всё о любом фильме:

candylin > Друзья

 

Друзья в цифрах
всего друзей51
в друзьях у68
рецензии друзей4155
записи в блогах-
Друзья (51):

В друзьях у (68):

Лента друзей

Оценки друзей

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Одним порывом отношения Йонаса и Кейси из мимолётной встречи превращаются в привязанность, а следом даже в любовь, с присущей ей самоотверженностью и отвагой, ставящими сельского романтика между девушкой и её недобрым отцом, проводя жестокий обряд посвящения в защитники, исключая любые варианты смирения, а после, дождавшись случайной удачи, герой присваивает чужой куш, оправдывая себя благими намерениями.

Классический сюжет с беглецами, обманувшими плохих парней, теперь преследующими их, ставя свой опыт против их неосторожности, разворачивая охоту и беря след, по которому вместе с ними следуют нетерпеливые зрители, ожидая сложной игры взрослых и детей, горячей погони и жестокой расплаты, попутной страсти, признаний и мощных красок любви.

Многим ожиданиям так и не суждено здесь сбыться. Сколь прост сюжет, столь же расхожим оказывается и его наполнение, разочаровывающее обилием совсем уж избитых схем в отношениях между персонажами этой картины, составляющих основу далёкого от оригинальности сценария, демонстрирующего слабость авторов, не представивших, по существу, ничего своего, робко прикрывая идейную наготу пейзажами с сельским мотивом.

В отсутствии захватывающей борьбы, внимание захватывает актёрская дуэль Билла Пэкстона и Джоша Уиггинса, позволяя переключиться от недостатков к достоинствам, которых хватает, чтобы, не переставая, следить за их активной мужской борьбой, банально выражающей извечное сражение доброго и злого, ярко отражающейся в лицах этих очень разных по опыту актёров, наполняющих силой вялотекущую историю с едва уловимым криминально-детективным дымком, выступая образцом профессионализма и ответственности, не жалея себя самого.

Печально, что мы больше не увидим новых работ Пэкстона, но у юного Уиггинса есть вполне реальная перспектива успешного развития карьеры, вступающей в переходный период смены возрастного амплуа, как ломка голоса, непредсказуемо отделяющего желаемое от действительного, требуя подкрепления от случая, который, как и в этой повести, является неотъемлемым условием счастливой судьбы.

25 апреля 2017 | 12:44

Любовь, должно быть, самое многогранное и всесильное чувство. Из-за неё поворачивали время вспять, воскрешали умерших, уничтожали космос. Но так же она способна свести с ума и уничтожить личность. Сегодня у любви особенно сложное задание — уничтожить неуязвимую стену смущения между двумя школьниками. Она — Савако, милая зажатая девчушка. Он — Кадзэхая, конечно же, самый популярный парень школы. Конечно же, они неподвластны стереотипам, и он ей понравился не потому, что самый популярный милаш. И она его привлекла не потому, что главная героиня.

Сложно сказать, как давно умер жанр школьного сёдзе. Несмотря на достаточное количество оригинальных примеров, общая масса произведений для девочек про личностное становление молодых героинь настолько скудно и однообразно спекулирует на парочке проверенных сюжетов, что разбираться в этих пятидесяти оттенках мерисью не получается даже под микроскопом. Сиина Карухо — автор сюжета «Kimi ni Todoke» (или «Дотянуться до тебя») — дебютировала в жанровой сфере так же посредственным образом, вложив в свою первую работу все накопленные девчачьи штампы. И быстро перебесившись, она отправилась искать новый, личный оттенок. И пусть интересную сюжетную затравку про главную героиню, которую все считают воплощением легендарной девочки из «Звонка», автор впоследствии раскрыла очень плохо, добротной оригинальностью историю наделить смогла. Это не реверс-гаремник, где в дурнушку внезапно влюбляется армия бисёненов, и не история целеустремлённой красавицы, которая во что бы то ни стало завоюет принца с конём на скаку в придачу. Это милая неспешная повесть о том, как начал зарождаться мир вокруг одной девочки, без волшебного пинка. Неспешная, и космически тягучая. Добро и сказочность в ней так же касается и испытаний, которые приходится испытывать двум влюблённым на пути друг к другу. Они даже на удивление изобретательны и осмысленны, однако логически неэффектины. И из-за них создаётся это волшебное ощущение, будто бы героев друг от друга и палкой не оттащить, хотя на самом деле они сами-то со смущённым трудом приближаются друг к другу. Их взаимное неловкое притяжение создаёт вокруг них удивительную атмосферу, в которую постепенно притягиваются и другие люди, до недавнего времени считавшие главную героиню проклятой. Именно эта чистая атмосфера товарищества отличает «Дотянуться до тебя» от сонма сёдзе-поделок. И в новом обществе каждый персонаж здесь пытается объяснить свою тягу к кому-то очень дорогому. Не только главные — лучшие друзья главных героев так же имеют непосредственное влияние на основной сюжет, принимая зачастую гораздо более важные и серьёзные решения, нежели скромные главные герои.

