всё о любом фильме:

konoplyov > Друзья

 

Друзья в цифрах
всего друзей40
в друзьях у37
рецензии друзей615
записи в блогах-
Друзья (40):

В друзьях у (37):

Лента друзей

Оценки друзей

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Дабы не тратить ваше время, я сразу поясню момент, интересный для подавляющего большинства, после прочтения которого вы со спокойной душой сможете листать дальше: если вы не собираетесь тратить деньги на IMAX, то сидите дома. Без него игра не стоит свеч, поскольку это лучшее, что сейчас может предложить данный формат относительно спецэффектов, и даже несмотря на то, что фильм поставлен из рук вон плохо (нет масштаба в операторской работе, плохие крупные планы, отсутствуют панорамные съемки, которые бы идеально вписались в локации), в ближайшее время на это будут равняться все деятели индустрии. В остальном же, перед вами худший голливудский продукт года.

Все еще читаете? Ну, я предупреждал.

Если поставить перед какой-либо постройкой двух разных, и незнакомых людей, то вероятность что одному она понравится, а другому нет, примерно 50 на 50. Пятая часть «Трансформеров» — это здание, которое возненавидит каждый здравомыслящий человек. Это вверх безвкусицы, и оплот слепого желания наварить бабла.

И пусть Бэй никогда не был мастодонтом сюжетных перипетий, вплетающим в свою «ржавую» франшизу глубокие посылы, интересные идеи, и неожиданные сюжетные повороты, но здесь он превзошел сам себя. «Последний рыцарь» не имеет сюжета, главных и второстепенных героев, тут нет смешных шуток, слушать диалоги невыносимо, а персонажам некуда развиваться. Это плохая двухчасовая подводка к финальному, 30-минутному экшену, не более того.

Я ни в коем случае не буду распинаться тут на тему того, что впихивая в повествование детишек, Бэй, пытался показать насколько близок хаус из-за роботов к простому народу, но не успел сделать это за 15 минут, и только доказал своё тотальное непонимание драматургии. И я не собираюсь описывать диалоги героев, в которых один хочет узнать у другого что делать дальше, а в ответ получает рассказ о том кем были его родители. И я уж точно не хочу упоминать пафосную концовку, которая выглядит как оборвавшееся видео на телефоне 13-летнего парня. Я вообще не хочу говорить об увиденном.

Единственное, чего мне так хочется — это чтобы все те, кто решится пойти в кино, понимали, что так нельзя. «Трансформеры: Последний рыцарь» — это неуважение к зрителям, тратящим свои средства, своё время, матовый Мегатрон, залежалый десиптикон, постных автоботов, свистящий Хопкинс, корабельный Оптимус, проводная Немезида, отражающийся Бамблби, висящий Кибертрон, астральный Юникрон,

Не поняли что прочитали, да? Вот и я не понял что посмотрел.

3 из 10

22 июня 2017 | 01:48

«Мумия» — дрянь! Неплохое начало, согласитесь? А ведь по-другому говорить и не хочется, поскольку перед нами блокбастер, открывающий дверь ногой, но говорящий затем только шепотом. Этакий фильм-хвастун, который хвастается не тем самым местом.

Вся эта историческая подоплека располагает к интересным сюжетным «телодвижениям», и бойкому повествованию. И если честно, там такое есть. Начальная сцена, которая всем нам напоминает известную игру для PS4, и динамичные флэшбеки задают тон, но каждый раз все это буксует на неуместных диалогах и беззубом стремлении привлечь внимание. Историю можно было оживить с помощью серьезного отношения к мифологии. Рейтинг R, на который не хватило смелости студийным толстосумам, смог бы добавить колорита и мрачности. А на деле же получается, что всем плевать на такие важные аспекты, и есть только бешеное желание обозначить франчайзные амбиции. Нет масштабных побегушек, все как-то шутливо. Драки на обрывах отсутствуют, но зато в наличии постоянные тусовки в каких-то лабораториях. И это в студийном поп-корновом блокбастере.

Второй час — это похвала самому себе, в которой на первый план почему-то выходит Кроу (если верить анонсам, его герой будет кочевать от фильма к фильму). Другой мужчина на «К» вообще выглядит как человек, упавший лицом не в свою тарелку. Круз несуразен, и совсем не попадает в сеттинг, из-за чего финал картины смотрится глупо. И ведь ему самому хочется продемонстрировать понимание истории, и способности к экшену вне «Миссии», но с каждой минутой его персонажа становится все меньше и меньше.

По-хорошему проблема в Куртцмане — авторе, решившему попробовать свои силы в режиссуре. Обилие персонажей не дает ему сосредоточиться на каждом в достатке. Да, Бутелла прекрасная, и единственная к кому нет претензий, но главный герой из неё так себе. Она и с образом справилась, и в возрастной рейтинг попала, когда хрустела своими костяхами, но история её поверхностна.

А больше, на самом деле, сказать мне и нечего. Финальный акт просрали в смехотворной душевности, картинки на 125 млн и в помине нет, юмор плоский как сами знаете что.

Надеюсь, что эта ситуация изменится со следующим фильмом. И не обязательно нанимать матерых режиссеров, и укомплектовывать каст громкими именами. Главное, чтобы Universal поняли кто их аудитория, и пересмотрели развитие франшизы.

Все, расходитесь.

4 из 10

9 июня 2017 | 09:20

Леди и Джентльмены!

Вы видели когда-нибудь на экране, как человек проходит через смерть, или только смотрели?

