всё о любом фильме:

Станислав Лапшин > Рецензии

 

Рецензии в цифрах
всего рецензий9
суммарный рейтинг33 / 18
первая26 января 2013
последняя24 января 2015
в среднем в месяц1
Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

Все рецензии (9)

Об одних слагают легенды, делая их бессмертными, другие же растворяются во времени, не оставляя после себя и тени воспоминаний. Ригган Томпсон (Майкл Китон) не относился к числу первых, и отчаянно не желал делать ни единого шага в сторону последних, хотя, в течение своей жизни был на расстоянии поцелуя и к тем, и к другим. Непросто пытаться достичь заведомо недостижимых вершин, но ещё сложнее, порой, бывает вернуться к некогда покорённым высотам, борясь по пути не только с собственными страхами, насмешками окружающих, в том числе и близких людей с заготовленными для вращения у виска указательными пальцами, но и личными амбициями, десятилетиями подавляющими твоё Я, превращая тебя в безумца, передвигающего предметы силой мысли, и умеющего летать. И куда менее травматично сожаление о том, чего ты в этой жизни не имел, чем скорбь о том, что ты упустил. Познание и неприятие этого горького чувства главным героем, по моему скромному мнению, и лежит в основе сюжета последней на данный момент киноленты Алехандро Гонсалеса Иньярриту под названием «Бёрдмэн».

Честно говоря: изначально я повёлся на берущий за душу трейлер, кратко излагающий суть картины под кавер Брента Смита (двухмесячные поиски которого в сети, кстати, так и не увенчались успехом) на пожилую уже композицию Нины СимОн — Don`t Let Me Be Misunderstood. Именно эта глупость и привела меня в кинотеатр, как это было однажды и с «Охотниками за сокровищами» Джорджа Клуни, пусть земля им будет пухом.

Опасений было немало, но когда свет погас — магия кино показала себя во всей красе, заставляя меня позабыть о заранее заготовленных матерных проклятьях.

Фильм рассказывает историю заплутавшего в себе, некогда чертовски популярного киноактёра, ныне проживающего не лучшие времена. Годами он наблюдает за закатом собственной карьеры, и в какой-то момент решает пойти ва-банк в попытке напомнить людям о полузабытом себе постановкой адаптации одного романа на бродвейских театральных подмостках. Он старается выжать максимум из этого необдуманного жеста отчаяния, и всё сделать правильно, вернув себе былую славу, но усилия его не имеют должной отдачи. Это продолжается до тех пор, пока в результате несчастного случая один из задействованных в спектакле актёров не попадает в больницу, и на замену ему, с подачи ведущей актрисы Лесли (Наоми Уоттс), не приходит Майк Шинер (Эдвард Нортон), актёр от бога, и близкий (со слов этой дамы) друг её вагины.

Шинер — театральный актёр до мозга костей, что называется «на всю голову». Он возводит свою профессию в абсолют, и не признаёт, какого бы то ни было, проявления фальши на сцене. Он постоянно перегибает палку, но умудряется при этом оставлять сплошь положительные впечатления, как у рядовых зрителей, так и у именитых театральных критиков.

С течением времени спектакль, в который Ригган вложил всё до копейки, превращается в балаган, неминуемо стремящийся к громкому провалу. И способствуют этому не только выходки нового его участника, но и цепочка разного рода случайностей, носящих комичный характер, и выставляющих в неприглядном свете его автора. Всё это придаёт постановке яркий оттенок скандальности, и, вопреки ожиданиям, вызывает неподдельный интерес у зрителя.

Фильм вообще обильно приправлен юмором, в том числе и тем, что ниже пояса, и местами я хохотал в голос, чего со мной не было со времени показа «Волка с Уолл-стрит».

Об актёрской игре говорить не буду, потому, как смысла в этом нет. Каждая собака знает, что из себя представляют вышеозвученные люди в качестве исполнителей тех, или иных ролей, и что никто из них не нуждается ни в представлении, ни в реверансах.

Отдельный пламенный привет хотелось бы передать кинооператору Эммануэлю Любецки — Гудвину от этой профессии, который не так давно «клепал» чумовую «Гравитацию» с Сандрой Булок, и отличительной фишкой которого выступают затяжные сцены, снятые одним кадром, техника коих, как минимум — удивляет. В какой-то момент ты задаёшься вопросом типа: «Какого моржового ни одно зеркало или отражающая поверхность и не пытаются видеть того, кто всё это снимает?!». Словно делал это сам Дракула.

