всё о любом фильме:

zinusoida > Друзья

 

Друзья в цифрах
всего друзей11
в друзьях у10
рецензии друзей2221
записи в блогах-
Друзья (11):

В друзьях у (10):

Лента друзей

Оценки друзей

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Взрослые появляются в этом фильме мельком, а по-настоящему активны только подростки, детдомовский коллектив, перемалывающий волю заключённых в нём ребят, подчиняя их насилию, являющемуся основой внутреннего порядка, диктуемого правом силы, отрицающем иные виды достоинств, спотыкаясь о непокорного мальчика Трушу, безнадёжно убеждённого в торжестве гуманизма, от чего его лечили, отправляя к психиатрическим врачам.

Гуманизм, как психическое расстройство — ёмкий образ этого короткого фильма, отражающего принципиальное устройство низкоорганизованных сообществ и происходящие в них столкновения дикости с интеллектуально-культурными ценностями, расходящимися с волей подавляющего большинства, где в тесном кругу представлена универсальная структура общества с его системным устройством, определяющем ролевое положение его членов, кто с ненавистью, а кто со страхом воспринимающих бунтующего человека, бессильного постоять за себя.

Симпатичный главный герой возникает в полушёпоте закадрового рассказчика, сопровождая грустным взглядом подранка весь путь от побега и до побега, которым он обязан блаженному лику Даниэля Шифрина, открывающего в нём святость мученика, логично приводящую режиссёра к выразительнейшей точке этой (чего добился оператор) красивой повести, одной фразой добавляя к отрезку остаток яркой жизни, безжалостной для хороших людей.

23 июня 2017 | 12:25

Всю жизнь сиротствовавший Джонатан, исподволь донимает своего отца-одиночку, расспрашивая кем и какой была его мать, видя, как болезнь съедает последние дни его жизни, а тот, пряча взгляд, уклоняется от объяснений, боясь нарушить равновесие своего сына, в благодарности, кажется, готового ради него на всё, считая себя обязанным исполнить сыновний долг, когда их ферму навещает незваный гость, принося с собой ответы на заждавшиеся их вопросы.

Режиссёр Петр Дж. Левандовски в авторском сценарии использует обычный композиционный формат запоздалого раскрытия тайн прошлого, предъявляя конфликты отдельных людей и поколений, четко и конкретно обозначив линии обострений между разного рода близкими людьми, создавая многоплановое смешение перипетий любви на коротких и длинных отрезках времени, отпущенных Джонатану и его отцу на то, чтобы понять давно случившееся, простить за сделанное теперь и принять верное для себя решение.

Чахлый, исстрадавшийся персонаж Андре Хеннике, что бы актёр ни делал, не может занять доминирующее место, прочно удерживаемое невообразимо ярким Яннисом Нивёнером, наделённым удивительным чутьём в сочетании с волевым самоконтролем, позволяющим ему перетекать в любые психо-физические состояния, приковывая внимание к молодому человеку, пытающемуся разрешить внешние и внутренние противоречия их семейной истории, при том, что поздно открывшийся обман отца, без сомнения, является самым драматичным пунктом их отношений, вызывая ту сложнейшую борьбу, которая становится ключевой темой этой картины, излагающей ценностные представления режиссёра о дорогом и важном, что, создавая прочные узы, удерживает вместе людей.

Бесподобное обаяние Нивёнера снимает сопутствующий сюжету депрессив, успешно выводя его из-под гнёта разрушительных признаков иссякающих человеческих сил, вытесняя их силой неумолимого трагедийного позитива, как и заложенной в его роль созидательностью, определяющей естественный рост, развитие и совершенствование, подвергая сомнению сельское бытие Джонатана, а, может быть, и, намеренно, выделяя его связь с природными истоками, позволяющим деревенскому парню справляться с философскими обобщениями.

20 июня 2017 | 13:26

В большом улове среди гладких туш красивой рыбы попадается страшноватая на вид рыбёшка с бугорчатыми боками, которую удачливые рыбаки, растерзав, выбрасывают на прокорм оставшимся в море, спеша избавиться от неприятной находки. Участь жирной рыбы оказывается не лучше и она, отвергнутая хозяйкой, гниёт за порогом, отправляясь вслед за уродцем с утёса — в проносящуюся волну.