Да, со временем начнут появляться вопросы, связанные с тем, что приписанные главным героям образы не будут находить отражения в самой истории. Действительно ли Кадзэхая является самым популярным парнем школы и за что? За двадцать шесть серий он только и делал, что белоснежно улыбался, ну и пару раз пнул по мячу на спортивных соревнованиях — вряд ли этого достаточно, чтобы в старшей школе все были от него без ума. А «проклятая» Савако за всё время полтора раза жутко улыбнулась и это — весь легендарный звоночный флёр, который она покажет школьникам. Ружьё так и не выстрелило. И такие вопросы будут копиться, как снежный ком, но в данной истории и данному автору это простительно, ведь перед ней, всей такой новенькой, была поставлена серьёзная задача — исследовать этот полумифический оттенок любви, который так грубо обрубают в большинстве любовных историй. Это первая искра, для наглядности гиперболизированная и растянутая. И в этой истории физически ощущаешь, что порой просто дотянуться до любимого человека — это целое приключение.

24 апреля 2017 | 18:27

Борясь с собственным раздражением, насколько мог, углубился в непроходимые дебри сюжета авторской драмы Этьена Форе, создавшего для своих персонажей полное противоречий стечение обстоятельств личных жизней, требующее иной зрелости в отношениях между собой и обществом, вступающим в привычный конфликт с личностью, также привычно презирающей социальные институции, преследующие целесообразность, добиваясь гражданской ответственности там, где свобода от обязательств была принципиальным условием близости, внезапно из условности превращающихся в условие быть вместе или не быть.

Казалось бы важный мотив и серьёзная тема, но фактологическое содержание фильма далеко от заявленной ценности провозглашённых режиссёром идей. Одно — не глубоко, другое — поверхностно. Невыразительные разговоры, непривлекательные и отталкивающие сцены. Очевиден акцент на сценографию и визуальное представление событий, где драматургия истории лежит не первым, не вторым и даже не третьим слоем громоздкой инсталляции, которой воспринимается эта картина, собранная из путаницы режиссёрских идей в неорганичную конструкцию, отражающую бессилие автора, который, при всём энтузиазме, не смог поднять ни мощного ветра, ни высокой волны.

24 апреля 2017 | 15:38

Старшеклассница, покончив с собой, не оставляет в покое родителей и бывших одноклассников: пока папа с мамой, заливаясь слезами, стонут «помним, любим, скорбим», по рукам школьников ходит коробка с аудиокассетами — последнее слово и последняя воля покойной, надиктовавшей на плёнку рассказ с объяснением того, что с ней случилось и почему так вышло, выстраивая в ряд тринадцать причин одного последствия.

По порядку, настаёт черёд Клэя Дженсена, слушая речь покойной, узнавать чужие секреты и открывать тайны, находясь под пристальными взглядами тех, кто был в очереди прежде него, теперь испытывающих опасения за своё будущее, как и школьное начальство, осторожничающее в ожидании гражданского суда.

Переворачивая, вместе с Клэем, и меняя кассеты в плеере, мы продолжаем слышать голос Ханны, обращающейся к каждому по имени, говоря, чем и как именно тот ей досадил, разбив на кусочки девичью жизнь, начиная давить сначала на самого Клэя, а затем, через него и на прочих, кто был указан ею виновным и показан таким остальным.

