всё о любом фильме:

ievgeniias > Друзья

 

Друзья в цифрах
всего друзей20
в друзьях у30
рецензии друзей409
записи в блогах-
Друзья (20):

В друзьях у (30):

Лента друзей

Оценки друзей

Подтверждение удаления
Вы можете удалить не более пяти своих рецензий. После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить не более . После удаления этой рецензии у вас останется возможность удалить только еще одну. После удаления этой рецензии вам больше не будет доступна функция удаления рецензий. Вы уже удалили пять своих рецензий. Функция удаления рецензий более недоступна.

К чёрту нытьё о том, какой это по счёту перезапуск о Человеке-пауке, ведь дружелюбный сосед в красно-синем трико наконец-таки стал частью киновселенной Marvel, а эти ребята знают в своём деле толк, и, что самое главное, учатся на ошибках. Сравнивать трёх разных Пауков и их исполнителей можно бесконечно, но это практически равносильно спору, какой рукой Паркер передёргивает на ЭмДжей в комиксах, а какой — в фильме. Собственно говоря, не всё ставится по определённому шаблону, отсюда и несхожие экранизации, разные герои и истории. Однако, если к Магуайру можно было придраться за сопливость, а к Гарфилду — за эгоцентризм, то Холланду пока что сложнее предъявлять претензии, поскольку у марвеловцев виден свежий подход к проработке персонажа с учётом прошлых изъянов и, что важно, без [само]повторов. Нам не покажут ни укуса радиоактивного паука, ни смерти дяди Бена, ни напомнят о том, что «с великой силой приходит и великая ответственность», хотя Тони Старк, нынешний наставник Питера, кажется, это пытался. Человек-паук нам вновь предстаёт школьником, разве что в этот раз школьная жизнь по-настоящему бурлит.

Летающим чуваком в трико уже никого не удивить, тем более в Нью-Йорке, где жителям довелось увидеть инопланетное вторжение и битву Мстителей. Подумаешь, парень плетёт паутину, — вон, мужик превращается в зелёного бугая, а скандинавский бог громит всех волшебным молотком. Поэтому, понимая всю ситуацию происходящего, создатели применяют, пожалуй, самый удачный приём — иронию. Причём она проявляется во всей красе: фильм иронизирует над суперспособностями и клише, а в конце и вовсе удачно шутит над зрителями, которые упорно досиживают до конца титров. Что до супергеройской жизни, то она не очень-то сочетается со школьной, и Паркер учится совмещать спасение города и сдачу теста по испанскому, а также проводить время с тётей Мэй. Между прочим, у нас тут самая сексуальная тётя Мэй, о чём создатели не упустят возможности пошутить. Паук же, как оказывается, не всегда суперкрут: ему приходится и бегать, обходясь без паутины, и врезаться в разные предметы, и, в конце концов, он может ошибаться, как и любой подросток, которым также движет желание проявить себя. Питеру мало показать старушке дорожку, он хочет чего-то большего. И так и не дождавшись звонка от Старка или Хэппи, он вступает в противостояние со Стервятником, который вместе со своей командой собирает оружие из инопланетных обломков после той самой битвы Мстителей.

Помимо прочих достоинств, фильм Джона Уоттса выделяется приземлённостью и реалистичностью, несмотря на то, что действие происходит в рамках киновселенной Marvel. Реалистичность, конечно, относительная, но в картине нет той патетичности, что была в наличии у Рэйми или Уэбба, «Возвращение домой» даже прозаичнее предыдущих лент Marvel, и при этом оно ироничнее. Что не менее важно, так это чуть более интересный антагонист, чем типичный марвеловский, который, благодаря харизме Майкла Китона, не меркнет на фоне главного героя. К тому же Стервятник предстаёт не классическим злодеем, пытающимся уничтожить всё и вся, а обычным человеком, желающим, подобно Паркеру, как-то проявить себя, хоть и для этого он выбирает не совсем правильный путь. Лента Уоттса — по сути, это история о взрослении, об оплошностях молодости и правильных решениях, принимаемых в силу некоторого жизненного опыта. Оттого наблюдать за школьной жизнью Паркера не менее интересно, чем следить за его супергеройскими приключениями. Весёлые эпизоды порой перерастают в драматические, но фильм соблюдает баланс и не скатывается в пафос даже там, где бы мог. Картина обладает заразительной энергетикой, под стать своему герою. И это определённо тот самый «Человек-паук», который порадует мальчишку внутри вас, даже если тот вырос на фильмах Рэйми.

6 июля 2017 | 17:43

I. Пролог

Признавая себя, в первую очередь, живописцем и литератором, Гринуэй создает полотна с большой долей театральности, наделяя персонажей мощными диалогами и подкрепляя все это библейскими аллюзиями. Безымянные определения главных героев вынесены в название картины, что акцентирует внимание зрителя не на индивидуальности каждого, а на собирательности образов.

