перенесено в наши дни, но зато намного интереснее. И уж всяко приятнее смотреть на жгучую израильскую супермодель, чем на твердолобого скандинавского качка. Кстати, для мира комиксов такая эклектика абсолютно естественна. Персонаж Чудо-женщины появился в 1941-м — в разгар Второй Мировой, и тогда она вместе с Бэтменом и Суперменом сражалась с нацизмом. По сути ведь комиксы — этот тот же самый эпос, только века двадцатого.

Очень интересно, что создателем комикса о женщине является знаменитый американский психолог Уильям М. Мартсон, изобретатель детектора лжи. Страсть писателя к этому делу не могла не отразится и на персонаже. Одна из самых интересных находок — это оружие Чудо-женщины под названием «Лассо правды». Одновременно Мартсон является и теоретиком феминизма, а Чудо-женщина именно что считается первым феминистическим супергероем. Не избавился от шлейфа и сам фильм, тем более, что его режиссёр Пэтти Дженкинс — женщина. Но я какого-то особого феминизма не заметил, за исключением разве что сцены обсуждения перемирия, где героиня Гадот врывается на военный совет, что по меркам 1918-го года было совершенно немыслимо. В остальном же никакой борьбой за равноправие здесь не пахнет и это хорошо.

Помимо излишней порой наивности и логических ляпов к относительным недостаткам можно отнести отсутствие впечатляющих, а вернее новых спецэффектов. Нет «Женщина» сделана на совесть, но очень похожий CGI, очень похожее слоу-мо мы видели уже многажды, и сказать «Уах!» фильм заставил лишь один раз: в той сцене, где Диана ныряет с отвесной скалы прямо в океан, чтобы спасти лётчика. Камера как бы ныряет вслед за ней, и на три секунды ты ощущаешь это непередаваемое чувство полёта.

Порадовал женский актёрский состав. Помимо Гадот здесь, например, одна из самых красивых актрис мирового кино 90-х Конни Нильсен, даже в свои чуть за 50 сохраняющая стать золотого века Голливуда. Здесь и одна из самых красивых и просто лучших актрис нулевых-десятых Елена Анайя, играющая несвойственную для себя роль создательницы смертоносного газа с изуродованным лицом. Однако по-актёрски это, вероятно, было для неё интересно. Кстати, именно Дженкинс является автором одного из самых известных перевоплощений красавицы в чудовище — это она сделала из ослепительной Шарлиз Тэрон «Монстра». Той самой Тэрон, что прославилась «Адвокатом дьявола», где она играла как раз вместе с Конни Нильсен.

8 из 10

15 июня 2017 | 11:28

В 30-40-х про мумию был снят ряд классических фильмов, тема себя изжила, и уже в 50-х сама «Юниверсал» выпустила пародию с Эбботом и Кастелло, посмеявшись над нажитыми к тому времени штампами. Конечно, про мумию не забыли — она продолжала появляться в разнокалиберных фильмах — то вторым планом, то первым, но — в фильмах сомнительной репутации, вроде мексиканских «Женщин-рестлеров против мумии ацтеков» (1964), испанской «Мести мумии», американской «Легенды мумии» (1998) и прочих «восстаний», «воскрешений», «возвращений», «проклятий», «мстей», нужных зрителю не больше, чем опоссуму — кроссовки.

Наконец, в 1999 Соммерс снял «Мумию», из-за которой, собственно, сейчас бедняга Круз разбивается в самолетах и бегает по моргу с голой пиписькой. Постмодернистский фильм, переосмысливающий не без юмора историю мумии, собрал ошеломительные деньги, а иссохшийся фараон оказался все еще интересен зрителям. Отворачиваться от прибыльного монстра, как и от других монстров, студия, породившая столь масштабную долгоиграющую франшизу, конечно, не могла. И много лет регулярно пыталась перезапустить то «Дракулу», то «Франкенштейна», то «Человека-волка» и каждый раз с большими для себя финансовыми потерями.