Рассказ Ханны — это и предсмертная записка, и шантаж, и психологический прессинг; это сочетание настоящего и мнимого, очевидного и кажущегося, составляющего мнение покойной о своём положении, о происхождении своих обид и характерах обидчиков, отмечая каждого из них отдельным упрёком, одновременно с тем манипулируя мнением других слушателей, если и не взывая напрямую к мести, то косвенно требуя хоть какого-нибудь возмездия, представая несчастной жертвой, павшей от злонамеренной воли других.

Послушать её: все беды снаружи и все вокруг нехороши, но это «не могу молчать», выливаются в тринадцать часов невысказанной при жизни ненависти и бессильной злобы за то, чего она натерпелась от них, но ни одна из перечня её обид не выглядит поводом катастрофы, зарождая подозрение в крайней восприимчивости самой героини к естественно-человеческим недостаткам посторонних, занятым сохранением своего лица больше, чем заботой о чести всякого ближнего.

Не говоря никому ни слова, девушка накручивая себя изнутри, копила эти самые тринадцать причин, откладывая в дневник, как тринадцать знаков невнимания, не подавая сигналов бедствия никому. Могла ли она объясниться, могли ли ей объяснить? Или за всем этим стоит история её душевной болезни, когда любые огорчения становятся провокаторами депрессии, с нетерпением ожидающей этих провокаций, которые, если их ждут, приходят с торжеством неизбежности.

Не сразу, Клэй всё-таки начинает выяснять, что в словах Ханны нет всей правды, так и мы начинаем понимать, что видим всех персонажей глазами одного участника этой истории, отраженных в единственном мнении, смешивающем правду и ложь, вызывая сомнения в адекватности её разумения, правящем чужими жизнями после окончания своей.

Такой триллерный сюжет выглядит насколько эффектным, настолько же и опасным, поскольку представляет смерть героини целью и средством, орудием и избавлением, наказанием без преступления, выводя решение личных проблем из персональной психологической сферы в пространство психологических манипуляций, демонстрируя коварный способ достать с того света бывшего недруга или того, кто показался таким, распиная его проклятием, так что задумаешься: как не слабо накрыло злобой покойницу, что ради мести ей пришлось умереть.

16 апреля 2017 | 22:54

Чем хороши были те далёкие семидесятые, так это короткой дистанцией между людьми, контактирующими напрямую, без всех современных гаджетов и электронных коммуникаций, располагаясь на расстоянии вытянутой руки или на матрасе общей постели, глядя прямо в глаза или держась за руки, как это происходит с пятнадцатилетним Джейми, находящимся в окружении нескольких женщин, нуждающемся в их внимании не меньше, чем они ожидают внимания от него.

Разговорный стиль фильма предполагает постоянную физическую близость всех его персонажей, поддерживающих почти непрерывный, переходящий от одного к другому разговор без стеснения и опаски, удивительно откровенный и прямой, позволяющий всем его сторонам экспериментировать над своими отношениями и чувствами в обращении с подростком, являющимся и объектом опытов, и самостоятельным исследователем, выявляющим границы книжной теории и практики, соотношение условий и условностей, определяясь потихоньку с собой.

Река слов помещена в широкое русло глубоко продуманного сценария, обращающегося к разным аспектам мотивирующих человека потребностей, вне зависимости от высоты его духовности или физиологической естественности биологического процесса, не вызывая шокирующего удивления прямотой вопросов и столь же не скрываемой ответной реакцией, являющимися результатом идеальной связи беседы и действия, достигаемой непостижимой органичностью каждого персонажа, как и очевидностью всех обстоятельств, так или иначе сопровождающих процесс их взаимных открытий, составляющих почти двухчасовую повесть о печалях и радостях, сопровождающих перипетии первой, далеко не первой и даже совсем не того, что относилось к любви.

Периодическая смена сторон нисколько не смущает Лукаса Джейда Зуманна, отданного женским рукам Аннетт Бенинг, Эль Фанинг и Греты Гервиг, не много уделяющих внимания другому мужчине (Билли Крудап). Юноша фантастически выдержан и спокоен, каким бы весомым ни был аргумент с другой стороны, не позволяет дамам выигрывать за чужой счет, уверенно поднимая и держа на поверхности линию формирования личности подростка, по пути с которым меняются взгляды и убеждённость более серьёзных людей, отражая последовательное развитие тех, кто живёт и замечает других.