II. Пятница

История разворачивается в ресторане, вход в который напоминает врата ада. Повар сам в начале фильма называет место действия декорацией, тем самым открыто заявляя, что все будет происходить на сцене: с фальшивыми страстями, ложью, дешевой актерской игрой. Все официанты и посетители ресторана одеты в красно-черное, как грешники, очутившиеся по месту назначения после смерти. И грешники все, кто каждый вечер добровольно приходит отужинать в обитель порока.

III. Суббота

Любовник-интеллектуал Майкл, не только ужинает, но и читает здесь книги. Собственно чуть позже к его будничным развлечениям добавиться Джорджина (жена вора). Помимо интрижки с чужой женой, никакого зла он в мир вроде как не несет…но это лишь на поверхности. Вся его порочность в его абсолютном равнодушии к происходящему. Ничего, даже собственная смерть, не способно поколебать его умиротворенное выражение лица.

IV. Воскресенье

Жена вора Джорджина представляется нам жертвой жестокого мужа-тирана. Однако на вопрос, почему она от него не уйдет, ей ответить нечего. А ответ очень прост: драгоценности, деликатесы, дорогой парикмахер, дантист и прочее. Даже оказываясь в самой ужасной ситуации, она умудряется вспомнить про свою одежду, а на огромное количество книг в доме Майкла отреагировать забавнейшим образом: «Зачем они тебе? Их же нельзя есть!»

V. Понедельник

Альберт (вор) — властный владелец ресторана и муж Джорджины пропагандирует свои «неаппетитные» идеи в массы, каждый день набивает пузо некачественными продуктами и напоминает свое жене вытирать сиденье унитаза. Помимо вышеназванных развлечений он тиранит и убивает виновных и невиновных, а зачастую тех, кто просто под руку попался. И никто не возражает, воспринимая это как нормальное течение вещей.

VI. Вторник

И, наконец, повар Ричард — представитель, так сказать, рабочего класса и один из самых загадочных персонажей фильма. А загадочный потому, что он единственный над кем вор не позволяет себе издеваться. Ведь именно повар дарит людям главное их удовольствие — еду. И именно повар, в конце концов, помогает Джорджине отомстить вору. Им хватает жестокости и холодности сделать это весьма «аппетитно».

VII. Среда

Еда — еще один персонаж фильма. Она связывает всех героев: повар ее готовит, вор поглощает без перерыва, Джорджина и Майкл занимаются любовью в «мясных» декорациях, а один из них и сам впоследствии становиться поджаренным деликатесом.

VIII. Четверг

Всей этой вакханалии противопоставлен мальчик с копной белых волос, поющий композицию «Miserere» с цитатами из Библии. Он инородное тело в этом аду, которое молится о спасении и прощении. Музыкой Майкла Наймана, грозной и волнующей, сопровождаются трапезы героев. Одна композиция, как кара небесная обрушивается на всех, другая — холодная и спокойная сопровождает сцены умывания, напоминает нам о призрачной надежде (Гринуэй не раз использует воду, как «метафору перерождения»).

IX. Пятница

Финал у Гринуэя — это не торжество справедливости, а лишь перестановка декораций. Когда на смену одним тиранам приходят другие более хладнокровные и расчетливые. И на всех нас свысока смотрят персонажи картины Франса Халса «Банкет офицеров гражданской гвардии Святого Георгия», что на всю стену расположена в ресторане. Они судьи мира сего, они выпишут приговор всем смертным, а мы даже не заметим этого. Ведь в это время мы будем… есть.

11 июня 2017 | 14:01

Давайте расставим точки над «i»: Чудо-женщина никакая вам не Капитан Америка в юбке, — картина Пэтти Дженкинс получше первого пафосно-шаблонного фильма о звёздно-полосатом патриоте. Хотя трюизмов в ней предостаточно, впрочем, как и в большинстве супергеройских фильмах. Долгая завязка, показывающая взросление необычной девочки на отрешённом от людского мира райском острове, знакомит нас с принцессой амазонок, Дианой Принс, которой, после многих лет обучения, суждено было стать непобедимой воительницей. Она умна, красива, искусна, сильна и в то же время сострадательна — в общем, умелица на все руки, прочитавшая целых двенадцать томов о плотских наслаждениях и способная цитировать Сократа на древнегреческом. И вот на этот таинственный остров, населённый одними женщинами, выбрасывает, на зависть всем мужикам, лётчика-шпиона Стива Тревора. Он рассказывает амазонкам об ужасах Первой мировой войны, после чего Диана решает покинуть свой дом, чтобы положить конец войне.

Но фильм не целиком строится на серьёзных щах, поскольку ворнеровцы начали юморить ещё с «Отряда самоубийц». Однако именно в «Чудо-женщине» познали в этом толк, ведь не только марвеловцам дано чувство юмора, и это удачно разбавляет присущую DC мрачность и реалистичность. Хотя от последнего здесь рожки да ножки, да и как иначе-то, если в основе истории амазонок — не кто иные, как древнегреческие боги. Снайдер определённо обставил бы всё с большим пафосом и библейскими отсылками, но Дженкинс сосредотачивается скорее на своей героине, нежели на пресловутом экшене и визуале, который всё же ласкает глаз. Галь Гадот в образе превосходной воительницы настолько обаятельна и хороша, что в скором времени её портрет повесят в качестве символа на собраниях феминисток. Но в этом несомненный плюс картины: она по-настоящему феминистична (не путать с сексизмом) и удачно иронизирует над определёнными стереотипами, которые до сих пор сохранились в некоторых странах. Рука Дженкинс отлично чувствуется.