Новая «Мумия» — классический пример неправильного расходования ресурсов и неумения распорядиться прекрасной историей. К этому добавляется еще страх студии не понравиться зрителю и явная недооценка зрительского интеллекта. От страха не понравиться студия пихает в фильм звезд и ворох штампов, которые вроде как бы должны сработать, потому что… ну, работали же в прошлых фильмах! А от недооценки зрительского интеллекта надеется, что и так прокатит — лишь бы бахало, падало, вертелось и бегало. Спецэффекты вытянут! Блокбастер же! Но никто не отнимал даже у тупеньких блокбастров необходимость в какой-никакой внятной истории, харизматичном герое, увлекательных приключениях. Надо, чтобы фильм нужно было зачем-то смотреть!

Зачем смотреть «Мумию»? Чем она может обойти «Мумию» Соммерса? А ведь знали же, что будут сравнивать! Не могли не знать! Увы, сравнения явно не в пользу творения Куртцмана. Да что там, сравнения даже с недорогой постановкой Малкэя «Мумия-принц Египта» эта лента не выдерживает. Хотя бы потому, что и Соммерс и Малкэй — талантливые фанаты своего дела, мастера, выжимающие максимум из предложенного сценария. Куртцман на режиссерскую проверку — бухгалтер. Скромный учетчик, китайский труженик на конвейере пластмассовых игрушек. Эта деталь к этой детали. Клеем — кап. Эта — к этой. Кап. Следующая.

Попытка соединить несколько историй, заложив фундамент для фильмов о Джекилле и Хайде, дальнейших похождений мумии, Дракулы и человека-волка, пасхалки от которых мелькали в ленте, провалилась. Даже одну единственную историю про мумию авторы не смогли вытащить на нужный уровень. История распадается на отдельные эпизоды, напоминает игру-бродилку: от пункта а в пункт б, упс, забыли артефакт в пункте а. Возвращаемся в пункт а. Сражение с вылезшим из ниоткуда монстром. Дальше.

Кто-то скажет: в этом и есть суть приключенческих блокбастеров. Но Индиана Джонс, Алан Грант, Алан Пэрриш и др. с вами не согласятся. История должна цеплять. В ней должна быть своя логика, своя правда. А уж для героя приключенческой ленты просто жизненно необходимо быть интересным и привлекательным (не только физически!). В фильме Куртцмана на корню отсутствует атмосфера и дух приключений. Он предсказуем и невыразителен. Слишком явные клише не дают проникаться историей, поскольку никаких сюжетных твистов для человека, посмотревшего в жизни хоть один блокбастер, здесь не предусмотрено. Фантастико-историческая подоплека, как и мир, в котором герои действуют, плохо продуманы и отвратительно детализированы, и несколько хорошо смотрящихся в кинотеатре сцен не спасают положения.

Зачем все это смотреть? Ведь есть отличная «Мумия» Соммерса — увлекательная, яркая, красочная, откровенно шутливая, но при этом максимально неглупая, с отличными героями, верящими в свой мир. Зачем провальный и непрописанный друг главного героя, если эта тема была с куда большим юмором раскрыта в «Американском оборотне в Лондоне»? Даже диснеевский «Особняк с привидениями», совсем детский, показал погони от мертвяков не хуже и страшнее. Зачем тут Круз, играющий очередную вариацию Ханта, только совершенно картонную. Зачем этот Индиана для бедных, натужно шутящий и вызывающий с самого начала лишь пренебрежение? Потому что герой его — сперва — безответственный кретин, подставляющий друзей и женщин, враль и вор, не интересующийся ничем, кроме наживы. А затем — марионетка в руках демонической мумии, мешок для битья, кроме того, практически бессмертный. А бессмертные герои не вызывают сочувствия, если не страдают как Ламберт и не несут в себе харизмы сэра Коннери. Герой не действует. Герой бродит.

Любовная линия настолько нелепа и безыскусна, что не сделала бы чести и детскому утреннику. Между Крузом и блондинкой, имя которой мне неохота даже узнавать — не то, что химии нет, даже диалогов человеческих не прописали. Жирный Рассел Кроу, может и мог бы спасти положение, если б его герой не был настолько грубо притянут за уши к истории, в которой ему абсолютно нет места. Подобные топорные попытки делались и раньше. Тот же Соммерс пытался замесить солянку из монстров в «Ван Хельсинге», таком же унылом, а Норрингтон — в «Лиге выдающихся джентльменов» — неплохой, но по понятным причинам сумбурной каше. Потому что нельзя замешивать кисель с огурцами просто так — на то нужны веские причины. Либо просто смелость идиота, чтоб замесить угарный трэш. В данном случае ничем ничего не оправдали, а на трэш не хватило смелости.