Я готова держать пари, что вы смотрели, но едва ли видели.

… В детстве мы вместе боролись с Тьмой, и давали клятву бороться со Злом во имя королевской чести, и «Заколдованное Королевство», «Властелин Колец», «Туманы Авалона», «Легенда», «Фантагиро», «Зена — Королева Воинов», «Великий Мерлин», «Бесконечная история» и «Звёздная Пыль» не пустые слова для нас. А потом мы видели массу киношных смертей, убийств и самоубийств, нарушений всех возможных и нет клятв, и злые герои иной раз становились нам ближе, как и сама Тьма.

Но вот приходит момент и.. . Всевышний и Неумолимый бросает свой жребий. Но жребий достанется не всем. Тем только, кто способен не только смотреть, но и видеть. И это будет не кино. С вами случится Жизнь, — как первая морщинка матери, как первый отказ отца с вами поиграть в теннис из-за усталости, как первый седой волосок в бороде пса-любимца, как первая смерть кошки на наших руках. Как первый плевок в душу от друга или любимого.

Может быть, вы, потрясённый и оглушённый, выйдете на улицу, может быть, вы станете ругать Бога, а может, и отречетесь в себе от добра и перестанете видеть в жизни смысл. И, возможно, вы это «примете» (не верьте психологам, — они «адаптируют» вас к реальности, несозданной для жизни), но принять это нельзя, а когда вы поймёте, что было нельзя, то опоздаете на целую жизнь.

… Где-то в далёкой Англии умирает молодой человек, отчётливо и горько осознавая, что теперь ему никогда не стать писателем.

… Где-то в близкой России многие по-настоящему талантливые ребята знают, что им никогда не попасть в шорт-листы и не получить Пулитцеровской премии, хотя и пишут они прекрасно.

… А фильм «Третья Звезда» рассказывает, как Джеймс Кимберли Гриффит, молодой писатель, имеющий возможность печатать и издавать книги, принимает смерть, и от того фильм в России, наверное, становится вдвойне жестоким, вдвойне пугающим.

Но Бенедикт Камбербатч в этом фильме тонко и реалистично проживёт жизнь не опоздавшего на неё человека, — хотя он и сомневается в этом, — и этой искренностью ещё более убедит зрителя в том, что если не принять случившееся с ним, но при этом не потерять ни мужества, ни радости, ни человека в себе, — то здесь и открывается, возможно, «волшебное» решение не опоздавших.

Бенедикт Камбербатч, Адам Робертсон, Джей Джей Филд и Том Бёрк справляются как с красотой залива Барафандл, как с холодом снаружи на берегу моря, так и с отчаянием внутри. Том Бёрк знает дислексию не понаслышке, ведь разве невозможность стать тем, кем ты жаждешь быть больше всего на свете, не страшнее, чем смерть?… (Позже Бёрк сыграет у апокалиптического Рефна с Гослингом и, может быть, не просто так именно он не даст утонуть Эллен после гибели Чарльза Диккенса у Файнса, ведь актёры и реальные судьбы мира так взаимосвязаны?)

И мы видим это лицом к лицу, мы будто рядом с этими мальчиками-джентльменами, немного непонятными нам, как роман «Улисс», потому что в них напрочь отсутствует привычная русским и американцам ювенильно-тинейджерская ментальность с её модой и на одежду, и на чрезмерность эмоциональности. Они ближе к своим предкам-работягам, которые считали, что оплакать в одиночестве любимую собаку или пони, и не заразить этим горем свою семью, — неоспоримое дело чести джентльмена.

Особенность английского кино, наверное, не в том, чтобы кричать под колесованием, как кельт: «Freedom», и не в том, чтобы как русский в момент расстрела презрительно улыбнуться в лицо палачу. Тонкость английского менталитета миру, культуре и кинематографу показали нам и Тревор Нанн в «Леди Джейн», и Майк Ньюэлл в «Больших Надеждах», и Льюис, и Толкиен, писавшие свои, пронзившие нацизм, произведения, и Джулиан Феллоуз «Из Времени во Время». Это не смирение, это не скорбь, это не отчаяние, это не ложь, это не утешение. И это нельзя даже назвать мужеством.

Тонко и гармонично, без надрыва и панических атак, как его собрат из фильма Рэндала Клайзера «Это моя вечеринка», Джеймс Гриффит принимает смерть, — как и его друзья, — трое тех самых несостоявшихся писателей, — Дейви, Билл и Майлз, — и они, все четверо, бредут и бредут по холодному берегу моря… Во время просмотра почему-то вместо саундтрека фильма у меня будто бы играла та самая песня Hozier`a, Take Me To Church, которая была так известна пару лет назад…

Их книги и фильмы не будут опубликованы, и, может быть, Джеймсу повезло куда больше, как знать?..

В этом путешествии Джеймсу не 29 лет. Он непростительно молод, — вся молодость мира, всё непрожитое и не сделанное творят из него (и из нас) младенца, и бросают вызов, но при этом для того, чтобы «достучаться до небес» в душе зрителя, — заставить его выйти из скорлупы или зоны комфорта, научить его тому, что не всегда бывает хэппи-энд, но и научить не ломаться от этого, — и приходится извращать такие простые истории, как сделала Хэтти Далтон, раздумывая, наверное, об очень многом, чтобы прийти к созданию этого фильма, — и во время работы со «Скандальным Дневником», и «Вне Игры», и с Гринпис, или «извращать» простые истины, как «Антихрист» был «извращён» Триером или «Малхолланд Драйв» Линчем, а «Неоновый Демон» Рефном… Зрителю нужна встряска, зрителя не так-то просто вернуть в чувство.