Местами сюжет провисает, но фильм всё-таки неплохо заигрывает знакомую фабулу, уверенно продвигаясь к кульминации. Хорошо прописанные, пусть и не вполне раскрытые второстепенные персонажи — удачно вливаются в гущу событий, особенно герой Криса Пайна. Но многое портит финальный акт и очередной клишированный злодей, сцены с которым делают всё до жути тривиальным, выдавая фразы навроде «присоединяйся или умри». Самое несуразное, что лента вначале иронизирует над пафосом, а в итоге возводит его в абсолют и нелепый хэппи-энд, в котором немец будет обнимать англичанина, а на горизонте, глядишь, побегут розовые единороги, и никто нам не скажет, с чего вдруг началась Вторая мировая война. Однако тем не менее это лучше и «Бэтмена против Супермена», и «Отряда самоубийц», потому как ворнеровцы наконец-то поняли, что пора разрабатывать какие-никакие сольники, а не впихивать всех своих супергероев в одну непонятную кучу чего. И фанаты простят «Чудо-женщине» какую бы то ни было оплошность или банальщину, потому что, так или иначе, она даёт то, чего от неё ждут. Но, чёрт возьми, какого лешего нам не показали, как распрекрасная Диана занимается плотскими наслаждениями?! Ведь супергерои нам ни к чему, теперь-то мы знаем, что спасёт мир.

И да, ждём от Бэтмена фотоколлекции Аквамена, Флэша и, может быть, Киборга.

1 июня 2017 | 18:04

Есть две бесконечные вещи — Вселенная и человеческая глупость. Впрочем, насчёт Вселенной я не уверен. (Альберт Эйнштейн)

Здравствуй, Ридли. Хотел написать тебе ещё со времён «Прометея», но как-то не сложилось, да и я наивно полагал, что твой «Чужой» вернётся к истокам, в плане захватывающего и интересного сюжета, разумеется, а не банального самокопирования. Впрочем, я и Спилбергу как-то раз писал, но, к сожалению, никто не услышал меня. И всё же я напишу тебе, выскажусь, как есть, но ты не думай, что я твой ненавистник, наоборот, в детстве я обожал «Гладиатора», помню классную «Тельму и Луизу», да и чего ж таить-то, люблю я твоего «Чужого», как и сиквел Кэмерона. Финчер и Жёне не смогли вернуть франшизе былое величие, а тебе так хотелось это сделать, что ностальгии ради ты выпустил «Прометей» с патологическими идиотами в команде. Что-то пошло у тебя не так… Картины стали откровенно плохими: «Советник», «Исход», лишь «Марсианин» более-менее удался — и то по большому счёту благодаря первоисточнику и Годдарду. Но вернёмся к новой главе «Чужого»…

Объясни-ка ты, вот для чего нужен был грёбаный «Завет»?! Что ты хотел этим сказать? Что можно сделать скачок в сравнении с «Прометеем» по уровню глупости? Ну, тебе это отлично удалось. Но критики-то в основном будут хвалить пережёванный в энный раз сюжет, будут говорить о фантастическом экшене с элементами хоррора, о мрачной атмосфере и красиво поставленных жестоких сценах, о Вагнере в качестве саундтрека и библейских отсылках, однако на кой чёрт всё это нужно без сколь-нибудь вменяемого сюжета, расширяющего вселенную «Чужого», а не топчущегося на пустом месте?! Очередная важная экспедиция, очередная тупая команда любителей подышать свежим воздухом на неизведанной планете, где, само собой, позволительно трогать всё подряд, ну и, конечно же, очередной провал, куда ж без него. Мистер Скотт, да вы сама непредсказуемость! Интересно, что же случится в третьей части приквел-серии «Чужого»… Хм!

Но давай разберёмся с персонажами. Поговорим о твоей любви к женским героиням — или в какой-то степени — к андрогинным женщинам, о том, как Уотерстон старается походить на твою любимицу Уивер. Кстати, а чем насолил тебе Франко? И почему твои обученные исследователи и спасители, в чьих руках жизни тысяч колонистов, ни во что не ставят свои собственные, и без всяких шлемов и скафандров бродят по незнакомой для них местности, откуда они получили странный сигнал от некого призрака. Чёртовы экстремалы! А ведь приняв необходимые меры безопасности, масштабной катастрофы можно было бы избежать. Но таких клинических идиотов даже не жалко отдать на ужин ксеноморфу. Впрочем, мотивация андроида Дэвида, единственного жителя неисследованного райского места, становится понятной, ведь люди в твоём изображении, Ридли, ничтожны и безрассудны, раз решаются совершенно легко отказаться от важной миссии по переселению тысяч колонистов на определённую планету. Конечно, вместо этого они предпочтут обустроиться на первой попавшейся планете, лишь бы вновь не погружаться в гиперсон. Сюжетные ходы в «Завете» одни лучше других — в плане маразма, безусловно.

