всё о любом фильме:

Andrey Krupnov > Друзья

 

Друзья в цифрах
всего друзей32
в друзьях у31
рецензии друзей2471
записи в блогах-
Друзья (32):

В друзьях у (31):

Лента друзей

Оценки друзей

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

26-летний Рой Андерссон покорил и критиков, и зрителей, и жюри престижного кино-фестиваля в Берлине своим кино-дебютом, «Шведская история любви» (1970). Но вполне заслуженный успех привёл молодого шведского режиссёра в творческий тупик, потому что делать традиционное кино ему было уже неинтересно, а в каком направлении двигаться дальше, он ещё не знал. После провала второго фильма, экспериментального и мрачно-абсурдистского «Гилиапа», Андерссон ушёл из большого кино на 25 лет. Все эти годы он снимал рекламные ролики, став мастером супер-короткого формата, доведя до совершенства использование каждой секунды и каждого миллиметра пространства кадра. Отточенная лаконичность и минимализм стиля придавали легкость и оживлённость даже гнетущим темам, которые Андерсон часто использовал при съёмках рекламных клипов. Их успех помог ему основать и финансировать в Стокгольме студию 24, своего рода, храм независимого кино. Будучи режиссёром, сценаристом и продюсером в одном лице, он снимает здесь то, что хочет и как хочет, не оглядываясь на сроки. Начиная с 2000-го года, Андерссон «явился» кинозрителям, как мимолётное видение, всего с тремя полнометражными фильмами, составившими «трилогию живущих.»

Открывает трилогию трагифарс «Песни со второго этажа», в котором Андерссон создал кино-апокалипсис в отдельно-взятом городе, возможно, Стокгольме. Фильм состоит из 52 отдельных эпизодов, каждый из которых снят в манере, присущей рекламным роликам Андерссона, одним кадром, неподвижной камерой. Вторая часть трилогии, «Ты, Живущий», этo ещё одно собрание коротеньких миниатюр, снятых в том же минималистском эффективном стиле. В обeих картинах Рой Андерссон пристально вглядывается в человечество, моделью которого стали ничем не примечательные жители больших и грустных шведских городов. Их трагикомическая абсурдная реальность легко переходит в сновидения и обратно, ведь слова «мечта» и «сон» звучат одинаково в некоторых языках, а в снах мечты сбываются. В обоих фильмах Андерссон экспериментирует с формой, следуя ассоциативному видению, в отличие от более традиционной нарративной структуры. Его привлекает живопись, и он творит кинo как живописные полотна, пробуя разные углы зрения, концепции, диалоги, персонажей, цвета, позиции, заполняя в равной мере и передний и задний план кадра. Всё это предполагает активное участие в просмотре зрителя, которому следовало бы иметь несколько пар глаз, чтобы не упустить малейших деталей происходящего во всех измерениях кадрового пространства Роя Андерссонa.

В заключительной главe трилогии живущих, «Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии», вышедшем через семь лет после «Ты, живущий», Рой Андерссон продолжает исследовать человечество, свой излюбленный объект, и искать ответ на вопрос, что такое быть живущим, в чём смысл бытия? Фильм, в котором он, как всегда, стремится заполнить парадоксальный пробел между воображаемым и реальным, несёт печать его неповторимого стиля и представляет собой своеобразный кино-триптих. Первая створка обещает три встречи со смертью и честно выполняет обещание. Закрывается он несколькими метафорами изобретательной дьявольской жестокости которую хомо сапиенс проявляют по отношению к тем, кого считают существами низшего порядка. А между двумя створками триптиха, двoe бедолаг коммивояжёров бредут из одного сюрреального эпизода в другой, из действительности в вымысел, из современного Гётеборга, в прошлое. По дороге они пытаются продать таким же бедолагам до смешного дурацкие сувениры, чтобы помочь тем развлечься.

По признанию режиссёра, название фильма, «Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии», навеяла известная картина Питера Брёйгеля «Охотники на снегу». Но если вдуматься, творчество Брёйгеля послужило вдохновением не только для заключительной створки кино-триптиха Роя Андерсона. Все три фильма — это оживший Брёйгель. Подобно последнему великому художнику Северного Рененнсанса, Андерссон рассматривает пейзаж не просто как декорацию, но как арену, на которой разворачивается человеческая драма. Потому так важны для него выцветшие серо-зелёнo-бежевые тона больших городов, где разыгрываются его трагикомические миниатюры. Так же как и Брейгель за сотни лет до него, Андерсон трактует важнейшие события в жизни индивидуума, включая смерть, как всего лишь незначительную деталь в ничем не нарушаемом ритме вселенной. Картины Брейгеля и фильмы Андерссона роднит совмещение временных и пространственных пластов. Потому и воспринимается в «Голубе..» как должное, «захват» бара в современном Гётеберге бравыми войсками совсем юного шведского короля-воителя Карла XII, начавшего блистательно Северную войну с битвы на Нарве, а затем, через девять лет, прошедших незамеченными для посетителей того же бара, снова остановившегося в нём после бесславного разгрома под Полтавой. И если вглядеться внимательно в происходящее за окнами бара, то заметишь группу слепцов с одноимённой картины Брейгеля, каждый из которых держится за плечо впереди влачащегося нa дороге в никуда вслед за шведскими солдатами с понуро поникшими головами вepxoм на едва перебирающих копытами лошадях. Изображение человеческих слабостей, пороков и глупости было одной из главных тем в творчестве фламандского художника. То же можно отметить и в тщательно отделанных кино-виньетках шведского режиссёра, более сотни которых составили экзистенциальную трилогию, ставшую ироническим комментарием к бесцельности и бессмысленности человеческой деятельности. А, может быть, и самого бытия.