Внешне вполне сносный Кристиан сродни той нелепой рыбе, случайно оказавшейся в большом косяке, смешавшись с той, что ему не ровня, прибивающийся к мальку-Тору, не замечающему того, что не так с его дорогим дружком, согревающимся надеждой, что он не один в каменном сердце суровой северной бухты, где неуживчивые люди оттирают в сторону не таких, как они.

Заигравшихся подростков подталкивает интерес к новым отношениям, и, оказавшись в чужих объятиях, каждый из них раскрывается сам, открывая также другого, в удивлении от своего открытия, ставящего крест на прошлом, настоящем и будущем, не в силах пережить шокирующий ответ.

Из-под нахмуренных бровей скандинавских гор, отражённые водой небеса следят за детскими шалостями молодняка, взявшегося диктовать мораль своим родителям, ничего ещё не зная о границах и безграничности того, что происходит между людьми, в каждом новом испытании приближаясь к истине, вызывающей потрясение у близких друзей.

Зримая идея взволнованного режиссёра витает в круге хорошо знакомых эпизодов, освежённых эмоциональностью молодых исполнителей, загорающихся огнём багрового румянца, почувствовав нечто новое, из условий игры переходящее в реальность их собственных ощущений, что делает такие преображения актёров спасительным достоинством этой нервной картины, где, как в толще воды, разносится сдавленный крик несчастной рыбы, которой разбили голову пугливые рыбаки.

15 июня 2017 | 14:27

Этот фильм производит ощущение jam session, когда вместе и поодиночке славные парни создают визуальные и текстовые формы импровизационных художеств, комбинируя сольные вступления в сочетании с гармоничным слиянием в общий тон раскрепощённой игры, обладая совершенным владением инструментальной техникой, достойные один другого и вместе создающие заслуживающий глубокого уважения и вашего внимания образ жизни, именно образ, в образных характерах и таких же образных выражениях вовлечённых в этот рассказ исполнителей, стоящих на чётко определённых ценностных позициях, при полной стилистической свободе каждого из мастеров, входя в раж, забыв обо всём, перемещающихся в зазеркалье провинциальной Америки с её писанными и неписанными правилами и укладом, часто не укладывающимся в личные представления противопоставленных себе персонажей, чья опасная погоня очень сильно отличается от погони за пресловутой американской мечтой, демонстрируя совсем другой механизм борьбы за выживание, работающий там с индейских войн до настоящего времени, ничуть не менее жестокого в суровой схватке соперничающих сторон, последовательно приходящих к пониманию истинных законов жизни, способных расстроить тонкое нервное устройство идеалистов, остающихся в пелене несбыточных грёз.

14 июня 2017 | 12:02

Беспомощный старикашка — босс на дешёвом шантаже вербует в помощники не чистого перед законом подчинённого следователя, без скидок на слабость женского его пола, грозя потерей всего, если она не найдёт ключ к головоломной истории неуязвимого аудитора, проверяющего чистоту криминальной бухгалтерии разной степени грязных дельцов, оставаясь при деньгах и с головой на нужном месте, при этом старый валенок не разглашает, чем тот бухгалтер достал его самого, отрезая при этом девушке все пути к отступлению.

Он хороший или плохой? Чем он лучше неё, если готов бессовестно выкручивать руки? Хорошими делами прославиться нельзя. Очевидно, думая так, дяденька решил не бояться грязи, но как, глядя на это, выглядит сыскная служба? Ускользая от ответа на такой неудобный вопрос, история делает широкий шаг, сначала назад, в детство математического гения, а потом сразу на несколько шагов вперёд, к делам настоящего времени, четко давая понять, как мальчика ломали и что из этого вышло, спрашивая, благодарить ли за это упёртого отца, ругать ли за то беглую мать подставляя под удар состоятельного бомжа с окаменевшим лицом Бена Аффлека, управляющего силой и волей необычно одарённого человека, у которого есть свой счёт и свои счета с жизнью, которые должен проверить откупающийся от закона агент.