Эксплуатируя собственное творение, благо ты не забываешь применять ультранасилие, правда, и тут повторяешься со сценой разрыва груди из оригинального фильма. Помню, о своём новом детище ты говорил, что это «очень жестокий и умный (!) фильм», также я наслышан и о твоей большой любви ко вселенной «Чужого», что ты бы «хоть вечность снимал» эти картины. Но что такого необычного можно найти в последних лентах, помимо красивой визуальной составляющей? Да, снова этот извечный вопрос о создании людей, откуда мы, чёрт побери, взялись — вот, что тревожит тебя, настолько, что этот вопрос рефреном повторяется из фильма в фильм, будто бы оправдывая все действия героев. И ксеноморф в очередной раз устраивает пиршество. А к концу кто-то и вовсе занимается нелепым скорбным сексом. Ридли, чёрт возьми, ты же практически во всём копируешь себя, вплоть до способа избавления от Чужого, и ты ожидаемо предсказуем — вплоть до финального твиста.

Быть может, Финчер и Жёне поставили далеко не идеальные картины этой франшизы, но, по крайней мере, они хотя бы пытались привнести в неё что-то своё, сделать «Чужого» другим, в отличие от того, что ты делаешь сейчас. Ридли, старина, уж лучше бы ты уступил место молодым, может, Бломкамп вдохнул бы новую жизнь в твою бесконечную вселенную. На самом деле, я мог и не разглагольствовать столько, а ограничиться одним маленьким стихотворением, ведь твой «Завет» никак не предрасполагает к интересным размышлениям и, собственно, не привносит толком ничего такого, чего мы не видели раньше.

Повторяешь, Скотт, себя,
Чужие вновь людей едят.
Силён твой старческий маразм,
Ты налажал в который раз!

18 мая 2017 | 19:10

I look inside myself and see my heart is black
I see my red door and it has been painted black
Maybe then I`ll fade away and not have to face the facts
It`s not easy facin` up when your whole world is black.

The Rolling Stones


Каждому поколению свои герои. Или антигерои. Случившаяся 18 ноября 1983 года реальная история о захвате и попытке угона самолёта Ту-134 — мало кого оставила равнодушными, особенно в Грузии. В тот, казалось бы, вполне обычный день авиарейсу Тбилиси-Батуми ничего не угрожало, разве что помимо неблагоприятной погоды, однако взлёт с аэродрома в скором времени обернулся в панику, с выстрелами и убийствами, с целью бегства из советской Грузии в западную даль, во время чего погибли несколько человек, а преступников приговорили к высшей мере наказания — расстрелу, и лишь единственную девушку из них — к 14 годам тюрьмы. Об этой трагедии, затронувшей экипаж самолёта и непосредственно родителей молодых людей, решившихся на опасную авантюру, вспоминает грузинский писатель Давид Турашвили. Признавая тяжесть преступления, совершённого угонщиками, он критикует также советскую власть, чья идеология противостояла практически любым западным ценностям, в том числе и обычным джинсам. Некоторые наивно полагали, что там, где джинсы, — там и счастье. Отсюда и возникло понятие «поколение джинсов» — людей, жаждущих свободы и стремящихся к её совершенству, но в основном обречённых на жизнь в угнетающих для них советских рамках. Таковыми и были те семеро молодых людей, которые, с невыносимостью своего бытия, коротали жизнь, подпольно слушая пластинки Beatles или Rolling Stones, или выкуривая такой же раритетный Marlboro. Им не хотелось купаться в море по расписанию или проживать рутинную жизнь своих родителей, они всё сильнее желали отсюда убежать. Куда угодно, только бежать, как «маменькины сынки» Федерико Феллини.

Но режиссёр Резо Гигинеишвили, вернувшийся на родину и поставивший картину на грузинском языке, не стал разносить советскую систему, по крайней мере — однозначно делить всё на чёрное и белое. Взяв в соавторы другого грузинского писателя, Лашу Бугадзе, он годами работал над сценарием, изучая исторические архивы и напрямую общаясь с людьми, которых так или иначе коснулась эта жуткая история. Помимо отображения подлинных событий и создания аутентичной атмосферы того времени, для Гигинеишвили и Бугадзе было важным психоэмоциональное состояние своих героев, их отношения с родителями, в сущности, их жизнь и мотивы, которые для многих до сих пор остались неясными, ведь «жилось-то им хорошо». Режиссёр не изображает оруэлловского тоталитаризма и также не романтизирует своих героев, а показывает обычную грузинскую прозу жизни, с присущими ей преимуществами и недостатками, с традиционным застольем и танцами, свадьбой, которую Ника с Анной разыгрывают накануне перед тем, как реализовать свой план, к чему они упорно готовились, словно всю свою жизнь. Некоторые из старшего поколения, вроде отца Ники, когда-то также хотели кардинально иной жизни, но с годами привыкли, чего не случилось с поколением джинсов, которое отличилось большим радикализмом. В обветшалом, но прочном механизме сработали не все винтики, и случился сбой. Эти молодые люди научились мечтать и стрелять из пистолета, и не пренебрегали любыми средствами для достижения своей цели, несмотря на то, что в глубине их охватывал страх, и, по мере приближения заветного дня, он усиливался. И после того, как они совершили этот безвозвратный шаг, ничто больше не было, как прежде. Собственно, ничто и не стало.