Так что, мои маленькие друзья, если былые работы господина Иньярриту вас не напрягали, и если вы не прочь взглянуть на плоды последних трудов его волосатых ручек, в абсолютно не свойственном для него жанре «чёрной комедии», то натягивайте колготки и бегом в кинотеатры, пока Человек-птица из них не упорхнул.

24 января 2015 | 10:04

«Миром правят идиоты» — именно эти слова занимают голову к моменту появления на экране финальных титров. И именно с этими мыслями ты невольно вспоминаешь персонажей собственной жизни, которые с лёгкостью вписались бы в только что увиденную историю.

Забавы ради, вновь и вновь, чудесный семейный тандем братьев Коэн предлагает вниманию зрителя свой чёрно-сатиричный театр тотального абсурда, ведущим персонажем которого выступает лучшее из божественных творений — человек. На этот раз, они от души потешаются над сильными мира сего -дураками, коих в этой картине превеликое множество. Каждый из главных героев живёт в своей реальности, витает в своих облаках, со своими тараканами в голове. Одних, Создатель активно оберегает, другие — становятся живым или мёртвым наглядным примером того, как поступать не стоит. Результат пересечения жизненных путей этих людей, и ложится в основу сюжета.

В надругательстве над мозгом зрителя участвуют:

Осборн или Оззи (Джон Малкович) — немного вспыльчивый, немолодой уже агент ЦРУ, испытывающий некоторую слабость к своей работе и алкоголю, и которого внезапно снимают с должности;

Кэти (Тильда Суинтон) — его жена. Холодная, эгоистичная стерва, способная у любого «не плотника» вызвать желание взяться за топор или молоток. Подогреваемая советами слизняка адвоката по разводам, она вступает в игру, последствий которой предвидеть не в силах;

Линда (Фрэнсис Макдормэнд) — одинокая немолодая молодка, одержимая идеей во что бы то ни стало вернуть себе утраченную молодость, посредством всевозможных хирургических вмешательств. Подгоняемая страхом того, что её время истекает всё быстрее, она активно занимается поисками «родственной души», натыкаясь на зануд и неудачников, и не замечая рядом того, кто может и хочет сделать её счастливой;

Гарри (Джордж Клуни) — бесконечно уважающий любые напольные покрытия сотрудник казначейства США. В силу жизненного опыта, он отвергает моногамию, в качестве одного из основополагающих постулатов брака, а в свободное время ваяет в подвале, подальше от людских глаз, потешную штучку-дрючку, занятной конструкции;

Чед (Брэд Питт) — беспричинно позитивный тренер спортзала, с мозгами подростка, воспитанного Интернетом, не понятно почему доживший до своих лет;

И другие.

Честно говоря, всю прелесть этой киноленты я смог оценить лишь после второго просмотра. Первый же вызвал у меня едва сдерживаемое желание выкинуть компьютер в окно. Настолько напрягали меня некоторые персонажи. Но когда знаешь, чем таки всё закончится — смотреть гораздо веселее. Все-таки есть какая-то необъяснимая прелесть в том, как садистски-изящно господа Коэн, словно малые дети, сидящие с лупой возле муравейника в солнечный день, решают судьбы вымышленных людей. Взять хотя бы эпизод с «ружьём на стене», роль которого в данной картине исполняет пистолет Гарри. Тот самый, которым он ни разу не пользовался на протяжении всей своей двадцатилетней карьеры, и которым ему всё же придётся воспользоваться.

17 марта 2014 | 08:15

Этот фильм способен вдохновлять. Если не на отвязное путешествие, купание в ледяной воде с акулами, опасные переходы по заснеженным горным хребтам, полёты на вертолёте с пьяным в стельку пилотом и другие сорвиголову приключения, то хотя бы на написание положительного отзыва в свой адрес.

Мечтатели бывают разными. Одних витание в облаках ведёт по жизни добрыми путями, усеянными не только лепестками роз, но и денежными купюрами неслабого достоинства, под аплодисменты толпы почитателей. Мы знаем их как успешных писателей, музыкантов, художников, актёров, путешественников и т. д. Но есть и другие, абсолютное большинство, для которых неуёмная фантазия — лишь броня, защитный механизм для ухода от неприветливой реальности, которая, то и дело бьёт мордой о стол. Они не очень вписываются в стройные ряды хором повзрослевших людей, и это делает их несчастными. Таким вот и был Уолтер Митти до того, как судьба заставила его встряхнуться. Не ждать, пока его укусит радиоактивный паук, и он сможет рассекать среди небоскрёбов, выпуская сверхпрочную паутину из рук, направо и налево спасая попавших в беду людей, или пока на него не свалятся с неба какие-то альтернативные суперспособности, а просто — встряхнуться, приняв незатейливую мысль о том, что жизненный путь мы выбираем себе сами, и что жизнь может быть интересной и без фантазий на её счёт.