Начинающееся со сделки, кино и далее связано с серией компромиссов, сопровождающих личную жизнь и гражданские отношения, не очень-то красиво напирая на торговлю интересами разных сторон, меж которых то и дело попадаются заступники закона, невзначай оказываясь на одной доске с деловыми людьми, ворочающими плохо пахнущим капиталом, переводя все стрелки на импульсивного главного героя, благополучно совмещающего силу ума с силой бицепсов, перелопачивая миллионы чисел и снося десятки голов, тая цель своей миссии, возникшей из тривиального противоречия отцов и детей, когда выросший сын, пользуясь аргументами своего отца, доказывает верность собственных правил, предлагая иной путь социализации неординарных людей, что, по всей видимости и вдохновляло сценариста, составившего микс индивидуальных и социальных противоречий заслонив его дымовой завесой активных боевых действий, чтобы в рукопашном бою дотянуть до момента истины, которую объявит несостоявшийся Конан-Дойль.

И на этот раз благой целью оправдываются всякие средства. Впрочем, у замкнутого бухгалтера настоящих оправданий куда больше, чем у бездарного следователя, чей профессионализм заключается в умении находить компромиссы, чему, глядя на него, очень быстро учится способный агент, усвоивший урок своего преподавателя, показавшего лёгкое решение проблем, научив считать не хуже того математика, но не чужой, а личный доход, продаваясь, продавая авторский призыв благонамеренных создателей этой картины добровольно жертвовать на благое, чтобы другим не пришлось ради этого воровать.

13 июня 2017 | 22:05

Бывает, кажется, что жизнь лишилась смысла, что пройден рубеж и не нужно уже ничего, ни слов, никакого продолжения. Так обычно и наступает конец, если не знать об опыте поколений, сохранённом в тысячелетней традиции, внезапно открывшейся для тебя. Древняя легенда, завет, становясь путеводной звездой, образцом и целью, заставляют сопротивляться бурным волнам, укрепляя волю и дух.

И в этом случае свойственное японцам отражение своего нравственно-этического развития и историко-культурного богатства в присущей им медитативной манере взаимодействия со своей внутренней и окружающей их внешней средой. Издалека начинающаяся вязь времён и нескончаемая преемственность поколений создают прочность этой очень неспешной истории, где главный герой вслушивается, чтобы понять, а нам ничего не остаётся, как вслушиваться вместе с ним, проникаясь силой древнего ритуала, пришедшего от предков по ступеням многих веков.

Отношение к подобным фильмам — это во многом вопрос терпения и усидчивости. Этот требует спокойствия и сосредоточенности, погружения в глубины смысловых интонаций, скрытых в оттенках сдержанных отношений между учеником и наставником, проходящим дорогой смятений, по тропам отчаяния, наполняясь силой продолжить и продолжать.

Нужно набраться сил, чтобы принять эту невозмутимую азиатскую сосредоточенность, собраться с терпением, чтобы, не ослабляя внимания наблюдать за тем, как мальчик вырастает в мужчину, как ребёнок продолжает то, чему не должно быть конца.

24 мая 2017 | 12:20

Успешная адвокатесса выиграла очередную партию у падкого на деньги правосудия, выбив свободу для своего подзащитного, но радость победы оказалась омрачена явкой в полицию, куда попал её пропавший сын, сбивчиво рассказавший копам о своём похитителе, чей защитник тоже неплохо знает правила, что не устраивает мать, работающую на опережение следствия, однако её поспешность плодит ошибки, увеличивая численность вступающих в игру игроков.

У ребёнка, как окажется, были свои резоны путать взрослых, а у взрослых был к тому у каждого свой интерес, но не всякий может уловить момент, когда из ведущего он становится ведомым, думая, что держит Бога за бороду, тогда как другой ведёт его за нос. В итоге карты смешались, и дело пошло по чужому плану, где бывшая хозяйкой положения женщина становится заложницей обмана, самоуверенно рассчитывая, что сможет перехитрить.