Начинаясь пресловутой бытовой драмой, картина, методично и неторопливо, с накаляющимся эмоциональным фоном героев, перерастает в напряжённый триллер — хладнокровный и интригующий, вопреки известному исходу, и в то же время отдающий обманчивой безмятежностью. Кадры беспечного купания в море перемежаются с кровавой перестрелкой в воздухе, люди стремительно гибнут на борту, и даже ноты выдающегося Гии Канчели сохраняют эту мнимую бесстрастность. Режиссёр даёт больше вопросов, чем ответов, ведь ему меньше всего хочется искать виновных. И тем не менее Гигинеишвили, по следам Антониони, Бертолуччи и Феллини, выражает знак протеста против какого бы то ни было притеснения человеческой свободы, плата за которую как никогда высока. Заложники здесь не только члены экипажа, но и сами захватчики, ставшие узниками обстоятельств. Ими двигало не только желание исчезнуть, но и быть услышанными, стремление громко заявить о своём протесте. И их услышали, и слышат, даже спустя десятилетия, ведь им удалось если не сломить систему, то пошатнуть, хоть от их голоса остался лишь отзвук обречённости и трагизма. Наверное, они сами и не могли подумать, как долго будет витать в воздухе этот отголосок непостижимой и утраченной свободы, этот след горестного эскапизма.

Они так хотели улететь, что действительно улетели

21 апреля 2017 | 21:44

История про парней, решивших форсануть, давно канула в лету, потому как продюсеры, по современным стандартам, начали делать ставки на «блокбастерность», превратив стритрейсеров в недосупергероев. И ведь неуязвимый Доминик Торетто некогда прятался в переулках от копов, а теперь-то гоняется за самим российским министром обороны, в то время как его друзья и вовсе спасают всех от угрозы Третьей мировой войны. Очередная часть «Форсажа», сменившая режиссёра Джеймса Вана на Ф. Гэри Грея (разницы никакой), изначально намекает на то, что эта франшиза была когда-то о гонках, но не стала топтаться на месте, повышая с каждым разом градус безбашенности и вместе с тем абсурдности до невероятных пределов. Танками и прыжками между небоскрёбов зрителей уже не удивить, поэтому приходится искать новые горизонты, устраивать дождь из машин или бой с подлодкой. Но для пущего эффекта — обращать против команды того, кто ранее высокопарно высказывался о семейных ценностях. Всё как в супергеройских перепалках. Мейнстрим, как-никак.

Казалось, после гибели Пола Уокера и прощания с его героем вся компашка удалится на покой, но студия вряд ли отказалась бы от «золотой» лысины Вина Дизеля. Гонка продолжается — по Гаване, Берлину, Нью-Йорку — для отважной команды нет ничего невозможного. На этот раз против них выступает первоклассная киберпреступница, исполняемая сексуальной Шарлиз Терон, которая, давя на определённые рычаги, заманивает самого крутого гонщика на свою сторону. Но ребята-то помнят, что «нельзя отворачиваться от семьи, даже если она отвернулась от тебя», поэтому стремительно бросаются спасать Торетто, а заодно и мир. Летти горюет, Скала негодует, а Роман привычно продолжает шутить. К команде присоединяется Стэйтем, игравший плохиша в предыдущей ленте, словно кудрявой хакерши было недостаточно, но самое удивительное — убийство их друга Хана забывается с такой лёгкостью, что очередного крутого лысого чуть ли не принимают в семью. Ведь куда важнее иметь в наличии множество известных лиц: тут и Курт Рассел, и Хелен Миррен, и сынишка старика Клинта. В общем, атмосфера накаляется, и фильм всё больше превращается в сумбур.

Но «Форсаж» уже в который раз оправдывает свою формулу: визуально ему удаётся увлечь настолько хорошо, что не приходится концентрироваться на нелепостях, а на законах физики уж и подавно. Героиня Терон желает лишь заявить миру о том, что она баба с яйцами, но мы-то знаем, у кого последнего добра побольше. «Форсаж», благодаря своему неповторимому экшену и драйву, всякий раз умудряется выходить на новый уровень, неизменным остаётся разве что командный дух и умение справиться с любой целью, а также невероятная степень везения героев, которые, после смертельных кульбитов, выживают без каких-либо повреждений и устраивают в конце традиционный семейный ужин. Главное всё-таки, чтоб не прекращался рёв моторов и неистовствовал адреналин, и абсурдность с весельем выдерживали привычный баланс. Разумеется, это безмерно глупый боевик, но он чертовски развлекательный и отнюдь не скучный, вопреки некоторой вторичности, что достаточно для своего жанра. А уж после того, как заплачет Дизель, зритель может сказать, что он видел всё.