Премьера фильма «Третья Звезда» на Эдинбургском Кинофестивале, по моему мнению, была премьерой не для людей, а для всех призраков, ужасов, боли и надругательств над человеком, что хранит каждый дом, каждый камень этого города, но… «Филипп Френч из The Observer назвал фильм «компетентным», хотя «скорее семейным и предсказуемым, не отталкивающим». Синтия Цитрон из Santa Monica Daily Press назвала его «поглощающим, сдвигающим и увлекательным опытом». Фелим О’Нелл из The Guardian описал его как «плутовской и бесцельный в течение некоторого времени, попадающим в центр внимания в последний фурлонг»" (с).

А Бенедикт Камбербатч выдерживает это мрачное равновесие с таким тонким актёрским чувством меры, что зритель не становится соучастником этой смерти, потому что актёр всё берёт на себя, и, вовлекаясь в роль как на дно океана, если и рискует не всплыть, то его встреча с чем-то «громадным и страшным… и смелым» потрясающе преобразит его в третью звезду, оставляя нам надежду на то, что ничего не заканчивается.

10 из 10

6 июня 2017 | 20:25

Очень часто я с экспрессией доказываю моим друзьям и знакомым почему фильм хороший или плохой, стараясь подпитывать это понятными аргументами. Текст, который вы прочитаете ниже, ни в коем случае не должен стать для вас каким-то критерием. «Нелюбовь» для меня очень личная картина, поэтому я, и мои трясущиеся руки, просят в этот раз не доверять мне, а просто прочитать.

Я довольно эмоциональный человек. Моё восприятие чего-либо часто выкручивается на полную катушку там, где это неуместно, и не добирает там, где надо. Ввиду этого, кино, которым я заболел довольно давно, иногда способно меня подкосить, если оно затрагивает что-то, с чем я знаком. Случай Звягинцева как раз то, что проникло куда-то дальше оценочных предложений, и заставило осмыслить то, с чем я когда-то столкнулся.

Институт семьи всегда олицетворял чистокровное взаимодействие эмоций двух людей, решившихся сблизиться на максимальное расстояние друг к другу. Однако, не всегда эта «песня» несет в себе теплоту и понимание. С первого кадра, в котором нам показывают тихий лес ранней зимой, Звягинцев обозначает мотив того, о чем он будет говорить: холод на улице — это холод в сердцах главных героев. Такое четкое очертание акцентов может показаться напыщенным, если бы не сами герои, подпитывающие этот холод истории своими действиями. Наплевательское отношение к своей жизни, грязная ирония над всеми, кого вы каждый день видите в офисах, вагонах метро или на автобусных остановках, чувство мерзости, возникающее к ребенку, которого ты никогда не хотела, и не пыталась любить. Да, возможно Андрея Петровича можно обвинить в прямолинейности, но с каких это пор реалии превратились в жалостливые приёмы и провокации? Почему когда мать спокойно рассуждает о том, что готова отдать свою кровинушку в интернат, мы должны осуждающее фыркать? Почему когда следак говорит правду о том, как будет протекать расследование, мы должны закатывать глаза, и думать, что все это уже было? Почему мы отказываемся смотреть этой самой правде в глаза?

Выдерживая мрачную тональность от кадра к кадру, Звягинцев доступно «вливает» нас с вами в этот чан ненависти, заставляя воочию посмотреть на все это, и доказать, что так делать ну никак нельзя. Реализма всему этому добавляют неизвестные лица в кадре, которым охотно веришь. Сосредотачивая внимание зрителя с помощью протяжных крупных планов, и молчаливых панорамных кадров, нам помогают не отвлекаться от ключевого — ситуаций, в которые попадают герои, и линчевания, следующее за всем этим. Вся томность здесь не смотрится дешево. Это скорее пауза, похожая на передышку во время ссоры, когда семейная пара расходится по разным комнатам, и думает.

Думать. Вот, что является самым главным положительным (дико читать такое слово в контексте такого мрачного фильма, и не менее мрачного текста) аспектом фильма. Отталкиваясь от семейной драмы, Звягинцев рушит все устои института семьи, заставляя каждого, кто смотрит фильм взглянуть на нечто из своего прошлого с другого ракурса. Развод этих двух, паранойя старого поколения, хладнокровное отношение от тех, кто пришел помочь — все это пришло от отсутствия того самого чувства, стоящего апофеозом в названии картины. Эти люди, ищущие минусы в других, спешащие оправдать себя и свои поступки, отказываются понимать, что все это из-за нелюбви друг к другу. Они не догоняют, что это серьезно, и это усугубляет. Вы скажете, что все, о чем я говорю слишком абстрактно, но я попробую вас убедить в обратном, приведя свой, личный пример.