Андерссон обладает даром делать такое же смешное кино как и серии «Монти Пайтон», только в более медленном темпе, этакий Монти Пайтон на депрессантах, но неожиданный поворот, внезапно высвеченная деталь, и мгновенно понимаешь, что это смех сквозь слёзы. Особенно, когда режиссёр без прикрас и без нажима показывает изощрённую жестокость, на которую способен «человек разумный» по отношению к себе подобным и к братьям нашим меньшим, а также безысходность, с которой большинство из нас сосуществует. Откуда в нём такое понимание пассивного отчаяния, покорной смиренности? Ведь не кидался ни ему, ни его стране на плечи век-волкодав. Ответ, возможно, в том, что несмотря на мгновенно узнаваемую и кажущуюся однообразной артистическую манеру, Андерссон многолик и уникален: истинно шведский мастер, он универсален в глубоко гуманистическом видении человека, его бытия и истории как живой реальности. Жизнь исполнена неадекватностью далёких от совершенства людей по отношению к досаждающим им, пусть и привычным, ситуациям, объектам и поступкам. Её проявления могут казаться странными, забавными и даже трагичными в своей ординарности. Именно о них снимает кино Андерссон во всеоружии своего уникального стиля, в парадоксальной абсурдистской манере, которую называет кинематографом тривиальной заурядности. Несмотря на серьёзные, философские темы его картин, Андерссон благославлён умением говорить с улыбкой об экзистенциональной тоске и сочувствующим пониманием маленького человека, жалкого неудачника. Главная цель его кино — озвучить этого человека, символизирующего нас всех. Дать ему голос и возможность быть услышанным и выслушанным. Пока он ещё живущий.

21 мая 2017 | 21:19

Отзыв длинный, поэтому сразу скажу: это, безусловно, отличный фильм! Лично у меня заранее никаких ожиданий не было, даже трейлер не смотрела, просто увидела в жанрах «ужасы/триллер/детектив» и решила сходить. К слову, трейлер и правда лучше не смотреть, проспойлерите себе полфильма.

Теперь, собственно, почему он мне так понравился.

Ну, во-первых, все мы знаем, что сейчас происходит c horror film industry, каждый год пачками выпускаются надоевшие всем ужастики с призраками, детьми-демонами и давно уже никого не пугающими бугименами. Так вот данный фильм — глоток свежего воздуха для этого переживающего не лучшие годы жанра. Здесь всё ещё есть резкие моменты, рассчитанные на то, чтобы вы подпрыгнули от внезапности их появления, но они хорошо вписываются в сюжет и напряжение держится не на них, а на атмосфере, всё более и более накаляющейся к финалу фильма.

Второе: да, идея зла в лице маньяков избита, но здесь вам до самого конца не дадут понять, какова их цель и вообще что тут зачем и почему. И я просто в восторге, как умело вплетены в сюжет разные детали и мелочи, складывающиеся в цельный пазл, когда выясняется, что всё-таки здесь происходит.

В-третьих, четвёртых и так далее:

- снято очень здорово, все эти операторские приёмы и спецэффекты позволяют глубже погрузиться в состояние персонажей, поставить себя на их место; саундтрек, к слову, тоже оригинален и очень мастерски подобран (хотя вернее тут сказать — написан);

- как я уже сказала, бу-моменты здесь присутствуют, но режиссёр очень умело играет с, лично для меня, одним из самых чудовищных страхов — со страхом потерять рассудок (что равносильно потере себя как личности). Это, я вам скажу, пугает побольше духов и монстров, от которых вас хотя бы могут спасти ghostbusters.

- много вы видели в главных ролях чернокожих актёров? Нет, я не про Сэмюэла Л. Джексона. И не про Уилла Смита с Морганом Фриманом. Я про не слишком известных в широких кругах актёров, чьи белокожие коллеги обычно занимают центральные позиции, кажется, почти в 100% массовых фильмов, показываемых в кино. Здешнего актёра, исполняющего главную роль, я помню только по «Чёрному зеркалу», играет он отлично, и я рада, что его наконец-то заметили. На мой взгляд, это очень хорошая тенденция, и мне бы хотелось видеть больше разных лиц в кино!

- понравилось мне и то, что хотя в фильме и фигурирует активно тема расизма (на самом деле она здесь центральная и является весьма важной для режиссёра), её не стали выжимать до самого конца, что было для меня неожиданностью: маньяки здесь имеют самые разные мотивы, но всех их объединяет одно главное качество — бесчеловечность (они даже, можно сказать, буквально перестают быть людьми).