И тем не менее восьмой «Форсаж» мог бы быть совсем другим, если бы Доминик Торетто научился предохраняться.

13 апреля 2017 | 17:39

Экранизация одноименного романа англичанина Э. М. Форстера американцем Джеймсом Айвори представляет собой изящную, ироничную и невероятно тонкую картину о беспокойной юности, с одной стороны, о консервативности английской интеллигенции — с другой, и о безумном обаянии эстетики XIX века (действие фильма происходит в начале XX века) — с третьей.

Джеймс Айвори далеко не впервые обратился к английской классике. До этого он несколько раз экранизировал произведения Генри Джеймса. Ленты «Европейцы» (1979) и «Бостонцы» (1984) получили несколько номинаций на премию «Оскар», а также имели хорошие отзывы критиков. В обеих картинах Айвори также воссоздавал эстетику XIX века, что стало отличным подспорьем для снятия «Комнаты с видом» — первого громкого успеха режиссера.

Лента получила 8 номинаций на «Оскар», из них удостоившись трех наград в категориях «Лучший адаптированный сценарий» (Рут Правер Джхабвала), «Лучшие декорации», «Лучшие костюмы», а также была названа Британской киноакадемией лучшей картиной года. Нельзя забыть о том, что именно этот фильм стал первой большой ролью Хелены Бонем Картер в кино (до этого ее можно было увидеть лишь в сериалах). Она прекрасно справилась с ролью юной упрямой леди, которая, кажется, делала в фильме все наперекор всем, даже самой себе. Также очаровательная Мэгги Смит (Золотой глобус в категории «Лучшая актриса второго плана») исполнила одну из лучших ролей за свою карьеру, сыграв самого комичного персонажа фильма: консервативную леди Бартлет, которая беспокоится об отсутствии вида в комнате и еще о многих чрезвычайно «важных» вещах.

Сюжет «Комнаты с видом» строится на противостоянии старых традиций, архаичных взглядов и юности, которая сопровождается множеством вопросов, сомнений, ошибок, и, тем не менее, полна жажды жизни. Главный представитель второго клана пытается добиться любви мисс Ханичерч (Хелена Бонем Картер). Собственно, молодой человек не особо осторожничает в выражении своих чувств, чем и вызывает большое недовольство со стороны миссис Бартлет. Такой принципиальной леди явно не пришлось по душе, что ее кузину посреди поля заключили в крепкие мужские объятия, да еще и страстно поцеловали! Пожалуй, эта сцена и является самым ярким эпизодом фильма.

Большое количество съемок на природе явно плод влияния импрессионизма на самого Джеймса Айвори и на оператора Тони Пирса-Робертса, благодаря которому картина наполнена солнцем, воздухом и светлыми тонами. Буквально каждый кадр фильма ассоциируется с тем или иным сюжетом с полотен импрессионистов. Обилие света в кадре, классическая музыка, удивительные диалоги, яркие, но реалистичные образы, тонкий юмор, который делает картину легкой пародией на нравы и образ жизни интеллигенции — все это стало отличительной чертой одной из самых утонченных картин XX века.

3 марта 2017 | 14:03

- Эй, Барри, скажи-ка нам, почему мы должны номинировать твой фильм на кинонаграды?
- А вы взгляните на отзывы критиков.
- О, обставил Шазелла — неожиданно, однако. А как так-то?
- Ну а, как думаете, многие ли смогут критиковать фильм про чернокожего гея?
- Любопытно. Расскажи нам про свой фильм, Барри.
- Вы что, не слышали? Он про чернокожего гея.
- Типа «Филадельфии» и «Горбатой горы»?
- Нет! Он не про белого гея, а чернокожего.
- А разве есть разница?
- Это сильная драма. Нас Брэд Питт, кстати, продюсирует.
- Видимо, болванки за «12 лет рабства» ему мало. А ваш герой — он раб?
- В каком-то смысле так и есть, он раб собственного окружения.
- Пожалуйста, расскажи поподробнее о фильме и главном герое.
- Мы показываем три этапа его жизни. Через тернии детства и подросткового периода к тому, кем он становится в итоге.
- Эй, Ричард, тут, похоже, чёрное «Отрочество» ставят!
- Нет, это «Лунный свет»!
- А что за лунный свет? Почему фильм так называется, Барри?
- Главный герой встречает в детстве мужчину, который, в отличие от матери мальчика, начинает по-настоящему о нём заботиться. И как-то раз он рассказывает мальчику о том, как ему доводилось гулять при лунном свете, за что одна дама назвала его голубым.
- И где здесь логика?
- Красивое название. У нас вообще очень красивая картина, включая операторские планы и музыку.
- Так вы хотите также технические награды заполучить?
- Разумеется. У нас отличное кино во всех смыслах. И актёрские работы прекрасны. Махершале и Наоми надо по Оскару дать.
- А как же сюжет, Барри?
- Сколько раз повторять: он про чернокожего гея, который преодолевает трудности на своём нелёгком жизненном пути!
- А неожиданные и интересные сюжетные повороты?
- Его унижают и оскорбляют, он учится с этим жить.
- И в этом лишь драма?
- Он ещё плачет!
- Значит, вы концентрируетесь на эмоциональном фоне, и, можно сказать, что эмоционально вовлекаете зрителя в происходящее?
- Да, и мы стараемся держать планку на всех трёх этапах жизни героя.
- И он как-то меняется с течением времени?
- Конечно. Он становится разумнее.
- В чём это выражается?
- В молчании.
- Что же с диалогами?
- Ну, там в основном «ниггерские» выражения.
- Почему так много «ниггерского»?
- Эй, не говорите так, это расизм!
- Вам можно, а нам нет? Ладно. Так зачем столько подобных выражений?
- Чтобы не забывали, что это фильм про чернокожего гея.
- Барри, а как же интересные мысли, идеи, вплетённые в контекст?
- Наша лента учит, что надо быть терпимее к другим, особенно к геям. Особенно к чернокожим геям.
- Ну, это не ново. Чем картина отличается от сотни таких же драм? И чем она, собственно, выделяется на фоне остальных?
- Она про чернокожего гея, и о том, как ему сложно. Это очень важно.
- А как же глубина?
- Какая, к чёрту, глубина?! У нас фильм про чернокожего гея. Вот вам вся драма вместе с глубиной!
- Последний вопрос, Барри: Что, если твой фильм не удостоится ни одной номинации?
- Тогда будет вам скандал похуже и похлеще предыдущего, ведь «Оскар» такой белый!
- Хм, а знаете, «Лунный свет» — вполне неплохая драма.
- Так вы же ещё не видели его.
- Ну так ведь лента о чернокожем гее. Да, действительно хорошая драма. Эй, ребята, заворачивайте для «Оскара»!