Единственное чудо — София Бутелла. Она прекрасно вписалась в мир мумии и могла бы гораздо больше, чем позволил ей сценарий. Красива, гибка, талантлива. И навешивает плюх и Крузу, и его блондинке, поскольку справедливо опрокидывает внимание на себя. Кроме того, пустотелый Круз, который тут настоящая мумия (только без портянок), не вызывает никакого сочувствия, а вот злодейство Аманет настолько коряво прописано, что она оказывается чуть ли не положительным персонажем, единственным, к кому испытываешь какие-то чувства.

Кроме того, фильм снабжен пафосной, скучной и ужасно затянутой концовкой с таким топорным заделом на сиквел, что его уже явно не будет. Фильм провалился — он не смог использовать правило золотого сечения, по которому в блокбастере должно быть и немного штампов, и простая, но знакомая зрителям история, и люди, с которыми можно себя ассоциировать, и логика, и пусть черно-белое «добро-зло», но чтобы оно было действенным, и приятная глазу картинка, и авторское лицо. Абсолютно пластмассовое кино, лишенное искры, жизни и радости узнавания — с прекрасной Бутеллой, не использованной и на треть своих возможностей, собранное из вереницы штампов и не нужных пасхалок, которое должно очень скоро утонуть как в прокате, так и в истории кино.

6 из 10

13 июня 2017 | 14:54

Столб огня вздымается от шумящего моря до застланных пеплом небес. Охваченные яростью противники не видят себя, не помнят прошлого, забыли о мирной жизни, одержимы желанием уничтожить, сокрушить, покорить. Это — война, самое очевидное ее изображение. Но есть и другое — тихое, задумчивое, многозначительное. Для понимания оно не требует копания в планах полководцев. Лучше отдаться по-восточному пронзительной музыке, восславившей дуэль британского солдата и самурая. На острове Ява, в японском лагере для военнопленных развернулась битва, наградой за победу в которой становится признание: «Мы все не правы». Взявший в руки оружие и окропивший цветущую землю кровью воин привык руководствоваться кодексом чести или бусидо. Но прочитав в таких же смелых глазах желание познать чужой характер, уважение к справедливому противнику, такой боец — уже не деталь страшной военной машины, а яркая и волевая личность. О таких людях слагают легенды, на их примере воспитывают детей, по их поступкам изучают страны. О таких снял свое последнее большое кино Нагиса Осима.

К теме войны и тяжести ее последствий японский режиссер за долгую карьеру обращался неоднократно. Тонкий дипломат и сильный психолог — он редко клеймил кого-то безапелляционными обвинениями, признавая естественную уязвимость разума. Война — безусловное зло, но она же открывает возможность почувствовать своего врага, как самого себя. За армейскими порядками, шумом зычных приказов и бесстрастным подсчетом убитых практически утрачивается дух воина — полузабытый средневековый идеал, о котором чаще можно прочесть лишь в старых книгах да чьих-нибудь мемуарах. Это сакральный образ, которому соответствуют два обитателя лагеря: английский пленный Джек Селльерс и японский комендант Йоннои. Непокорный бунтарь по прозвищу «Бесшабашный» и ревностный блюститель самурайского этикета не могли не схлестнуться, но вместо беспощадного сражения или проявления хозяйской воли над жертвой случается совсем другое. Осима четко разделяет блуждания в сомнениях и склонность к самоанализу, заставляя учиться прощать. Как бы ни было тяжело или неприятно. Перед ротой подчиненных или лицом смерти, но это необходимое искусство. Противника простить — очень сложно, но самого себя, за совершенные ошибки — еще сложнее. Однако лишь в этом случае можно ощутить себя правым не по букве кодекса, а по одобрению собственных инстинктов, прошедших закалку и очищение.