В фильме есть ещё много плюсов (например, несколько достаточно удачных комичных моментов), я с удовольствием когда-нибудь его пересмотрю и наверняка найду ещё больше. А пока просто очень советую к просмотру. Если любите трилогию жанров, что я назвала раньше, — точно не пожалеете.

P.S. режиссёр-дебютант, кстати, весьма годный комик, советую также посмотреть с ним «Key & Peele».

9 из 10

14 мая 2017 | 00:45

Жила-была Глория — пьяница несусветная. Однажды, когда она снова заявилась домой рано утром — бф ее выгнал; просто собрал ее чемоданы — и отдал их Глории, «все, пока!». Глория погрустила-погрустила и отправилась в дом родителей, где жила в школьные времена. К тому же дом детства оказался пустующим, Глория приехала туда, улеглась на пол и уснула. А в тридевятом царстве под названием Сеул тем временем монстр из воздуха появился, людей задавил да пару зданий разрушил. Нет никакой связи? Ошибаетесь.

Странная, необычная, местами дикая история покорила сразу же. И дураку понятно — нас ждёт неординарное кино. Вот только его пришлось не смотреть, а терпеть — тягучее повествование ради необычной идеи. В этом фильме фантастически прекрасно подняты и интересно показаны проблемы женского алкоголизма и неудовлетворённости собственной жизнью. В фильме очень-очень-очень скучное развитие сюжета, но отнюдь не это заставляет поставить окончательную оценку. «Моя девушка — монстр» — абсурдная трагикомедия без едких шуток и даже без черного юмора, которая может рассмешить лишь абсурдностью ситуации. Этот фильм для поклонников актёрского мастерства, любителей Годзиллы и абсурдных нестандартных комедий. Весь фильм построен на банальной до ужаса аллегории: иногда мы, обычные люди — самые настоящие монстры, которые крушат всё вокруг себя. Мы причиняем другим боль и заставляем близких страдать, при этом нам совсем не нужно быть в десять раз выше небоскрёба и хватать вертолёты руками. Такие «монстры» по представлению Начо Вигалондо делятся на две категории: одни делают это нечаянно, просто потому что в какие-то моменты не могут себя контролировать, другие — как раз из злого умысла.

«Моя девушка — монстр» как бы приоткрывает двери каждого из жанров кинематографа. В итоге перед нами драма двух одиноких людей, каждый из которых сам творец своего несчастья, но смотреть на это не особо интересно, потому что каждый новый сюжетный круг нужно заново пережить эти вставленные жанровые элементы, чтобы история вновь встала на свои рельсы и перестала прикрываться тем, чем она не является.

Самая большая проблема фильма в том, что, посмотрев трейлер, потенциальный зритель сложит в голове некую картину. В итоге вы не поймёте, при чём здесь словосочетание «моя девушка», да и трейлер покажется намного живее, ярче и смешнее, чем полнометражный фильм. Однако, за нахальность рекламных громил и очаровательную Энн Хэтэуэй -

7 из 10

14 мая 2017 | 00:36

Жил-был Дэвид. И была у него жена Тесса, дамочка идеальная во всём. И родилась у них чудесная дочка Лили, красивей не придумаешь. Но потом, как гром среди ясного неба, Дэвид и Тесса разошлись. Дэвид сразу же нашел себе новую подружку — Джулию. И теперь он собирается на ней жениться. Тесса об этом узнала и фильм «Наваждение» решил нам показать, до чего может дойти «идеальная женщина» в своей ненависти к сопернице и сумасшедшей любви к своему бывшему мужчине. Синопсис можно сравнивать с любым российским сериалом, однако совсем опускать данную картину до уровня плинтуса не хочется.

Из Кетрин Хайгл, которую мы привыкли видеть в комедийных ролях, вышла просто невероятная психопатка. Здесь даже дело не в том, что Тесса хочет вернуть семью, здесь больше присутствует женская зависть, которая не дает ей покоя. Она не желает, чтобы другая женщина занимала ее место, это её эгоизм и её же порок. Когда женщина действительно хочет вернуть прежние взаимоотношения с мужем, она должна вести себя по-другому. Вместо того, чтобы измениться самой, и стать лучше, чем была раньше, она всячески представляет Джулию в плохом свете, тем самым добиваясь разочарования со стороны Дэвида. В конце концов, зачем тратить время на такие глупости, когда можно заняться своей личной жизнью, и начать все с чистого листа.

В жизни такое тоже частенько происходит, и иногда это заканчивается крайне плохо.

Пугает в фильме человеческая натура: как по щелчку пальца можно сломать жизнь сразу нескольким людям, каким вообще жестоким и неуязвимым может быть охотник и какой беззащитной может быть его жертва. В плане психологическом это очень страшное кино, в нём показана реальность жизнь, ничуть не приукрашенная. «Наваждение» не для семейного просмотра. Фильм захватывает и держит внимание до самого конца. Что в фильме показано действительно сочно, так это женские драки. Первый раз в жизни мне захотелось перенестись на площадку и посмотреть на реакцию съёмочной группы. Здесь действительно интересный взгляд на верность и преданность: весь фильм — сплошная ложь. Проблема лишь в том, что кинолент на эту тему снято великое множество.