Когда-то Митти был молод, гонял на скейтборде, с чумовым ирокезом на голове и мечтами о том, как покорит весь мир. Но затем, его отец умирает, оставляя неприспособленную к труду мать и младшую сестру Уолтера (которые тут же садятся ему на шею) без средств к существованию, заставляя закинуть походный рюкзак и подаренный дневник путешественника, ещё без единой записи, в дальний угол печальных воспоминаний. На фоне общей неудовлетворённости положением вещей, у Уолтера возникает потребность в альтернативном восприятии происходящего вокруг. Митти периодически уходит в «астрал», мысленно переносясь в ситуации, где он непобедим, неуязвим, и брутален. В мир, где он способен красиво решить любую проблему и преодолеть любую преграду, возникшую на пути к желаемому. Само собой, подобные «зависания» становятся причиной всяческих насмешек со стороны сослуживцев, немногочисленных друзей, и даже близких родственников. Всё это длится годами, без какой-либо надежды на перемены, пока, волею вышеупомянутой судьбы, Уолтеру не приходится отправиться за пределы своей раковины. И вот он вступает в схватку с обстоятельствами, силами природы, собственными страхами и самим собой, постепенно превращаясь из тихого офисного недотёпы в того, кем так часто себя представлял.

Некоторые, недружелюбно настроенные, критики не стеснялись называть эту картину «…излишне сентиментальной…», а так же «…невероятно светлой комедией…», в нелестном смысле этих слов. Ну, не знаю. Если вам слишком светло — оденьте солнцезащитные очки. Лично мне приятнее смотреть фильмы такого плана, чем те, от которых захочется вскрыть себе вены в толпе угрюмых прохожих, которые этого даже не заметят, потому что они тоже смотрят такие фильмы, и их уже ничего не трогает.

Из недостатков, пожалуй, стоит упомянуть о сильно мною не любимом продакт плейсменте, самую малость треплющем сознание во время просмотра, но не так сильно, как это бывает в наших фильмах. Никто не тычет тебе упаковкой пельменей в лицо, намекая (а product placement, в традиционном понимании, это приём неявной рекламы) на то, что они офигенные. В фильме он присутствует, но мозг особо не насилует, и вряд ли испортит общее впечатление от увиденного.

Вне всяких сомнений, очередная режиссёрская работа Бена Стиллера никогда не пополнит ряды культовых кинопроизведений, о которых ещё десятилетиями будут распинаться всевозможные критики в своих бесконечных комментариях. Но если у вас на душе скребут кошки, и душит острая необходимость в положительных эмоциях, то полагаю, что кинорассказ о невероятной жизни Уолтера Митти, сможет приятно вас удивить.

10 января 2014 | 22:05

Я не отношусь к числу людей, читавших трилогию «Миллениум» Стига Ларссона, а также к тем, кто имел честь видеть её экранизацию в исполнении шведских мастеров кинематографистов. Мой визит в кинотеатр был обоснован лишь тем, что над аннотацией к фильму, в строке «Режиссёр» значилось — Дэвид Финчер, в связи с чем, мне недосуг рассуждать о том, насколько голливудский вариант киноадаптации хорош или плох, в сравнении с оригиналом. Я просто хотел насладиться очередной работой вышеупомянутого деятеля кино, что, собственно, мне и удалось.

Ожидания оправдываются с первых мгновений просмотра. Завораживающая своей грубой красотой заставка фильма, исполненная под кавер-версию композиции Immigrant Song рок-коллектива Led Zeppelin, является своего рода «приветом» клипмейкерскому прошлому режиссёра, давшему старт его карьере мастера нагнетать нездоровую атмосферу.

Далее господин Финчер предлагает зрителю окунуться в чарующий мир несправедливости, изощрённых пыток и убийств, морального и сексуального насилия, а так же инцеста. Режиссёрский почерк, который ни с каким другим не спутаешь, и к особенностям которого многие кинокритики относят «мрачную кинематографию в стилистике нео-нуара», в купе с его любовью к безупречной картинке, граничащей с фетишизмом, не дают заскучать на протяжении двух с половиной часов, заставляя время лететь незаметно.

Жизни главных героев этого кинопроизведения не изобилуют приятными моментами. Каждый из них стоит на краю собственной пропасти, с ужасом наблюдая за тем, как земля уходит из под ног.