12 апреля 2017 | 15:04

Взяв за основу для своего фильма групповой террористический акт 2003 года в Касабланке, Набил Аюш трансформирует трагическое событие в онтологическую повесть, которая вполне может быть названа «Однажды в Марокко», соединяя вместе судьбы нескольких молодых людей, выросших в жестокой нужде и горьких лишениях, живя мечтами о маленьком земном счастье, узнающих о своём истинном призвании от других людей, записавшихся к ним в наставники.

Картина даёт детальное представление о нравах, правилах и порядках, царящих в бедняцкой среде, являющейся благодатной почвой для всех видов порочности, контролирующей инстинкты и потребности, определяя цели и средства для жизни, подчиняя их интересам внутренних сообществ, формирующих собственную доктрину спасения, вербуя армию тех, кто должен за неё постоять.

Режиссёр, подобно следователю, кропотливо вникает в тонкости обстоятельств, приводящих нескольких молодых людей в лоно приветливых доброхотов, у которых, как водится, есть много простых объяснений проблем, имеющих, массу простых решений, кажущихся лучшим выходом из безвыходных положений, куда каждого из них загнала подлая жизнь.

Шаг за шагом, кино проходит путями-дорогами рекрутов исламистов, вращаясь внутри вербовочного механизма чётко действующей организации, подчиняющейся своему уставу и правилам, извлекая отверженных из традиционно неприветливой к ним общественной среды, чтобы сделать их элементами иной социальной модели, радушно встречающей тех, кого вынесло из колеи.

Авторы сценария методично излагают технологию управления волей, вместе с актёрами чутко прощупывая линии жизни избранных, замыкающих собой взрывной механизм массового уничтожения, составляя цепь из улик, указывающих на принципы системного воспроизводства террора, с опорой на личные трагедии ведущих персонажей этой истории, попадающих в ловушку ложных координат, теряя страх вслед за ощущением справедливости.

10 апреля 2017 | 16:09

Для начала, долго аналогий искать не придётся: пролог этой картины здорово напоминает широко известную звонкую комедию с Маколеем Калкным, когда к забытому впопыхах мальчишке, одиноко коротающему каникулы в пустом доме, наведывается парочка незадачливых воров, встречающих решительный и ошеломительный отпор бесшабашного затворника, превращающего агрессоров в беспомощных доходяг.

Здесь тоже история начинается с одиночного противостояния мальчика и воров внутри пустого дома, неожиданно для себя сталкивающихся лицом к лицу, как в зеркале замечая испуг в глазах своего оппонента, но успевшим понять угрозу налётчикам не хватило времени для спасения: в приступе аффективного страха одиннадцатилетний подросток безостановочной стрельбой разрядил в них боезапас многозарядной винтовки.

Два трупа на лужайке тем не менее позволяют родителям и полицейским расценить исход нападения благополучным, сочтя действия ребёнка решительными и необходимыми, приписав ему по итогам раннее проявление мужественности, достойное громких заметок в телевизионных выпусках местечковых новостей, набивающих кумира своим пафосным восхищением, тогда как сам кумир, вопреки малым годам, чувствует, что перебрал, что перебрал с перепугу.

Весьма наглядный пример, как по-разному могут оценивать ситуацию отдельные люди, насколько сложно родителям распознать психологическое состояние сына, оправданного в совершении двойного убийства, не понимая, через какой он переступил порог и с чем столкнулся там, за порогом, не в силах никому объяснить необязательность своих действий, понятных только ему одному. И на это удушающее давление совести дополнительно накладывается тревога от угрозы ожидаемого возмездия, сливающиеся в один круглосуточно преследующий мальчишку кошмар, выворачивая нутро отважно принявшего эту роль Эндрю Старнса, подобравшего секретный код к этой очень не простой личности.