7 из 10

13 мая 2017 | 16:18

«Любит-не любит, к сердцу прижмет-к черту пошлет». Девушки, терзающие алчными пальцами толстенькие сердцевины безвинных ромашек, кажется, остались за пределами, обрисованными тургеневскими «Записками охотника», канули в туманную дымку, за которой уныло бродит и просится обратно недоумевающее прошлое. Вместо них — искушенность в широко распахнутых глазах, абрис тела под нарочито бесформенным платьем, белизна одежды, наивно пытающаяся прикрыть раскрепощенность на грани фола. Сильный и слабый пол будто бы поменялись местами — пусть не повсеместно, а выборочно, зато ядрено, деятельно, хватко. Молодцы, томно упивающиеся стихами и фантазиями; барышни, говорящие, нет, требующие удовлетворения своих потребностей открыто и без обиняков. Германия конца двадцатых годов прошлого века — еще не расцвет внезапно шарахнувшего и столь же скороспело скончавшегося фашизма, уже не толстощекие и румяные фроляйн в национальных костюмах. Впрочем, с преждевременными похоронами юношеской щекастости можно и повременить.

Версия Ахима фон Борриса, небось вовсю сублимировавшего, уколовшего замечтавшегося Бертолуччи еще весомой в те годы маркировкой основанности на реальных событиях, толерантно ориентированная, резко обрубленная револьверными выстрелами перед самым финалом. И пусть вас не обманывают все эти полные мечтательной дымки закаты и рассветы — закат как в африканской саванне с рыжиной и стелющейся листвой; восход будто прорезавший скупую живописность Англии; снова закат, уже насвинцовленный, с пасторальной березкой, поставленной в отведенный ей угол. Нежность и вкрадчивость? Нет, нет и нет. Вот они, истинные детерминанты реально происходящего: ни одного взрослого в кадре, за исключением парочки испорченных как насквозь кариесный зуб господ паскудного вида, сытое бульканье бутылок, вынимаемых из винного погреба, долгие взгляды, понимающие улыбки. Человеческие существа, казалось, вчера бывшие детьми, но сегодня уже познавшие/познающие чужую плоть, и оттого особо яростные, обретшие безжалостность от переизбытка искренности и нового опыта.

Болезненность, с которой режиссер проводит параллель между преобладающим чувственным нигилизмом и одновременным стремлением наверстать и перевыполнить план, уже испробованный множеством взрослых, не способны погрести под собой все выбранные визуальные находки. Эта мягкость и воздушность кадра, его мимикрия под выцветшие, наполненные солнечной шампанью пленки давно минувших лет, капитулируют перед ожиданием трагической разрядки, стоит оператору в который раз сделать акцент на увеличивающемся проценте обнажающейся кожи. Секс в подобном разрезе и фокусе подавно не продолжение любви, он как средство возвысить или унизить, обдать мимолетным жаром, обратить долгожданное внимание на свою персону. Он же способ подтверждения боли, когда осознаешь вдруг, что все твои порывы и томленья для самого-самого (ну или самой-самой) ровным счетом ничего не значат. Это почти невыносимо как для бедного, закомплексованного поэта, так и для буржуазного пошиба самодовольного в общем-то денди. Отчаяние и отверженность ищут выход, который обычно заложен кирпичами взвешенного и рационального мышления, оказывающимися столь податливыми под напором пубертатно-ориентированного максимализма.

Вслед за Бертолуччи и Кларком выбирая путь подчеркнутого не-морализаторства, фон Боррис предпочитает оставлять свое мнение в тени, накрывающей титрами уже на девяностой хронометражной минуте. Да и были ли какие-то особенные режиссерские соображения на этот счет? Хильда показана положительно развратной, Гюнтер положительно гомосексуален, а Элли положительно несчастна от безответного чувства. Даже болезненно-странный и инфернально-застенчивый Пауль в исполнении совсем еще зеленого полунемца-полуиспанца Брюля получился ожидаемо-аморфным, сторонним наблюдателем в ущерб активному деятелю. Подобная функциональность персонажей, обусловленная избранной жанровостью картины, способна передать механистичность, отработанность и зачастую предсказуемость мыслительных и чувственных аспектов развивающегося поколения, одновременно служа железобетонным фундаментом для сохранения их шаблонности, что называется, от корки до корки. Хрупким подожженным сахаром окунают тебя в ядовитый, ждущий своего часа абсент. Растворись или протестуй. Если сумеешь, конечно.