Лисбет Саландер (Руни Мара) видит этот мир в оттенках серого. Она, не без причин, искренне его недолюбливает, ограждая себя от его обитателей заборами из колючей проволоки в собственном теле, краски для волос, чёрной кожи и рёва двигателя Нonda CB350s. Она ест всякую дрянь, много курит, ругается матом и пренебрегает посещением занятий по домоводству, зарабатывая на жизнь, добывая информацию о людях. Её одиночество скрашивается периодическим пребыванием в кругу себе подобных, но это далеко от того, что ей по-настоящему нужно. Лисбет чертовски умна, что не делает её счастливой, но способствует решению большинства проблем. Она прекрасна в гневе, и весьма изобретательна в выборе орудий возмездия, а работоспособности её позавидовала бы любая наша паспортистка.

Микаэль Блумквист (Дэниел Крэйг) журналист с подмоченной репутацией, карьера которого, на пару с банковским счётом, трещат по швам. Неподкупность и излишнее рвение в ходе журналистских расследований, в конце концов оборачиваются против него. Он «наезжает» не на того человека, превращая свою жизнь в ночной кошмар, и теперь его самого разглядывают в микроскоп его же коллеги. Как побитая собака он уползает в глушь, в надежде встать на ноги и подать таки обидчику то самое блюдо, которое принято подавать холодным, в чём ему собирается помочь зажиточный старичок по фамилии Вангер, половина родни которого были фашистами, а остальные — просто сволочами. Но помощь эта не бескорыстна, и оказывается взамен расследования Микаэлем дела исчезновения племянницы вышеупомянутого богатея, убийца которой вот уже сорок лет пытается свести его с ума.

В какой-то момент пытливые умы Лисбет и горе журналиста уже вместе бросают вызов неуловимому душегубу, попутно снимая накопленный стресс любовными утехами. Порой, этот тандем напоминает лесбийскую пару, в которой Лисбет отведена роль мужика, но на качестве их работы это никак не отражается.

Сюжет закручен и приятно стимулирует серые клетки обилием поворотов. Он, то отточенным лезвием проскальзывает между рёбер, то вцепляется в глотку бешеным стаффордом, превращая попытку разгадать тайну сорокалетней давности в столкновение главных героев с чистым, кристаллизованным злом, любование которым чуть не стоит одному из них жизни.

В общем и целом — бочка мёда хороша, но без ложки дёгтя всё же не обошлось. Вероятнее всего господин Финчер не будет снимать продолжение, и кто займёт режиссёрское кресло на съёмках следующей части трилогии до сих пор не понятно. Остаётся лишь скрестить пальцы, и надеяться на то, что его приемник не испоганит такое хорошее начало.

9 июля 2013 | 20:51

Не люблю я Дэвида Линча. И это мягко сказано. Но есть в его безумной фильмографии одна работа, заставляющая забыть обо всем, что я видел «ДО».

«Малхолланд драйв» это фильм-загадка, фильм-ребус, замаскированный под бессмысленность. Задачка на внимательность с чёртиком на пружинке внутри. После просмотра, многое остаётся под завесой тумана, как бывает порой при пробуждении от невероятно реалистичного, жутко неприятного сна, осколки которого всё ещё звенят в твоей голове. Ты пытаешься собрать их в единое целое, но картинка всё время ускользает, не давая тебе расслабиться, подбрасывая всё новые вопросы, отталкивая и притягивая одновременно.

Подбирая слова, в описание увиденного, уместно процитировать ныне покойного Роджера Эберта, писавшего, как правило, негативные отзывы на большинство трудов Линча, чем, лично у меня, вызывал глубокое уважение:

«… Это картина о мире во сне сюрреалиста, снятая в форме голливудских фильмов нуар, и чем меньше в ней кажется смысла, тем больше хочется смотреть на происходящее…»

Фильм состоит из двух частей, напоминающих вовсю цветущее дерево, приличная часть которого основательно прогнила. Или же их можно соотносить как пестрящую жизнью и красками Землю, и потускневшую, опустошённую, безжизненную и изуродованную множеством шрамов-кратеров Луну, тем не менее, неразрывно связанную со своей соседкой. Переход от одной части к другой, после которого всё представление о фильме «ДО» переворачивается и искажается, обретает новую форму, впору сопровождать надписью «Пристегните ремни, вас ожидает свободное падение».

С развитием сюжета, в темя неустанно начинает бить ощущение таящегося подвоха, с каждым ударом выбивая строки одного из стихотворений Эдгара Аллана По: «…Все, что зрится, мнится мне, все есть только сон во сне…». И действительно, фильм буквально пропитан атмосферой сновидения, характер, жанр, детали и настроение которого всё время меняются, даря простор для вариантов его толкования, коих, кстати, как и религиозных культов — великое множество.