Будучи свидетелем кровавых событий, не трудно понять реакции подростка, как в момент стрельбы, так и после, осознание предательской силы страха, продолжающего лишать его спокойного сна, пока другие славят юного «героя», считая происшедший с ним несчастный случай большущим подвигом. Мнения взрослых ожидаемо укладываются в несколько красноречивых формул, начиная с простейшей: «сами нарвались» до ещё более циничного приговора — «так им и надо».

Всё складно, но, если режиссёр что и сделал не так, так это то, что, увлёкшись, почти начисто растворил в психологии пафос ценности жизни, отделяемой от смерти невидимым нравственным рубежом, возникающим в просветлённом сознании подростка, преследуемого мстителями, неотвратимо приближающимися к такому же пограничному моменту, когда возмездие должно, казалось бы, принести искупление, но вот выход из красиво поставленного тупика откровенно попирает логику криминального мышления, моментально раздувая финал мощным потоком патетики, совершенно лишая его закономерности, хотя, как бы ни трудно, можно себе представить и такой, совсем нетипичный исход.

9 апреля 2017 | 19:43

Девочка Тони накачивает пресс, в спарринге с братом отрабатывает на ринге боксёрские удары, а после подсматривает за старшеклассницами из танцевальной команды, пренебрежительно игнорирующих внимание пацанки, увлечённой наблюдением за взрослыми, занятые личным, ссорясь и конфликтуя между собой по непонятным для малолетки причинам и с необъяснимыми для всех последствиями.

Необъяснимо и загадочно из группы танцующих школьниц от неизвестной напасти начинают одна за другой выпадать ведущие солисты, меняя планы остальных участниц, чувствующих распылённую среди них угрозу последовать за теми, кто вынужден был уйти, оставив их в пугающем напряжении.

Ожидание объяснений тщетно. Это не входит в планы сценария, забывающего об ответах там, где вопросы, конечно же, неизбежны, оставляя на руках у постановщика набор карт из статичных, подчеркнуто многозначительных туманных сцен, толкование которых отдано на усмотрение самих зрителей, обречённых догадываться, приписывая увиденному то, что навевает опыт, сопоставляя с ним композиции, предложенные в своей дебютной картине режиссёром Анной Роуз Холмер, в результате насобиравшей множество фестивальных наград, казалось, поощряющих начатое ею дело к продолжению.

Стараясь изо всех сил, стремишься рассмотреть в стоянии на дне пустого бассейна метафору небывалой смысловой ёмкости, да и всеобщей чернокожести людей тоже можно найти глубокомысленные объяснения с социальной оттеночностью, прочитав в том манеру Линча или Хичкока, но глухая скука отбивает всякую охоту искать оправдание медленно растекающейся луже мутноватой воды, серебрящейся отблеском воронёной стали, относя благосклонность конкурсных жюри на счет их фантастической снисходительности, закрывающей глаза на отсутствие движения и даже капли зрелищности, лишающих всякого интереса к тому, чем всё начатое может закончиться, потому что, неопровержимо уверен — ничем.

4 апреля 2017 | 19:08

В эпоху застойного СССР японскую столицу лихорадит от революционных волнений, доносящихся до полусонной провинции, где в приютском школьном хоре сливались вместе сильные голоса молодых учеников, дерзнувших бороться за первенство на национальном хоровом конкурсе, доверяя силе своего учителя, удалившегося от взрывоопасных протестов, уединившись в классной комнате с послушной его воле группой певцов, одухотворённо репетирующих на русском «Полюшко-поле», все, как один и каждый со всеми вместе, но режиссёр с первых шагов отделяет от коллектива пару, связывая молодых людей игрой не высказанных интересов, поглощающих внимание обоих, где один становится голосом другого, создавая интригу взаимного проникновения не соприкасающихся тел, находящихся в духовном единстве.

Школьный хор подобен клубу, сродни ордену для посвящённых, где пение — ритуал, таинство, к которому приобщается новичок, верный данному обещанию, как клятве преданности, продолжая начатое другом сражение, невольно напоминая о долге учителю, переоценивающему своё прошлое, расширяющее пространство духовно-нравственного развития юношей, бьющихся ради общей цели, болью пробуя на прочность себя.