3 мая 2017 | 17:35

«Цыганский глаз — волчий глаз, говорит испанская поговорка, и это верное замечание. Если вам некогда ходить в зоологический сад, чтобы изучать взгляд волка, посмотрите на вашу кошку, когда она подстерегает воробья.» Проспер Мериме

В начале 1980-х годов режиссёр Карлос Саура, известный психологическими фильмами-аллегориями, выразившими в аллюзияx Эзопова языка угнетающее влияние эпохи Франко на судьбы Испании, начинает снимать другое кино. Он осуществляет давнюю мечту о романтическом синтезе искусств, о взаимопроникновении литературы, музыки, театра и кино. На основе известных пьес и опер, главными темами которых были роковая любовь и смерть, Саура ставит подряд три фильма, coединившиx элементы театра, синема-верите и обожаемый им фламенко. Этот уникальный феномен испанской культуры зародился на юге страны и включает танец, coпровождаемый выразительными страстными мелодиями, и особый способ пения. Построив фильмы вокруг сцен фламенко, ставших их эмоциональными и эстетическими вершинами, Саура запечатлел в балетной трилогии, в которую вошли «Кровавая свадьба», «Кармен» и «Колдовская любовь», взрывоопасный накал романтики, фатализма и мучительной неразделенной любви, что подобна жестокой и смертельной стихии.

«Кармен», второй фильм трилогии, созданной Саурой в сотрудничестве с хореографом и танцором фламенко, Антонио Гадесoм, навеян оперой Жоржа Бизе по новелле Проспера Мериме. Но это не экранизация оперы, а история создания балета в стиле фламенко, который должен был, по замыслу соавторов, привести «домой» самую знаменитую испанскую цыганку, созданную воображением и талантом двух французов. Саура отрицает стереотипы, с которыми иностранцы привыкли отождествлять Испанию, и отказываeтcя от тpадиционной трактовки «Кармен» как экзотической конструкции, далёкой от достоверности. Его намерения очевидны уже в начальной сцене, в которoй Гадес, в роли Антониo, хореографa и танцорa, ставшeгo вымышленной версией самого себя, работая в своей студии над сценой нового балета, прослушивает запись музыки Бизе. Её бравурные маршевые аккорды дисгармониpyют с нежным певучим «канте», которое исполняет на гитаре Пако де Лусиа. Знаменитый гитарист, знаток и энтузиаст фламенко, тoжe играющий в фильме самого себя, настаивает на том, что ритм сцены должен быть более ровным, как в булериас, весёлом и шумном народном танце. Де Лусиа напишет новую музыку для истории Кармен, истинно испанскую по форме и духу, и аранжирует для гитары знакомые мелодии Бизе. А сцена эта задаст тон всему фильму, в котором соотносятся и противопоставляются традиции классической и современной музыки, романтизирование и достоверность в изображении сложных отношений между актёрами и их персонажами и присущее Сауре размывание граней между воображаемым и действительным.

Здесь реальность, неоднократно преломляясь, растворится в вымысле, а искусство отразит и ярко высветит жизненные перипетии и жестокие драмы, в которые вовлечены актёры. Процесс постановки кино-балета имитирует жизнь за пределами съёмочной площадки и они начинают активно взаимодействовать, влияя друг на друга. Это приведёт к творческим разногласиям между Гадесом и Саурой, связанным с поиском актрисы на двойную роль танцовщицы и героини балета. Хореограф видел в роли свою многолетнюю партнёршу по танцу, уже не юнyю, с резкими чертами лица, но изысканную Кристину Ойос, отмеченную «дуэнде», внутренним творческим огнём, не зависящим от возраста или внешности, и озарявшим её грациозную осанку, кошачью вкрадчивость шага, парящую лёгкость движений, говорящие струящиеся руки. Ойос сыграла главные роли в первом и третьем фильмах трилогии фламенко,«Кровавой Свадьбе» и «Колдовской любви». Она же станцевала Кармен в балете Гадеса, вдохновившим Сауру на создание экранной версии. Но у режиссёра было своё видение и Ойос, байлаора от Бога, довольствовалась ролью соперницы и наставницы.

Для экранной достоверности колдовской любви, разгорающейся в реальном и в воображаемом измерениях кино-действительности «Кармен», Саура приглашает начинающую 21-летнюю актрису Лауру дель Соль, которая не была наделена утончённостью и обжигающей страстностью Кристины Ойос, но излучала неотразимую молодую чувственность. Она и стала в фильме танцовщицей, которую Антонио встретит после долгих поисков. Будто бы сошедшая со страниц новеллы Мериме, девушка обладала странной и дикой красотой, лицом, которое на первый взгляд удивляло, но которое нельзя было забыть. В особенности у ее глаз было какое-то чувственное и в то же время жестокое выражение. Имя её было, конечно же, Кармен, и подобно своей тёзке, она внесла в жизнь Антонио, танцующего Дона Хозе в своём балете, любовь, предательство, ревность, похоть и обман, неотделимые и от сценического образа своенравной цыганки, и от личности молодой танцовщицы, скрытной, эгоцентричной,

Соединив стиль синема-верите, в котором была снята первая картина трилогии «Кровавая Свадьба», с причудливым исследованием нарциссизма танцевального мира, где неразрывно сплелись истории героев рождающегося у нас на глазах балета и их исполнителей, «Кармен» разворачивается в двусмысленном, замкнутом мире. Скромное помещение балетной студии становится полем битвы, на котором исполнители дают волю демонам своих страстей и разочарований в неистовых вымышленных танцевальных сражениях. Коллизии взрываются на фоне шквального вихря ярких шалей, обвивающих гордые прямые спины танцовщиц, летучих юбок, льнущих к их стройным станам, и ливневого, настойчивого до зловещности сапатеадо — ритмической каблучной дроби. Ограниченное сценическое пространство зрительно расширяется благодаря использованию Саурой двусторонних зеркал, колышущихся занавесей, игры света и теней, которые углубляют и обрамляют его кинематографический холст.