Разум всё время цепляется за необходимость объяснения присутствия тех, или иных деталей и персонажей:

• Жутковатые до холодка по спине, глубоко пожилые дама и её кавалер, поддельно натянутая улыбка которых, вызывает недоумение вперемешку с отвращением.
• Часть какого-то изодранного объявления на фонарном столбе со словами «IS HELL», словно невзначай попадающая в кадр.
• Чересчур дико выглядящий бомж, с лицом чудовища, до смерти пугающий одного из промежуточных персонажей.
• Серьёзные до нельзя, немногословные люди в дорогих костюмах, и их поведение…

Вкупе всё это, и многое другое, поначалу отталкивает, но для тех, кто наберётся терпения, завеса ядовитого тумана приоткроется, и многое встанет на свои места. Несколько ответвлений сюжета, кажущихся на первый взгляд никак не связанными друг с другом, обретут единое начало, подталкивая к решению загадки «Малхолланд драйв». Это произойдёт не сразу, ещё долго вы будете складывать детали головоломки в нечто осмысленное, но процесс этот не утомителен, а скорее приятен, и даже полезен для мозгов.

Кроме того, фильм также порадует и любителей сцен лесбийских ласк умеренной откровенности, которые нет-нет да проскальзывают по ходу повествования, что может оказаться для некоторых из вас ещё одним поводом для просмотра.

В общем и целом, опуская всё вышесказанное, не могу не сказать, что для забракованной пилотной серии неудавшегося сериала, доснятой впоследствии до полнометражного фильма, «Малхолланд драйв» оказался очень даже неплох, даже для такого Линчененавистника как я.

29 июня 2013 | 19:24

До «Великого Гэтсби», я не досмотрел до конца ни одного фильма руки и таланта господина База Лурмана. Хотя, несколько раз честно пытался. Да и одноимённого романа Фицджеральда, который уже не раз экранизировался, мне не доводилось читать. Единственная причина, по которой я, не смотря на скептический настрой и мерзкую погоду, отправился в обитель иллюзиона, это желание взглянуть на большом экране на игру давно повзрослевшего вундеркинда ДиКаприо и, всё реже появляющегося в кинолентах, вечно двадцатилетнего Тоби Магуайра.

Вопреки моим опасениям, фильм произвёл на меня неизгладимо приятное впечатление, порадовав невероятной постановочной красотой, вниманием к деталям и шикарной операторской работой. Да и вышеуказанные парни, совместно с Кэри Маллиган с лихвой отработали свои гонорары.

Главный герой, Ник Кэррауэй (Тоби Магуайр), находясь в психиатрической лечебнице, куда он угодил после нервного срыва, произошедшего с ним на фоне увиденного и пережитого в Нью-Йорке, поначалу неохотно изливает, как это и принято в подобных заведениях, душу врачу, у которого наблюдается. Тот, в свою очередь, в качестве терапии советует ему начать записывать все свои воспоминания, в угоду давно заброшенного им интереса к писательскому ремеслу. И вот, Ник начинает своё повествование в буквах протяжённостью от заснеженных пейзажей, до….. тех же самых пейзажей, но уже изрядно позеленевших.

В начале двадцатых годов прошлого века он поселяется в небедной части Нью-Йорка, снимая там небольшой домик за смешную по меркам местных обитателей ренту. Ник чужак, в этом раю для богатых, и пока может лишь мечтать об их образе жизни, усердно трудясь, целиком посвящая себя выбранной профессии. Из всех соседей, интерес к нему проявляет лишь некто по фамилии Гэтсби (ДиКаприо), чей шикарный особняк и роскошный образ жизни увлекают не только Ника, но и великое множество «мотыльков» из разных слоёв общества, регулярно слетающихся на грандиозные посиделки, утраиваемые в обители этого человека-загадки, о существовании которого всем известно, но никто его толком не видел. Он вовсе не затворник, но персонаж таинственный и скрытный, с туманным прошлым, полным вымышленно-правдивых подробностей. Молодой, привлекательный и чертовски состоятельный, Гэтсби проводит время с самыми богатыми и влиятельными людьми города, закатывает вечеринки, о которых впору слагать легенды, при этом лишь изредка появляясь в эпицентре всеобщей радости, словно высматривая кого-то в этой каше из людей, порождая множество слухов о том, кто он и откуда. Да он и сам не прочь подбросить дровишек в этот огонь, укрепляя свой имидж Гудвина, Великого и Ужасного.