Это безусловно громкая фраза, но я считаю себя человеком искусства. Задумываясь над посылом, я всегда проецирую увиденное на себя. Будь то трагичная история любви Шазелла в «Ла Ла Ленде», осознание надвигающейся потери из «Голоса монстра», или же поиски близкого, которого ты не замечал. На протяжении всего своего сознательного возраста я был уверен, что мама, которую я давным давно потерял, виновата в этом сама. Что своим безалаберным отношением ко мне, и нашей семье, она самостоятельно упала в эту яму, бесследно пропав 23 года назад. Я был уверен, что мне не стоит её искать, не стоит убеждаться в том, что она мертва, или биться в надеждах, что она жива. Но смотря на то, как в фильме семейная пара уходила все дальше от себя, как жена не вылезает из телефона, а муж чуть ли не бросает ребенка в манеж, я понимал, что это производное той самой нелюбви между ними. Что им не надо было ничего этого. Они просто две дворовые псины, желающие постоянно куда-то бежать, думая, что там, за поворотом, ждет лучшая жизнь. И также я никогда не искал её не потому, что она не заслуживает этого. А просто потому, что нет любви. Любви к ней.

И не важно, что это звучит дико, и не важно что отсутствие этого чувства следствие страшных вещей из прошлого. Факт остается фактом — без любви ты такая же бессознательная псина, которая несется в сторону горящего дома, а не от него. И важно помнить, что винить в этом ты можешь только себя.

Простите за сюр, и спасибо, что дочитали.

10 из 10

5 июня 2017 | 14:37

Садясь за ревью на «Чудо-женщину», первое о чем я подумал — как избежать этого тошнотворного, и чаще всего неуместного слова на букву «Ф», которое все больше поглощает современное общество? Нет, не подумайте, я ничего не имею против него, просто мы же тут за кино общаемся, а не за чьи-то права.

Но благо, DC умудрились превратить самый невзрачный фильм вселенной, от которого за версту разило тематикой independent woman, в безобидный пустяк, похожий на ваш первый поцелуй: неуклюжий, но искренний, исполненный технически плохо, но не оставляющий мерзкого послевкусия.

Диана Принс впервые появилась на страницах комиксов DC в далеком 1941 году. Она сразу приковала внимание читателей своей силой, красотой, и искреннем стремлением сделать этот мир лучше. Именно на этом решила сосредоточиться и Пэтти Дженкинс — женщина, сумевшая в своё время «изуродовать» Шарлиз Терон, и помочь ей получить свой первый актерский Оскар за роль в фильме «Монстр». Чтобы расположить зрителя к героини Галь Гадот, Дженкинс довольно стремительно отправляет ее в путешествие на фронт Первой мировой, где страдание, убийства, предательство, и прочие вещи, с которыми Диана никогда не сталкивалась, а только слышала.

И действительно, благодаря резвому началу, грамотно детализированным локациям, выдержанным в одной тональности, и приличном количестве времени, рассказывающем об ужасе войны, у Дженкинс получается не только добавить целостности своей истории, но и добиться развития персонажа Принс, которая сначала пребывает в недоумении от всего происходящего, но с каждым новым разрывающимся около себя снарядом, она начинает осознавать что именно творится вокруг неё. Вообще, сторителлинг картины можно разделить на три, вполне шаблонные для жанра части: 1. Знакомство с главными героями, и обозначение их идей и жизненных принципов; 2. Проверка на прочность, и сентиментально-любовное сближение действующих лиц; 3. Катарсис между главными героями, пересмотр собственных приоритетов и взглядов на мир, и слезливый финал. Все эти стандартные приемы ни в коем случае не заслуживают осуждающих взглядов в сторону Дженкинс и компании, ведь поданы они вполне сносно. История не перегружена героями, сюжетные перипетии не выходят за рамки основной идеи (война страшное дело, а люди, которые воюют еще страшнее), а посыл выглядит любопытно и многогранно (даже Боги способны понять, что в войне виноват не кто-то один, а все те, кто в ней участвуют, и не желают идти на компромисс).

Откровенных минусов в картине тоже в достатке. Учитывая жанровую неопытность мисс Дженкинс, экшен в фильме просто ужасный. Плохая графика, тянущая на миллионов 60 максимум (а ведь говорят, что бюджет у фильма 150 млн), бросается в глаза не только за счет своего корявого исполнения, но и из-за слишком рваного монтажа, и плохо поставленного файтинга. Конечно, дела здесь обстоят куда лучше, чем в пресловутом «Бэтмен против Супермена», но это так себе плюс, ведь мы в первую очередь оцениваем фильм как самостоятельный продукт. Третий акт, точнее финальная битва, и вовсе похож на ночной кошмар мультипликатора, и его отсутствие пошло бы только на пользу картине. Злодеи, даже несмотря на схожесть с продуктами Марвел первой фазы, прозаичны, бесхребетны, и обращать внимание на них совсем не хочется.

А вот кто по-настоящему заслуживает зрительского внимания и хвалебных оценок, так это Галь Гадот — мисс Израиль 2004, дебютировавшая на большом экране в четвертой части «Форсажа». Её статность, фактурность, и космическое обаяние само собой не способны затмить отсутствие актерского таланта, но в кои-то веки внешних данных вполне достаточно, чтобы стать самым лучшим кастинговым решением DC за всё время. Она чиста, простодушная, а улыбка и милые ужимки на автомате располагают зрителя. Конечно, скорей всего она не получит много экранного времени в грядущей «Лиге справедливости», но её присутствие в кадре точно добавит колорита будущему тим-апу Warner.

Вообще, качество «Чудо-женщины» вещь довольно спорная. С одной стороны легкость в подаче, приятный каст, и неглупый посыл, актуальный для современного мира делают своё дело, и фильм сморится целостно. А с другой — ужасная техническая составляющая, чрезмерная приторность, и неуместные, местами вульгарные шуточки, напрочь убивают все плюсы. Именно поэтому я не возьмусь советовать фильм кому-либо, поскольку здесь всего 50 на 50. А значит зрителю придется самому решать тратить ли на этот фильм время и деньги, также, как и Диане Принс приходится самой разобраться, стоит ли воевать за тех, кто воюет против самих себя.