Сцены репетиций балета сменяются бурным закулисным романoм между хореографом и юной танцовщицей. Параллели между историей героини оперы Бизе и страсть к Кармен, которая захватывает, переполняет и терзает Антонио, играют с восприятием зрителей, не давая им возможности определиться, в каком измерении фильма они пребывают в данный момент, реальном или воображаемом. Но это и не столь важно, потому что горение страсти является определяющим фактором для творчества, и, возможно, для самой жизни. Искусство и реальность становятся неотличимы, неотделимы и сливаются в финале. А финал у этой истории и её многочисленных адаптаций и экранизаций может быть только один. Он неизбежен при логике героев, обречённых на беспощадный, фатальный, смертельный танец любви-ненависти. Никогда не закончится «Кармен» хэппи эндом.

30 апреля 2017 | 07:35

Вы знаете, что человеческая кожа, взрезаемая скальпелем, издает звуки, похожие на треск? Жорж, в прошлом учитель музыки, а ныне тихий французский пенсионер и супруг столь же музыкальной Анн, мог и не знать. Но наверняка почувствовал, как его жизнь рвется с подобным ужасающим звуком в момент, когда привычная Анн уставилась на него замершим отсутствующим взглядом. Мирный утренний натюрморт с чайными чашками и недоеденным вареным яйцом по мере раскручивания сюжета приобретает черты грохочущего потока, увлекающего в небытие все то, что долгие годы казалось незыблемым. Мягкость серого свитера, невесомое касание агатово-серых волос, размеренная серость неторопливых дней, — все это кажется столь привычным, что уже стало необходимостью. Страшно потерять все это, но ведь еще страшнее терять по частям.

«Не рубите хвост кусками» — в ответ на данное утверждение великовозрастной австриец Ханеке наверняка обнажит зубы в интеллигентной улыбке. Для него подобный подход наиболее интересен, самая мякотка, если хотите. Вспомнить хотя бы «Забавные игры» — немецкий оригинал и увидевший свет 10 лет спустя штатовский ремейк с Уоттс, Ротом и Питтом, малость потерявший в накале, но по-прежнему способный зацепить за живое, — там подобная техника и стратегия цветут махровым цветом. А чего стоит «Пианистка», погружающая чем дальше по сюжету, тем глубже в сексуальные девиации застегнутой на все пуговки Эрики Кохут. Весь фильмографический путь режиссера — это своеобразная ода боли, ее препарирование, исследование, фокусировка на ней в урон всему положительному, что содержит та или иная лента. «Я не могу ждать, что болезненная тема будет подана таким образом, чтобы не вызвать у зрителя ощущение боли» — признается как-то герр (мистер, месье?) Ханеке в ответ на все обличающие инсинуации в очередной раз шокированной публики.

Завершающая на сегодняшний день список режиссерских работ «Любовь» во главе с дуэтом Трентиньян-Рива выглядит, что уж скрывать, куда мягче и в целом осторожнее в плане визуальных находок. Однако утверждение, что знаменитый австриец, ставший для некоторых натуральным воплощением персоны нон-грата, теряет хватку, кажется все же поспешным. Движимый собственным возрастом и осознанием того, что все земные пути в любом случае конечны, режиссер пытается перенести свои умозаключения и тревоги на кинопленку, не изменяя ни стандартной для него бесстрастности, ни болезненному для других погружению в процесс. Подчеркнуто-неторопливое первоначальное повествование, тягучесть обыденных действий способны если не навеять скуку, то оказать то самое усыпляющее бдительность воздействие, служащее хрупким наркозом для сюжетных кульбитов. В числе прочей проблематики, встающей комом в горле среднестатистического буржуа, Ханеке также копает в направлении, давно ставшем камнем преткновения для множества пар, в том числе насчитывающих не одно десятилетие совместной и в целом безоблачной жизни. Почему, несмотря на видимость взаимного доверия, Анн, по словам Жоржа, «оказывается полна сюрпризов»? И почему Жорж сам признает, что его супруга «еще много о нем не знает»? Два человека, пронесшие жизнь бок о бок, на поверку окажутся сродни двум надежно запертым шкатулкам с секретами. Ранее казавшаяся каплей в море недоговоренность вплетается в их диалог кумачовой нитью, теперь уже тут и там проблескивают маячки, означающие неполадки, вскрытые и катализированные недугом. После утраты привычной жизни максималистку Анн способно ранить и неосторожное слово, и любой недоумевающий взгляд. Забота мужа, сохраняющего ясность ума за двоих, не способна заменить ей прежний мир, и вот уже Жорж вынужден сопротивляться не только телесной хвори супруги, но и в большей степени ее моральному ослабеванию, которое оказывается страшнее и разрушительнее угасания плоти.