«Красиво жить не запретишь» — именно эти слова проносятся в голове, когда Ник, по единственному за всю историю особняка письменному приглашению, попадает на одну из таких вечеринок. Атмосфера бесконечно праздника, и безудержного веселья, подогретого океаном халявной выпивки на любой вкус, царящая в доме Гэтсби, поражает своим великолепием, и в голову проникает мыслишка, постепенно выливающаяся в вопросы типа: «В чём подвох?», «Откуда денежки?» и «И кто вы, мистер Брукс?». («Кто вы, мистер Брукс?»: фильм 2007 года, реж. Брюс А. Эванс)

Поначалу Нику не удаётся отыскать хозяина всей этой роскоши, но затем, тот сам снисходит до него, улыбаясь, даже не как человек, а как полубог, находящийся на недосягаемой для главного героя высоте социального положения. Так улыбается хозяин жизни, своей и всех тех, кто лишь меркнет на фоне его ослепляющего сияния.

По ходу их стремительно развивающегося знакомства, переходящего в сугубо гетеросексуальную мужскую дружбу, Гэтсби, неожиданно для Ника, начинает приподнимать завесу тумана своего происхождения, и, в какой-то момент, не без смущения, просит его об одном одолжении. Он просит его о содействии в организации как бы случайной встречи с его замужней кузиной, с которой несколько лет назад его связывали романтические отношения, и дом которой так удобно находился как раз напротив, через залив, от дома Гэтсби, по ночам подозрительно маня его, что не раз подмечал Ник, зелёным светом прибрежного маяка. И тогда Нику становится ясно, что всё то глянцевое великолепие эпических масштабов, что развернулось по соседству с ним, создано и поддерживается только для одного человека.

И он помогает Гэтсби, и видит, как этот хозяин жизни теряется, утрачивая весь свой лоск, и как мальчишка чуть ли не забывает собственное имя, стоит к нему приблизиться той, которая однажды забрала его покой.

Ник видит, как Гэтсби опьянён идеей о том, что прошлое можно вернуть, и как эта одержимость не даёт ему двигаться дальше, не даёт ему стать счастливым, делая всё то, чем он уже обладает, всего лишь средством в достижении одной только цели — вернуть единственную, и давно утраченную любовь.

Ну а дальше — всё в лучших традициях Ромео и Джульетты. По Базу Лурману, разумеется.

Ник становится свидетелем трагедии, которая и отправляет его в учреждение для заплутавших в самих себе, после чего зелёный огонёк прибрежного маяка гаснет, и остается лишь смаковать приятное послевкусие от просмотра, подкрепляемое звучанием в голове «Young and Beautiful» и «Love Is Blindness» в исполнении Элизабет Грант (Ланы Дель Рей) и Джека Уайта соответственно.

23 мая 2013 | 18:57

Как и всегда я не ставлю перед собой задачи пошагового пересказа увиденного, этим пусть занимаются ребята из Википедии. Я лишь, в свойственной мне манере, расставляю акценты на заинтересовавших меня частях и особенностях того или иного кинопроизведения, коим сейчас выступает работа франко-аргентинского кинорежиссёра Гаспара Ноэ под названием «Необратимость».

Начну, пожалуй, с очевидного — этот фильм не предназначен для семейного просмотра. За исключением разве что «Семейки Менсон». Главные роли в нём исполнили небезызвестные шикарно танцующий в фильме «Ненависть» Доберман Венсан Кассель, и Моника Беллуччи, которой часто, возможно даже слишком, доводилось играть проституток, падших женщин, и падших проституток, демонстрируя по ходу дела (исключительно во имя искусства) свои прелести, к чему, кстати, лично у меня нет никаких претензий.

Повествование идёт от конца к началу, на протяжении нескольких частей, снятых одним кадром (без внутренних монтажных склеек), и смонтированных в обратном хронологическом порядке. От уничтожающей своей жестокостью развязки, к безмятежному, полному естественной красоты и секса по любви началу.

Та же часть фильма, которую трудно назвать дружелюбной — бьёт тебя кулаком в нос, затем хватает за то, что изначально создано исключительно для бережного обращения, и, сжимая всё сильнее руку, улыбаясь и наблюдая за тем, как ты корчишься, нашёптывает в ухо:

- Милый, тебе хорошо со мной?

Всё начинается с тошнотворного головокружения, навеваемого созерцанием садо-мазо-гей-клуба с романтичным и говорящим названием «Прямая кишка», где мускулистые и не очень парни заключают друг друга в крепкие мужские объятья, и на добровольной основе причиняют друг другу различного рода физические и моральные неудобства при тусклом освещении красных ламп. Атмосфера выгребной ямы, в купе с угнетающим звуковым сопровождением придают этому месту схожесть с одним из кругов ада, показывая, как и ночные Парижские улицы, кишащие бесчисленным множеством заблудших душ, одну из тёмных сторон общества, города и человека.