17 января 2017 | 18:23

Удачные экранизации видеоигр встречаются редко — то ли потому, что их проклял мистер Болл, то ли подход к ним действительно не так прост. Жемчужина компании Ubisoft, «Кредо Ассасина», уже обретшая культовый статус, не могла не привлечь внимание кинопродюсеров, так что экранизация игры оставалась лишь вопросом времени. Производство ускорилось после того, как Майкл Фассбендер утвердился в качестве исполнителя главной роли и также продюсера, пролоббировав появление в фильме актрисы Марион Котийяр и режиссёра Джастина Курзеля, который ранее с этим экранным дуэтом ставил «Макбета». В основу картины лёг оригинальный сценарий, не повторяющий сюжетную линию игр, хотя он не единожды переписывался. Времена Третьего крестового похода сменились Испанской инквизицией, а Дезмонд и Люси послужили своеобразными прототипами для неких Каллума и Софии. Последняя хитроумным способом затащила молодого человека в корпорацию «Абстерго», где, благодаря преображённому для интерактивности устройству Анимус, Каллум стал проживать приключения своего предка Агилара в Испании XV века, и вместе с тем он узнал, что является потомком членов загадочного тайного общества Ассасинов, которое всячески мешает Тамплиерам найти могущественный древний артефакт, позволяющий контролировать людей.

Извечную борьбу Ассасинов и Тамплиеров из игры Курзель хотел изобразить несколько иначе, не выставляя одних героями, а других — злодеями, потому как полагал, что ни одну из этих идеологий нельзя категорически назвать правильной или неправильной. И эта самая неопределённость сыграла с режиссёром злую шутку, поскольку фильм не мог ни на чём полностью сконцентрироваться, на идеях героини Котийяр или условном антагонисте Айронса и его помыслах, на травмированном детстве героя Фассбендера или его настоящем, или вовсе на его предке и мире средневековой эпохи, который, надо отдать должное, привлекал куда больше современного, но его было мало. Курзель показывал всё и одновременно ничего, поскольку хотел охватить многое, однако при этом ни во что не углублялся должным образом. Впрочем, игровая вселенная Assassin’s Creed богата множеством событий, и понятное дело, что кинолента, даже при своём сценарии, основываясь на одних мотивах игры, оказалась бы не столь исчерпывающей, оттого и отчасти получилась сумбурной. И по этой причине преображения характеров персонажей местами очень внезапны и не совсем обоснованны, в особенности — Каллума, который, желая убраться восвояси, чтобы зажить свободной жизнью, он, приобретая невероятные навыки, ввязывается в борьбу, в которой мало осведомлён, тогда как иные потомки Ассасинов, презирающие его, быстро меняют ориентиры. А «Абстерго» со своим уровнем защиты встаёт на равные с «Оскорпом».