6 из 10

5 июня 2017 | 14:36

Искусство для многих олицетворяет собой абстрактность, которая отражает эстетическое удовольствие. Это способ самовыражения, стремящийся красиво, детально, и идейно рассказать о том, что интересует общество. Правда, порой, вся это прогибается под общественность, и превращает эстетику в попсу, а удовольствие в приход. «Манифесто» рассказывает обо всем этом, предлагая взглянуть даже на условную кучу дерьма с разных ракурсов.

«Манифесто» — это не кино, не документалка, не короткометражка. Это проект. Это высказывание. Это провокация. Он способен испугать своей манерой неискушенных зрителей, а более умную публику заставить читать между строк, разбавляя пищу для ума кипящим перфомансом Кейт Бланшетт.

Очень часто меня спрашивают зачем я занимаюсь всей этой писаниной. Кто-то обвиняет в слепой ловле хайпа, кто-то доказывает, что я рисуюсь на фоне других, а третьи и вовсе уверенны, что я бесцельно перебираю умные и не очень слова, являясь на деле бездарем. Несмотря на суть моего хобби, я принципиально не люблю доказывать или разубеждать кого-то. Но при этом, мне всегда есть что ответить на это, и в этот раз мой ответ отлично вписывается в контекст «Манифесто».

Я начал писать 7 лет назад. Моим первым большим текстом была рецензия на «Три дня на побег» с Расселом Кроу. Она до сих пор есть в моём профиле на Кинопоиске, и она просто ужасна. Тотальная несуразица, безаргументированная, похожая на мнение девочки, которая попала на концерт любимого, и очень смазливого поп-певца. Но при этом, я горжусь ей, поскольку тогда я впервые попытался рассказать о своём мнении незнакомым мне людям, и убедить их в чем-то, в чем уверен сам.

Тогда мне казалось, что я смог создать нечто, что можно назвать громким словом «детище». Я ни в коем случае не намекаю, что это было искусство, но сам факт рождения этого высказывания, и его доступности для окружающих, невзначай отделили меня от окружающего мира. Нет, я не стал особенным. Я просто в какой-то момент взглянул на конкретную вещь по-другому. С годами взгляд на остальные вещи тоже начинал меняться. Вместе с этим появлялось желание что-то постоянно делать, генерировать, по-особенному смотреть на все, что вокруг.

Иной взгляд — иные действия. Притрагиваясь к чему-то прекрасному, ты на автомате тянешься к этому, и сам начинаешь становиться лучше. Лучше писать, интереснее говорить, искренне реагировать, да даже тусить как в последний раз. То есть, попробовав малое — меняется большее. Благодаря этому моё мировоззрение стало шире, глобальнее, увереннее, в меру гуманнее, экспрессивнее. Всем этим я спешил поделиться с теми, кому это надо. Иссякая до последней эмоциональной капли, я вкладывал в своё искусство (никогда не думал, что скажу о своём хобби именно так) себя, и поражался тому, что людям, пусть и немногим, это интересно.

«Манифесто» доказал мне, что для создания чего-то тебе нужен только ты. Катализатором может являться кто или что угодно, но результатом будешь только ты сам. Я, ты, вы все — это и есть искусство. Возможно это будет эгоистично, слизано с кого-то, не получит признания в обществе, или приведет в восторг ваших друзей. Главным останется факт его рождения, присутствия в этом мире, и точечном плевке в лицо устоям. Здесь нет границ, нет пределов и рамок. О них ни в коем случае нельзя задумываться, иначе есть вероятность загнать самого себя в рамки банальностей и неискренности.

Смотря на героиню Бланшетт, которая с лютой экспрессией стояла на похоронах, и орала на всех пришедших, обвиняя их в алчности, бездушности, трусливости, и грозясь убить, я задумался над тем, что перед нами яркий пример того, когда человек творчества без доли стеснения говорит о вещах, которыми живет там, где уже ничего не живет. И именно эта экспрессия, эта агрессивность, эта борьба за то прекрасное, что ежедневно рождается в наших сердцах и головах — и есть жизнь.

Если вам что-то не нравится — не молчите — пишите об этом. Если вам нравится на что-то смотреть — не стойте — рисуйте это! Если приятно что-то слышать — не зависайте в этом — пойте в такт! Делайте это хорошо, делайте это плохо. Главное — не надо гнить в чертогах общества, которому чхать на все это.

«Манифесто» — атмосферный монолог, который после просмотра будет звенеть в ваше голове. Он сведет вас с ума, станет вашей мотивацией, и вызовет стойкое чувство дискомфорта из-за того, что пока люди создают нечто новое, красивое и интересное, отдавая что-то от себя, вы сидите ровно на своей пятой точке, стопоря сами себя там, откуда вам срочно надо выбираться.

10 из 10

29 мая 2017 | 11:20

Один из стихов поэта Юрия Левитанского начинается строчкой: «Вы помните песню про славное море?» Это, пожалуй, всецело отражает то, что происходило с «пиратской» франшизой раньше, и что с ней творится сейчас. Новые «Пираты», которые отчаянно пытаются сойти за старые фильмы, с морем экшена (простите за каламбур), обаятельными героями, и отсутствием вульгарной завязки, на деле халтурят сами над собой, и только подтверждают, что франшизе пора пришвартоваться.