Во время премьеры фильма на Каннском кинофестивале в мае 2002 года, многие зрители, некоторым из которых затем потребовалась медицинская и психологическая помощь, уходили с просмотра в течение первых тридцати минут. А во время сцен убийства, и легендарного девятиминутного изнасилования главной героини, около двадцати особо впечатлительных человек упали в обморок.

Если первые полчаса окажутся вам по зубам, то последующее развитие событий (за вычетом сцены в подземном переходе) постепенно сгладит ощущения от увиденного в начале (конце), меняя представление о картине в целом, с чем согласятся аплодировавшие стоя гости всё того же кинофестиваля.

Сюжет представляет собой историю одного дня, от любовных игр молодой пары, до шокирующего сексуального насилия в одном из подземных переходов ночного города и двадцати трёх ударов огнетушителем по голове под одобрительные выкрики полуголых извращенцев. Всё это может прозвучать довольно сомнительно и настораживающе, что, впрочем, весьма оправданно, однако же, картина цепляет необычным подходом к повествованию, и шикарной, по моему скромному мнению, игрой всех участником действа.

В итоге приходится признать, что лента эта не из тех, что оставляют после себя приятное впечатление, граничащее с восторгом. И я не могу вернуться в прошлое и отказаться от ознакомления с ней. Что называется — НЕОБРАТИМОСТЬ в действии. Однако же могу сказать, что не стану на смертном одре вымаливать у Создателя обратно потраченное на её просмотр время.

5 мая 2013 | 16:34

Николас Виндинг Рёфн. Сразу то и не выговоришь, не говоря уже о том, чтобы запомнить. Зато запоминаются краски убийств, которые дарит нам этот деятель кинематографа, в своём творении под названием «Драйв».

С первых минут обращаешь внимание на одну из главных героинь, которую нельзя увидеть, но можно услышать. Это музыка. В завершении небольшого пролога начинает звучать «Kavinsky & Lovefoxxx — Nightcall» и приятная волна мурашек пробегает по коже. В такие моменты понимаешь, что фильм тебя не разочарует.

Это милая история о любви, что бы там вам не говорили остальные. Ну да, с поножовщиной, перестрелками и различного рода зрелищным членовредительством. Но тем не менее.

Главный герой, в исполнении Райана Гослинга, немногословный тугодум с туманным прошлым, не выпускающий зубочистку изо рта, работает в автосервисе, и подрабатывает каскадёром в кино. Есть у него и хобби — выступая в качестве перевозчика, он за деньги катает всевозможных бандюков во время их незаконных дел, отнимая хлеб у Джейсона Стэтхэма. В товарищах у него только не шибко везучий и за дело хромой хозяин того самого автосервиса (Брайан Крэнстон).

Грустные как у Бассет-хаунда глаза Водителя не двусмысленно намекают на то, что особого смысла в жизни он не видит. Но, вот он поближе знакомится со своей соседкой с таким же грустным взглядом, чей муж пока вынужденно ограничен в свободе перемещения по решению суда. И она дарит ему этот смысл. Друг другу они как бальзам на душу, и друг в друге они словно видят спасение от своего образа жизни. И даже без намёка на интим, они хорошо проводят время вместе, пока её благоверный веселится за заборами с колючей проволокой, откупаясь от групповых изнасилований.

Далее на свой счёт могут записать ещё одно очко те, кто считает, что всё зло от баб (хотя, лично я так не думаю). Муженёк выходит на свободу, и сказке приходит конец. Над головами влюблённых постепенно, сгущаются тучи, до тех пор, пока не начинает идти кровавый ливень.

Кем бы ни был главный герой в прошлом — убивать ему явно приходилось. Но помимо всего прочего, он ещё и неисправимый романтик, потому как только неисправимый романтик способен отнимать жизни других людей и рисковать собственной ради той, с которой до этого он только держался за руки.

Зрелищность смертей в этой работе, их постановочная красота, невольно заставляет замереть. Они появляются на какие-то мгновения, но застревают в сознании ещё надолго. И не удивительно, ведь режиссёр советовался по вопросу постановки некоторых из них с Гаспаром Ноэ, создателем шокирующей «Необратимости».

Интересен контраст перехода от непринуждённой беседы, или страстного поцелуя в лифте, к разрезанию руки опасной бритвой и топтанию головы ногами всмятку соответственно.

Но не буду слишком углубляться в детали. Всегда лучше один раз увидеть и составить своё представление о фильме, чем прочитать сто отзывов и утонуть в болоте чужого мнения.