«Что сделал бы я?» — задается вопросом и изящный галл, и комфортабельный бюргер, и что было сил противящийся полной европеизации русский, под финал узрев сцену нелегкого принятия Жоржем опустошающего и в то же время освобождающего решения. Что сделал бы я, глядя на существо, парализованное страданием, не реагирующее на внешние раздражители, тянущее сродни заклинанию пресловутое: «Больно!» Как поступил бы, в полной мере осознав, что прежнее навсегда утрачено, а впереди дни и месяцы безысходности? Нелепая попытка усмирения смерти собственными руками дублируется Жоржем в сцене старчески-неловкой поимки впорхнувшего в квартиру голубя, этого вестника скорой кончины, — одной смерти, перечеркивающей существование двоих.

Итогом просмотра можно в сотый раз назвать неудобоваримое чувство несправедливости жизни, недовольства ею, ее законами, так недалеко ушедшими от не допускающих двоякого толкования законов киплинговских джунглей, ее обреченностью, безжалостностью и прочая. Подобное ощущение на кого-то способно оказать значительный депрессивный эффект, находясь под которым осознаешь всю тщету и бессмысленность прилагаемых усилий. Однако Ханеке, если судить по открытому (как уже у него повелось), а не ортодоксально припечатывающему финалу, все же вряд ли видит основной своей целью введение зрителя в своеобразный фрустрационный ступор. «Любовь» на последних минутах оживляет собой обоих главных действующих персонажей, что дает надежду на будущее, а уж будет ли оно расположено за пределами нашего с вами повседневного бытия, или уместится в обитую белыми матрасами камеру психиатрической лечебницы — режиссер скромно предпочитает умалчивать. Оно, в общем, и неудивительно — Ханеке не любитель разжевывать и закладывать в рот массовому зрителю очередную ложку удобоваримой бурды. И внезапное его желание снимать более-менее классическое в общепринятом смысле кино обернулось бы ничем иным, как парадоксом орла, взявшегося высиживать кладку в местечковом курятнике. В конце концов, каждый самовыражается как хочет. И как умеет.

24 апреля 2017 | 17:35

Прежде всего хочу сказать, что если вы действительно любите ужастики, регулярно на них ходите и всячески фанатеете — этот фильм вам смотреть не стоит. В нём нет абсолютно ничего, чего не было бы в сотнях других стандартных, штампованных фильмов ужасов. Режиссёр как будто снимал фильм, параллельно сверяясь со списком всего, что должно быть в среднячкового качества фильме данного жанра: призрак, пытающийся завладеть ребёнком, — есть; парочка бу!-моментов, которые не напугают сегодня и шестилетку, — есть; одержимый врач, который хотел сенсации, а дальше сами знаете что обычно случается, — нате распишитесь; использование образа психически нестабильного человека в качестве главного зла — ну куда же без этого! Прибавьте ещё компьютерную анимацию, от взгляда на которую даже не смеяться — плакать хочется, и вы получите «Маму». А, и добавьте к этому одного из главных персонажей, которого сценаристы почти сразу отправили в кому чуть ли не до начала титров.

Бывает, что ужастик спасает хорошо построенный сюжет, идея, атмосфера или даже музыкальное сопровождение (стал бы Хэллоуин таким знаменитым, если бы не пробирающая до дрожи мелодия Карпентера?). Здесь же можно разве что отметить неплохую игру Честейн. Ну и, ладно, возможно, иногда картинка напоминает о былых годах, когда фишки Дель Торо выглядели как часть уникального стиля, а не бесконечные повторы самого себя.

Больше сказать, наверное, и нечего.

5 из 10

21 апреля 2017 | 02:09

Аэропорт Шарля-де-Голля в Париже сегодня не так элегантен и уютен, как во времена грустной и щемящей истории, рассказанной нам Роменом Гари в фильме режиссёра Коста-Гавраса.

Мужчина пошёл на посадку и передумал, вернулся в город и при выходе из такси столкнулся с женщиной. Случай, когда судьба сжалившись преподносит встречу будь то обыденная случайность.

Мужчина и Женщина зашли в кафе и разговорились. Мы видим увлажнённые глаза женщины, она смотрит через витрину кафе на детей играющих на улице и горестные борозды морщин на лице мужчины. Они явно стараются сдержать свои личные переживания, а мы хотим узнать, что с каждым из них случилось.

Отстранённое обращение «мадам», как и две нетронутые чашечки кофе, не располагают к длительной беседе и большим надеждам. Женщина вскоре уходит из кафе, оставив номер своего телефона. Мужчина выбегает за ней. Через витрину кафе мы видим их на улице: недосказанность, трогательное растерянное прощание.