В своё время, новость о том, что пятую часть, призванную реабилитировать Дисней после ужасающе плохого четвертого фильма, поставит дуэт Хоаким Роннинг и Эспен Сандберг воодушевляла. Все-таки новые люди в «мышином доме», которые успели отхватить номинацию на Оскар в 2013 году за фильм со схожей, водной тематикой, должны привнести то, чего раньше не видела эта вселенная. А учитывая молодые лица в касте, технологии, отказывающиеся стоять на месте, и весомый перерыв в 5 лет между картинами, появилось стойкое ощущение, что нас снова возьмут на абордаж, и заставят драить палубы ради того, чтобы услышать историю о новом приключении Джека Воробья. Однако, оказалось, что история эта бессвязна, а рассказывать нам её будет душевнобольной пират, которому абсолютно все равно на драматизм, детали, и посыл. Ему главное потрепаться, и получить свою долю похвалы, читай миллиард кассовых сборов.

Обаяние, которым нас тогда купил первый фильм, заключалось не только в кривляньях Деппа, которыми, стоит признать, он наиграл на номинацию от академиков в категории «Лучшая мужская роль», но и в романтике морей. Скрипучие палубы, свист ядер, и лязганье мечей выглядели не просто как составляющее картины про вечно пьяных пиратов. Тогдашний подход Вербински умело обрисовывал атмосферу тех времен: если корабли, то статные, если море, то волнующееся, если герои, то хорошо прописанные, если конфликт, то не сентиментальный, а глобальный. Но с каждой новой частью, акценты, как и бюджетные средства, все больше смещались в сторону Деппа, которого заставляли пыжится и дергаться в кадре, превращая каждую его реплику в неуместную шутку. К четвертому фильму все это достигло апогея, при чем такого, что даже интересный контекст стародавних морских баталий превратили в непонятные побегушки от берега к берегу.

Пятая часть очень хочет скопировать фабулу первого фильма, но из-за банальной завязки, паразитирующей на извечной теме отцов и детей, получается не приятная ностальгия, а вульгарный самоповтор. И да, возможно кто-то скажет, что самоповтор хорошего намекает на нечто дельное, но увы, его исполнение оставляет желать лучшего. Депп все такой же надоедливый арлекин, смотреть на которого становится скучно спустя 30 минут. Второй план, в лице молодых Брентона Туэйтса и Каи Скоделарио, вроде как выступают катализаторами всего происходящего, но на деле же теряются на фоне все того же Деппа, и героя Хавьера Бардема, к слову, единственного хорошо прописанного персонажа, с внятным прошлым, понятными целями, и справедливым финалом. На костях оригинальной трилогии пляшут всеми любимый дуэт Блума и Найтли, за счет которых Дисней криво накидывает душевности. Про гламурного Барбосу даже говорить не хочется, он тут для мебели, не более. Жаль только героиню красивущей Голшифте Фарахани, чем потенциал загубили плохим сценарием. Надеюсь, что если студия и решится на 6-й фильм, то ей уделят куда больше экранного времени.

И ладно если бы таких прозаичных героев смогли бы отправить в долгое плавание со взрывами, цунами, и прочими морскими приблудами. Но картина, бюджет которой варьируется в пределах 230 млн долларов, не может продемонстрировать масштаб на экране. Экшену слишком тесно между скал и расходящихся морей. Пристойные баталии тут только во флэшбеках, а запоминается лишь первая сцена, которая и вовсе разворачивается на суше. В остальном же все сумбурно, монтаж слишком рваный, а потенциально хорошие сцены загублены чрезмерно затемненными локациями. Море необъятно, просторно, и располагает для любых, пусть даже не самых правдоподобных изощрений. И загонять себя в рамки имея в руках такой козырь смерти подобно.

Знаете, есть в фильме момент, когда Депп, томно смотрящий вперед, произносит фразу, что мол «он отправляется на встречу судьбе по другую сторону горизонта». Кто знает, возможно, что именно там его ждет то самое другое, славное море, о котором писал Левитанский. Но доплыть туда будет непросто, ибо путь тернист. И если вдруг Депп, Дисней, да и мы с вами, не готовы отправиться в это путешествие, то лучше будет бросить якорь, осесть в каком-нибудь порту, и ждать прилива. Прилива мысли.

4 из 10

26 мая 2017 | 14:03

Для самых аккуратных сразу обозначу: спокойно, спойлеров нет.

Уверен, что каждый из вас бывал в таком месте, пробуждающим лютое чувство ностальгии, и раскачивающее воспоминания в голове. Чаще всего это описывается исключительно в позитивном ключе, но увы, с «Заветом» это правило не сработало. Да, свежо предание, но верить в него не хочется. Уж больно все вторично, топорно, и лощено.

Знаете чем в своё время цепанул оригинальный фильм? Саспенс внутри научной фантастики. Интерес к героям, и секретность относительно того кто же выживет. Оригинальность внешнего вида ксеноморфа. Грамотное начало, размеренное повествование, и логичный, оставляющий задел на сиквел, конец. И я ни в коем случае не хочу сказать, что здесь всего этого нет. Кэтрин Уотерстон вполне себе харизматичная дама, ясность относительно того кто выживет появляется минут за 30 до конца, обновленный ксеноморф может и не такой красавец каким он был в 1979 году, но тоже неплох (вот за саспенс не скажу, ибо его тут нет вовсе, но об этом чуть позже). Но все же момент вторичности, который не покидал любого вменяемого зрителя после 7-го эпизода «Звездных войн», лоск, которым пропитана картина, пафосность там, где ей нет места, и история, скатывающаяся в непонятную «богическую» философию, которая так мешала «Прометею», сделали своё дело.