В понимании Осимы безжалостность идет рука об руку с безупречностью. Два стержневых качества прирожденного воина подвергаются испытаниям значительно чаще, чем можно было бы предположить, находясь за линией фронта. Будучи сильным лидером и талантливым командиром, капитан Йоннои неожиданно наталкивается на безвестного, как он считает, британца, который словно бы в издевку не желает слыть трусом. По философии самурая, сдавшийся в плен противник заслуживает только презрения, но в представлении европейца капитуляция — отнюдь не синоним несмываемого позора. Особенно, если находясь в неволе проявить себя мудрым и дружелюбным человеком, как старый однополчанин Джека — мистер Лоуренс. Единственный английский пленник, владеющий японским языком, он — связующая нить между противоборствующими нациями, схлестнувшимися на клочке суши, и неспособными уважать друг друга. А насколько это полезно и нужно, легко понять по поведению Йоннои. Комендант то в ужасе спрашивает Селльерса, не злой ли он дух, то пытается сломить его волю приказом обходиться без воды и питья двое суток. «Наградой» японскому капитану за неразумность выступает лицо Бесшабашного Джека, самоуверенно жующего сорванные цветы. Не всегда сила оказывается верным средством, и уж точно не всегда терпение приравнивается к слабости.

По сравнению с красочной выразительностью «имперской» дилогии, картина отличается скромностью исполнения, под стать самурайской сдержанности. Осиме было крайне важно не обмануться в исполнителях, и, следуя интуиции, он доверил сложные роли выдающимся музыкантам, в чьих образах накрепко отпечаталась национальная узнаваемость, дополненная внешним колоритом. Закопанная по самую шею во всех смыслах светлая голова Дэвида Боуи — самое грустное и одновременно сильное воспоминание о картине. Столько мыслей проносилось в голове его персонажа, а было и всеобъемлющее чувство — искупленный годами войны и месяцами заточения стыд перед когда-то преданным младшим братом. Страшное дело: Джеку потребовалось шокировать надменного японского командира, чтобы суметь простить самого себя. А о значимости Рюити Сакамото в этой киноленте лучше всего скажет ошарашенное лицо Йоннои в момент крепких неприятельских объятий. Видит Будда: красноречивее передать глубину потрясения несгибаемостью воли — попросту невозможно. Нет сомнений, написанная Сакамото музыка к фильму выражает среди прочего и личное признание мужества, которое как духовная сущность не имеет страны происхождения.

Какой бы жестокой и бесчеловечной ни являлась война, у нее должен быть конец, и не обязательно счастливый. В то же самое время у великолепного кинофильма только оптимистичное послевкусие. Сыновья своих стран, японцы и британцы, сошлись при трагических обстоятельствах, в их отношениях было немного человеческого, но пройдя сложный извилистый путь, они многое поняли и осмыслили. Не войною единой, есть и мирная жизнь, в которой существуют праздники. Есть разница в пожелании «Счастливого рождества», когда оно сказано с насмешкой, пьяным в доску японским сержантом, или им же — совершенно трезвым, освоившим чужой язык, и теперь добавляющим слово «мистер» к имени. Неизбежно наступает пора перестать делить всех на правых и виноватых — в свою гуманистическую и высокохудожественную картину Нагиса Осима вложил именно эту идею. Предубеждение — зло для всех и каждого, и только отринув, пробившись сквозь его толщу, можно ощутить настоящую мудрость. В ней состоит оправдание победы, и во имя этого великого осознания страшиться смерти не нужно.

13 июня 2017 | 10:16

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...



Друзья по интересам (295)
они ставят похожие оценки фильмам

имя близость

Антоха Божина

77.8585% (42)

Зайцев Борис

75.9455% (42)

Julex

74.0214% (48)

Rene Cercle

73.9446% (42)

Miss_Foxa

71.6638% (43)

Banksy_Banksy

69.7693% (48)

Rubick

67.0213% (48)

XpoNu4

66.0677% (81)

mayday1912

64.0853% (56)

wedens

63.8835% (55)

danildaken

63.6278% (54)

ivan-assassin

63.592% (74)

kinokritik izkirov

63.5096% (53)

FQster

63.1871% (88)

Konstantin-

62.5498% (69)

o_zhyk

62.4025% (137)

saskvoch

62.3955% (56)

khudasova

62.3653% (65)

Riko Wins

62.2265% (56)

kisslava

62.0822% (59)

Julie Tolkien

61.6497% (64)

Great777

61.459% (60)

Suini

61.082% (70)

jferses

60.909% (74)

Grakov Vladimir

60.7838% (66)

kuxov18

60.4868% (72)

marusay

60.4448% (64)

GenialDarkKoT

60.3912% (61)

smalints92

60.3613% (61)

plat1num

60.3393% (83)