3 мая 2013 | 11:25

Не так давно, нашему вниманию было предложено очередное бессмертное творение господина Тарантино, под названием «Джанго освобождённый». Картина выполнена в жанре так называемого спагетти-вестерна, но, разумеется, с поправками на режиссёрский почерк, особенности которого становятся заметны практически с первых минут, когда непринуждённая беседа вдруг переходит в почти мгновенную, но красочную и излишне кровавую перестрелку.

Вообще, надо отметить, что одной из черт этого фильма является то, что он представляет собой столкновение двух сил. Одна из них способна от души повеселить зрителя, другая — сорвать улыбку с лица, разносясь вокруг воплями беглого раба, разрываемого собаками на части, или же пронзительным криком темнокожей красавицы Керри Вашингтон, которую то секут плетьми, то выжигают на её коже клеймо, то запирают голышом в раскалённом от солнечных лучей железном ящике, то пытаются забить до смерти молотком.

Но таков уж вышеупомянутый авторский почерк, и большинство фильмов этого самого автора походят на человека с биполярным расстройством психики, перепады настроения которого способны умилять и пугать одновременно.

Другая особенность заключается в превосходстве второстепенных, по сути, персонажей над менее запоминающимся главным героем. И я сейчас говорю об игровом превосходстве, с которым Джейми Фокс, исполнивший роль Джанго, вряд ли вообще способен тягаться (хоть он и был весьма убедителен в «Солисте»). Само собой, я имею в виду ребят, чьи имена Кристоф и Леонардо, а фамилии Вальц и ДиКаприо соответственно.

Кристофу Вальцу уже доводилось работать с Тарантино в нашумевших «Бесславных ублюдках», где он блистательно сыграл штандартенфюрера Ганса Ланду, за что и получил множество наград. Вот и здесь, в роли доктора Кинга Шульца, он по-прежнему издевательски вежлив, настораживающе любезен и коварно-дипломатичен, с той лишь поправкой, что теперь этот сладкоречивый демон на стороне добра, и зрителю приходится переживать за его участь, а не за участь тех, с кем он ведёт милую беседу.

ДиКаприо же — напротив, явился зрителю под видом одного из представителей тёмной (в переносном смысле) половины человечества, а именно в роли жестокого, надменного, самовлюблённого и эгоистичного рабовладельца Кэлвина Кэнди. Этот беспощадный и избалованный ребёнок, в обличии взрослого человека, так и норовил сделать кому-нибудь больно, в угоду своей нескрываемой слабости к созерцанию чужих страданий.

Поговаривают, что прямо по ходу съёмок очередного эпизода этой киноленты, во время своего напряжённого монолога, ДиКаприо поранил руку об осколок стекла, но ни один мускул на его мужественном и миловидном лице не дрогнул, и он, не выходя из образа, продолжил свою пламенную речь, попутно стряхивая с ладони излишки скапливающейся крови, что, собственно, и можно наблюдать при просмотре картины.

Ну, кто из наших с вами соотечественников может похвастаться подобным поведением на съёмочной площадке?!

И, конечно же, нельзя не упомянуть о харизматичном слуге-управляющем Стивене, в превосходно-комичном исполнении Сэмьюэла Л. Джексона, и так же шикарно озвученным неизвестным мне отечественным актёром. Давненько Джексон не был так хорош! Этакий чёрный полицай на службе у белого диктатора (ДиКаприо). Подхалим и словоблуд, Стивен, однако же, пользовался некоторым авторитетом у своего хозяина, который, несмотря на разницу в положении, прислушивался к советам «ниггера». Кстати, по поводу этого слова: создатели этого фильма плюют на политкорректность, наступают на неё потёртым вонючим сапогом, и танцуют джигу. По-другому и быть не могло. Это вам не «Десять негритят» Агаты Кристи, которые под давлением американских и европейских правозащитников несколько раз переиздавались под разными, более политкорректными названиями, и теперь носят имя «И никого не стало». И чего стоит забавнейшая сцена с нелепым налётом на главных героев бойцов импровизированного ку-клукс-клана, которую, как говорят, лучше один раз увидеть.

Что касается музыкального сопровождения, то оно, как, впрочем, и всегда, пестрит разнообразием. Но особенно занятно на фоне всего этого звукового коллажа слышатся вставки лютой репчины, повествующей, если я верно уловил суть, о нелёгкой негритянской судьбе, и о том, что с чёрными братьями лучше не связываться.

В общем, и целом, могу сказать, что с удовольствием бы отведал этого блюда ещё разок, другой…

26 января 2013 | 10:11

Смотрите также:

Все рецензии на фильмы >>
Форум на КиноПоиске >>




 

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...