Конечно, время бежит, технологии бегут еще быстрее, и естественно, имея возможности нарисовать крутые эффекты, выстроить детализированные декорации космического корабля, и разлить литры качественной бутафорской крови, сложно воссоздать ту камерную жуть, которая отличала первый фильм от прочих картин тех времен. Но если это очевидно нам с вами, то почему сэр Скотт не дошел до этого, и просто решил действовать по той же фабуле, пряча самоповтор за фан-серивисом? В «Завете» нет ужаса, нет клаустрофобии, напряженных моментов, во время которых хочется крикнуть «Ну же, мать твою, беги!». Блокбастерное повествование отдает вульгарным отношением к культовой франшизе. Все слишком масштабное, и не способно погрузить в космические дебри, где темно, страшно, и вообще пойдемте отсюда. Благо, лица в кадре не шибко популярные, а самый растиражированный и профессиональный человек в касте выдает целостный образ, при чем аж два раза.

Вообще, у многих после просмотра появится куча вопросов к героям, их действиям, но мы же говорим про «Чужого» — франшизу, где из безлогичности рождается аттракцион. Это тоже самое, что предъявлять Бэю за сюжет в «Трансформерах» (если надо — я предъявлю). Уотерстон так сильно хочет стать новой Элен Рипли, что забывает надеть лифчик под майку в прохладном помещении, Бишир холодная машина для убийства, ценящая свою команду, МакБрайд знает своё дело, и любит тех, кто находится рядом с ним, а Франко тут ни туды и не сюды. Вместе из них получается интересная команда (где-то мы это уже видели, да?), не уступающая ребятам из первого фильма. Но по отдельности их арки невозможно воспринимать, ибо они чересчур клишированны, и никак не раскрываются, хотя предпосылки для этого есть. И этому есть вполне логичное объяснение.

Из-за большого желания вернуть себя, и нас с вами, в те времена, когда было по-настоящему страшно и интересно наблюдать за эти кошками-мышками в открытом космосе, Скотт позабыл, что на выходе у него должен был получится фантастический триллер, а не философская притча, которая задает вопросы, но отвечать на них не планирует. Философия о том, что человек создал ксеноморфа, а кто создал человека, не имеет логического завершения даже внутри этой части. Да, возможно в дальнейшем эту тему выведут на первый план, но пока что совсем не ясно от чего будет плясать Ридли в следующей части. Да, он оставил задел на экшен для следующего фильма, но вот эта философия как была похожа на монолог душевнобольного, так и осталась.

«Завет» хочется хвалить за отличный монтаж, звук, пристойные крупные планы, съемку космоса, которая дань уважения старым фильмам франчайза, но все это слишком бездушно, не страшно, не интересно и глупо. Если Скотт решил пойти по глобальному пути, и превратить сай-фай про огромную тварь, у которой изо рта вылезает другая тварь, в умную фантастику, затрагивающую извечную для кинематографа тему Who we are?, то самое время прекратить ублажать самого себя, снимая такие псевдоремейки, и копнуть глубже. Дать героям подумать, а не заглядывать из раза в раз в треклятое яйцо, только что открывшееся перед тобой.

6 из 10

18 мая 2017 | 21:57

Тема дискриминации, постоянно всплывающая в современном обществе, крутится вокруг всего, начиная от цвета кожи и заканчивая первичными половыми признаками, предстает в совершенно разных формах. Естественно, все это провоцирует людей на всякие шутки-прибаутки, которые чаще всего не смешны и неуместны. Однако, бывают и исключения из правил, и «Прочь» Джордана Пила, актера и сценариста из Нью-Йорка, именно такое исключение — ироничное, смелое, насмехающееся над жизненными клише, но при этом помнящее — делается это ради того, чтобы обозначить насколько люди узколобы и примитивны.

Вы сколько угодно можете задаваться вопросами откуда у фильма такой лютый метаскор, восторженные отзывы из-за океана, но на самом деле все это вторично. Все мы знаем, что в штатах это илюбленная тема, её готовы облизывать со всех сторон, сосредотачивая внимание публики на своей терпимости и современности. Но особенность картины Пила в том, что ему, по сути, плевать на это. Высмеивая происходящее с помощью тематичнских деталей, режиссер намеренно сажает за руль девушку, а не главного героя по имени Крис, специально говорит про третий срок Обамы, осознанно «нанимает» прислугой двух чернокожих. У него нет устоев, его не смущают вульгарные банальности, ибо все это подводит нас к очень смелому и откровенному посылу, о котором хотят рассказать многие, но не знают как сделать это филигранно и в то же время неуютно.

К слову, чувство дискомфорта здесь показано очень аккуратно. Диалоги Криса с гостями на вечеринке, пока он выслушивает в свой адрес комплименты о своей мускулатуре от дам, познавших климакс, демагогия о том, что быть черным модно, и прочие приблуды, подаются не как типичные вещи во время общения белых и черных (слишком часто эти два слова мелькают здесь, но сами понимаете), а как производное, свойственное и нам с вами, к приходящим людям, в компанию давно знакомых друг с другом друзей.