Женщина пленяет очарованием и мужчина вскоре стучится в её дом. По улыбке женщины можно сделать предположение, что она была долгое время счастлива — так пленительна Роми Шнайдер, что и глаз отвести невозможно. Она не флиртует с мужчиной, но притягательность пронизывает всё её существо и мужчина попадает во власть её обаяния, а женщина вскоре выпроваживает его вон.

Вторая попытка улететь из страны заканчивается как и первая. Мужчина возвращается в город к излучаемому женщиной свету.

- Здесь Вы ничего не найдёте. У меня нет даже спасательного круга, — говорит женщина, закрывая за ними дверь. Мы остаёмся на лестничной площадке, но набравшись храбрости заглядываем в комнату и видим их обнявшихся, как «соломка за соломку спасения».

Вечеринка в доме мужа Женщины — фантасмагория: хаос, сумбур, гротеск. По её замыслу — психологическое действо для мужчины, чтобы понять — жизнь не так уж и безжалостна к нему, есть вещи более трагичные. Мужчина приводит женщину в дом своей жены и его история всё же безжалостна к нему, как и история женщины к ней.

- Я была так несчастна, что мне хотелось помочь кому-то, — говорит женщина.

Помогли ли они друг другу? Встретятся ли вновь по происшествии времени? Я слушала мелодию флейты и подумала: меня оставил мужчина. Всего навсего просто оставил. Разве это повод к трагедии. Улыбнитесь жизни, как то умеет актриса всех времён и народов великая Роми Шнайдер.

17 апреля 2017 | 17:49

Первая история и назовём её «Бабочка».

Если у тебя нет денег, возможно, они тебя не любят. Если ты любишь бабочек, это не повод ставить 50 тысяч баксов в кредит на лошадь с кличкой «Бабочка» лишь на основании нечаянно подслушанного разговора. Игра на скачках куда сложней и трагичней, чем можно представить новичку поддавшемуся извечному искусу — в миг разбогатеть. Видишь ли ты себя со стороны и в какую переделку попал? «Иногда полная задница может стать неоценимым опытом» или нет.. . И зачем бабочки выбираются из кокона своей хорошей и спокойной жизни?

Вторая история и назовём её «Племянник босса»

Избитого, истекающего кровью мужчину, врачи на каталке бегом катят в операционную.

- Как это случилось?
- Это Вы мне скажите, — смеётся в ответ потерпевший.

Насколько он помнил, он никогда не проигрывал драки, но некоторые вещи нельзя изменить и если ты не можешь изменить их, они изменят тебя. Способность предугадать будущее помогает в рутинной работе по выбиванию денег, но может ли этот дар изменить будущее, предотвратить смерть племянника твоего босса? Надо попробовать и, если получится — насладиться моментом, невзирая на цену успеха.

Третья история и назовём её «Девушка с музыкального диска»

Певичка, звездулька. Вне сомнения, разорившийся менеджер продаст тебя более могущественному и тот будет зарабатывать деньги твоим дарованием и требовать всего лишь преданности. Мужчина, предвидящий будущее, с первого взгляда на фотографию девушки, на музыкальном диске знает, что это его судьба, но именно её будущего он не видит. Почему? Ведь они полюбили друг друга.

Четвёртая история и назовём её «Удача»

Свою цель врач узнал в десять лет: любить близкого ему человека целиком и полностью. И он полюбил женщину, но она вышла замуж за его друга. Спасая её жизнь (укусила змея во время исследований) он спас и нашу певичку в отчаянии стоявшую на крыше небоскрёба. Пазлы фильма соединились и перед нами предстал совершенно неожиданный финал и размышление: можно разрушить жизни других, но никак не повлиять на собственную, даже при условии умения предвидеть будущее.

15 апреля 2017 | 11:44

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...



Друзья по интересам (296)
они ставят похожие оценки фильмам

имя близость

dsfox

90.1058% (22)

Ty3_B_PyKABI

87.3958% (26)

Сергей Таран

86.966% (23)

Pavlenti1983

84.9706% (29)

Human_SP

82.6929% (40)

Hoteliti

82.3224% (28)

alekseysan

82.1081% (29)

RUIM

79.7986% (33)

Brownian motion

79.4502% (36)

korteek

79.1681% (26)

tigger

79.1569% (26)

accord2000

77.7933% (27)

deadcrow

77.6552% (40)

Lexie_Love

77.486% (30)

tosha_

77.2525% (29)

Dimon T

76.7245% (32)

Ironic_movie

76.5863% (29)

Dopethrone

76.2742% (28)

LITeist

76.2389% (28)

stdemy

76.1316% (33)

Ксилена

76.032% (29)

Sergeman

75.8536% (36)

BoJlkmydak

75.7115% (33)

shefalex1

75.667% (30)

PtichkaRose

75.6368% (30)

Adire

75.4173% (32)

dmitr105

75.0016% (29)

Red Scare

74.9779% (29)

Алексей Кириллов

74.5356% (30)

Александр Большаков

73.9351% (30)