Составленная из нескольких слоёв, картина обретает глубину, погружаясь в состояние разреженного эмоционального ступора, носителем которого обречен быть главный герой, напоровшийся на завораживающий взгляд своего товарища, но на той глубине нет быстрых течений, а только сводящий мышцы холод свинцовых вод, отражающих медлительность сюжетного потока, разлитого тонкими ручейками едва тронутых интересом тем, разносящихся по поверхности редкой зыбью, как будто на яркую акварель плеснули из стакана чистой водой, и краски «поплыли», испортив хороший рисунок, но всё же не уничтожив его.

26 марта 2017 | 21:27

Удивительная природа Исландии украсит собой любой фильм, когда надо, становясь единственной опорой его сюжетных линий, что и происходит с картиной Гримура Хаконарсона, где посеребрённые снегом скалы опускаются с небес барьером для гуляющих по долинам студёным ветров, символизируя стену молчания, более сорока лет разделяющую двух братьев, связанных только собачьей почтой, которую доставляет восторженный пёс, снующий между соседствующими фермами братьев — врагов.

Что бы не разъединяло людей, связать их может только беда — таков смысл этой истории об отшельнической жизни двух стариков, нестерпимо враждующих между собой вопреки своим кровным узам, набирая на овечьих конкурсах очки к своему авторитету, утверждаясь в первенстве между собой, когда-то поставленному их отцом под сомнение.

Одно дело, когда за трон борется молодёжь, совсем другое — соревнование упёртых в своей правоте седых бородачей, приходящих в бешенство от одной мысли, что можно проиграть противнику, считая единственным смыслом жизни доказательство родительской ошибки, но свалившееся на них несчастье расставит всех по нужным местам.

Застилая разум, ненависть, подточив доверие, того гляди, добьёт их обоих, но судьба поворачивает всё так, что друг без друга им уже никак не обойтись, и этот переворот вполне ожидаемый результат планомерно разворачивавшегося конфликта, чётко кристаллизованного в персонажах колоритных бородачей, воплощающих на экране сложную формулу характеров, управляемых немотивированной логикой гордости в непримиримом соперничестве кто — кого.

Мир живёт глобальными проблемами, которые достают по радио и TV, а личная жизнь предстаёт в человеческом измерении, недоступная взглядам и не подчиняющаяся общественным интересам. По тайникам души разложены печали и обиды, не выдавая которых старики изводят оставшиеся годы, но режиссёр проливает свет, открывая взгляду коварство нравов, упорствующих в своей бараньей неправоте.

Маленькую трагедию режиссёр стремится представить наглядным обобщением невероятного разнообразия путей, по которым, теряясь и путаясь, слоняются самоуверенность, надменность и презрение, являющиеся источником тех самых тридцати трёх несчастий, составляющих контекст этой невесёлой повести, где всё легко узнаваемо, доходчиво и легко, жаль, что ясность приходит не ко всем и не вовремя.

20 марта 2017 | 14:35

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...



Друзья по интересам (290)
они ставят похожие оценки фильмам

имя близость

jester1454

66.8385% (151)

TheMadQ

65.5126% (171)

forwell

64.9091% (213)

Natalie Landa

64.4064% (180)

кок

63.8188% (204)

julie_br

63.5023% (171)

Yaav13

63.0355% (188)

_Agni_22

62.9743% (174)

den-april-20

62.5668% (193)

Keris Stardragon

62.2871% (183)

Емельян Сидорович

61.4464% (240)

fishka86

60.5177% (231)

Flash55

60.515% (225)

zizi222

59.9289% (257)

Kritik_Men

59.6979% (194)

19AltMan89

59.6252% (203)

moy_tuzik

59.3977% (256)

4ert1988

59.3662% (329)

Zmey-Aspid

59.35% (191)

lizzo4ka

59.152% (224)

доска

58.9636% (216)

aleksandrtt99

58.8592% (331)

yurluchk78

58.7752% (370)

Mister Durden

58.5621% (309)

Кальцифер

58.3725% (284)

CiNe-MaN

58.309% (202)

sergio0203

58.283% (337)

Wayne_Screw

58.2402% (242)

Veroteroid

58.138% (227)

_Kino-man

57.9539% (200)