Но если «слить» всю воду, то в сухом остатке получаем хорошо поставленный фильм, с сочными крупными планами, атмосферными локациями и прочной идеей, суть которой заключается в том, что расизм, заложенный в фильм, по факту, является признанием своей собственной ущербности. Что люди, использующие насилие как метод доминирования одних над другими, является восхвалением. Пил смело «рисует» зебру, у которой белых полос больше, чем черных, но они значительно тоньше, и их соответственно гораздо хуже видно. Но при этом, так называемая «зебра» очень хочет быть частью стада шаблонных представителей вида, и ради этого она готова на все. Хотя в этом стремлении она забывает о главном — не стоит стараться быть тем, кем ты не являешься рядом с теми, кто готов принять тебя таким, какой ты есть. Как мне кажется, именно в этом, а не в попсовом расизме, заключается основная тема фильма.

«Прочь» яркий представитель умного, но отнюдь не снобского кинематографа, способный современным и доступным языком объяснить не только кто вы и что вы, но и то, что фотографировать со вспышкой при дневном свете ну никак нельзя.

10 из 10

15 мая 2017 | 00:09

Наверно это дурной тон начинать рецензию на вторых «Стражей галактики» с озвучивания оценки фильму на Кинопоиске, но это необходимость — сиквелу я поставил «9», поскольку я считаю, что это замечательное кино. Просто в этот раз огрехи, которые есть у всех, тем более когда речь о блокбастерном сегменте, более осязаемы, и не говорить про них будет не менее дурным тоном.

Безусловно, Ганн сейчас один из немногих марвеловских режиссеров, который всецело понимает про кого они снимают кино. Он вдоль и поперек знает персонажей, знает их отличительные черты, и правильно расценивает их вес внутри франчайза. Но, если честно, мне кажется, что этот раз это его понимание запуталось в желание накинуть душевности своей истории. То есть, его осведомленность «разбила мерный стакан», и он сам того не ведая переборщил с драмой. Ганн по несколько раз демонстрирует переживания героев, думая, что он подает их с разных ракурсов, но все, что меняется — это локации. Душа видна здесь только в те моменты, когда это происходит впервые, или же когда она привязана к действиям героев, которые к слову, в этот раз намного мощнее и логичны. Особенно это касается второстепенных персонажей, сумевших неподдельно тронуть словами, и впечатлить действиями.

Радует, что сохранилась это понятливость относительно сюжета. Есть четкая эмоциональная завязка в виде извечной темы отцов и детей. Героев вводят постепенно, в дальнейшем не перегружая ими хронометраж. Если вы обратите внимание, в фильме всего пара сцен, когда в кадре стоит больше 5 персон (хотя, может всему виной Грут, и его «сучковый» рост). У каждого героя есть отправная точка, от которой он развивается, меняется, понимает своё место в мире, и любит. Правда, в этот раз их превратили в самодуров, чьи отличительные черты стали смыслом жизни, а не особенностью, ну да ладно. Благо, ближе к финалу многое разъясняется, появляется битва, похожая на баталию Зода и Супермена в Man of steel, а желание того, чтобы фильм не заканчивался становится все сильнее.

«Стражей галактики» приятно смотреть. Скачущие краски, олицетворяющие собой приличный кислотный трип, детализированный экшен, сумбур в котором почти отсутствует, не утомляющий монтаж. Помимо визуальных удовольствий, есть прекрасный саунд, теперь выглядящий как тенденция франшизы. А упаковано очень стильно, дорого, и без пафоса, способного изуродовать даже Тони Старка.

Но понимаете, кто бы что не говорил о культовости этих героев (с которой я абсолютно согласен, если что), я считаю, и приучаю себя, сносить это чувство хайпа. Оно реально мешает спокойно, без субъективной ненависти говорить о минусах фильма. Суть-то в том, что сильное ожидание должно на выхлопе давать сильное впечатление, которое порой сильная вкусовщина. А если мы говорим про негативное мнение, то вы сами понимаете как легко обрушить этот «воздушный замок». Вот я посмотрел фильм, мне понравилось, я доволен, было смешно, схожу даже еще, но минусы есть, и в этом нет ничего страшного. Страшнее, когда вы енот, не признающий этого, а вас называют щеночком.

9 из 10

5 мая 2017 | 09:29

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...



Друзья по интересам (295)
они ставят похожие оценки фильмам

имя близость

Anton Pivovarov

60.3131% (403)

-Driver-

59.4484% (741)

lgin

58.7633% (524)

jDALKER

58.5448% (570)

SemiGod

58.3919% (470)

seraphum

58.2985% (604)

Bender97

58.0147% (494)

sevoran

57.9622% (428)

Ser_Yogik

57.9416% (536)

d-mon

57.9046% (624)

Charmander

57.8178% (604)

Tskay

57.6391% (584)

kinospam

57.3191% (520)

5guest5

57.2867% (608)

Sanja100

57.1498% (745)

Сергей Мартыненко

57.1248% (827)

Sania200

57.0796% (723)

Brook1yn

57.0338% (481)

Rustique

56.8955% (686)

moe1980

56.7326% (535)

Bender530

56.728% (556)

Максим Ладин

56.7245% (450)

Paranoik88

56.7242% (700)

Volk88

56.7022% (526)

Audioslave

56.6686% (553)

aeternitasNihil

56.6377% (494)

kazanmalay

56.5534% (479)

Hyenochka

56.5411% (739)

Gena Вяткин

56.3849% (704)

ivanbelor

56.3696% (584)