Но свою основную задачу фильм таки выполняет: он презентует игру и в то же время демонстрирует её потенциал, который, как показывает курзелевская практика, сложно реализовать, а схожей атмосферы и экшн-сцен с паркуром по крышам, убийствами клинком и «прыжком веры» — не вполне достаточно, чтобы полностью захватить зрителя и, главное, удержать интригу, даже если ко всему этому приплести пару крылатых фраз и повторить их дважды, а также периодически выставлять в кадр полёт орла, вероятно, желая напомнить геймерам об «орлином зрении». Однако вряд ли даже геймеры станут трепетать от восторга, прежде всего из-за упрощённости сюжета, а не вольного сценария, так как картина захватывает отдельными эпизодами, но не целиком, ввиду отсутствия того самого штриха, который бы ярко подчеркнул все положительные аспекты и при этом придал бы истории изыск и совершенную форму, как это вышло у Дункана Джонса. Курзель не хотел, чтобы его фильм напоминал «супергеройское кино», что в некоторой степени, благодаря своеобразному антуражу, ему удалось достичь, хотя и не столь эффектному, как в «Макбете», — однако своей неосновательностью и поверхностностью «Кредо убийцы» напоминает именно пресловутый попкорн-муви, коих вагон и маленькая тележка. И картина, соответственно, имеет скомканную концовку, лишённую цельности, дабы сиквелу было, где разогнаться, что априори — не оправдание, но тем не менее и такое кино в какой-то мере способно увлечь.

Ничто не истинно — всё дозволено: Курзелю нужно было читать между строк.

27 декабря 2016 | 13:45

«Фантастические твари и где они обитают» — это билет в детство, вояж по радужному прошлому и возвращение в мир волшебства и магии, по-прежнему наполненного увлекательными приключениями и привлекательными героями, оказывающимися в центре самых нелепых и порой даже опасных происшествий. Под знакомый лейтмотив Джона Уильямса открывается новая глава чарующей вселенной Джоан Роулинг, расширяющая её границы и переносящая действо в Нью-Йорк 20-х, куда прибывает молодой маг Ньют Саламандер, с книгой которого, семьдесят лет спустя, юный Гарри Поттер ознакомится в школе. Саламандер то и дело расхаживает с необычайным чемоданом, полным фантастических существ, которые из-за рассеянности своего хозяина сбегают и попадают в эпицентр разрастающегося конфликта между волшебниками и маглами, где царит страх, вызванный могущественным Грин-де-Вальдом, хотя и не столь ужасающий, раз его имя можно произносить вслух. В какой-то степени новая франшиза находит зеркальное отражение в старой, и, по мере своего развития, возможно, это сходство проявится сильнее.

Аналогии с «Поттерианой» выражаются не только в противостоянии добра со злом, но и в действиях персонажей. Положительные герои, хоть и старше бывалой троицы, но ещё не столь опытные — постепенно становятся хорошими друзьями и, благодаря смекалке с везением, справляются с превосходящими их обстоятельствами, в то время как враг действует скрытно, как это делал изначально Волан-де-Морт. Однако картина по большому счёту концентрируется скорее на оных фантастических тварях, которых приходится отлавливать по всему городу, иногда самыми курьёзными способами, дабы отвлечь зрителя от серьёзных событий и развлечь подобным образом. Йейтс разрывается между обычной развлекаловкой, не лишённой эффектных трюков, и мрачным фэнтези вроде «Узника Азкабана», при этом отчаянно желая угодить всем. Куарон бы, конечно, напирал на второе и уделял больше внимания конфликту вместе с драмой, а забавные сюжетные ходы использовал бы в качестве своеобразного украшения или разряжения обстановки, но никак не потехи же ради, Мерлинова борода! У Йейтса покамест больше красиво снаружи, чем изнутри, но тем не менее это пока только начало истории, притом ностальгическое и небезынтересное, и, главное, имеющее потенциал, раскрывая многим любимый мир магии с новой страницы. А лучшая ли эта страница или худшая — покажет время, но пока что она напоминает вино из одуванчиков, которое хранит тепло давно минувшего лета.

17 ноября 2016 | 19:50

Поиск друзей на КиноПоиске

узнайте, кто из ваших друзей (из ЖЖ, ВКонтакте, Facebook, Twitter, Mail.ru, Gmail) уже зарегистрирован на КиноПоиске...



Друзья по интересам (298)
они ставят похожие оценки фильмам

имя близость

Максим Ладин

64.8054% (528)

Ser_Yogik

64.0779% (741)

SemiGod

63.0396% (637)

abaitalgatov

62.0918% (959)

Sanja100

62.0379% (1083)

Audioslave

61.4861% (832)

gstone1

60.8256% (1483)

Dunakan

60.3984% (674)

makhome

60.2111% (800)

heonke

60.102% (1507)

Vitals90

59.9298% (722)

Angel_18_12

59.724% (612)

Apposh

59.6407% (589)

Dudaer

59.4044% (817)

sevoran

59.1829% (645)

darria star

58.8523% (700)

Gena Вяткин

58.8481% (861)

Hockeuga

58.6849% (825)

Charmander

58.6184% (824)

SERG_from_dar

58.5834% (754)

Volk88

58.4873% (780)

Lonkar

58.4019% (646)

Nick Culver

58.3943% (1078)

woodpecer

58.2432% (669)

Денис Волков

58.1116% (1014)

Uncle Fred

58.0993% (771)

Air_Arthur

58.0296% (892)

Bella_ll

58.0241% (965)

Шура Латышев

57.7911% (897)

Михаил Бажанов

57.7215% (920)