Вопреки традиции, полицейские, пожалуй, единственные, кто в этой истории чист на руку, тогда как судьи, юристы со своими подопечными, пренебрегая законом, пользуются обходным путём, где действуют иные правила и применяются другие аргументы, а игра на чужом поле является заведомой слабостью позиции, не замечая которой, очень легко проиграть.

Внешне ситуация выглядит вполне прозрачной, тем более, что она проясняется от одной минуты к другой, но в комбинации с розыгрышем чемодана с банкнотами криминально-детективные элементы определённо накладываются на дефекты личной морали и коррумпированность судебной власти, изъяны которой открывают дорогу для новых преступлений, когда карающий азарт делает мстителя беззащитным перед самим собой.

Тут без лупы видно кто, что из себя представляет: образные портреты не оставляют иллюзий относительно классификации действующих лиц на мерзавцев и недотёп, с которых первые сбивают золочёную спесь, сбрасывая с постамента победителей, выражая иронию всемогущей судьбы, готовой сполна преподать отступникам. Впрочем, доминирующим, до самой развязки, удерживается детективный мотив, а социально-нравственные нюансы отданы на откуп исполнителям, от работы которых характерам персонажей никакие дополнительные характеристики не требуются.

13 мая 2017 | 20:35

Есть немало специфических тем, отображение и восприятие которых находится в неразрывной связи с определённой, исторически сформировавшейся социальной средой конкретного общества, формирующего все возможные подходы и оценки явлений, имеющих прошлый и настоящий контекст в отношениях между людьми, радикально отличающиеся за пределами этого социума, чему ярчайшим примером может служить пережитый и не изжитый в штатах расизм, поменявший непримиримый радикализм на примирительную политкорректность, с сопутствующими ей условностями странного перемирия, когда бывшим враги, пожимая руки, отводят в сторону свой неспокойный взгляд.

Черные и белые в плену новых стереотипов, определяющих моральное расслоение студенчества, вызывая кризис в их частной жизни, конфликтующей с линией группового поведения расово не идентичных сообществ, чей устав начинает давить на личность, принимающую вызов, чтобы настоять на своём.

Выросшие на этой почве американцы найдут тут то, что им нужно, но вот выходцам с другой стороны океана будет непросто уловить подоплёку положений, нюансы слов и дел, покрытых налётом исторически близких обид и компромиссов, составляющих материал для отдельного тома социальной психологии, представляющейся игрой разума, основанной на противоречивой природе гражданского порядка и мировоззренческих устоев, суть которых должна быть понятней в кругу своих.

Очередной продукт Netflix имеет свойства исключительно локализованной для американских зрителей истории, актуализированной реалиями их ежедневных встреч, аналогичных тому, что преодолевают разделённые новыми предрассудками персонажи университетского кампуса, ставшие объектами беглого культурологического исследования, поднимающего беспокойство всех задействованных сторон, раздувая до слоновьих размеров мелочи привычной обыденности, поднимая на смех обывательский национализм. Но именно эта целеустремлённость периодически нарушает критический концепт сюжета, местами сводя его к малозначительной пародии, что, очевидно, отражает авторскую установку побороться за аудиторию, угождая и вашим и нашим, и своим, и чужим.

10 мая 2017 | 15:50

В игровом кино признаком качества считается глубокое перевоплощение актёров, принимающих на себя не свойственные им образы, но в отношении к документальным съёмкам, наоборот, опасения вызывает то, что подлинный персонаж истории начнёт играть со своими зрителями, лишая документальный фильм подлинности, без которой теряется всяческий к нему интерес.

У Rich Hill нет никаких проблем с искренностью. Нет даже тени пресловутого стекла, отделяющего снимающихся и снимающих, есть полный эффект присутствия, полные откровений признания, без проникающих вопросов извне. Никто не пытается прикрыть наготу или приукрасить действительность: мусор в доме, шум в голове — всё и вся с раздвинутыми шторами.

Нескладная жизнь трёх подростков и их семей, прозябающих в малонаселённом поселке штата Миссури. Можете сами решать, кто там в чём виноват и кто за кого в ответе: что упустили родители, чем обделены дети. Есть медицинские диагнозы, есть социальные, звучащие как приговор.

Жертвы природы, жертвы среды и жертвы насилия со своей сложной мыслительной архитектурой, собственным анализом и личным взглядом на настоящее и будущее, видимое им в преломлении прошлого опыта, сформировавшего абсолютно разные психотипы молодых людей, составляющих неблагополучную часть слывущего благополучным общества.

Неприглядная явь захудалого городка с признаками запущенности и запустения, сквозящие в словах депрессия и разочарование, создают странное сочетание порока и непорочности, подавленности, но не опущенности, формирующих неожиданно позитивный взгляд на трудных парней, с разной степенью успеха переживающих окружающие их грустные дела.

Странно говорить об уравновешенности в отношении тех, кто, кажется, лишён жизненного равновесия, но каждый из парней стремится к этому равновесию, справедливо оценивая свои возможности в сложившемся порядке вещей, дорожа связью со своими родными, несущими свой груз ответственности и вины, сохраняя важнейшую для семьи общность.

Любое общество внутри распадается на уровни, по достатку живущих в нём людей и по их благополучию, при этом ценностные характеристики отношений на разных уровнях никак не отличаются один от другого: вера, надежда, благородство и честность одинаково дороги на верхних этажах и внизу, при этом грязь на улице и скудный стол не мешают добру оставаться добром, разве что для этого внизу требуется больше терпения.

От взгляда на этот задний двор Америки возникает ощущение пустыря и катастрофы. При этой беде не слышно криков о помощи, но тем, кто тусуется наверху, не избежать мысли, что режиссёр обращается к ним, с упрёком говоря о равном достоинстве всех людей, отличающихся неравным положением обществе, обязанном по-семейному, заботиться о любом из своих сыновей, не оставляя Богу заботу о счастье их человеческом.

4 мая 2017 | 12:47

Одним порывом отношения Йонаса и Кейси из мимолётной встречи превращаются в привязанность, а следом даже в любовь, с присущей ей самоотверженностью и отвагой, ставящими сельского романтика между девушкой и её недобрым отцом, проводя жестокий обряд посвящения в защитники, исключая любые варианты смирения, а после, дождавшись случайной удачи, герой присваивает чужой куш, оправдывая себя благими намерениями.

Классический сюжет с беглецами, обманувшими плохих парней, теперь преследующими их, ставя свой опыт против их неосторожности, разворачивая охоту и беря след, по которому вместе с ними следуют нетерпеливые зрители, ожидая сложной игры взрослых и детей, горячей погони и жестокой расплаты, попутной страсти, признаний и мощных красок любви.

Многим ожиданиям так и не суждено здесь сбыться. Сколь прост сюжет, столь же расхожим оказывается и его наполнение, разочаровывающее обилием совсем уж избитых схем в отношениях между персонажами этой картины, составляющих основу далёкого от оригинальности сценария, демонстрирующего слабость авторов, не представивших, по существу, ничего своего, робко прикрывая идейную наготу пейзажами с сельским мотивом.

В отсутствии захватывающей борьбы, внимание захватывает актёрская дуэль Билла Пэкстона и Джоша Уиггинса, позволяя переключиться от недостатков к достоинствам, которых хватает, чтобы, не переставая, следить за их активной мужской борьбой, банально выражающей извечное сражение доброго и злого, ярко отражающейся в лицах этих очень разных по опыту актёров, наполняющих силой вялотекущую историю с едва уловимым криминально-детективным дымком, выступая образцом профессионализма и ответственности, не жалея себя самого.

Печально, что мы больше не увидим новых работ Пэкстона, но у юного Уиггинса есть вполне реальная перспектива успешного развития карьеры, вступающей в переходный период смены возрастного амплуа, как ломка голоса, непредсказуемо отделяющего желаемое от действительного, требуя подкрепления от случая, который, как и в этой повести, является неотъемлемым условием счастливой судьбы.

25 апреля 2017 | 12:44

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...